21 февраля 2007
1811

Никаких прогнозов - только предположения

Главное достояние Туркменистана - газ. Его огромные запасы, которыми фактически распоряжался Ниязов, так и не сделали его страну среднеазиатским Кувейтом, но позволяли их единоличному хозяину чувствовать себя независимо и вести запутанные политические игры, правила которых знал только сам Ниязов. Передал ли он кому-нибудь это знание, а если нет, то кто будет определять новые порядки?

Сапармурат Ниязов жил сам по себе, а значит, и Туркменистан жил сам по себе. Потому что Ниязов - это и есть Туркменистан. Пока это так. Страна, свободная от внешнего мира, политической жизни и признаков политических традиций ждет, кто теперь будет ею править. Об этом можно прочитать в конституции, впрочем, без большой пользы для себя. Исполнять обязанности должен председатель парламента. Но несколько часов назад против него возбудили уголовное дело и арестовали. Никаких обязанностей он исполнять не будет. Этим займется вице-премьер, министр здравоохранения и медицинской промышленности Гурбангулы Бердымухаммедов. Так решил Совет безопасности страны. Перечить ему никто не посмел. Бердымухаммедов возглавлял комиссию по организации похорон. Вот подсказка. Значит, он - преемник? Но конституция говорит: исполняющий обязанности не может участвовать в президентских выборах. А народ говорит, Гурбангулы - внебрачный сын Ниязова. Устоит ли конституция перед таким аргументом?

"Эти слухи распространяются не случайно. Ему придается сакральный смысл", - считает эксперт по вопросам Центральной Азии Аркадий Дубнов.

Если власть не перейдет Бердымухаммедову, то тогда, возможно, к законному сыну - Мураду Ниязову. О нем как о преемнике заговорили недавно, после того, как отец доверил ему серьезные переговоры о продаже газа Объединенным Арабским Эмиратам. И здесь несколько но. Мураду нет сорока, и последние годы он жил в Австрии. По конституции и то, и другое лишает его права баллотироваться. Кто тогда - оппозиция?

"Никакой "оранжевой", "цветной" не будет. Все зачищено. Просто будет идти передел собственности кланов. Восток - это кланы. Теперь новый руководитель, а он уже обозначен, по советской традиции - руководитель комиссии по организации похорон. Его родственники будут ему мешать: "Теперь убирай, которых Ниязов поставил, поставь своих". Поэтому в течение года-двух-трех произойдет замена министров, губернаторов и так далее. Все тихо, все спокойно", - уверен заместитель председателя Госдумы Владимир Жириновский.

"Безусловно, основными авторами, как теперь любят выражаться политологи, являются не политические партии. Даже не оппозиционеры, которые давно перебрались за границу, а реальные силовые структуры - это Министерство обороны, Министерство внутренних дел, Министерство безопасности. В борьбе этих сил будет определяться, кто в дальнейшем будет править Туркменией. Хотя эта борьба может проходить очень жестко и энергично", - считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

Оппозиции нет. Вернее, она либо в туркменских тюрьмах, либо за границей. Нет и очевидного всем известного лидера. Есть кланы и теневые вожди. Самый сильный из них - начальник личной охраны Ниязова Акмурад Реджепов. Сегодня в его руках если не вся, то большая часть власти. Это не значит, что не найдутся те, кто попробует его власть ослабить. Это под ковром. На поверхности: 27-го числа собирается Народный совет - орган, без которого не будет назначен ни день выборов президента, ни список кандидатов.

"Страна клановая, и поэтому очевидно, что страну ждет ожесточенная, может быть, подковерная, может быть, открытая, но все-таки схватка за власть, и можем только пожелать туркменскому народу пройти этот сложнейший период без кардинальных политических потрясений, тем более без новых "цветных" революций. А всем тем странам, которые будут наблюдать за этими процессами, конечно же, нужно пожелать удержаться от соблазна вмешаться", - говорит председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев.

Соблазн будет у многих. Ниязов сумел внешне так виртуозно ни с кем не поссориться, что Туркменистан превратился в своеобразный гарант стабильности в регионе. На него не обижались ни афганские талибы, ни пакистанские власти, ни иранские правители, ни украинские и грузинские революционеры. Китай с благодарностью ждал выполнения обещания продавать ему газ. И у всех есть причина побеспокоиться о своих интересах в Туркмении. А они есть еще и у Израиля, и у Соединенных Штатов. Одно неловкое вмешательство во внутренние туркменские дела, и страна из стабильной превратится в филиал Ирака. Это как нигде понимают в Казахстане, Узбекистане и в России.

"Конечно, взаимоотношения между Россией и Туркменистаном в области топливно-энергетического комплекса всегда развивались последовательно, вопросы, связанные и с поставкой, и с добычей газа, вопросы, связанные с транспортом газа, с покупками газа Россией. Поэтому мы находили всегда взаимопонимание", - объясняет заместитель председателя Госдумы РФ Владимир Пехтин.

Сохранить это взаимопонимание во что бы то ни стало для Украины, например, еще важнее. В Киеве действительно вздрагивают при мысли, что туркменский газ пойдет куда-нибудь не туда. С ним вообще-то не все понятно. В прошлом году Туркмения продала газа чуть не в два раза больше, чем по официальным данным Ашхабада сумела добыть. Что это? И кто будет распоряжаться главным туркменским богатством? Ответ на вопрос - преемник. Кто он? Не известно. Что будет? Никаких прогнозов - только предположения. Одно понятно: Туркменистан не станет более закрытым обществом, больше некуда.

21.12.06

Вести.Ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован