24 января 2007
1534

Нефтяной кризис между Россией и Белоруссией

С. БУНТМАН: Ну что же, мы продолжаем "Разворот", у нас в гостях Игорь Юргенс, вице-президент РСПП, председатель совета директоров банка "Ренессанс Капитал". Ну что же, добрый день.

И. ЮРГЕНС: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Со всеми праздниками.

М. МАЙЕРС: Здравствуйте.

И. ЮРГЕНС: С праздником, с новым годом.

С. БУНТМАН: Вышли с каникул, вышли с конфликтом, который реальным считают, действительно, конфликтом экономическим между Россией и Белоруссией считают у нас из 555, когда я остановил на этой красивой цифре, слушателей считают 73%, а 26.7 сомневаются и говорят, что это у нас такое, поигрываем мы на нефтяных биржах, на ценах на нефть и т.д. Нет?

И. ЮРГЕНС: Нет, тут уже шутки в сторону.

С. БУНТМАН: Шутки в сторону?

И. ЮРГЕНС: Да, дело в том, что с 96-го года мы же играем в союзное государство, в общую валюту.

С. БУНТМАН: Шутки это или не шутки?

И. ЮРГЕНС: Нет, мы играли с 96 года, каждый год Лукашенко оттягивал реальность каких-то шагов по объединению в союзное государство, введению единой валюты и т.д. и т.п. В общем, уже, наверное, настолько раздражил, что пошли ответные меры РФ по введению так называемых рыночных цен, рыночных отношений, уже не братских, а сестринских, как между соседями.

С. БУНТМАН: Кстати, к этим здесь, президент Путин сказал, что потери экономики РФ из-за газовых соглашений с Белоруссией составят 3.3 млрд. долларов. Госбюджет потеряет 1.3, а "Газпром" - 2 млрд. Это потери, как вы считаете, платой за переход назвал это президент Путин, за переход к рыночным отношениям, прямой поддержкой белорусских коллег. Это что, из-за того, что мы не, Россия недоповысила цены? Из-за этого, да?

И. ЮРГЕНС: Раньше они платили по 45 долларов за 1000 кубов, сейчас будут платить 110, Европа получает по 200, соответственно, это разница. Т.е. здесь я бы не драматизировал цифры, а просто посмотрел на это как на так называемый адекватный ответ.

М. МАЙЕРС: Но я так понимаю, что...

И. ЮРГЕНС: Видимо, здесь и будет адекватный ответ, если белорусская стороне не пойдет на коррекцию линии поведения в отношении нефти.

М. МАЙЕРС: И потом, если бы остались эти 45-46 долларов, то, наверное, потери были бы еще больше, если подсчитать?

И. ЮРГЕНС: Естественно, нет-нет, было союзное государство, кто-то был ближе, кто-то был дальше, были иллюзии воссоздания единого экономического пространства, кто-то был тут ближе, кто-то был дальше, и после этого, после того, как прекратилась система субсидий, более резко в отношениях, предположим, с Грузией, странами Балтии, причем со странами Балтии совсем резко, но без всяких скандалов, как вы видите.

С. БУНТМАН: Договоренность.

И. ЮРГЕНС: А с самыми ближайшими...

С. БУНТМАН: Тихая новость про Латвию была, да.

И. ЮРГЕНС: Да, с самыми ближайшими соседями, с которыми, казалось бы, делить-то нечего, самые громкие новости, потому что, как всегда, Лукашенко - это особая линия, это особая аргументация, очень интересные в кавычках методы борьбы с братом.

М. МАЙЕРС: Но страдают от этого, в первую очередь, не в первую очередь, но в том числе, европейские потребители российского топлива, что с этим делать? Этого же не могут не понимать ни Путин, ни Лукашенко.

И. ЮРГЕНС: Существует несколько путей. Во-первых, конечно, перед европейцами виноваты, в результате, мы, потому что по контракту несет ответственность не Лукашенко за все это, хотя, конечно, терпит сейчас серьезные имиджевые потери, а мы, там есть, конечно, форс-мажор так называемый, может быть, как-то юристы найдут это определение для данного перерыва в поставке нашей нефти, но, на самом деле, вентиль перекрыла "Транснефть", правильно? Поэтому, в общем, потери наши. И моральные, и какие угодно. В связи с этим, с моей точки зрения, несмотря на очень сложный предмет, который называется договор экономической хартии, который мы не принимаем, потому что он нам невыгоден, тем не менее, думать о международных шагах необходимо, потому что если мы сейчас применим в отношении Белоруссии самые жесткие возможные меры, опять большой брат, медведь, которому нельзя доверять, в то время, как если бы мы нашли способ присоединиться, вернее, мы, безусловно, выполняем энергетическую хартию, но если бы мы нашли с европейцами модус вивенди, т.е. как действовать совместно и по транзитному протоколу к этой, договору по экономической, в рамках самой экономической, то тогда, энергетической хартии, то тогда, я думаю, что общие меры в отношении Лукашенко, к которым Европа, безусловно, готова как политически, так и экономически, были бы не какой-то вновь, осуждением РФ, не нас к позорному столбу, а уже людей, которые совершенно, как говорится, из ничего делают себе по 45 долларов за тонну. Это, конечно, небывалая вещь в рамках действующего договора.

С. БУНТМАН: Аргументация, которая идет и у наших слушателей, напоминаю, что +7 985 970 4545, это телефон для СМС, аргументация такая, а куда бы даже с энергетической хартией делись всевозможные вне энергетические факторы сотрудничества России и Белоруссии? Такие, как военные базы, такие, как очень многое, что Белоруссия, как считают наши слушатели, предоставляет, Михаил, например, предоставляет бесплатно России, не требуя аренды.

И. ЮРГЕНС: Ничего Белоруссия России, насколько я информирован, не предоставляет. За ту базу, которая, радиолокационную, которая якобы следит за западным полушарием, это ПВО наше как-то укрепляет и т.д., это какое-то еще имело смысл до того, как мы не восстановили в Архангельске все свои возможности после вывода нашей советской базы в Скрунде в Латвии. Да, действительно, мы не могли просматривать там, во-первых, нам никто не угрожает, на самом деле, во-вторых, никакие воздушные войны нам не грозят, в-третьих, мы сейчас полностью восстановили эту возможность. ПВО Белоруссии нам не нужно, они нам не предоставляют ее бесплатно, за это есть плата и т.д. Газ мы предоставляли, действительно, очень дешево, нефть очень дешево. Самая крупная статья поступлений в белорусский бюджет - это минеральные удобрения, которые они экспортируют, в минеральных удобрениях 70% цена газа в себестоимости, отсюда вся история, т.е. когда мы им перекрыли, начали поднимать цену на газ, они почувствовали, что у них не будет экспортной выручки в достаточной степени, началась такого рода игра, при этом игра не по правилам, потому что в рамках действующего договора подымать на 45 долларов за тонну цену неизвестно чего, по непонятным основаниям, это не экспортная, не импортная, это просто налог, Белоруссия вводит налог на чужую нефть, следующую по ее территории. Так не бывает.

С. БУНТМАН: Эта мера все-таки, мера Лукашенко, она экономическая в виде компенсаций для того, чтобы белорусский бюджет не так страдал? Или же это, скорее, политический ответ с возможностью дальнейших договоренностей, т.е. сильная карта такая, выброшенная?

И. ЮРГЕНС: Я думаю, что чего не отнимешь у Лукашенко, это сильных различных ходов для переговорных позиций. Да, теперь хотя он анфан террибль такой, какой-то страшный такой пугалка для Запада и для нас, тем не менее, у него есть два-три аргумента теперь, по которым с ним надо договариваться. Причем в сжатое количество времени, потому что, насколько я знаю, в Польше и Германии дней 70, от 70 до 130 резервов, а после этого надо будет думать, норвежская нефть дорогая, наша, если мы откроем даже, есть, наверное, два-три способа открыть, скажем, "Mazeikiu", который был закрыт по неизвестным причинам. Т.е. известным, но, по-моему, они не совсем корректны, открыть Вентспилс, предположим, раскрыть еще больше возможностей на северо-западе России.

С. БУНТМАН: Альтернативные пути подвоза, именно доставки нефти?

И. ЮРГЕНС: Да, на самом деле, найдутся, на самом деле, найдутся, нефть - товар биржевой, ее достаточно на мировом рынке, они найдутся и для Германии, и для Белоруссии, но Лукашенко придумал интересный ход, интересную карту.

С. БУНТМАН: Очень интересный встык здесь вопрос от Николая у нас, СМС-ка пришла, а можно ли сравнить, сколько Россия платит за транзит нефти, за тонну, Польше и Белоруссии?

И. ЮРГЕНС: Вы знаете, насколько я знаю, контракты следующие, вы продаете Польше, например, дальше это польская проблема, сколько она платит в рамках ЕС. У нас именно из-за недоговоренностей по целому ряду именно союзнических отношений здесь возникают эти проблемы. Т.е. ни Германия, ни Польша, ни дальнейшие страны транзита нас не интересуют, мы получили свое, а дальше они, я хочу сказать вам следующее, мы на своей границе, т.е. на границе России - Белоруссии с Европой выдавали этот газ по 200 долларов, а, скажем, в крайних районах Шотландии они его получали уже по 1000. Поэтому все остальные накрутки - это распределители и дистрибьюторы западные, но мы этого не касаемся, потому что так построены контракты. Именно это дала бы энергетическая хартия и транзитный договор. Но они пока, т.к. они формулируются европейцами, нам невыгодны.

С. БУНТМАН: Еще один вопрос сразу, Россия, здесь просто встык, Маша, и сразу я тебе отдам инициативу, Ирина пишет, РФ простила большие долги многим странам, это широкий жест. С другой стороны, крохоборство в отношении Белоруссии. Логики не просматривается.

И. ЮРГЕНС: Я не назвал бы это крохоборством, президент говорит, 3.3 млрд. в год сейчас, это значит, как минимум, сколько, 7-8 млрд. было в прошлом году, если не больше, это не крохоборство, это большие деньги. Повторяю, с моей точки зрения, это политическая плата за поведение президента Белоруссии, который обманывал президента России в течение 10 лет. В какой-то момент, по-моему, президент России не выдержал. То, что политика вмешивается в экономику, не очень хорошо, еще один в таком мы живем окружении.

С. БУНТМАН: И особенно в таком контексте, как не выдержал, потому что это должно все-таки эшелонированно обосновываться, экономические решения.

И. ЮРГЕНС: Здесь я с вами согласен, пиар-катастрофа, которая произошла в прошлом году с Украиной.

С. БУНТМАН: Да.

И. ЮРГЕНС: Слава богу, чуть в меньшей степени, потому что здесь мы все-таки были более адекватны, но она все-таки произошла опять. И поэтому что-то надо делать с разъяснением позиции.

С. БУНТМАН: Игорь Юргенс у нас в гостях. Маша, пожалуйста, Маша Майерс.

М. МАЙЕРС: Да, меня все-таки волнует то, как повлияет этот конфликт с Белоруссией на наши отношения с Европой, какие возможны санкции в отношении России со стороны ЕС?

И. ЮРГЕНС: Я не думаю, что возможны какого-либо роды санкции, потому что, повторяю, особенно нефть - это биржевой товар, но она поступила и поступила. Сейчас Саудовская Аравия сказала, что она будет сокращать добычу, Саудовская Аравия где-то, по-моему, добывает 25% того, что поступает на рынок, то же самое делали страны ОПЕК. Какие санкции в отношении монопольного товара, в котором нуждается Европа? Разного рода недовольство и попытка переговорить вновь с Россией и объяснить, почему они говорят о демонополизации, о доступе к трубе третьим сторонам, об энергетической хартии, о транзитном договоре, эти все вопросы, которые были очень спорные, на последнем саммите Россия - ЕС в Лахти доходило до очень высоких тонов, эти вопросы вновь на столе. Так что я думаю, что европейцы в ближайшее время скажут, что давайте переговорим вновь, вот видите, еще один аргумент. Т.е. тут можно, когда вы говорили о конспирологии, тут можно, наоборот, подумать о том, что Лукашенко сыграл с некоторыми конспирологами с европейской стороны.

С. БУНТМАН: Здесь об этом тоже есть.

И. ЮРГЕНС: Тоже пишут?

С. БУНТМАН: Да, конечно, Игорь Юрьевич, здесь есть все.

И. ЮРГЕНС: У нас очень слушатели развитые.

С. БУНТМАН: В конспирологии, да.

И. ЮРГЕНС: Но я в это не верю, это просто, так сказать, интересный аргумент.

С. БУНТМАН: Здесь еще, канцлер ФРГ Ангела Меркель, а также Мануэль Баррозу говорят вот о чем, что неприемлемо то, что не было консультаций, интенсивных консультаций между Россией и ЕС о возможностях перекрытия нефти, не выработан план действий и не информированы сразу были. Это считает недопустимым Ангела Меркель.

И. ЮРГЕНС: Вы знаете, Ангела Меркель - женщина, менее настроенная к России благожелательно, чем ее предшественник, поэтому здесь сказывается какая-то такая линия на критику России. С другой стороны, поставьте себя на место "Транснефти", у которой отобрали 80 тыс., украли, можно сказать, 80 тыс. тонн, так будет происходить каждый день. "Транснефть" несет материальную ответственность перед своим акционером, государством, т.е. Вайншток, строго говоря, может сесть в тюрьму, зачем ему продолжать качать нефть, которую воруют? И тут нужно принимать решение, вы сами знаете, в какое время Лукашенко все это задумал, когда вся страна отдыхает, видимо, тоже неспроста. Поэтому я не оправдываю отсутствие консультаций, это было бы, наверное, правильно, так же, как я уже сказал о том, что надо вновь подойти с несколько другого угла, с учетом интересов России, и к хартии, и к транзитному протоколу, и видимо, вести постоянный диалог, имея такое подбрюшье, как, предположим, Грузию, теперь Белоруссию и другие республики, которые считают, что мы им обязательно должны все по дешевым ценам, за какие-то мифические их заслуги. Вот имея такое подбрюшье, надо консультироваться с крупным потребителем нашей нефти и газа, ЕС, это правда.

С. БУНТМАН: Игорь Юргенс. Еще один вопрос, который я извлек здесь с монитора, где нам присылают свои СМС-ки, перспектива российско-белорусских отношений, именно союзного государства, то, о чем много говорят, возможность или невозможность, в конце концов, вхождения Белоруссии в Россию после всех этих вещей. И очень интересный аргумент, что одна капля из российского богатства, которое мы в виде этой низкой цены предоставляли, на газ, например, предоставляли Белоруссии, возможность работать на нефтеперерабатывающих заводах, которых два в Белоруссии, как нам напоминают, она позволяла здесь достойное, небольшое достойное государство, с которым, может быть, ладно, потратим мы какие-то деньги, но рядом достойные в социальном отношении государства, с которыми мы могли бы очень хорошо сосуществовать все теснее и теснее. Вот эти два аспекта таких.

И. ЮРГЕНС: Я думаю, что, в данном случае, мы договоримся, я думаю, что в долгосрочном плане, до той поры, пока президентом Белоруссии является Лукашенко, союзного государства мы не создадим, я думаю, что если мы его создали бы, я лично был бы очень расстроен, потому что, например, сидит мой хороший товарищ в одиночной камере, некто Козулин, ректор Минского университета, социал-демократ.

С. БУНТМАН: Бывший кандидат в президенты.

И. ЮРГЕНС: Кандидат в президенты, прекрасный человек, очень прорусский, проведший всю свою жизнь практически в России, отслуживший здесь в воздушно-десантных войсках, он сидит в тюрьме просто за то, что выдвинулся в кандидаты в президенты. С таким режимом объединяться в союзное государство, у меня есть большие вопросы.

С. БУНТМАН: Замечательно, объединились бы, по сравнению с Белоруссией гораздо более демократичная страна, демократизировали бы, Козулина бы отпустили.

И. ЮРГЕНС: Еще раз повторяю, белорусский народ - это наиболее близкий нам братский народ, белорусская экономика - замечательная, трудолюбивая, единица, которая в Советском Союзе была промышленным цехом, и научный потенциал ее тоже был довольно велик. Но так устроена сейчас власть, что без одного человека, Лукашенко, это сделать нельзя, этот человек не даст сделать это под предлогом своего личного, в основном, суверенитета и независимости, независимости Белоруссии.

М. МАЙЕРС: У меня еще такой вопрос относительно переговоров, которые должны сегодня, если еще не начались, должны начаться в Кремле, все-таки какой ваш прогноз, о чем нам удастся или не удастся договориться, как вы думаете?

И. ЮРГЕНС: Я думаю, что сейчас переговоры идут сначала внутри российской верхушки, прибыла делегация Белоруссии, она находится в министерстве экономического развития и торговли, там идут технические разговоры. Я думаю, что у российской стороны найдутся аргументы в пользу того, что эту ситуацию надо развязать, какого рода компенсации белорусы получат за решение этого вопроса, я не могу сказать, но уступать здесь просто так нельзя, потому что мы в ответ на часть Белтрансгаза и так эту цену, о которой мы говорили, как повышенную, мы ее растянули на 5-7 лет и т.д. Поэтому вообще строго говоря, экономически Россия уступила очень много во всех...

М. МАЙЕРС: Но при этом когда речь зашла о ста или о скольких, о 105 или о 110 долларах, белорусские представители сказали, что это крах белорусской экономики, что она просто не потянет. Это, действительно, так?

И. ЮРГЕНС: Я не могу вам этого сказать, крах он или не крах, потому что, повторяю, почему страна должна была существовать на 45 долларов, когда мы сами платим практически такие деньги по всей огромной не отапливаемой России, почему соседние страны существуют намного лучше, почему при этом еще и каждый раз, и в лицо практически, и за спиной российского народа этот президент говорит - слушайте, там коррумпированная совершенно падающая экономика, а мы видите, как замечательно живем, я плачу все пенсии и зарплаты вовремя и т.д. На чем, на том, что Россия тебя субсидирует. Давай, плати сейчас, это, в общем, аргумент такой, политический. Еще раз хочу сказать, что мне не нравится то, что так много политики в этом вопросе, экономическом, но, видимо, это и является предметом озабоченности ЕС.

С. БУНТМАН: А куда же, если брать такой остаток, все-таки Россия подошла несколько иначе сейчас, все-таки был долгий разговор, предупреждение белорусской стороны.

И. ЮРГЕНС: Учимся на ошибках по сравнению с Украиной.

С. БУНТМАН: Но все равно вышло, что в начале и этого года Россия, на ваш взгляд, Игорь Юрьевич, она опять проиграла, что ли?

И. ЮРГЕНС: В общественном мнении наверняка, потому что наши аргументы, пока они дойдут до "Таймс", которая вчера и позавчера выходила - "Россия отключила нефть Европе", вот заголовок.

М. МАЙЕРС: Вы имеете в виду общественное мнение, международное общественное мнение?

И. ЮРГЕНС: Да, дальше разбирайся, т.е. очень такой сложный студент российской политики где-то потом в "Таймсе" найдет, что это вообще не Россия отключила, что это в ответ на воровство и т.д. Но заголовки, которые бьют по мозгам, в общем, западному, в основном, западному читателю, они понятны. Т.е. в этом смысле пиар войну мы вновь проиграли, надо усиливать пиар-составляющую и "Газпрома", и "Транснефти", и всех тех компаний, которые выходят на мировой рынок. Собственно говоря, приблизительно от того же пострадала и "Северсталь" в свое время (НЕРАЗБОРЧИВО).

М. МАЙЕРС: Еще один вопрос, который меня волнует, а как эта ситуация может отразиться на ценах на нефть международных?

С. БУНТМАН: Да, возвращаемся к великому заговору.

И. ЮРГЕНС: Они чуть-чуть повысились, насколько я знаю, вчера, но, в большей степени, как реакция на заявление Саудовской Аравии о том, что они сокращают добычу.

М. МАЙЕРС: Здесь как бы в комплексе, получается, и то, и другое.

И. ЮРГЕНС: Вы знаете, 70 тыс. тонн - это, в общем, пока не те деньги. Но да, брокеры и спекулянты будут сейчас играть, в том числе, и на этом, доллар-два вверх, доллар-два вниз, но по сравнению с той зимой, которая сейчас, которая имеет место в Западной Европе, аномально теплой, эти потери - ерунда. Т.е. я тут биржевую игру, я бы исключил, потому что природа сыграла такую игру, что уронила цены, как минимум, долларов на (НЕРАЗБОРЧИВО).

С. БУНТМАН: Т.е. природы здесь гораздо больше?

И. ЮРГЕНС: Чем Лукашенко.

С. БУНТМАН: Чем Лукашенко.

И. ЮРГЕНС: В результате, так оно и получится, исторически.

М. МАЙЕРС: Слава богу.

С. БУНТМАН: Игорь Юргенс, я напоминаю, мы уже сможем сегодня-завтра судить о первых результатах переговоров, куда пойдет этот процесс, на 2008-й у нас ничего не остается из таких прелестей? Украина, вроде бы ничего уже?

И. ЮРГЕНС: Представьте...

М. МАЙЕРС: Я думаю, найдем.

С. БУНТМАН: Или найдем?

М. МАЙЕРС: Найдем, конечно.

И. ЮРГЕНС: Представьте себе, что ЦРУ изберет своего кандидата в Туркменистане, мало не покажется.

С. БУНТМАН: Кандидата, замечательно, плакат в Туркменистане, кандидат от ЦРУ такой-то, такой-то, это будут настоящие свободные выборы.

И. ЮРГЕНС: К тому моменту.

С. БУНТМАН: Кстати говоря, Лена нам здесь напоминает, говорит - Козулин в тюрьме, а Ходорковский, напоминает. И сразу о Ходорковском говорят, сегодня опять пришло, отказ от адвокатских, отказ адвокатской жалобы, нарушение режима, это бесконечно, как вы рассматриваете эту ситуацию сейчас? Сидит и сидит, да, отбывает себе наказание, какова перспектива, как вы думаете, что это означает?

И. ЮРГЕНС: Мне очень трудно судить по поводу перспектив дела ЮКОСа, я считаю это трагедией, повернувшей несколько нашу внутреннюю политику, внешнюю политику. Наверное, не произойди ее, произошло бы что-то другое, но я считаю, что, конечно, этот случай очень грустный в истории РФ, вновь теперь еще и случай с отмыванием денег через "Открытую Россию", это тоже.

С. БУНТМАН: Вы имеете еще и новые обвинения.

И. ЮРГЕНС: Новые обвинения, да, какие-то, в отмывании денег через свою же филантропическую организацию, в которую, собственно говоря, после уплаты налогов деньги идут. В общем, здесь много такого, что тоже носит, мне кажется, политический характер, скорее, нежели чем чистые налоговые претензии, с которыми ЮКОС, кстати, мог бы рассчитаться, если бы его не банкротили. А когда-то говорили, что банкротить не будут. Даже притом, что "Юганскнефтегаз" ушел, ЮКОС, как известно, мог бы рассчитаться со своими долгами и жить как компания, не такая крупная, но им и этого не дали. Поэтому, мне кажется, что здесь эта история, конечно, нуждается в отдельной передаче, в отдельном рассмотрении, но не сейчас.

С. БУНТМАН: Да, естественно.

И. ЮРГЕНС: Мы не докопаемся до источников.

С. БУНТМАН: Как вы думаете, по вашим ощущениям, эта история перейдет через 2008 год или какой-то начнется все-таки немножко поворот?

И. ЮРГЕНС: Здесь пророком быть очень трудно, потому что взгляды самого Ходорковского, с которыми мы ознакомились...

С. БУНТМАН: Представление получаем периодически.

И. ЮРГЕНС: В "Ведомостях" и т.д., они очень сильно поменялись, из крайне либерального человека, которым он был членом бюро РСПП, он стал на левые позиции и т.д., поэтому если он сам не изменится, то, наверное, эта история перейдет и через восьмой год, были же такие, так сказать, сидельцы, которые потом меняли ход истории. Если он сломается, если как-то изменится его мировоззрение, то с этим и закончилось, Платон Лебедев и Ходорковский, притом, что есть абсолютно явные признаки того, что уход от налогов-то был. Поэтому тут народ так, как за Манделу, который без копья сел, 25 лет отсидел и потом возглавил нацию, так наш народ на Ходорковского среагировать не сможет.

С. БУНТМАН: Что бы вы посоветовали и Ходорковскому, и Лебедеву, что бы вы пожелали, новый год все-таки начинается?

И. ЮРГЕНС: Что желают людям в этой ситуации, здоровья да выйти живыми из тюрьмы, что еще пожелаешь? А в остальном они знали, на что шли, они люди очень, я не знаю Лебедева совершенно, а Ходорковского по совместной работе в РСПП знал довольно прилично, на все предварительные сигналы о том, что смирись и уйди со сцены или, по крайней мере, с каких-то политических позиций, он отвечал - нет, т.е. он знал, на что шел, в этом смысле.

С. БУНТМАН: Да, но при этом, кстати, кстати, и не сбежал вовремя.

И. ЮРГЕНС: Да, в этом смысле он не мальчик, но муж, вот он выбрал себе такую карму.

М. МАЙЕРС: Мы после...

С. БУНТМАН: Да, мы как раз.

М. МАЙЕРС: После 16, после четырех часов.

С. БУНТМАН: Поговорим о новых и отвергнутых жалобах адвоката. Спасибо, Игорь Юрьевич. Игорь Юргенс был у нас в гостях.

09.01.07

Радиостанция "Эхо Москвы"

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован