01 июня 2006
796

`Нельзя резать быка, чтобы отметить рождение теленка` - интервью Муху Алиева газете `Сельская жизнь`

Сегодня мы предлагаем читателям беседу главного редактора "Сельской жизни" Шамуна Кагерманова с президентом самого южного региона России.



- Уважаемый Муху Гимбатович, в начале беседы хотел бы поблагодарить вас за то, что согласились дать интервью нашей газете. Знаю, что недавно вы побывали в Кремле, где слушали Послание Президента страны Федеральному Собранию РФ. Что, на ваш взгляд, из сказанного Президентом показалось наиболее важным для Республики Дагестан?

- Прежде всего хочу отметить: чувствуется, что Президент знает самые болевые точки нашего общества, нашего государства. Так, Владимир Путин подчеркнул, что многие проблемы сегодняшнего Российского государства заключаются в определенной отчужденности власти от народа. А она должна быть прозрачной, открытой, пользоваться доверием общества. Без этого решать никакие задачи просто нельзя.

И эти мысли Президента, и его замечания, связанные с национальными проектами, с вопросами повышения качества жизни населения, образования, здравоохранения, улучшения социального положения, демографической ситуации и так далее, - все эти вопросы исключительно актуальны как для России в целом, так и для нашего региона.

- Но, наверное, для Дагестана не так актуальна проблема демографическая? О ней Президент тоже много говорил в своем Послании...

- Разумеется, проблема роста населения не так остра для Дагестана, так сложилось исторически. Пока республика является одним из регионов России с высоким естественным приростом населения - 30 тысяч человек в год. Однако с этим фактом увязаны проблемы образования, доступности квалифицированной медицинской помощи, многие другие социальные проблемы, о которых говорил Президент.

- А что вы скажете о проблеме коррупции, засилье чиновничьей бюрократии?

- К сожалению, взяточничество пустило корни по всей стране. И эта болезнь не только Дагестана. За короткий период переломить, тем более искоренить эту проблему сложно. И вообще невозможно, если по всей стране и на всех уровнях не будет вестись такая борьба.

- А разгул терроризма, преступности?

- Это тоже не чисто дагестанская проблема. Убивают и взрывают и в Москве, и в Махачкале, и в Минеральных Водах... Конечно, в этом плане Дагестан - регион проблемный. Но считаю, что с решением социальных вопросов обстановка будет меняться к лучшему.

- Муху Гимбатович, мне кажется, что, касаясь нацпроектов, Президент сделал явный упрек в адрес местных властей, руководителей субъектов Федерации по поводу недостаточной активности в их реализации. В Дагестане что-то уже успели сделать в этом направлении? Конечно, нашу газету в первую очередь интересует развитие АПК.

- Приоритетный национальный проект "Развитие АПК" в нашей республике включает три направления. Это ускоренное развитие животноводства, в результате которого планируется увеличить к 2008 году производство мяса на 14,8 процента, молока - на 9,8 процента, стимулирование путем привлекаемых кредитных ресурсов, развития малых форм хозяйствования и, наконец, обеспечение доступным жильем молодых специалистов на селе. Необходимо учитывать, что Дагестан имеет целый ряд особенностей, которых нет в большинстве других регионов России.

Что это за особенности? Первая: в республике на селе живет больше населения, чем в городах. 60 процентов дагестанцев - это селяне. Вторая особенность заключается в том, что примерно две трети работающего населения Дагестана занято в агропромышленном комплексе. И из этой части около 25 процентов занято в животноводстве. Агропромышленный комплекс дает примерно 25 процентов валового регионального продукта республики. И еще одна особенность: у нас, по данным статистики, 840 тысяч голов крупного рогатого скота.

- Огромное поголовье...

- А еще 4,4 миллиона овец и коз! Такого количества голов скота в других субъектах Российской Федерации мало где найти. Мы в прошлом году произвели мяса более 130 тысяч тонн, молока - больше 350 тысяч тонн. Кажется, с точки зрения количества поголовья мы близки к тому, чтобы исчерпать вообще все свои возможности. Поэтому проблема не в наращивании его количества. Ведь нацпроект принят для чего? Он направлен на то, чтобы было больше мяса, больше молока. Это нужно для того, чтобы страна не была в такой зависимости от импорта и могла максимально прокормить себя сама. Поэтому главное - качество этого поголовья.

И с этой точки зрения у нас большие резервы. Например, надои молока - 1120 литров от одной коровы. Существуют проблемы воспроизводства стада, улучшения породности, приобретения племенного скота. Вот с этой точки зрения для Дагестана этот национальный проект имеет исключительно большое значение. И мы стараемся работников нашего агропромышленного комплекса, всех жителей села правильно сориентировать в этом направлении. Кроме того, при таком большом количестве поголовья скота в Дагестане слабо развита переработка в мясной, молочной промышленности. Можно сказать, что нет этой переработки. Поэтому многое предстоит еще сделать для того, чтобы заработали наши мясокомбинаты, молокозаводы.

Еще об одной особенности нашего АПК. Подавляющее большинство сельскохозяйственной продукции в Дагестане (где-то 80 процентов) сейчас производят личные подсобные хозяйства, которых в республике около 390 тысяч. С одной стороны, хорошо, что их так много и каждое из них содержит как крупный, так и мелкий рогатый скот. Но здесь возникают свои проблемы. Сумеют ли они преодолеть разобщенность, объединиться в предприятия, которые стали бы локомотивами для развития сельского хозяйства в целом? То есть владеть современными технологиями, современной организацией труда, современными формами продвижения этой продукции на рынок. Эти проблемы начинают чувствовать наши производители сельскохозяйственной продукции. Но я лично считаю, что мы находимся только на начальном этапе продвижения этой идеи. Тем более что наша республика горная, связанная в основном с животноводством, с наличием таких явлений, как перегон скота, отгонная система ведения хозяйства. Многое будет зависеть от того, как быстро люди осознают важность нацпроекта, как быстро сумеют организоваться. Лимиты, которые мы имеем на основании соглашения, заключенного между правительством и Россельхозбанком, для нашей республики небольшие - миллиард рублей с лишним. С этой точки зрения основная работа, можно сказать, впереди.

Теперь о том, что на сегодняшний день конкретно сделано. Наши личные подсобные хозяйства по получению кредитов, наверное, лидируют в стране. Более 1000 хозяйств в 35 районах республики с октября прошлого года получили их на сумму в 130 миллионов рублей. Кроме того, банком рассматриваются заявки более 230 хозяйств на 40 млн. рублей. (427 хозяйствам в 2005 году - 43 млн. рублей).

На строительство, реконструкцию и модернизацию крупных животноводческих комплексов выданы кредиты и открыты кредитные линии по семи предприятиям на сумму 178,5 млн. рублей. Среди конкретных адресов можно назвать ОАО "Кизлярагрокомплекс" - 60 млн. руб., СПК "Агрофирма "Согратль" Гунибского района - 5 млн. руб., МУП им. Кирова Торумовского района - 2,4 млн. руб., ООО "Элита" Кизлярского района - 15 млн. руб., СПК "Агрофирма им. У. Буйнакского" Кизилюртовского района - 10 млн. руб., ПК ССС "Шукты" Акушинского района - 30 млн. руб., ССС "Гебинский" Акушинского района - 20 млн. руб.

- Через Россельхозбанк?

- Через Россельхозбанк. Другие банки пока плохо участвуют в этом деле...

- И Сбербанк тоже?

- И Сбербанк тоже. Думаю, что у нас такой домашний разговор по этому поводу с руководителями банков будет. Ведь в этом году всего десять крестьянско-фермерских хозяйств пока получили кредиты. И эти десять в основном в апреле. И один кредит был там на строительство животноводческого комплекса. Любой банк, естественно, волнуется за возврат своих средств. Существуют определенные сложности, связанные с залогом.

Поскольку у нас отгонная система ведения животноводства, есть вопросы, которые нам друг с другом еще надо обговаривать. В целом Министерство сельского хозяйства России и Россельхозбанк очень внимательно относятся к любой заявке и к любому вопросу, который связан с нашей республикой. Если и есть какие-то недостатки, они в большей части связаны с деятельностью Министерства сельского хозяйства Дагестана и нашего филиала Россельхозбанка. Я очень надеюсь, что они их в ближайшее время преодолеют. Мы сейчас прощупали такой путь для решения вопросов, связанных с качеством. В Кизляре существует неплохой молочный завод, заканчивается реконструкция и скоро начнет работать мясокомбинат. Оба этих предприятия будут приобретать фермы в близлежащих слабых хозяйствах для надежной поставки сырья с последующей его переработкой. Для личных подсобных хозяйств эти заводы выступают гарантом перед банком. И банк уже свободно себя чувствует, имея в "должниках" такие более-менее состоятельные предприятия. А если удастся их еще и объединить вокруг этих заводов, то, во-первых, всем это будет только выгодно, во-вторых, появится замкнутый цикл, в который они будут включены. То есть за ними - будущее. И Дагестан перейдет на собственные молоко и мясопродукты.

- Как эта интеграция будет проходить на практике? Покупка акций или покупка земельных паев? Вообще, этот процесс болезненный?

- Кизлярский молочный завод пока заключает договоры на поставку молока. И договаривается со слабыми хозяйствами в вопросах восстановления ферм, приобретения поголовья. А это поголовье, в свою очередь, будет потом поставлять молоко. Вот такой цикл появится. По аналогичному же принципу у нас действует коньячный завод. Эта программа связана уже с виноградарством. Коньячный завод выступает гарантом для банков и "приманкой" для ЛПХ в вопросах закупки винограда. Таким образом, у нас на севере Дагестана получается перерабатывающий комплекс, который может заметно оживить не только агропромышленный сектор, но и социальную обстановку в целом.

- Такая своеобразная экспериментальная площадка?

- Да.

- С вашей помощью мы будем следить за ее развитием. И очень надеемся на успех. Кстати, вы не помните, закупочная цена молока в республике такая же, как и по всей России? То есть 6-8 рублей?

- Примерно такая же. Этот диспаритет цен угнетает селянина. В этой ситуации замкнутый цикл от приобретения поголовья до реализации продукции будет рентабельным, выгодным. Ведь финансовое состояние примерно 40 процентов хозяйств просто неудовлетворительное. И они в банках ничего не могут получать. У них просто нет нормальной перспективы, если только не найдут какие-то организационные формы, которые позволяли бы привлекать кредиты.

- Из республиканского бюджета какие-то доплаты сдатчикам молока практикуются?

- Нет. Мы ежегодно выделяем, по возможности нашего бюджета, средства на мелиорацию, на развитие виноградарства, животноводства, в частности, на перегон скота с летних на горные пастбища, на мелиоративные работы, на развитие садоводства. И на субсидирование процентной ставки банковских процентов тоже мы заложили в нашем бюджете деньги. Но если поворотливость проявят наши чиновники в министерстве сельского хозяйства, если главы муниципальных образований будут активно работать и банк в этом отношении проявит патриотизм, то положение, думаю, выправится. И не миллиард могли бы мы освоить, а гораздо больше. Рассчитываю, что солидную помощь и поддержку сельскому хозяйству все же получим.

- Одно время перестали давать федеральные дотации на поддержку овцеводства. Сейчас эта ситуация выправляется?

- Да, мы ежегодно такую дотацию получаем. Вообще яркой отличительной особенностью Дагестана является наличие системы отгонного животноводства, в соответствии с которой два раза в год - весной и осенью - осуществляется перегон скота, в основном овец, с летних на зимние пастбища и обратно. Это вызвано четко выраженным географическим делением региона на равнинную и горную территории и неравномерным размещением населения и пахотных земель между ними. В горной части республики проживает 37,5 процента сельского населения всего при 9 процентах пашни, поэтому за сельхозпроизводителями горных районов на равнинной территории закреплены сезонные пастбища. Площадь земель отгонного животноводства составляет почти 1,7 миллиона гектаров (из которых 362,6 тысячи га - летние пастбища) и закреплена за 837 сельхозтоваропроизводителями. Большинство хозяйств, особенно в горной и предгорной территориях, имеют земельные участки, изолированные от основного земельного массива, часто удаленные от него на значительные расстояния, порой до 500 километров. Протяженность скотопрогонных маршрутов составляет 3200 км. В среднем ежегодно перегоняется около полутора миллионов овец и коз, из которых 250-300 тысяч перевозится на железнодорожном транспорте. В условиях напряженности и социальной направленности республиканского бюджета мы с трудом, но все же выискиваем средства на оплату услуг железной дороги. Такое положение создает определенные сложности хозяйствования, вызывает дополнительные расходы, приводящие к удорожанию производимой продукции, к упущениям в использовании сельхозземель, что неблагоприятно сказывается на экономике хозяйств.

Поскольку отгонная система охватывает большой спектр вопросов, не регулируемых земельным законодательством, принят специальный республиканский закон "О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан". Их использование имеет ряд ограничений. Эти земли находятся в республиканской собственности, распоряжается ими исключительно правительство РД. Кроме того, на них запрещается строительство капитальных производственных объектов.

Рост овцепоголовья на пастбищах, усиление ветровой и водной эрозии, сокращение объемов работ по сохранению и восстановлению плодородия почв в зоне Черных земель и Кизлярских пастбищ привели к резкому ухудшению их агрономического состояния. В результате нарушения естественного почвенного растительного покрова этой территории под влиянием бессистемного выпаса и перегрузки скота произошло вырождение природных пастбищ и падение их продуктивности, резкое увеличение перевеваемых песков. Поэтому восстановление данных земель имеет общероссийское значение и требует поддержки федеральных властей.

Овцеводство является традиционной отраслью нашей экономики. Дагестан уверенно занимает лидирующее место в России по численности поголовья мелкого рогатого скота. Почти 25 процентов от общего поголовья!

Однако в силу неблагоприятной рыночной конъюнктуры в последние годы производство шерсти приносит производителю в основном убытки. В прошлом году при себестоимости 1 кг шерсти в 31 рубль реализационная цена составила всего 19 рублей с уровнем рентабельности в 35 процентов. В силу разных причин шерсть оказалась невостребованной, в том числе из-за снижения спроса со стороны армии, закрытия текстильных предприятий. Определенную роль в поддержании доходов овцеводческих хозяйств имела поступающая из федерального бюджета помощь в виде субсидий в расчете на овцематку. Если в прежние годы выплачивали по 110 рублей на овцематку, то в 2005 году всего по 55 рублей. Более того, эта поддержка приобрела неустойчивый характер, и существует вероятность ее полной ликвидации.

Мы считаем, что в современных условиях неоправданно снижение поддержки такой важнейшей сферы агропромышленного комплекса, какой является овцеводство. Федеральный Центр должен быть кровно заинтересован в сохранении этой отрасли, играющей в жизнеобеспечении значительной части сельского населения республики заметную роль.

Наличие значительных земель, обремененных рядом ограничений, создают определенные трудности в полноценном участии сельхозпредприятий и фермерских хозяйств республики в реализации приоритетного национального проекта "Развитие АПК". В частности, животноводческие объекты, расположенные на отгонных землях, нельзя включать в залоговую базу, поскольку невозможно оформить на эти объекты право собственности - земли отгонного животноводства предоставляются на праве аренды. Более того, даже для сельхозпроизводителей, не имеющих отгонные земли, получение документов, удостоверяющих право собственности, представляет чрезвычайную трудность в силу дороговизны и длительности оформления соответствующих бумаг. И для сельхозпредприятий, объективно наиболее готовых и остро нуждающихся в получении субсидируемых кредитов и у которых вся инфраструктура представлена овчарнями, практически закрыта возможность участия в реализации нацпроекта по сельскому хозяйству.

Полагаем, что инструкция банка не должна носить унифицированную форму, а должна учитывать специфику таких регионов, как Дагестан, где аграрная структура представлена в основном малыми формами хозяйствования, не имеющими больших залоговых сумм. Тем более сельхозпредприятия региона в среднем имеют объем выручки от реализации по 2 миллиона рублей, почти в 8 раз меньше, чем в среднем по стране.

Поэтому равнодоступность участия в нацпроекте должна быть основополагающим принципом, тем более с учетом необходимости вовлечения в проект регионов, в наибольшей степени нуждающихся в модернизации и создании технико-технологической инфраструктуры, позволяющей повысить их аграрную конкурентоспособность.

- Муху Гимбатович, куда продаете готовую продукцию, покупают ли ее военные?

- Проблема сбыта готовой продукции - огромная проблема. Мы говорили о мясе, молоке. Если говорить об овощах, то сегодня республика производит овощей в два раза больше, чем в советское время.

800 тысяч тонн овощей! Реализация - куда Бог пошлет. Много посредников, которые на этом деле свою "нишу" нашли. Один производит, другой покупает, третий реализовывает. Возит в Россию со страхом, с риском. На дорогах - поборы. Нам надо наладить переработку этой продукции на современной основе. Поэтому, видимо, будущее заключается в том, чтобы у переработчика голова болела не о том, чтобы найти посредника, который бы куда-то уехал реализовывать, а работал бы дома у себя. Что же касается военных, то на сегодня не со всеми воинскими частями мы смогли найти общий язык. Но пограничники, например, которые в Дагестане дислоцированы, практически полностью пользуются нашей продукцией: и овощами, и мясом, и молоком. Это было достигнуто путем довольно сложных переговоров. Думаю, что и военные наладят с нами контакты.

- Возможно, очень болезненный для Дагестана вопрос. Имею в виду реализацию земельного законодательства. Купля-продажа, земельные паи, межевание. Вы нашли решение этих проблем?

- Земельный вопрос всегда был нелегким для Дагестана: высокая плотность населения, горы. Поэтому мы, во-первых, не пошли на введение частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения. У нас действует аренда земли сроком на 49 лет. Частная собственность существует в личных подсобных хозяйствах. Там даже до гектара земель даем. И это в условиях нашего сравнительного малоземелья! Но отгонные земли - исключительно государственная собственность. А вообще, пока не завершено разграничение земель по уровню собственности: федеральная, республиканская, местная. В этом году мы эту работу закончим.


01.06.2006
"Сельская жизнь"
http://www.president.e-dag.ru/index.php?showfile=1&fid=46&p=documents&categ=7
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован