17 января 2002
120

НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Виталий Калинин

Свидание с марсианкой

Весна в этом году запоздала. Поезд громыхал по рельсам, менялись
названия городов, а на всей Европейской равнине стояла одинаковая погода:
ослепительно сверкал на солнце снег, вызывая заманчивое желание
пробежаться на лыжах, полной грудью вдохнуть морозный воздух.
А ведь через три дня - апрель, и длинный состав везет меня не
куда-нибудь, а на `Аэлиту`. Я валяюсь на верхней полке и листаю - в
предвкушении праздника - репортажи, статьи, об `Аэлите` прошлых лет,
объемистую пачку разрозненных заметок. И пока в пути ничего не происходит,
я буду рассказывать вам об истории этого знаменитого фестиваля фантастики.


* * *


Говорят, фантастика - это всего лишь часть литературы. Ничего
подобного! Есть, разумеется, любители, критики, библиографы, скажем,
деревенской прозы или постмодернизма. Но ни с каким литературным течением
не происходило того, что случилось с фантастикой: возникло организованное
сообщество любителей фантастики, которое пришло к осознанию себя. Родился
фэндом.
Во всем мире фэны съезжаются на регулярные встречи и присуждают награды
фантастам. Такие мероприятия называются конвентами, или, сокращенно,
конами.
Фэндом в начале сложился в Соединенных Штатах, Западной Европе. К концу
семидесятых и у нас во многих городах Союза появляются неформальные клубы
любителей фантастики (сокращенно - КЛФ). Между клубами устанавливаются
связи, начинается переписка. Выходящий в Свердловске `Уральский следопыт`
регулярно печатает фантастику. И, что важно, не только фантастику:
адреса КЛФ, новости фэндома.
Американцы первыми учредили награду в области фантастической
литературы. Стоящую на стабилизаторах серебристую ракету - премию Хьюго
- в 1953 году получил Альфред Бестер за роман `Разрушенный человек`.
Среди участников КЛФ давно обсуждалась идея создания подобного
отечественного приза. Воплощать идею в жизнь взялась редакция журнала
`Уральский следопыт`. Главными энтузиастами, как вспоминал И.Г.
Халымбаджа, были москвич Сергей Абрамов, и свердловчане: главный редактор
`Уральского следопыта`
Станислав Мешавкин, фантаст и приключенец Юрий Яровой и Владислав
Петрович Крапивин, которого, надеюсь, представлять не надо.
Осуществить эту идею было нелегко. В то время подобная инициатива
требовала согласования с идеологическим отделом обкома КПСС. Пришлось идти
на различные ухищрения. К счастью, приближалось 20-летие полета Гагарина.
Кроме того, приз обещали вручить А.П. Казанцеву, как бы в честь 75-летия.
Удачной мыслью оказалось пригласить в жюри дважды Герой Советского
Союза летчика-космонавта О.Г. Макарова.
И, наконец, после долгих мытарств Совет министров РФ утвердил положение
о премии. Был объявлен конкурс на лучшее название.
Как и следовало ожидать, в `Уральский следопыт` пришли сотни писем с
вариантами. В конце концов остановились на `Аэлите` - имени героини
романа Алексея Толстого. Быть может, удачный выбор названия и
предопределил будущий феерический успех конвента.
Собственно `Аэлита`, сам приз, тоже явился итогом коллективных усилий.
Яровой и Крапивин рисовали эскизы, Михаилу Надеенко принадлежит
окончательное художественное решение, которое камнерез Виктор Саргин
мастерски воплотил в камне.
`Аэлита` представляет собой увесистую статуэтку из полудрагоценных
камней, обвитую титановыми лентами и увенчанную светлым полупрозрачным
шариком. К каждому конвенту Виктор Саргин создает очередную `Аэлиту`,
немного отличающуюся от предыдущих.
Лауреатами первой премии `Уральского следопыта` стали братья Стругацкие
(за повесть `Жук в муравейнике`) и А.П. Казанцев (за общие заслуги в
развитии фантастики).
Торжественное вручение призов вручение призов проходило в ДК
Автомобилистов где обосновался свердловский КЛФ `Радиант`. Под бурные
аплодисменты собравшихся Станислав Мешавкин - Аркадию Стругацкому, Сергей
Абрамов - Александру Казанцеву строго одновременно (во избежание
недоразумений) вручили мраморные статуэтки.
Казанцев и Стругацкие - представители разных, и не только литературных
поколений, трудно ожидать у них общих художественных принципов и взглядов
на жизнь. Казанцев символизировал консервативное направление, ту особую
фантастику тоталитарного общества. Личные взаимоотношения между лауреатами
тоже оставляли желать лучшего. Однако на `Аэлите` оба мэтра с большим
уважением отзывались друг о друге, Казанцев даже взял у Аркадия Натановича
автограф для своего сына Олега, морского офицера.
В общем, праздник фантастики удался на славу.
Позже Казанцев написал необычный для его манеры юмористический рассказ
о приключениях в поезде по дороге на конвент - почти в духе `фэн-фикшен`.
Что не говорите, ребята, а в конвентах есть что-то мистическое. Даже
`целаканта` отечественной фантастики кон может временно превратить в
`нашего человека`.
Специально на церемонию вручения премии приехали представители `Рифея`
из соседнего уральского города - Перми. В конце июля этого же года
`рифейцы` устроят свой собственный конвент.
Тогда же было решено использовать вручение награды `Следопыта`
как хороший повод для встречи любителей фантастики.
И следующей весной ребята из свердловского клуба `Радиант`
разослали приглашения фэнам по всему Союзу. На `Аэлиту`-82 прибыли
делегаты владивостокского `Комкона-3`, волгоградского клуба `Ветер
времени`, тираспольского `Альтаир`, новосибирской `Амальтеи`, пермского
`Рифея` и многих других. Лауреатом `Аэлиты` в восемьдесят втором году стал
Зиновий Юрьев за неплохую книгу `Дарую вам память`.
Конвент набирал обороты. В 1983 году по данным И.Г.
Халымбаджи, который вел летопись фестиваля, на встречу с девушкой
красной планеты приехало 70 человек из 36 городов. А статуэтка из
уральских самоцветов осталась в Свердловске.
Премия была присуждена Владиславу Петровичу Крапивину за повесть `Дети
синего фламинго`, включенную впоследствии в школьные программы по
литературе.


* * *


Незаметно наступил вечер, и черные строчки текстов стали сливаться.
Колеса отбивали по рельсам оптимистический ритм, со всем подряд соглашаясь
: да-да - да-да, да-да - да-да. Волга давно осталась позади, за окном
упиралось в горизонт заснеженная, отливающая синевой поверхность. Снега,
снега... В высоком небе уже зажглись самые нетерпеливые звезды. Поезд
спешил на восток.
Кажется, это Вольтер сказал, что если бы загадочно мерцающие небесные
светила были видны только в одном месте на Земле, со всех концов света
туда тянулись бы паломники. Кстати, помните, что означает марсианское имя
Аэлита? `Свет звезды, видимый последний раз`.
Постепенно сгустились сумерки. Заливший купе желтый свет погрузил окна
в черноту и отгородил наше маленькое пространство от внешнего мира. Стало
как-то особенно, по-дорожному уютно. В нашу `каюту` заглянула добродушная
проводница, и на столике появились стаканы чая.
Я сладко потянулся. Что же было на `Аэлите` 1984 года?
Хорошо известно, что в этот год, по горькой иронии судьбы совпадающий с
названием известной антиутопии, резко усилились гонения на клубы любителей
фантастики. Говорят, что на этот счет было даже какое-то секретное
постановление ЦК КПСС. Еще бы - переписка с иностранными фантастами,
переводы не получивших санкцию цензуры фантастических произведений, выпуск
любительских журналов - самиздат!
И грянул гром. В `Комсомолке` вышла разгромная статья `Меняю фантастику
на детектив`, где фэны представлялись заурядными книжными спекулянтами.
Компетентные органы вызывали для бесед руководителей КЛФ. Во многих
городах клубы были по-просту распущены.
А в Свердловске готовился большой праздник. Лауреатом `Аэлиты`
стал один из самых уважаемых наших фантастов Сергей Снегов.
Человек сложной судьбы, он из тех легендарных физиков, на чьих плечах
лежит груз ответственности за раскрытие тайн атомного ядра. Ему пришлось
испытать на себе и творческий успех крупного ученого и жесткие тиски
сталинской эпохи. Почетную награду жюри присудило Снегову за трилогию
`Люди как боги`.
Но, увы, идеологические органы признали присутствие делегаций из других
городов на церемонии чествования калининградского фантаста нежелательным.
Свердловчане были вынуждены в экстренном порядке рассылать телеграммы,
отменяющие приглашения. Все равно, всеми правдами и неправдами любители
сотни любителей фантастики приехали в Свердловск. И фестиваль состоялся.
В 1985 году негативное отношение к фантастике усиливалось. И все же на
`Аэлиту-85, лауреатом которой стал Сергей Павлов за дилогию `Лунная
радуга`, на свой страх и риск съехалось около сорока фэнов.
В 1986 году `Аэлита` не проводилась. Горечь и ностальгию испытывали
любители фантастики в ту далекую весну. Наверное, что-то подобное
чувствовал инженер Лось, покидая Марс.
Но вот подул ветер перемен. 24 апреля 1987 года в Свердловске вновь
открылся знаменитый конвент. На фестиваль прибыло 152 гостя из 48 городов.
`Аэлиту` получила Ольга Николаевна Ларионова за повесть `Соната моря`.
Приз вручил Владислав Петрович Крапивин. `Несправедливо, - говорил он, -
что `Аэлиту`, приз с женским именем, получали только мужчины.
Теперь дискриминация устранена`. Вообще, о дискриминации говорили все,
главным образом о дискриминации фантастической литературы. В воздухе
запахло перестройкой.
В доме литератора прошло выездное заседание совета по приключениям и
фантастике. Выступали: Север Гансовский, Сергей Другаль, Сергей Казанцев,
Виталий Бабенко. Бравшие слово фантасты критиковали издательство `Молодая
гвардия`, `где вместо лучших новинок фантастики выпускается на свет поток
серой и низкопробной продукции`. Сетовали, что у нас в стране журнала,
полностью посвященного фантастике. Редакция `Следопыта` объявила об
увеличении журнальной площади под фантастику. Фантастика теперь будет
печататься в `журнале в журнале` `Аэлита`.
На `Аэлите-87` произошло еще одно важное событие. В честь 80-летия со
дня рождения Ивана Антоновича Ефремова, журнал `Уральский следопыт` и
объединение `Уралгеология` учредили приз имени И.А. Ефремова. Он должен
вручаться ежегодно за вклад в пропаганду советской фантастики. Лауреатом
нового приза стал Георгий Гуревич.
Кроме того, на конвенте состоялась премьера фильма Георгия Данелия
`Кин-дза-дза`.
`Аэлита`-88 совпала с 30-летием `Уральского следопыта`. В гости в к
журналу приехало 280 фэнов из 63 городов Советского Союза. 13 мая во
Дворце молодежи Станислав Мешавкин вручил главный приз конвента Виктору
Колупаеву. Загадочный автор из Томска удостоился `Аэлиты-88` за сборник
`Весна света`. Приз имени Ефремова присудили Виталию Бугрову и Дмитрию
Биленкину (посмертно).
Впервые прозвучала песня Михаила Якубовского, знаменитая `Аэлита`:
От родимого дома, от Камчатки и с Дона Мы сюда прилетели не зря.
Что там Ялта и Сочи, нам понравилось очень Собираться в Свердловске,
друзья!
Завершился конвент грандиозным карнавалом в ДК автомобилистов.

Следующая `Аэлита` состоялась с 19 по 21 мая 1989 года, и была
рекордной по числу участников (447 делегатов, представлявших 127 клубов из
97 городов). И не только. Такой фантастической неразберихи в прежние
конвенты не было. Разве что после.
И.Г.Халымбаджа вспоминает: `Положение с размещением иногородних
участников, кроме их рекордного количества, усугубилось тем, что ряд
гостиниц города в том году был отдан под размещение сотен семей,
пострадавших от взрыва на Сортировке 1988 года, и теперь, после расселения
постояльцев по новым квартирам, в гостиницах потребовался ремонт.
Оказались бессильны помочь и обком КПСС и обком комсомола.
Кончилось все тем, что гостей расселили в ведомственных домах для
приезжих, в учрежденческих общежитиях, главным же образом - в помещении
школы-интерната на Уралмаша, на день раньше обычного отпустившей по домам
своих воспитанников. Этот интернат N 18 тут же получил временно-постоянное
наименование `Ангар-18.`
Приз `Аэлита` за книгу `Инстинкт` получил Север Гансовский. К
сожалению, достигший почтенного семидесятилетнего возраста лауреат по
состоянию здоровья не смог приехать на конвент. Он сломал ногу, слишком
лихо гоняя на мотоцикле.
Приз за него получил Можейко. Игорь Всеволодович столь охотно позировал
с `Аэлитой` перед многочисленными фото- и кинокамерами, что у фэнов
невольно рождалась мысль, что вот есть неплохой писатель Кир Булычев,
который тоже достоин главной награды в фантастике. Увы, Булычеву пришлось
ждать этой награды до 1997 года.
Приз имени Ефремова присудили летчику-космонавту Георгий Гречко за
телепередачу `Этот фантастический мир`.
В этом же году число вручаемых на `Аэлите` наград увеличилось.
Список пополнила премия `Старт`, присуждаемая авторам за лучшую
дебютную книгу. Такой книгой в 1989 году был признан сборник `Чья
планета?`. Темную каменную пластину с устремленной вверх стрелкой увез в
Киев Борис Штерн. Это приз, как и все предыдущие награды, изваял из
уральских самоцветов Виктор Саргин.
В 1990 году `Аэлиту` удалось включить в программу III Всесоюзного
фестиваля народного творчества. Благодаря спонсору - фирме
`Интерхоббитехника` (фэнтезийное название!)
`Аэлита-90` проводилась на живописной турбазе `Хрустальная`, в
окрестностях Свердловска. На вручение призов в ДК `Урал` фэны были
доставлены на автобусах.
Призы распределились так:
`Аэлита` - Олег Корабельников за трилогию `К востоку от полуночи` Приз
имени И.А. Ефремова - Виталий Бабенко. `Старт`
- Андрей Столяров за сборник `Изгнание беса`.
Именно на этой `Аэлите` организационно оформилось объединение
поклонников и исследователей творчества братьев Стругацких `Людены`. По
инициативе красноярского КЛФ `Вечные паруса`
собирались участники будущих `Хоббитских игрищ`, зарождалось ролевое
движение.
`Аэлита` следующего, 1991 года была менее многочисленной:
начали сказываться экономические трудности.
Лауреатом главного приза стал Владимир Михайлов за дилогию `Капитан
Ульдемир`, Приз имени И.А. Ефремова был присужден Игорю Георгиевичу
Халымбадже, знаменитому библиографу фантастики, организатору фэн-движения.
Фестиваль `Аэлита`
своим успехом во многом обязан этому человеку. А обладателем
`Старта-91` стал Вячеслав Рыбаков за быстро заслужившей читательское
признание роман `Очаг на башне`.
В 1992 году удалось найти спонсоров, Аэлита оказалась многочисленной.
Прибыло более 600 гостей.
В этот раз главный приз вновь остался в столице Урала.
Свердловчанин Сергей Александрович Другаль получил `Аэлиту` за книгу
`Василиск`. Приза Ефремова удостоился питерский прозаик и критик Андрей
Дмитриевич Балабуха. Третий приз - `Старт` - был вручен, Алесандру
Тюрину и Александру Щеголеву за сборник повестей `Клетка для буйных`.
В 1993 году экономическая ситуация в стране стремительно ухудшается.
Серьезные финансовые трудности испытывает `Уральский следопыт`. На
фестиваль прибыло только 109 гостей из 41 города. Зал ДК `Урал` оказался
теперь бы слишком просторным, церемонию вручения наград решено было
проводить в старом добром ДК автомобилистов. `Аэлиту` получил Василий
Звягинцев за роман, ставший в последствии эпопеей, `Одиссей покидает Итаку`
Премия имени И.А. Ефремова в 1993 году не присуждалась. Лучшей дебютной
книгой признан сборник `Атомный сон` Сергея Лукьяненко.
Вручение призов `Аэлиты-94` состоялось 20 мая в ДК автомобилистов.
Присутствовало только 60 иногородних гостей.
Лауреатом `Аэлиты-94` стал Геннадий Прашкевич. Премия присуждена ему за
цикл `Записки промышленного шпиона` вообще и повесть `Спор с дьяволом` в
частности.
Приз `Старт присужден москвичу Андрею Щербаку-Жукову за книгу `Сказки о
странной любви`.
Следующей `Аэлиты` пришлось ждать два долгих года. Из-за известных
событий в экономике `Уральский следопыт` оказался на грани закрытия. Умер
Виталий Иванович Бугров, бессменный редактор отдела фантастики, человек, с
которого начинался отечественный фэндом.
Два года прошли без `Аэлиты`. Только эльфы-ролевики в день весеннего
равноденствия встречающие свой новый год, нарушали спокойствие
Екатеринбурга, напоминая о былой славе фестиваля.
И все же `Аэлита` вернулась...
Возрожденный конвент проходил с 31 мая по 2 июня 1997 года.
Спонсором фестиваля выступила екатеринбургская Ассоциация книжной
торговли `Книжный клуб`.
На празднике присутствовало более 60 иногородних гостей.
Вручение премии состоялось в КОСК `Россия`, во время еженедельной
книжной ярмарки. Несколько сот фэнов затерялись в многотысячной шумной
толпы посетителей. Лауреатами в этом году стали два историка: Можейко и
Шмалько. Игорь Всеволодович Можейко, он же Кир Булычев удостоился
`Аэлиты`, а Андрей Шмалько, известный так же как Андрей Валентинов,
получил премию `Старт`.
Приз имени И.А. Ефремова был присужден Евгении Ивановне Стерлиговой,
замечательному художнику, работающему в области фантастики, автору
непревзойденных иллюстраций В.П. Крапивина.

В память Виталия Ивановича Бугрова был учрежден мемориальный приз,
присужденный Вл. Гакову и авторскому коллективу первой отечественной
энциклопедии фантастики.
В библиотеке ДК `Урал` проводились семинары: молодых авторов,
фантастиковедения, библиографии, фэнпрессы.
Фестиваль завершил устроенный ролевиками карнавал в ДК МЖК, перешедший
в длившийся до утра концерт и переместившийся под своды резиденции фэнов
- - гостиницы `Большой Урал`.
На `Аэлите-98` призы достались следующим гражданам.
Евгений Гуляковский `как пионер жанра `космического боевика` в
советской фантастике` удостоился `Аэлиты`.
Михаил Тырин из Калуги (фэн, писатель, журналист, автор-исполнитель)
получил `Старт` за дебютную книгу `Тень покровителя`.
Сергей Казанцев, тогдашний редактор отдела фантастики `Уральского
следопыта` был удостоен премии имени Бугрова.
Премия им. И.А. Ефремова досталась Александру Каширину, создавшему
`Стожары` - первый специализированный книжный магазин, представляющий
исключительно фантастическую литературу. `Стожары` превратились в
литературный клуб, где по пятницам приходили традиционные встречи авторов
с читателями.
К сожалению, ныне знакомый каждому фэну магазин на Варшавском шоссе
закрыт, а знаменитая стена с автографами фантастов (и моим любимым: `Я
здесь не был. Виктор Пелевин`) по слухам, лежит, всеми забытая в подвале
некой фирмы.
На этом конвенте сохранились организационные недостатки прошлогодней
`Аэлиты`: и вручение призов на территории книжного рынка, и проведение
основных мероприятий в разных концах города. Помимо вручения призов, на
фестивале было много интересного - и традиционные семинары, и турнир
исторического фехтования и бал-маскарад. Но почему-то лауреату `Аэлиты-98`
Евгению Гуляковскому больше всего запомнился малозначительный, в
общем-то, эпизод выбрасывания фэнами в три часа ночи телевизора из окна
гостиницы `Большой Урал`.
25 марта 1999 года должна была открыться шестнадцатая по счету
`Аэлита`. Случилось непредвиденное. За шесть дней до начала конвента не
выдержало сердце ее главного организатора. Смерть Игоря Георгиевича
Халымбаджи потрясла фэндом. Ведь не секрет, что многие фэны приезжали не
столько поучаствовать в мероприятиях конвента, сколько повидаться с Игорем
Георгиевичем.
Сама `Аэлита` прошла на очень достойном уровне. Семинары проходили в
библиотеке Главы города, вручение призов - в сказочно красивом, в духе
Бажова, Камерном театре. Все это - в окрестностях гостиницы `Большой
Урал`, места `компактного проживания` гостей фестиваля.
Лауреатом главного приза помолодевшее жюри фестиваля назвало Сергея
Лукьяненко, которому Кир Булычев и вручил `Аэлиту-99`.
Остальные призы, которыми награждала сама хозяйка Медной горы,
распределились так. `Старт` получил Андрей Вячеславович Плеханов; приз им.
И. Ефремова - Александр Викторович Сидорович, организатор `Сидоркона`,
прошу прощения, питерского фестиваля фантастики `Интерпресскон`. Евгений
Викторович Харитонов, редактор журнала `Библиография`, был удостоен премии
им. В.И. Бугрова.
Проведение `Аэлиты-2000` вновь оказалось под вопросом.
Предлагали даже перенести фестиваль из Екатеринбурга в Томск, где
Буркин и Колупаев горели желанием устроить в своем городе конвент. В итоге
в Екатеринбурге средства были найдены и любители фантастики получили
приглашения в столицу Урала. Но старания томских энтузиастов не пропали
даром. В конце июля в Томске должен состояться конвент `Урания`, причем,
увы, непосредственно перед пермским фестивалем `Фэндом-2000`.
Ну что же, здравствуй, `Аэлита-2000`!
Железнодорожное путешествие подходило к концу. Вот поезд замер на
пятнадцать минут у перрона, аккуратно очищенного от снега.
Справа возвышалось здание длинного вокзала, за которым угадывалась
громада знакомого по прошлому году города.
Пермь... Поезд тронулся и вскоре индустриальный пейзаж сменился крутыми
бело-зелеными волнами - заснеженными холмами покрытыми хвойным лесом. Я
не сразу понял, что это Уральские горы.
Но вот и долгожданный Екатеринбуг. Вокзал, слишком маленький для
столицы Урала, кипел народом, словно собравшимся сюда на перманентный
митинг. С трудом пробравшись сквозь толпу, я очутился на привокзальной
площади. В городе стояла пасмурная зима. Суетливые таксисты наперебой
предлагали свои слуги.
Ничто не выдавало сказочного фестиваля, спрятавшегося в погруженном в
повседневные заботы городе. А вот прошлым летом в Перми уже на вокзале
гостей встречали плакаты с символикой фестиваля.
`Большой Урал` оказался в пяти минутах езды от вокзала. Я открыл
тяжелую входную дверь и... оказался на `Аэлите`!.
Куда-то спешил, взбегая по лестнице, Харитонов, рассматривал, улыбаясь
собственным мыслям, витрину с горячительными напитками Юлий Букин. Воха
Васильев пытался администраторше предложить свои услуги по ремонту
принтера. Пермские фэны тихо стояли в очереди (из-за неполадок с
допотопным печатающим устройством фэнов заселяли утомительно долго), Кумок
вежливо на поминал, что пора всем пройти на семинар.
Основные события конвента происходили там же, где и в прошлом году: в
`Большом Урале`, библиотеке Главы города, Камерном театре.
На семинаре по фантастиковедению Августа Косарева рассказывала об
особенностях жанра фэнтези, Татьяна Суворова своем выступлении привлекала
внимание к этическим аспектам литературной критики (в связи с известными в
узких кругах `работами` А. Лурье). Александр Климай из Кургана разъяснял,
как он сочиняет продолжения `Человека - амфибии` и `Путешествия Нильса с
дикими гусями`. Спорили, должен ли литературный герой страдать и может ли
быть критика объективной.
Семинар проходили в беспокойной обстановке. То и дело в конференц-зал
осторожно заходили только что прибывшие фэны, раздавались приветственные
возгласы, пожимались руки. Любители фантастики пребывали в возбужденно -
радостном состоянии. Фэны поминутно выходили покурить; трудно было сидеть
и чинно слушать доклады. Основное общение проходило в кулуарах.
После перерыва, во время которого толпа фэнов оккупировала ближайшее
кафе, состоялись пресс-конференция, в которой участвовал Геннадий
Прашкевич, Сергей Лукьяненко и Наталья Резанова.
Во второй день конвента уютный конференц-зал библиотеки Главы города
принимал у себя два семинара: библиографии и фэн-пресссы. Речь шла об
издании словаря- справочника, составленного И.Г. Халымбаджой, об
учреждении ежегодного библиографического бюллетеня Бугрова-Халымбаджи.
Обсуждалась многолетняя проблема издания специализированного журнала
фантастики.
В конце дня на библиотеку пала тень каравеллы. Встречаясь взглядами с
ребятами в якро-оранжевых рубашках с золотыми погонами и черно-красными
галстуками, тусовочного облика фэны несколько смущались и невольно
распрямлялись, подтягивались.
Юнкорры `Каравеллы` в течение двух часов вежливо `допрашивали`
Геннадия Прашкевича, Юлия Буркина и своего старого любимца Сергея
Лукьяненко. Зал был полупустым: заглянув в дверь и увидев `мальчиков со
шпагами`, фэны предпочитали ретироваться.

Ветераны вспоминали о феерическом зрелище, когда в 1983 году, во время
вручения `Аэлиты` Крапивину зазвучала гулкая барабанная дробь -
барабанщики `Каравеллы` в клочья разрывали тишину, играя марш в честь
своего Командора.
Отряд, созданный Владиславом Крапивиным, живет и по-прежнему учит ребят
честности, верности идеалам, бескомпромиссной борьбе со злом. И
по-прежнему испытывает трудности, те же, что и двадцать лет назад.
Владислав Петрович с присущим ему юмором рассказывал, как нынешние деятели
то предлагают перевести отряд на `коммерческую основу`, тот грозятся
отобрать помещение, то насылают санэпиднадзор. В общем, читайте `Мальчик
со шпагой`.
Параллельно в Музее писателей Урала два дня работал семинар молодых
авторов под руководством Ольги Славниковой. Мне там побывать не удалось,
но слышал, что туда особенно стремился попасть Владимир (Воха) Васильев.
С приходом сумерек фэны возвращались в `Большой Урал`.
Наступало время для коллективного неформального общения. К сожалению,
гостиница не слишком приспособлена для такого рода мероприятий. Гостей
фестиваля размещали на разных этажах, собраться можно было разве что в
одном из номеров. Говорят, что номера `Большого Урала` обладают свойством
растягиваться.
И это так, иначе как две комнатушки снятого `люкса` смогли вместить
почти всех гостей, екатеринбургских фэнов и лауреатов?
Надо сказать, что на `Аэлите` есть еще и пятый неофициальный приз приз
- `Аэлитр`. В соревновании за почетный трофей вступило множество
любителей фантастики, а немногие сравнительно малопьющие фэны откровенно
скучали.
Теперь - о лауреатах `Аэлиты-2000`. Жюри фестиваля определяет
достойных загодя и не делает тайны из своих решений. Поэтому имена будущих
обладателей статуэток из уральских самоцветов известны всем задолго до
вручения призов. Это обстоятельство лишает конвент интриги, напряженности.
То ли дело на `Интерпрессконе`! Но такова традиция, которую я не нарушу:
расскажу о лауреатах, а потом - о церемонии награждения.
Итак, лауреатом `Аэлиты-2000` стал известный поэт и прозаик из
Петербуга Вадим Сергеевич Шефнер. Как гласит решение жюри, премия
присуждена за вклад в фантастику и особо - за роман `Лачуга должника`.
Трудно найти писателя, более достойного главной награды в отечественной
фантастике. На `Аэлиту-2000`
выдвигалось много достойных кандидатур, но все номинанты, и особенно
горячо - Святослав Логинов просили присудить основную премию их старшему
коллеге Вадиму Сергеевичу Шефнеру.

Наиболее вероятным кандидатом на премию `Старт` считался питерский
литератор Павел Шумилов, автор многотомной эпопеи о драконах-прогрессорах.
Все же большинством голосов жюри присудило премию `Старт` Наталье
Владимировне Резановой из Нижнего Новгорода за книгу `Последняя крепость`.
Наталья Владимировна хорошо известна любителям фантастики не только как
прозаик, но и как редактор и публицист.
Заслуги Нины Матвеевны Берковой, с чьим именем связаны легендарные
Малеевские семинары, школу которых прошли многие популярные ныне фантасты,
отмечены премией имени И.А.
Ефремова.
Приз имени В.И. Бугрова присужден московскому критику Владимиру
Львовичу Гопману.
Мемориальная премия имени И.Г. Халымаджи находится пока что в стадии
замысла.
Ну, а `Аэлитр` - литровая кружка, обвитая лентой и увенчанная пробкой
досталась легендарному Владимиру Борисову, живому людену, сотруднику БВИ
- Большого Всепланетного Информатория.

Вручение приза (при этом лауреату предстояло выпить литр огуречного
рассола) состоялось на карнавале, устроенном ролевиками. Фэнов там было
мало: основные силы научной фантастики оттянул банкет в `Уральском
следопыте`.
Карнавал, как всегда произвел двойственное впечатление. Как бы это
объяснить? Вот стоит передо мной необычное существо.
Традиционная одежда, кинжал за поясом и то, как церемонно он попросил
меня посторониться (я суетился с фотоаппаратом, выискивая удачный кадр) -
все выдавало в нем хоббита. За моей спиной раздалась мелодичные звуки
старшей речи. Две ослепительно красивые девушки с мудрыми глазами, не
соответствовавшими юному возрасту, вели непринужденную беседу.
И тут же под музыку кривлялся парень в кедах и майке с надписью
`Спартак`. Его костюм довершал ковыряльник на боку, уродливый шлем и
бутылка пива в руках.
`Аэлита-2000` подходила к концу. И тут я задумался: ведь я наверняка
буду писать отчет о фестивале. О чем я расскажу читателям? Ведь по
сравнению с конвентами прошлых лет нынешняя `Аэлита` прошла довольно
скромно. Бывалые фэны с ностальгией вспоминали коны начала 90-х годов,
особенно - `хрустальную`
`Аэлиту`.
`Расскажешь об истории фестиваля, о природе, о погоде`, - советовали
опытные журналисты. Ну что же, марсианка - девушка молодая, ей всего-то
стукнуло двадцать лет. У нее еще все впереди. Пусть не было феерического
ощущения праздника фантастики. Но все же...
Но все же пасмурным утром любители фантастики продолжали съезжаться на
фестиваль. Как это у Сергея Бережного:
...Посадка. Самолет на полосе.
К перрону подкатил свердловский поезд.
Ямщик заткнул двугривенный за пояс И звездолет в Кольцово мягко сел.
В этот первоапрельский полдень в Камерном театре сгустились силовые
линии отечественной фантастики. В фойе - сотни знакомых и незнакомых лиц,
среди которых - лауреаты этого года и прошлых лет. Вот и Владислав
Петрович, с доброй улыбкой и элегантной тростью. Зазвучала музыка,
открылся занавес.
Смешной и ехидный диалог актеров, в котором досталось очень многим. И
награждение лауреатов.
Приз имени Бугрова вручал по традиции сын Виталия Ивановича - Дмитрий
Витальевич Бугров, декан исторического факультета Уральского
государственного университета. Остальные призы дарила мисс `Аэлита` -
очаровательная Ольга Рачеенкова. К сожалению, ни Вадим Сергеевич Шефнер,
ни Нина Матвеевна Беркова не смогли приехать на фестиваль, почетную миссию
доставить призы лауреатам в Петербург и Москву взяли на себя Василий
Владимирский и Евгений Харитонов.
А когда шумной толпой фантасты вышли на улицу, собираясь на банкет в
родное каждому фэну здание на улице Декабристов, оказалось, что в
окружающем мире произошли серьезные изменения. Ярко сверкало солнце, на
глазах оседали сугробы почерневшего снега, по улицам бежали ручьи,
разливаясь в лужи, отражавшие бескрайнее синее небо. В город пришла весна!


В статье использованы фотографии автора, а так же фотоматериалы со
странички фантастики httр://www.trее.bооm.ru с любезного разрешения Юрия
Зубакина.


июль, 2000

`Редкая птица N14`

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован