17 января 2002
2738

Непойманный вор, или Как судья Верховного суда стал потерпевшим

Из зала суда

Все это случилось довольно давно, еще в мае 2000 года. В квартире архангелогородки Светланы Корепановой гуляли родственники и друзья - праздновали день рождения хозяйки. Около полуночи ее отец Владимир Николаевич Лутов, муж Федор, друг мужа Сергей Ивашевский и еще один гость Столбов пошли в магазин. Вернулись, еще немного посидели. А когда Столбовы засобирались домой, на тумбочке в общем с соседней квартирой тамбуре и обнаружилось пустое портмоне отца Светланы.

Надо сказать, что общий тамбур еще с тех пор, когда в квартире жили родители Светланы, стал их прихожей: там оставляли обувь и одежду и они сами, и их гости. Вот и случилось то, что рано или поздно должно было произойти из-за такой беспечности: кто-то вытащил портмоне из кармана плаща Владимира Николаевича Лутова и, освободив его от 6 000 рублей, оставил на самом видном месте...

Надо сказать, что Владимир Николаевич Лутов - судья Верховного суда РФ, немало лет проработавший в Архангельском областном суде и рассмотревший сотни, если не тысячи уголовных дел. В мае 2000 года он приезжал из Москвы поохотиться в северной тундре и попал на день рождения дочери. Дочь Лутова Светлана Корепанова - мировой судья одного из участков Октябрьского округа Архангельска.

Что должны были сделать высокооквалифицированные юристы, обнаружив, что их обокрали? Правильно: вызвать милицию, которая сняла бы с портмоне отпечатки пальцев, опросила соседей и тех, кто еще оставался в квартире, выявила бы возможных подозреваемых и так далее.

Что было сделано вместо этого? Светлана заподозрила в краже соседа, 17-летнего студента АГТУ Сергея. Ее муж и Ивашевский пошли "разбираться". Мать Сергея Людмила Борисовна сказала, что он уехал провожать свою девушку и остался у нее ночевать. Она позвонила в квартиру Ирины и передала трубку Ивашевскому. (Людмила Борисовна до сих пор казнит себя за это - почему она тоже не сказала им тогда: "вызывайте милицию"? Ведь только так и можно было, наконец, разобраться, кто ворует у соседей - а они уже предъявляли Людмиле Борисовне счет то на 1,5 тысячи, то на 1 рубль 50 копеек...).

Ивашевский и Корепанов договорились с Сергеем о встрече на проспекте Советских космонавтов, возле магазина "Лидер". Взяли "тачку" и поехали. Было уже около двух часов ночи.

Сергей говорит, что он тогда очень испугался: двое здоровых и крепко выпивших молодых мужчин могли сделать с ним и - главное - с Ириной все что угодно. Тем более что Ивашевский представился сотрудником милиции (на самом деле он работает юристом в Архангельской таможне) и сказал, что его с подругой "закроют" на 15 суток и вынесут вещи из ее квартиры. Сергей попытался убедить их в том, что не брал денег, но потом пошел к живущему, по счастью, рядом другу-предпринимателю и занял у него 5 500 рублей. Недостающую сумму ему дала Ирина.

Сергей вернул пропавшие деньги, но Ивашевский и Корепанов стали требовать еще 1,5 тысячи рублей, якобы украденные когда-то из кармана Столбова. Вот тут он отказался уже наотрез. Его стали бить. В какой-то момент он потерял сознание и очнулся уже в квартире Иры, которая наблюдала за дракой из окна и затащила его к себе, когда он упал. На следующий день Сергей отдал другу долг, рассказал все матери, съездил в травму. После выходных Людмила Борисовна обратилась в милицию.

Ивашевский с Корепановым говорят, что Сергей сразу сходил за деньгами и, возвращая их, извинился, сказал, что он был дурак. В сердцах Корепанов дал ему пощечину, а Ивашевский - подзатыльник, никто его не бил, работником милиции не представлялся. Сергей вовсе не падал даже тогда, когда ему велели отдать еще 1,5 тысячи, если их тоже украл он... Короче говоря, все было вполне интеллигентно. Дома Корепанов отдал деньги жене, она вернула их отцу, Владимир Николаевич Лутов сверил эти купюры с остальными своими деньгами и выяснил, что по сериям и номерам они совпадают. Значит, из одной пачки, которую он получил в день зарплаты.

Значит, воришка - сосед и его следует за это наказать. Но судья Верховного суда опять не обратился в милицию: может быть, он решил, что Сергей уже и так наказан его зятем при помощи лейтенанта таможенной службы? Однако все это смахивает на самосуд, а о том, что есть еще такое понятие, как правосудие, дома - когда они не в мантиях, а в джинсах или халате - судьи, похоже, могут и забыть.

Этого самого правосудия долго и упорно, защищая несовершеннолетнего сына, добивалась Людмила Борисовна. В возбуждении уголовного дела за нанесение Сергею побоев Октябрьский суд отказал сначала в связи с актом амнистии. Позже областной суд отменит это постановление, так как под амнистию Ивашевский и Корепанов не подпадали. Уголовное дело по самоуправству тоже то возбуждается, то прекращается. В процесс привлечения Корепанова и Ивашевского к уголовной ответственности вмешиваются Генеральная и областная прокуратура, усмотревшая в их действиях вымогательство. Дело по побоям опять прекращается, но уже в связи с тем, что обвиняемым вменены более тяжкие преступления...

Наконец, почти через год после события, обвинительное заключение подписано и передано в суд. Корепанов и Ивашевский обвиняются в самоуправстве (до пяти лет лишения свободы) и вымогательстве (от трех до семи лет).

Еще через семь месяцев уголовное дело было рассмотрено. По статье "Самоуправство" (требование вернуть 6 000 рублей) Корепанов и Ивашевский оправданы. Обвинение в вымогательстве (сопровождаемое пощечиной и подзатыльником требование вернуть еще 1,5 тысячи) переквалифицировано судом на нанесение побоев - несмотря на то, что в возбуждении дела по этой статье тот же судья уже дважды отказывал (вот оно "закон - что дышло"?). И... прекращено вследствие изменения обстановки. С Корепанова взыскано в возмещение морального вреда 300 рублей, с Ивашевского - 200.

Как же, интересно, так изменилась обстановка, что нанесение побоев перестало быть общественно опасным деянием? Во-первых, прошло уже полтора года, во-вторых, подсудимые прекрасно характеризуются по месту работы. Ивашевский окончил заочно МИУ, работает в юротделе таможни и является членом ее футбольной команды, а Корепанов вообще работает в обществе инвалидов Ломоносовского округа (доверительным управляющим "Ритуальных услуг") и в свободное время посещает, как написано в характеристике, спортивные игры...

При этом он имеет во дворе своего дома собственный магазин. Возвращаясь из этого магазина той ночью, Лутов (еще при деньгах), Ивашевский, Корепанов и Столбов видели соседа Сергея и его подругу Иру, стоявших в коридоре. Это было, как известно, после полуночи, а мать Сергея уверяет, что сын уехал провожать девушку вскоре после десяти часов вечера. Ирина мама тоже утверждает, что звонила дочери около одиннадцати - и она, и Сергей были дома. И около двух ночи, как известно, тоже.

Ну и что, говорят соседи-юристы, они могли вернуться, быстренько взять из чужого портмоне деньги и уехать обратно. (Да еще зачем-то оставить пустое портмоне - с одной только канцелярской скрепкой и бумажкой с надписью "6 000" - на самом видном месте...)

Точно так же показания свидетелей со стороны Корепанова-Ивашевского и со стороны потерпевшего Сергея расходятся и по всем другим обстоятельствам дела. Перед судом стоял, по существу, один-единственный вопрос: "Кому верить?" Суд поверил подсудимым. А еще - мировому судье Светлане Корепановой и судье Верховного суда РФ Владимиру Николаевичу Лутову, уверявшему, что Сергей вернул зятю его, Лутова, личные деньги. Потому что никто, кроме дочери, собственными глазами не видел, как он сверял эти несчастные 500-рублевые купюры.

Но дело даже не в том, кому поверил суд, который имел полное право придти к любому внутреннему убеждению (и, надо сказать, сумел замотивировать это убеждение так, что коллегия областного суда, несмотря на протесты прокуратуры, оставила все его решения в силе). Дело в другом: получается, что суд нарушил постулат "не пойман - не вор". Почему в действиях Корепанова и Ивашевского нет самоуправства? Потому что они, по убеждению суда, потребовали и взяли у Сергея как бы свои деньги, то есть Лутова. Почему нет вымогательства? Потому что тоже требовали вернуть свое, то есть якобы украденное у Столбова. Значит, Сергей - вор!

Однако это не доказано! Ведь Владимир Николаевич Лутов все-таки пытался, когда началось уголовное преследование его зятя, возбудить в Ломоносовском РОВД дело по краже 6 000 рублей в отношении Сергея. И оно было не сразу, но все-таки прекращено за отсутствием состава преступления. Вора милиция не нашла, но установила, что деньги украл не Сергей! (А Столбов и вовсе никогда не заявлял о краже 1,5 тысячи рублей, так что была ли она вообще - большой вопрос).

Но подозрение мирового судьи Светланы Корепановой пало именно на Сергея, а не на его мать, брата или подружку. Конечно, подозревать можно кого угодно и в чем угодно, но разве позволительно безо всяких оснований свои подозрения высказывать - все равно что клевету, напраслину возводить? Да еще и "разборку" устраивать!

Людмила Борисовна уверяет, что ее сыновья никогда ни в чем не нуждались, она всегда была обеспеченным человеком, как при муже, так и без мужа (и ей, директору частной строительной фирмы, я думаю, можно верить). Проблем с Сергеем у нее никогда не было: из школы - одни благодарности. А Владимир Николаевич Лутов пишет в одном из заявлений о бывшей соседке: он, мол, знает, что она лет тридцать назад (они еще и знакомы-то не были) "проходила лечение в психиатрических учреждениях", женщина разведенная, со своими проблемами, ничего, кроме жалости и сочувствия, никогда, мол, не вызывала...

Если бы мужчины знали, как часто разведенные женщины сочувствуют иным замужним! И какое это имеет отношение к уголовным делам в отношении молодых людей, господин судья Верховного суда? Людмила Борисовна все это, разумеется, так не оставит, она уже писала в Москву, в квалификационную коллегию судей, откуда получила, правда, лживый ответ о том, что факт хищения денег у В. Н.Лутова расследуется (хотя он на тот момент в милицию еще не обращался).

Мои знакомые юристы просто поражаются: неужели Лутов не мог "замять" это дело, когда оно еще только начиналось? Зачем ему было позориться самому и компрометировать свою дочь, которая, будучи совсем молодой, так блистательно начала карьеру? Ведь в судьи сейчас очень трудно пробиться (все знают, какие у них зарплаты и премии - деньги пачками в полиэтиленовых пакетах из кассы выносят). Ну, и зачем отцу и мужу судьи было надо бросать на нее тень этим уголовным делом, прекращенным по нереабилитирующим основаниям? Да еще и прихожей своей в общем с соседями тамбуре лишились...


www.arhpress.ru

17.01.2002

Третьякова
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован