Неоффшорный оффшор: как перестать бояться и возлюбить КИК

Main unnamed  1

 

В.Г. Поляков, д.э.н., международный инвестиционный и финансовый консультант

 

Сегодняшняя ситуация в оффшорном лагере не для слабонервных. Обладатель зарубежных активов, неважно – персональных или корпоративных, должен ощущать себя беглым преступником. Особенно, когда он слышит такие выражения, как «амнистия капитала», «явка с повинной», «статья» (УК). Законодательство о КИК с одной стороны, и присоединение ФНС России к международной системе AEOI (Automatic Exchange of Information) по обмену налоговой информацией с более чем сотней стран-участников с другой стороны, могут быть расценены как известный приказ: «шаг вправо или влево считать побегом». Паника среди владельцев зарубежных активов подталкивает их к радикальным решениям, например, вовсе ликвидировать эти самые активы. Конечно, гильотина – самое радикальное средство от перхоти, но может быть есть и другие, более разумные решения?

Чтобы не впадать в панику, первым делом избавьтесь от «лагерной» терминологии, почувствуйте себя гражданином мира:

  • нужно говорить, не «вывод денег за рубеж», а «экспансия на мировой рынок»;
  • не «уклонение от уплаты налогов», а «налоговое планирование» (в т.ч. снижение налогооблагаемой базы за счет использования льготных режимов налогообложения и особенностей законодательства различных стран);
  • не «махинации с ценными бумагами», а «использование финансовых инструментов для повышения конкурентоспособности и устойчивости бизнеса».

Список терминов можно продолжить, но нужно понимать, что смена терминологии – это лишь первый шаг на волю, из старого оффшорного лагеря, к экономической свободе. На повестке дня – существенная смена финансового мироощущения, с ясным пониманием, что о прошлых порядках (лучше сказать «лагерном беспределе») придется забыть.

Сохранность финансовых активов с полным спектром возможностей оперативного управления ими. Простота выполнения транзакций вне страны своей налоговой регистрации и без лишних вопросов со стороны банка. Ограниченность доступа третьих лиц (прежде всего – фискальных органов) к информации о структуре бизнеса и его операций с занулением налогов. Простые, дураку понятные схемы (реинвойсинг, консалтинговые услуги, «фантики»), обеспечивающие все перечисленные блага за какие-нибудь тысячу долларов регистрационных формальностей ... придется забыть. В статье «Оффшор умер – Да здравствует «умный мидшор»! (VIPERSON от 6 апреля 2017) рассказывалось, что что время дешевых и простых «классических» оффшоров (из постоянно обновляемого «черного» списка) ушло в прошлое. Нужно быть морально готовым к переходу на более сложные и дорогие «мидшорные» схемы.

Переходу к новым реалиям мешает устойчивый информационный шум старого оффшорного механизма. В статье «Оффшорный Конструктор: Финансовая Технология 2017 года» (VIPERSON от 10 апреля 2017) я уже писал об оффшорных регистраторах, игнорирующих радикальные изменения в международной финансовой сфере и продолжающих торговать «прошлогодним снегом». Массированная реклама мешает осознать глобальность происходящего и создает иллюзии, что можно еще как-то выкрутиться. Сменить банк? Излюбленные россиянами латвийские банки после проверок, проведенных американскими аудиторами, с прошлого года больше не открывают счетов оффшорным компаниям. Банки Кипра после подписания протокола с Россией стали полностью прозрачны для ФНС. Временные послабления, например, еще недавно предоставляемые банками Чехии, не продлились долго. Сменить налоговую юрисдикцию? Экспансия AEOI носит глобальный характер и «непрозрачных» юрисдикций практически не осталось уже сегодня. Лучше не обращать внимания на рекламу, утверждающую, что где-то еще есть «земля обетованная» (в оффшорном смысле), и обещания типа «открываем банковские счета дистанционно».

Вы думаете, что инвесторы всего мира, также как и россияне, оказались в оффшорном тупике и ломают голову как жить дальше? Ничего подобного! Если сделать запрос “offshore” в GOOGLE, то вам выдастся масса информации о добыче нефти на шельфе, затем об «отмывании» наркоденег и финансировании терроризма. Инвесторы из развитых стран уже давно не пользуются простыми и дешевыми оффшорными схемами. В их распоряжении развитая инфраструктура управления капиталом, включающая помимо понятных россиянину универсальных банков (тех, что мы называем просто «банки»), также частные и инвестиционные банки, инвестиционные фонды, хедж-фонды, страховые компании (предлагающие инвестиционные продукты), провайдеров финансовых услуг (Financial Services Providers – FSP). Квалифицированные инвестиционные консультанты дают советы своим клиентам не на основе рекламных проспектов оффшорных регистраторов, а на базе анализа финансовых рисков с учетом персональных позиций и склонностей клиентов.

Существуют карты для налогового планирования, где все юрисдикции окрашены в соответствущие цвета степени рисков на данный момент. БВО, Панама, Белиз и пр. там стабильно красные, тогда как мидшорные шотландские партнерства и ирландские компании заметно покраснели. Это объясняет сегодняшнюю (и на обозримое будущее) тенденцию перемещения центра международной финансовой активности из зоны американского влияния и Европы (впрочем, тоже зоны американского влияния) в Азиатско-Тихоокеанский регион (Австралия, Новая Зеландия, Гонконг, Сингапур). По оценке ведущих финансовых аналитиков, в 2017 году в этот регион переведены не менее 18% глобального оффшорного капитала. На картах риска эта зона неизменно окрашена в зеленый цвет.

Новые возможности, предлагаемые сегодня в Азиатско-Тихоокеанском финансовом регионе, базируются на легитимном использовании финансовых инструментов и мидшорных структур для сохранения капитала и налоговой оптимизации. Теперь, когда более нет перспектив прятать деньги в оффшорных банках, предлагается финансовая технология, базирующаяся на возможностях финансового законодательства респектабельных юрисдикций мидшора (Гонконг) с сервисами FSP (Новая Зеландия), упакованными в инвестиционную деятельность в реальном секторе(Австралия). Принимая требования о финансовой прозрачности как мы принимаем природные явления, предлагается использование трастовых схем для того, чтобы совершенно легитимно не раскрывать информацию об активах. Правильно составленные комбинации «мидшор – траст – ограниченное партнерство с доверительным управлением» обеспечивают сохранность и прирост капитала. В Австралии для иностранных инвесторов созданы две специальные правовые формы бизнеса: венчурное партнерство с ограниченной ответственностью (Venture Capital Limited Partnerships — VCLPs) and венчурное ограниченное партнерство ранней стадии (Early Stage Venture Capital Limited Partnership — ESVCLPs). При соблюдении ряда условий эти структуры совершенно законно имеют нулевое налогообложение.

 

В узких рамках статьи невозможно осветить детали этой многогранной темы. Для получения более подробной информации в VIPERSON можно прочитать маркетинговые отчеты ‘СИСТЕМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В АВСТРАЛИИ’ и ‘Венчурные проекты в Австралии’, а также бизнес-планы различных сфер бизнеса, дающие представление о масштабах и доходности инвестиционной деятельности в реальном секторе. 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован