19 декабря 2001
100

НЕЗВАНЫЙ ГОСТЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Сергей Лукьяненко. Планета, которой нет

---------------------------------------------------------------
&сорy; Сорyright Сергей Лукьяненко
Официальная страница: httр://www.rusf.ru/lukiаn/ ╣ httр://www.rusf.ru/lukiаn/

Данное художественное произведение распространяется в
электронной форме с ведома и согласия владельца авторских
прав на некоммерческой основе при условии сохранения
целостности и неизменности текста, включая сохранение
настоящего уведомления. Любое коммерческое использование
настоящих текстов без ведома и прямого согласия владельцев
авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данных произведений
обращайтесь к владельцам авторских прав непосредственно.
---------------------------------------------------------------

1. Незваный гость
Улица была до неприличия узкой и состояла из сплошных поворотов. Я
бежал по растрескавшейся от времени мостовой, оскальзываясь в отбросах и
поминутно задевая каменные стены домов. Из окон, расположенных не ниже
двух-трех метров от земли и забранных вдобавок толстыми решетками, падали
вниз тусклые блики света. Однажды из окна запустили вслед пустой бутылкой --
к счастью, не метко.
Топот преследователей приближался. Они знали закоулки города гораздо
лучше меня, да и опыта погонь в каменных лабиринтах у них было больше.
Единственное, что им мешало -- собственная многочисленность и желание
поскорее разделаться со мной. Несколько раз я слышал позади шум падения и
ругань, неизбежно сопровождавшую возникающий затор.
На очередном повороте я заметил мелькнувшую впереди фигуру. Человек,
которого я выслеживал почти две недели, удирал с энергией, порожденной
смертельной опасностью. Удивительно, какую скорость ухитрился развить
тщедушный, прихрамывающий и к тому же избитый полчаса назад человек...
Не останавливаясь, я вытащил из нагрудного кармана два легких белых
шарика, напоминающих теннисные мячи. Сжал их в ладони, сминая защитную
оболочку, и бросил за спину. Ничего против своих преследователей я не имел,
они действительно имели все основания для недовольства. Но у меня не было
времени на мирные переговоры...
Шарики, оставленные мной на дороге, действовали безотказно. Я не видел,
как они раскрылись, превращаясь в квадратные сети из тонкой, почти невидимой
для глаз нити. Но крик людей, попавших в ловушки, не услышать было
невозможно...
Уже через мгновение крики смолкли. Паутинные мины убивали не сразу, но
сворачивающиеся в шар сети в первую очередь лишали жертву возможности
дышать.
Кости начинали ломаться лишь через несколько минут.
Я напрягся, увеличивая скорость. Если улица начнет разветвляться, то у
моего собственного преследуемого появится шанс удрать...
Шанса не появилось.
Сильным ударом в плечо я повалил его на мостовую прямо в очередную
лужу. И остановился, переводя дыхание.
Сзади пока было тихо. Погоня приостановилась.
-- Придурок, -- едва удерживаясь от более крепких выражений, сказал я.
-- Ты думаешь, я бы стал спасать карточного шулера ради удовольствия лично
его прикончить?
Мужчина не ответил. Он ворочался в грязи, не делая даже попыток
подняться. Сероватая кожа уроженца Дальедо, черные волосы и блеклые голубые
глаза, рваный шрам через правую щеку. Все приметы сходились...
-- Отвечай честно, и останешься жив. Понял? -- Я коснулся незаметных
кнопок на широком золотом браслете, и прозрачный овальный кристалл
засветился желтым.
-- Это детектор лжи, -- честно предупредил я. -- Так что подумай,
прежде чем отвечать.
Мужчина молча кивнул. С опаской покосился в темноту, откуда вновь
доносился шум погони.
-- Ты Редрак Шолтри, бывший пилот флагманского корабля второй
трансгалактической экспедиции с планеты Дальедо. Верно?
-- Меня давно не называли этим именем...
-- Отвечай!
-- Да.
-- Молодец, -- похвалил я, когда кристалл на браслете мигнул зеленым.
-- Продолжай в том же духе. Какие районы были обследованы экспедицией?
-- До двенадцатого включительно, по шестой координатной оси в системе
измерений Дальедо.
Браслет снова подтверждающе засветился.
-- Неплохо, -- искренне обрадовался я. -- Пятьдесят кубических
единиц...
-- Пятьдесят две...
Не так уж он был прост. Память бывшего пилота явно не пострадала от
многолетнего пьянства.
-- Причина гибели экспедиции?
Мужчина молчал.
-- Это чисто познавательный интерес, -- успокоил я его. -- У меня нет
намерений за кого-либо мстить.
-- Мятеж, -- неохотно ответил Редрак.
Зеленый огонек на браслете. Я усмехнулся.
-- Что ж, не буду задавать невежливого вопроса, интересуясь, на чьей
стороне ты был. И так понятно... Ты слышал о такой планете -- Земля?
-- Нет... Кажется, не слышал...
-- Ее еще называют планетой, которой нет.
Редрак поднялся, придерживаясь за стену здания.
-- Я понял, кто ты, -- сообщил он.
-- Оставь свое знание при себе, -- посоветовал я.
-- Разумеется, принц.
Топот и злые голоса неумолимо приближались.
-- Я знаю о планете Земля, -- продолжил Редрак. -- Но прежде чем
отвечу, вы должны поклясться, что спасете меня... от этих дикарей.
-- А если я не поклянусь?
Редрак усмехнулся.
-- У вас есть детектор лжи, но нет времени на пытки или укол правды.
Мое знание останется при мне... пусть даже в могиле.
-- Клянусь.
-- Я догадываюсь, что вы хотите спросить, принц. Нет, наша экспедиция
не обнаружила планеты Земля. И не встретила никаких намеков на ее
расположение.
Кристалл мигнул зеленым. Правда, с небольшой задержкой... Но времени на
размышления не было -- из-за поворота показались преследователи. Я
повернулся к ним лицом -- у Редрака не было ни малейших оснований наносить
мне удар в спину. Наоборот, я был его единственной надеждой на спасение.
-- Вот они! -- заорал бегущий первым двухметровый верзила. Смелость его
явно соответствовала росту -- возглавлять погоню после паутинных мин решился
бы не всякий.
В руках у здоровяка появилась внушительных размеров дубинка. Увесистый
набалдашник усеивали длинные металлические шипы. Занеся оружие над головой,
он пошел ко мне. Сзади напирали желающие поучаствовать в расправе.
Я неторопливо извлек из ножен меч. Длинный и тонкий меч, из рукояти
которого выступала красная кнопка.
Верзила пренебрежительно хрюкнул. Саданул дубиной по стене -- вниз
посыпалось каменное крошево.
Я медленно встал в боевую стойку. И нажал кнопку на рукояти меча.
По клинку пробежала волна яркого белого пламени, на мгновение высветив
десяток разъяренных лиц и самое неподходящее оружие.
Верзила замер как вкопанный. И хрипло произнес:
-- У него атомарный меч!
Толпа остановилась. И медленно начала отступать.
-- Верно, -- подтвердил я. -- Это атомарный меч, которым я неплохо
владею. Так что у вас есть выбор: либо мы мирно расходимся в разные стороны,
либо ухожу я с приятелем, а вы остаетесь здесь до утра. С рассветом вас
уберут, чтобы не было вони.
Толпа начала рассасываться. Никому не хотелось встречать рассвет в
таком виде. Только здоровяк с дубиной продолжал стоять.
-- Ты защищаешь мошенника, который обдирал нас три вечера подряд! --
сварливо заявил он.
-- Он мне нужен, -- просто ответил я.
-- Ты убил двоих ребят в трактире, а еще двоих -- своими ловушками на
улицах.
-- Но ведь вам сначала предлагали выкуп за его жизнь?
Похоже, довод показался убедительным. Верзила опустил бесполезное
оружие, тоскливо обернулся. Его спутники стояли далеко позади, но продолжали
напряженно вслушиваться в разговор.
-- Семьи убитых твои слова не очень-то утешат...
Я отстегнул с пояса тяжелый кожаный кошелек. Ужасно неудобно, что здесь
не в ходу бумажные деньги...
-- Возможно, золото окажется убедительней?
Верзила кивнул и быстро подобрал упавший к его ногам кошелек.
Пробормотал:
-- Возможно... Только не убедительней твоего меча.
Я подождал, пока неудачливые игроки и не менее невезучие линчеватели
скрылись. И повернулся к Редраку.
Как ни странно, он никуда не убежал.
-- Пошли, -- коротко бросил я, направляясь в противоположную толпе
сторону. Редрак, ощутимо прихрамывая, заспешил за мной.
-- Твоя паршивая жизнь куплена дорогой ценой, -- зло сказал я. -- Вряд
ли она стоит еще четверых.
-- Не переживайте, принц, -- жизнерадостно заявил Редрак. -- В этот
трактир честные люди не ходят. А глотку они друг другу режут каждую неделю,
без всякой помощи со стороны...
-- Меня зовут Серж. Капитан Серж, если угодно, -- оборвал я
разговорчивого шулера. -- Остальное советую забыть.
-- У капитана Сержа, очевидно, есть корабль? -- вкрадчиво
поинтересовался Редрак.
Я промолчал.
-- Рискну попросить капитана о небольшой услуге... На этой планете мне
больше не хочется оставаться, а заработал я совсем немного... Не подвезете
ли вы меня до любой планеты, где есть воздух, вода и азартные люди?
Мне захотелось расхохотаться.
-- Редрак, меня часто называют наглецом. Но тебе я не гожусь даже в
ученики.
-- Ну что вы, капитан, вы еще так молоды.
Все-таки я засмеялся. И, неожиданно для самого себя, сказал:
-- Хорошо, Редрак. Я отвезу тебя на другую планету. Но весь путь ты
проделаешь в наглухо закрытом карцере. Он не используется уже два года, а
это расточительно.
-- Вполне разумная мера, -- вежливо произнес Редрак. -- Карцер
стандартный? Два на два и пять выше нуля?
-- Разумеется.
-- Что ж, в гробу теснее и прохладнее, -- философски заключил Редрак.
-- Благодарю вас, капитан...
-- И это вся твоя признательность?
Некоторое время мы шли молча. Улица петляла по-прежнему, но стала чуть
шире. Мне приходилось укорачивать шаг из-за ноги Редрака.
-- Капитан, вы поступаете очень благородно.
-- Даже слишком.
-- Нет, капитан, как раз достаточно для неплохой новости. Вторая
трансгалактическая действительно ничего не узнала о планете Земля. Но год
назад я встретил человека, который говорил, что побывал на планете, которой
нет. Он достиг ее на поврежденном корабле... уходя от слишком назойливого
патрульного крейсера.
Сердце гулко застучало в груди. Я сдавленно произнес:
-- Чего стоит пьяная болтовня?
-- О да, капитан, он был весьма пьян. Даже слишком пьян для азартного
игрока... Но очень убедительно рассказывал о том, как закупал плутоний и
титановые плиты в большом городе на берегу океана. Этот город назывался...
кажется, Ньюорк.
-- Повтори! -- закричал я, хватая Редрака за плечи. -- Повтори название
города!
Раздельно, подчеркивая каждое слово, Редрак произнес:
-- Я встречал человека, утверждающего, что он побывал на планете,
которой нет. В городе, под названием Нюорк или Ньюорк, он покупал материалы,
необходимые для ремонта корабля. Я уверен, что он говорил правду.
Индикатор браслета-детектора светился зеленым. Редрак Шолтри не лгал.
А люди, подобные ему, никогда не говорят правды, не выгодной лично для
них.
-- Боюсь, Редрак, что наше знакомство продлится дольше, чем мне
хотелось бы, -- прошептал я, отпуская дальедианца.
Редрак кивнул и сказал:
-- Очень надеюсь на это, принц.

хх
Бывший пилот просидел за компьютерным терминалом больше трех часов. Все
это время я провел на маленьком угловом диванчике, ощущая себя гостем в
собственной каюте.
Редрак Шолтри обращался с компьютером поистине виртуозно. Он то шептал
в микрофон отрывистые слова команд, то переходил на управление с клавиатуры,
а порой просто принимался чертить что-то в воздухе тонкими гибкими пальцами.
О таком уровне общения с машиной мне приходилось только мечтать...
Повинуясь командам Редрака, компьютер строил голографическое
изображение. В медленно вращающемся над терминалом видеокубе появилось
вначале туманное, расплывающееся человеческое лицо. Затем линии обрели
четкость, показалась короткая стрижка, тонкие брови. Изображение обрело цвет
-- бледная кожа с едва заметным желтоватым оттенком, черные волосы,
темно-серые глаза.
Редрак продолжал корректировать портрет. Уши претерпели ряд изменений и
тоже обрели четкую форму, глаза стали уже, на переносице возникло маленькое
пятнышко -- то ли родинка, то ли след от ожога. Скулы слегка заострились.
Некоторое время Редрак разглядывал результат своих творческих усилий.
Затем, покосившись на включенный браслет-детектор, лежащий на столе между
нами, заявил:
-- Это портрет человека, утверждающего, что он был на Земле. Я сделал
его с максимально доступной точностью.
Браслет светился зеленым.
-- У него очень заурядная внешность, -- досадливо сказал я. -- Каждый
десятый, если не каждый пятый мужчина его возраста оказывается под
подозрением. Цвет волос может быть изменен, кожа -- потемнеть от загара. Он
мог поправиться или похудеть...
-- Да, капитан. Прошло уже три года... Человек его профессии сильно
меняется за такой срок. Конечно, если вообще остается в живых.
-- И ты действительно не знаешь его имени или родной планеты?
-- Нет, капитан.
Некоторое время я молча глядел на объемный портрет космического пирата,
доставшего в Нью-Йорке плутоний и титан для ремонта своего корабля. Редрак
Шолтри упорно добивался своей цели -- и при этом действовал вполне честно.
Он знал, что мне нужно, и пользовался своим преимуществом на все сто
процентов.
-- Почему-то я уверен, -- язвительно произнес я, -- что ты узнаешь
этого человека, как бы сильно он ни изменился.
-- Вы совершенно правы, капитан.
Я усмехнулся. А ведь Шолтри нуждается во мне не меньше, чем я в нем.
-- Не слишком приятная перспектива -- иметь в экипаже бывшего
мятежника.
-- Понимаю ваши сомнения, капитан. Но я не имею ни малейшего желания
предавать вас. Просто нынешняя профессия с каждым днем становится для меня
все труднее.
Редрак смотрел на меня подкупающе честным взглядом. Такой взгляд бывает
лишь у очень талантливых обманщиков.
-- Есть лишь одна возможность зачислить тебя в экипаж, -- твердо сказал
я. -- Психическое кодирование.
Редрак вздрогнул. И быстро поднялся из кресла.
-- Не проводите ли меня в карцер, капитан? -- вежливо поинтересовался
он. -- Я с удовольствием поскучаю там до первой обитаемой планеты.
-- А может быть, проводить тебя до шлюза? -- поинтересовался я. -- Мы
еще не стартовали, и через пару часов ты можешь вернуться к прежним
занятиям.
Редрак кивнул. И со странной гордостью сказал:
-- Хорошо, капитан. Я согласен погибнуть свободным человеком. Но жить
рабом не соглашусь никогда.
Вот так шулер-пропойца... Лучше умереть стоя, чем жить на коленях.
Впрочем, против этого лозунга я ничего не имею.
-- Я предлагаю тебе частичное кодирование, а не полное подавление воли.
Улавливаешь разницу?
-- И какие же правила ты собираешься мне навязать?
Я насмешливо разглядывал настороженное лицо Редрака. К счастью, мне не
приходилось изобретать велосипед. Умный писатель, живущий неподалеку от
`Ньюорка`, придумал их давным-давно. Все, что от меня требуется, это
переделать три азимовских закона робототехники для человека...
-- Первое. Ты не должен своим действием или бездействием причинить вред
членам экипажа моего корабля. Справедливо?
Редрак неуверенно кивнул.
-- Второе. Ты должен выполнять свои уставные обязанности в той мере, в
которой они не нарушают первый закон. Согласен?
-- Да...
-- Третье. Ты вправе совершать любые поступки, которые не нарушают два
первых закона. Вот и все условия.
Разумеется, я порядком исказил азимовские законы. Начиная с того, что
свел понятие человека к гораздо более узкому кругу членов экипажа... Но что
поделаешь, Редрак не робот, а я не миротворец, решивший его перевоспитать.
В белых перчатках в космосе не путешествуют.
-- Твои правила очень напоминают клятву верности на пиратских кораблях,
-- хмуро сказал Редрак.
-- Тебе виднее.
-- А какое наказание последует за нарушением закона?
-- Обычное. Остановка дыхания и сердечной деятельности.
Редрак молчал.
-- Решай, -- сказал я. -- Решай, Шолтри. Я всего лишь хочу получить
гарантию твоих обещаний. Соглашайся -- или отправляйся в карцер. До
ближайшей планеты, где есть жизнь, тебя доставят.

2. Ночной гость
В люк постучали. Тихо, но настойчиво.
Я раскрыл слипающиеся глаза и приподнял голову. Да, место для отдыха я
выбрал замечательное. В шлюзовой камере, на холодном, покрытом шершавой
керамической броней борту вездехода. Если я не получу воспаление легких, то
буду обязан этим лишь надежной теплоизоляции полетного костюма. Под головой
у меня лежала сумка с ремонтным комплектом, а сантиметрах в десяти от
вытянутой руки светился раскаленным жалом невыключенный паяльник.
Присев, я потер лицо холодными ладонями. Какого дьявола автоматика
поддерживает в шлюзе температуру окружающей среды? Морально готовит к
обстановке на планете или экономит энергию?
Последнее нам не требуется. Падая в джунгли, корабль повредил не
реактор, а дюзы и половину всей автоматики.
Другая половина вышла из строя еще раньше, по время короткого,
занявшего не более двух секунд, поединка с пиратским кораблем. Его
деструкторы, настроенные на материал логических кристаллов компьютеров,
вывели из строя большую часть нашей электроники, прежде чем залп наших
лазерных излучателей пробил защиту корсара. Вражеский корабль превратился в
облако раскаленного газа, а мы пошли на вынужденную посадку...
В люк постучали снова. Я взглянул на часы и вздохнул. Пять часов сна
явно недостаточно после двух суток непрерывной работы... Интересно, а зачем
барабанить в люк, не проще ли нажать кнопку?
Я повернул голову на звук. И лишь после этого в полной мере осознал
нелепость происходящего.
Стучали не в дверь, ведущую во внутренние помещения корабля. Стучали в
наружный люк.
Сон как ветром сдуло. Я коснулся короткого плоскостного меча, висящего
в магнитных ножнах на поясе, откинул фиксатор. Ничего, способного
противостоять атомному оружию, снаружи быть не могло -- сразу же после
посадки корабль включил генератор нейтрализующего поля. Ни лазерные пушки,
ни деструкторы, ни термоядерные бомбы в нейтрализующем поле не сработают.
Впрочем, какие лазеры могут быть на планете, где господствует
феодальный строй?
Наверное, это мое самое слабое место. Я не могу не открыть дверь, в
которую стучат -- пусть даже за ней неизвестность. С детства не терпел
отключенных телефонов и запертых замков.
Конечно, наружную броню корабля покрывали сотни детекторов, способных,
помимо всего прочего, дать отличное объемное изображение пространства перед
кораблем. Но ремонтом этих датчиков я как раз и занимался, когда меня сморил
сон.
Коснувшись управляющих сенсоров, я набрал комбинацию цифр,
разблокирующих люк. Электронный замок был слишком прост, чтобы выйти из
строя под ударом деструктора.
По экрану климатических детекторов -- их тоже пощадил случай --
скользнула строчка символов, автоматически переведенных подсознанием в
привычные величины.
`Атмосфера пригодна для дыхания, токсические примеси отсутствуют.
Температура -- плюс семь градусов, влажность -- сорок шесть процентов,
скорость ветра -- полтора метра в секунду`.
Не слишком-то уютное место...
Повторно коснувшись сенсора, я подтвердил команду на открытие люка.
Тяжелая, полуметровая толщина плиты медленно поползла вверх.
Яркий белый свет включившихся ламп разогнал темноту перед люком.
Водяная морось, оседающая на раскисшую землю, узкая и короткая металлическая
лесенка, уходящая вниз, поваленные при посадке деревья, напоминающие
обмотанный колючей проволокой саксаул.
Никого...
Я постоял, вглядываясь в темноту, жмурясь от мокрых касаний ветра.
Никого нет. И быть не могло -- мы приземлились в глубине леса. Ну а если
кто-то из туземцев и оказался поблизости, к кораблю он по доброй воле не
подойдет. Огромный металлический шар, в клубах пламени опускающийся на лес,
выдвигающий толстые колонны-опоры, ломающий как спички вековые деревья...
Такое зрелище не для средневековья. А уж лезть по лестнице к люку...
Я повернулся к внутреннему люку. Возможно, стучали все-таки в него? Или
у меня слуховые галлюцинации?
-- Я заблудился...
Точно. Слуховые галлюцинации. Я снова посмотрел в открытый люк.
Галлюцинации явно прогрессировали, переходя в зрительные. На данный
момент они приняли вид маленькой темной фигурки, стоящей на лесенке, на
полпути к люку.
-- Я заблудился, -- повторила фигурка тонким детским голосом.
-- Поднимайся, -- велел я, протягивая руку. Ситуация становилась более
объяснимой. Возможно, местные рыцари и не рискнут стучаться в спустившийся с
неба шар. А вот заблудившийся и замерзший ребенок в первую очередь
испугается ночного леса -- а лишь потом таинственного `замка`.
Крепко взяв мальчишку -- или девчонку? -- за руку, я втянул его в люк.
Мальчишка. Лет одиннадцати-двенадцати, худенький, большеглазый. Цвет
волос и кожи оставался загадкой, скрываясь под равномерным слоем жидкой
грязи. Изодранные клочья ткани при хорошем воображении можно было считать
брюками и курточкой.
-- Ты один? -- спросил я, с невольным состраданием разглядывая
неожиданного визитера.
-- Да... Я заблудился.
-- Это и так понятно. Считай, что теперь ты нашелся.
Я закрыл люк. Мальчишка стоял на месте, никак не реагируя на
происходящее. Сил на удивление у него просто не осталось.
Первым делом мальчишке была необходима горячая ванна. Потом можно будет
заняться лечением, кормлением, выяснением местожительства и ответами на
неизбежные вопросы.
-- Идти можешь? -- Я легонько похлопал мальчишку по плечу.
-- Да...
Придерживая мальчишку за руку, я вошел в лифтовую кабину. Когда лифт
остановился, и мы вышли в широкий коридор жилого уровня, он прошептал:
-- Тепло...
Босые ноги оставляли на белом ворсистом покрытии пола бурые отпечатки.
Я с сожалением вспомнил, что большинство автоматов-уборщиков вышло из строя,
а до ремонта руки еще не доходили. Мало, слишком мало человеческих рук на
моем корабле...
-- Заходи...
Я открыл двери своей каюты, прошел в ванную. Мальчишка пока не задавал
никаких вопросов, и меня это вполне устраивало. Чем меньше он запомнит из
происходящего, тем лучше для него. Когда он объяснит мне, откуда он
появился, то получит пару таблеток сильного снотворного. А затем -- полчаса
полета на флаере и пробуждение на пороге дома. Корабль останется у него в
памяти как красивая волшебная сказка...
В крайнем случае, на планете появится легенда о добром чародее из
заколдованного волшебного замка.
Я установил температуру и напор воды, открыл упаковку бактерицидного
мыла.
-- Давай сюда.
-- Я сам...
-- Я помогу тебе. Не стесняйся.
Мальчишка взглянул на свои лохмотья. И с неожиданной иронией произнес:
-- А мне уже и нечего стесняться.
Я помог ему снять лохмотья, поставил в центр ванны. И принялся за
процедуру. Больше всего дальнейшее напоминало выкапывание картофеля с
раскисшего осеннего поля.
Минут через десять я критически взглянул на результат своих усилий.
Мальчишка выглядел вполне по-земному. Слегка загорелый темноволосый пацан,
исцарапанный в самых неожиданных местах. Серьезных ран, слава Богу, не было.
Сменив воду, я усадил его греться, а сам сходил в каюту.
Неожиданно возникающие проблемы лучше решать как можно быстрее. И с
наименьшей затратой сил... Достав из нагрудного кармана пластинку
внутрикорабельного фона, я коснулся сенсоров.
-- Ланс, ты занят?
На маленьком плоском экранчике возникло лицо второго пилота. Судя по
всему, он выбирался из узкой трубы, забитой паутиной проводов и вскрытыми
коробочками логических схем. Даже не подозревал, что на корабле есть такие
закоулки...
-- Не слишком, капитан. Заканчиваю настройку внешних детекторов.
Я усмехнулся. Вещь нужная, но запоздалая.
-- Ты можешь подойти ко мне в каюту?
-- Конечно, капитан, -- с готовностью отозвался Ланс. -- Что-то
случилось?
Я коротко пересказал ему произошедшее. Ланс тем временем выбрался из
туннеля и, не прерывая связи, направился к лифтовым шахтам. Краем уха
прислушиваясь к плеску за полуоткрытой дверью, я объяснил Лансу задание.
-- Мальчишку надо накормить, напичкать всеми лекарствами, которые
только можно ввести за один раз. Хорошенько расспросить, выяснить, где
расположено его селение. И доставить на флаере прямо к порогу.
-- Ясно.
Ланс уже спускался к нам в тесной кабинке скоростного лифта. Фон он
продолжал держать перед собой, и я заметил мелькнувшую на его лице тень.
-- Капитан, вы поручаете мне это задание, как самому младшему? --
обиженно спросил он.
Я примиряюще улыбнулся. Настоящая причина была еще обиднее -- Ланс
разбирался в ремонте электронных схем немногим лучше меня.
-- Да. Ты старше его лет на пять, вам будет легче найти общий язык.
Надо побыстрее избавиться от нашего юного гостя и продолжить подготовку к
старту.
Дверь лифта открылась. Ланс вошел, на ходу пряча фон в карман
комбинезона. Коротко спросил:
-- Он еще в ванной?
Я кивнул.
-- Можешь вытаскивать его из воды, вытирать и приступать к кормлению.
Управься побыстрее, хорошо?
Ланс хмуро пообещал:
-- Обязательно, капитан. В кадетском корпусе мне часто давали в
подшефные трудных новичков. Опыт имеется...
Я с трудом подавил улыбку. Ланса я знал достаточно долго, чтобы не
обращать внимания на напускную свирепость. В честном бою семнадцатилетний
пилот мог хладнокровно прирезать пару-другую противников. Но беззащитному
мальчишке он не даст даже шлепка.
Прикрыв глаза, я погрузился в дремоту. Имею я право еще на час сна,
пока Ланс будет возиться с юным туземцем...
-- Капитан!
Я удивленно посмотрел на Ланса, прогоняя сонное оцепенение. Такого
удивления в его голосе не было даже после поединка в Храме Вселенной, когда
я убил непобедимого Шоррэя Менхэма, владеющего мечом раз в сто лучше меня...
-- Капитан, -- уже тише повторил Ланс. -- Простите, но... на каком
языке вы разговаривали с мальчиком?
Наш ночной гость стоял за Лансом, кутаясь в огромное пушистое полотенце
и с любопытством поглядывая на пилота.
-- Глупый вопрос... на стандартном галактическом, конечно. Других я не
знаю.
-- Знаете, капитан, -- тихо возразил Ланс. -- А на галактическом
мальчишка не понимает ни слова.
Усталость окончательно лишила меня способности соображать. Я упрямо
повторил:
-- Мы говорили на стандарте, Ланс.
-- Откуда он может знать галактический язык? Планета крайне отсталая,
корабли на ней приземляются лишь случайно. Согласно справочникам, туземцы
общаются на нескольких местных диалектах...
Я подошел к мальчишке, присел перед ним на корточки. Спросил:
-- Ты понимаешь мою речь?
-- Да.
-- А то, что говорит мой друг?
-- Нет.
Я начал кое-что понимать -- но все еще слишком медленно. И тупо
спросил:
-- Каким языком ты владеешь?
Мальчишка зевнул. После горячей ванны он совсем размяк, его неудержимо
тянуло в сон.
-- Русским.
Я сел. Хорошо хоть не из стоячего положения. А Ланс разочарованно
спросил:
-- Так что же, это и есть Земля, принц?

3. Мозговая атака
Комната для совещаний рассчитана на большой, полноценный экипаж.
Сейчас, когда в ней находились только четыре человека, она казалась пустой.
Я обвел взглядом товарищей. Эрнадо, мой наставник в воинском искусстве,
бывший сержант, а ныне лейтенант императорских ВВС планеты Тар. Развалившись
в удобном мягком кресле, в накинутом поверх комбинезона свободном
`электризованном` плаще, он выглядел более чем мирно -- если бы не корявые
шрамы на скуле.
Ланс. Единственный курсант, уцелевший из двухсот тридцатого выпуска
офицерского корпуса на Таре. Получивший орден Верности -- высшую награду
своей планеты... И лишенный звания за решение прервать обучение и
отправиться со мной в бесконечный полет к Земле.
Редрак Шолтри. Один из лучших пилотов планеты Дальедо. Подонок.
Мошенник. И -- после сеанса гипнотического кодирования -- мой охранник
поневоле.
Экипаж. Два друга и один недовраг. Люди, по самым разным причинам
решившие помочь мне в поисках Земли.
Молчание затягивалось. Наверное, у всех было что сказать, но правила
устава и неписаные законы корабельной этики требовали первого слова от
капитана.
-- На моей планете, -- начал я, -- на той самой, которую мы так успешно
ищем уже два года, есть понятие мозговой атаки. Суть ее проста: говори любой
вздор по интересующей проблеме, а потом разбирайся, не сказано ли случайно
чего-то умного.
-- Ты всегда так делаешь, -- буркнул Эрнадо. Наш давний уговор избавлял
его от излишней почтительности в отношении ко мне.
Ланс кивнул, молча соглашаясь то ли с Эрнадо, то ли с моим
предложением.
Редрак заерзал в кресле. Недовольно произнес:
-- Я хотел бы вначале получить больше информации, капитан. Поговорить с
мальчишкой...
-- Он спит, -- твердо возразил я. -- Мальчик целую ночь провел в лесу,
под проливным дождем, ему надо отдохнуть.
-- Можно и разбудить, ничего страшного не случится. Лишняя
сентиментальность...
-- Отставить, Редрак! -- оборвал я его. -- Мальчишка с моей планеты,
понимаешь! Я за него отвечаю. И пока остаюсь капитаном на корабле, он будет
здесь гостем, а не пленником!
-- Я не совсем уверен, что мальчик действительно с Земли, -- упрямо не
сдавался Редрак.
-- Мы с Лансом проверяли все его слова на детекторе лжи. Тебе ведь
знакомо это устройство? -- съязвил я. Редрак замолчал. Удовлетворенный этим,
я продолжил:
-- Итак, что нам известно? Мальчика зовут Даниил, ему одиннадцать
лет...
-- Это земное имя? -- быстро спросил Редрак.
-- Земное. Не самое распространенное, но... Он живет в городе Курске.
Это земной город, Редрак! Я бывал там, проездом. И даже помню улицу, которую
назвал мальчик.
Редрак удовлетворенно кивнул. Эрнадо ухмыльнулся. Он откровенно
забавлялся происходящим, тем усердием, с которым Шолтри пытался разоблачить
подозрительного пришельца и отвести от меня малейшую опасность. Что
поделаешь -- если Редрак Шолтри почувствует личную вину за случившееся с
кем-нибудь из экипажа несчастье, в его подсознании сработает `мина
замедленного действия`. Гипнотический приказ активизируется, и он умрет...
Что он находится не на Земле, Даниил не предполагал. По его словам, он
заблудился в лесу, попал в какое-то болото и очень долго выбирался оттуда.
Потом стемнело, он шел через лес, не останавливаясь, потому что было очень
холодно и лил дождь. Даниил заметил, что деревья вокруг `странные`, но
значения этому не придал. Потом, наткнувшись на корабль, решил, что это
завод или станция космической связи. Нашел люк и принялся в него стучать...
-- Удивительная история, -- саркастически заметил Редрак. -- Заблудился
на одной планете, нашелся на другой. Шел через лес, раскинувшийся на
полконтинента, а набрел на единственный в этом мире звездолет. Причем именно
в тот момент, когда защитные системы выведены из строя, а капитан уснул в
шлюзе и может услышать стук. Постучаться в люк звездолета -- это же надо
додуматься!
Я хотел было одернуть Шолтри. Но меня опередил Ланс:
-- Недоверчивость штука полезная, Редрак. Но если ты не веришь
мальчишке, выскажи логичную версию случившегося.
Редрак пожал плечами.
-- С удовольствием. Начнем мозговую атаку с меня, капитан?
Я кивнул.
-- Версия первая -- мальчишка не землянин. И вообще не человек. Это
существо -- назовем его так, владеющее телепатией и способное перестраивать
свое тело. Оно вытащило из памяти капитана все, необходимое для имитации
земного ребенка, и проникло в корабль. Существо притворяется землянином --
потому что это родная планета капитана, первого, кто встретился ему на
корабле. Существо приняло облик ребенка, потому что это усыпляет нашу
бдительность... или же ему просто не хватает массы для имитации взрослого
человека.
-- А после того, как существо нас всех сожрет, массы у него хватит для
имитации бегемота, -- серьезным тоном подхватил Ланс. -- Чушь, Редрак!
Подобное сверхсущество сразу разделалось бы с капитаном, затем -- со мной.
Сейчас оно бы заканчивало переваривать вас с Эрнадо. К тому же мы проверили
мальчишку кибердиагностом. Никаких отклонений в организме нет.
-- Те остатки диагностической аппаратуры, которые есть на корабле,
ничего серьезного не выявят, -- неожиданно пришел на помощь Редраку Эрнадо.
-- Первая причина гораздо убедительнее. Полуразумный хищник напал бы сразу.
Разумное существо придумало бы более стройную версию.
-- Хорошо, -- легко согласился Редрак. -- Версия вторая. Мальчик --
местный житель, опять-таки владеющий телепатией. Аборигены заслали его,
чтобы овладеть кораблем. Возможности у него невелики, сил наших он не
знает... Вот и ждет, пока мы утратим бдительность.
На этот раз возражений не последовало. Но и поддержки Редраку не
оказали.
-- Твои версии кончились? -- поинтересовался я. -- Знаешь, на Земле ты
стал бы неплохим сценаристом фильмов ужасов... Ланс?
-- У меня лишь одна версия, -- слегка смущенно начал Ланс. -- Наверное,
я слишком доверчив, но мальчику вполне верю. Дело в том, что, согласно
теории гиперпространства, возможны самопроизвольные проколы четырехмерного
континуума. Короче, мальчик действительно с Земли. По естественным причинам
возник гипертуннель, перебросивший его на эту планету.
-- Слишком уж дикое совпадение, -- презрительно возразил Редрак. --
Мальчик попал туда, где находится единственный во Вселенной землянин,
покинувший свою планету!
-- А ты знаешь, что теория гиперпространства не разработана до конца?
-- с неожиданным жаром возразил Ланс. -- Капитан мог сыграть роль
катализатора переноса, живого маяка, на который наводится гипертуннель!
Мальчик попал туда, где есть крошечная частица Земли!
Я засмеялся. Сказал, обращаясь к слегка покрасневшему Лансу:
-- Слушай, твоя версия вполне правомерна... Я просто восхищен двумя
новыми именами, которые сейчас получил. Живой маяк и крошечная частица
Земли... Куда лучше, чем игрушечный лорд, верно?
-- Катализатор переноса -- тоже неплохо звучит, -- задумчиво сказал
Эрнадо.
Ланс покраснел до корней волос. Пробормотал:
-- Я же образно...
Привстав из кресла, я пожал ему руку. Сказал:
-- Мир, пилот. Извини. Честно говоря, твоя версия мне очень нравится...
Эрнадо?
Мой бывший инструктор достал из кармана коробочку со стимулятором.
Отправил в рот пахнущий цитрусами шарик. Тихо произнес:
-- В случайный гиперпереход я не верю... Если уж высказывать
сумасшедшие версии, то вот одна: Даниил -- действительно мальчик с Земли, но
умеющий усилием воли переходить через гиперпространство. В космосе ходят
легенды о таких людях... В такой версии наш капитан действительно мог
сыграть роль `маяка`.
-- Это лишь легенды, -- с сомнением сказал Ланс. -- Из разряда живых
планет и озер бессмертия. Такие трюки были не под силу даже Сеятелям и их
врагам.
-- Возможно. Вторая версия будет реальнее...
-- Спасибо, что предупредил... -- буркнул Редрак.
-- Она соединяет в себе предположения Ланса и Редрака, -- невозмутимо
продолжал Эрнадо. -- Я начну издалека. Как получилось, что мы вышли из
промежуточного гиперпрыжка возле этой планеты, а не в районе Схедмона, куда
направлялись?
-- Флюктуация поля, -- с досадой ответил Редрак. -- Такое случается,
хотя и редко.
-- Очень редко. Тебе это известно лучше меня... Продолжим. Что делал на
орбите планеты пиратский корабль? Здесь для него нет никакой поживы.
-- Скрывался от патрульных крейсеров сектора, -- предположил Ланс.
-- Тоже возможно. Но зачем он атаковал наш звездолет? На полицейский
крейсер мы не похожи, но и на легкую добычу -- тем более. Что и
подтвердилось в ходе боя.
-- Ты хочешь сказать, -- вступил я в разговор, -- что против нас идет
война?
-- Война, или жестокая игра -- как угодно. Мы искали Землю два года,
капитан. И большей частью путешествие напоминало экскурсию по
малоисследованным районам космоса. Прыжок к звезде спектрального класса
Солнца, проверка планет... Еще два-три прыжка -- и возвращение на ближайшую
обитаемую базу. Ремонт, заправка, отдых... Но за последний месяц ситуация
изменилась. Карантин на Ледовом Куполе. Некачественное горючее, проданное на
Оранжевой. Отказ в ремонте корабля шестой и четырнадцатой космобазами.
Полицейский штраф за сверхнормативное излучение двигателей.
-- Ты хочешь сказать, -- с тихой яростью произнес Редрак, -- что все
неприятности начались после моего появления на корабле? Не так ли?
Эрнадо выдержал его взгляд.
-- Верно. Из-за твоего появления на корабле, но вовсе не из-за тебя
самого. Подобный массированный нажим тебе просто не под силу. Скорее, ты
действительно навел нас на след Земли. И кому-то это не понравилось.
Наступила тишина. Я с трудом заставил себя заговорить:
-- Эрнадо, ты ошибаешься. Кому повредит, если мы найдем Землю? В
галактике десятки тысяч обитаемых миров, торгующих и враждующих между собой,
на всех ступенях развития -- от деревянного плуга до гиперпространственных
звездолетов. Кому помешает еще одна -- не самая цивилизованная, не самая
сильная и даже не самая красивая? Кто будет нам мешать?
-- Не знаю, капитан. Но я чувствую нажим -- и он все усиливается.
Началось с мелких неудобств -- а кончилось космическим боем. И мальчик --
лишь очередное звено в цепи.
-- Очередное мелкое неудобство, -- попытался пошутить Редрак.
-- Надеюсь, что так. Я думаю, что Ланс прав, и Даниил действительно с
Земли. Допускаю, что сам он не подозревает о происходящем... Но появился он
у корабля не случайно. Его доставили с Земли -- во сне, или под парализующим
лучом, похитив во время прогулки в лесу. Гиперпространственный туннель
выбросил бы мальчишку в любой точке планеты, так что с ним наверняка были
сопровождающие на катере. Даниила высадили возле нашего корабля, задали
направление движения под легким гипнозом... И проконтролировали дальнейшее,
пользуясь тем, что наш корабль после поя ослеп и оглох.
-- Переброска катера через гипертуннель... Десять -- пятнадцать тонн
массы, -- вслух прикинул я. -- Ты представляешь, сколько энергии на это
уйдет? Дешевле нанять эскадру кораблей для нашего уничтожения! Чем может
помешать одиннадцатилетний пацан, не знающий о своей роли!
-- Скажи честно, Сергей, -- тихо спросил Эрнадо. -- Когда ты узнал, что
мальчик с Земли, поговорил с ним -- тебе не захотелось бросить поиски?
Вернуться на Землю через гиперпереход, увидеть родных и друзей -- зажить
прежней жизнью, но с новыми знаниями и возможностями?

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован