«Никакой победы Украины и капитуляции России не может быть даже в теории»

Политолог Гусев о Беларуси как части РФ, польском «президенте-недоумке» и 20 тыс. евро за украинского призывника.

 

«Все повторяется. Мы сражаемся с коллективным Западом, которым движет практически тот же идеологический посыл, что и 75 лет назад, — о своей исключительности и уничтожении России или как минимум ее капитуляции», — говорит доктор политических наук, профессор Александр Гусев. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о вечном противостоянии европейской и русской цивилизаций, невозможности возрождения Речи Посполитой, о том, почему западные вооружения не оправдали надежд Киева, а дезертирство в рядах ВСУ усиливается, почему НАТО не представляет для России угрозы и есть ли у страны реальные союзники.

 

«Мы никогда не были придатком Запада или чьей-то периферией»

— Александр Анатольевич, нынешний конфликт России с коллективным Западом некоторые аналитики называют бунтом против так называемого мир-системного подхода (Фернан Бродель, Иммануил Валлерстайн, Андре Франк), в котором наша страна всегда была периферийной, поставляющей сырье для стран ядра и частично полупериферии. Дважды она пыталась прорваться в круг стран ядра, но оба раза ей это сделать не дали. Первый раз в начале ХХ века, когда Россия росла самыми быстрыми темпами в мире, но ее сначала втянули в мировую войну, а затем устроили революцию. Второй раз аналогичная ситуация была в 1930-е, но тогда Иосиф Сталин заговоры задушил, а после удачной для нас войны его отравили (как утверждал Михаил Полторанин). Сейчас мы предпринимаем третью попытку выбить для себя хотя бы более льготные условия страны-полупериферии. Поэтому против нас начали войну до победного конца. И американцы, и Европа, и прочие об этом говорят. Это так? Чем закончится наш третий поход?

— Утверждение Полторанина об отравлении Сталина достаточно спорно. Но это так, небольшая ремарка к вопросу. Теперь по существу. Конечно, противостояние российской и западной цивилизации имеет глубокие исторические корни. Эта история стартовала не в начале ХХ века, а гораздо раньше. Цивилизационный начался примерно 250 лет назад. О США говорить достаточно сложно, потому что это относительно новое государственное образование. Поэтому, говоря о западной цивилизации, мы имеем в виду прежде всего европейскую. Говорить о том, что европейская цивилизация более древняя, чем русская, было бы неправильно. Скорее наоборот. Это немаловажный фактор. Ведь одно дело — более древние цивилизации, которые находятся где-то далеко на Востоке или в Азии, а другое — рядом по соседству. Именно здесь надо искать целый ряд проблем, причин для этого противостояния, прежде всего, конечно, культурно-нравственного различия. Россия, например, на протяжении второго тысячелетия была и остается православной, в то время как европейская цивилизация практически полностью католическая. Отсюда берут свое начало достаточно глубокие религиозные, а вслед за ними духовные и культурно-нравственные различия.

Если говорить о сегодняшнем дне, то налицо очень серьезный раскол, который затрагивает многие стороны нашей жизни. И восприятие окружающей действительности, и семью, и быт, и отношение к детям, и целый ряд других вопросов. Я не будут глубоко входить в истоки этого противостояния русской и европейской цивилизации, но то, к чему оно привело сегодня, можно обозначить как очень глубокий разрыв на ментальном, идеологическом и духовно-нравственном уровне. Именно эти факторы определяют на данный момент поступки обеих сторон, полюсов этого раскола. В том числе и силового, военного противостояния, которое сейчас обострилось.

Концепция мироустройства в виде ядра и разных форм периферии — лишь одна из моделей или попыток теоретически обосновать и объяснить сложные международные и межгосударственные экономические и геополитические взаимоотношения, с которой я в корне не согласен. Это точка зрения Запада, в которой он представляет себя в виде некоего системообразующего центра, на котором держится мировой порядок, мировая экономика и система общечеловеческих ценностей, а все остальные, включая нас, существуют лишь в качестве придатков разной степени близости к центру исключительно для обеспечения его интересов. Это абсолютно неверная концептуальная основа, из которой вытекает теория так называемого «золотого миллиарда» и всевозможные теории расовой и прочей исключительности.

Мы никогда не были придатком Запада или чьей-то периферией — ни в допетровские, ни в последующие времена. Эти представления сейчас муссируются в США, Европе, и на протяжении последних нескольких лет они активно насаждались на Украине.

Да, в США и в кругах европейской политической элиты существует стойкая модель мировосприятия, в которой современная Россия находится где-то на задворках, что это некая неразвитая, малонаселенная территория с большим количеством всевозможных полезных ископаемых и жизненно важных ресурсов. В 1980-х я присутствовал на очень интересной конференции по управлению природными ресурсами, которая проводилась в Западной Германии. Так вот, на ней довольно большое количество европейских ученых выдвигало идею создания так называемого мирового управления природными ресурсами, включая в эту орбиту и Советский Союз. Они уже тогда хотели управлять ресурсами планеты, понимая, что 65 процентов всех мировых запасов полезных ископаемых и редкоземельных металлов находится в СССР. Тогда они получили от нас твердый и решительный ответ. Я участвовал в этой дискуссии, которую с нашей стороны возглавлял академик Евгений Максимович Примаков. Это иллюстрация того, что Запад давно вынашивает идеи «творческого» освоения нашей территории, а проще говоря, того, что здесь все надо поделить, прибрать к «правильным» рукам и пустить в дело на свое благо. Сегодня, в период очередного обострения наших отношений, Запад снова вытаскивает на свет пыльные теории своего превосходства, своей центральности и нашей вечной зависимости от некоего центра. Но солнце всходит на востоке, а заходит на западе, а не наоборот.

Процесс перераспределения благ, конечно, продолжается и будет продолжаться достаточно долго, потому что, к сожалению, так устроена наша жизнь, так устроен человек, которому нужно все хапнуть и поделить. Так было с незапамятных времен, когда человечество начало понимать, что такое жизненные блага и как их можно заполучить. Этот принцип положен в основу современной западной цивилизации. Те же американцы только за последние 75 лет провели на территории нашей планеты 208 войн, захватывая или устанавливая свой непрямой контроль над государствами и целыми регионами. Это данные китайских ученых, которые опубликовали свои подсчеты совсем недавно. За время своего исторического существования США развязали гораздо больше войн, хотя, как я уже говорил, это достаточно молодое государство. Это государство сейчас стоит во главе так называемого коллективного Запада, из чего можно сделать вполне закономерный вывод, кто является инициатором идущего сегодня нового этапа мирового перераспределения жизненных благ и всех видов ресурсов, которого никто не скрывает. На Украине идет горячая часть этого мирового перераспределения, в которой мы защищаем свои права и свой народ. Я вижу в этом миссию русской цивилизации. 

— Президент Польши Анджей Дуда в своем выступлении выразил надежду, что государственной границы с Украиной больше не будет и народы двух стран смогут «жить вместе на этой земле». Это зондаж на тему возрождения Речи Посполитой? Как нам реагировать на него?

— Реагировать нужно спокойно. Я слышал его выступление и считаю, что этого президента-недоумка надо поставить на место. Де-факто граница между Украиной и Польшей на данный момент существует и законодательно закреплена на всех внутригосударственных и международных уровнях. Кроме того, наш министр обороны Сергей Шойгу и президент Владимир Путин четко дали понять, что любое открытое вмешательство в спецоперацию третьих стран, в том числе и входящих в Североатлантический блок, появление их воинских контингентов на территории Украины будут рассматриваться в качестве целей для ударов ракетных войск и воздушно-космических сил Российской Федерации. Здесь все четко, последовательно и конструктивно. Поэтому о какой диффузии границы может говорить господин Дуда? Граница существует и, я думаю, будет существовать еще достаточно долго. Я слышал, что уже часть польских военнослужащих прибыли на территорию Украины. До этого были наемники, а сейчас вроде и кадровые есть. Они найдут себе там пристанище, как его нашли в земле Украины те люди, которые пришли туда зарабатывать деньги, воюя против российских вооруженных сил. Их достаточно много — представители порядка 60 государств. Это наемники, которые будут уничтожены, если не сдадутся, а поляки это или еще кто-то, не имеет никакого значения.

Речь Посполитая в том виде, в котором она существовала, возрождена быть не может по целому ряду причин. Если они подразумевают ее возрождение, тогда нужно не останавливаться на Украине, а говорить, что нет границы между Польшей и Литвой, Латвией, Беларусью. А так можно далеко зайти, в том числе и на российскую территорию. Почему он об этом не говорит? Речь Посполитая простиралась достаточно широко. При этом с соседями у нее были, мягко говоря, очень непростые отношения, потому она и прекратила свое существование.

 

«Деньги Запада расходовались на его целевую программу — будущую войну с Россией до последнего украинца»

— 4 мая Владимир Зеленский заявил, что Минские соглашения были «несерьезными», «дипломатическим болотом», а реально ситуация представляла собой замороженный конфликт и больше Киев не согласится на такой вариант. За день до этого председатель СНБО Алексей Данилов сказал, что время для переговоров прошло и Украина при поддержке «всего мирового сообщества» будет продолжать военные действия до капитуляции России. Других соглашений она с Кремлем не подпишет. Это говорят не советники, не Алексей Арестович, а официальные лица, функционеры. Как нам на это реагировать?  

— На это никак не нужно реагировать. Ни Данилов, ни даже Зеленский реально не управляют не только страной, но вообще чем-либо на Украине. Что касается Минских соглашений, то ситуация заключается в следующем. Мы в них в качестве правового субъекта не участвовали. Их подписали представители республик Донбасса, а со стороны Украины даже не президент страны, а представитель, бывший глава Леонид Кучма. Минские соглашения Киев с подачи и при полной поддержке своих западных кураторов и спонсоров никогда не выполнял. Более того, под прикрытием Минских соглашений киевский режим активно готовился к большой войне против республик Донбасса и России, подразумевая, что она не бросит их на произвол судьбы перед лицом угрозы массового геноцида. Современные военные действия, происходящие на Украине, показывают степень насыщенности всех силовых ведомств и структур киевской хунты оружием и боеприпасами, подготовленности их позиций в инженерном отношении, в том числе в городах и населенных пунктах, что свидетельствует об игнорировании этой властью интересов простых украинцев. Склады оружия и ГСМ созданы по всей стране, практически вся территория государства в инженерном отношении подготовлена для большой войны, покрыта дотами, дзотами, хорошо защищенными бункерами, соединенными закрытыми ходами сообщения. Заводы, предприятия, подвалы многоквартирных домов, подземные коммуникации городов — все подготовлено для войны. Это говорит о том, что Украину в течение 8 лет накачивали пропагандой и оружием, готовили к войне, а не старались сделать жизнь людей лучше и счастливее. Деньги Запада расходовались на его целевую программу — будущую войну с Россией до последнего украинца, а не на благо и процветание этой страны.

Мы, подразумевая, что Минские соглашения являются основой локализации конфликта, все время увещевали себя, что на этой платформе будет выстраиваться некое постепенное, поэтапное взаимодействие и мирное федеративное будущее Украины и автономного Донбасса в ее составе. В то время как киевские власти считали, что это просто бумага, которая вообще не имеет никакого отношения к ним. Они разрабатывали при помощи американских и натовских военных четкие тактические планы боевых действий, осваивали в инженерном отношении территорию, а мы, продолжая на что-то позитивное надеяться, сердобольствовали и увещевали.

Поэтому сегодня, когда все всем стало окончательно ясно, когда документально вскрылись планы готовившейся агрессии против республик Донбасса, России пришлось начать специальную военную операцию по защите их населения, а также по демилитаризации и денацификации Украины. Бояться нечего, осторожничать тоже не надо. Мы в экспертном сообществе знали давно об их намерении зайти в Россию или попытаться от нее отторгнуть Ростовскую, Воронежскую области, Краснодарский край, Крым. Ну пусть попробуют. Блажен, кто верует, тепло ему на свете. Я думаю, что эти мысли вслух господина Зеленского и Данилова не имеют под собой реальной почвы и сказаны главным образом для внутреннего слушателя. Они озвучены не для россиян и даже не для европейцев, потому что в Европе и даже в США сведущие люди понимают, что никакой победы Украины и капитуляции России не может быть даже в теории. С нашей стороны сейчас идет постепенная плановая зачистка всей территории Украины, поэтому надеяться им не на что.

Но почему они делают подобного рода заявления? Дезертирство в рядах ВСУ, в особенности среди тех, кого в буквальном смысле выгребли и поставили в строй во вторую волну мобилизации, растет. Солдаты бегут в большом количестве, потому что воюют сейчас уже на 40 процентов резервисты. Кадровых военных остается все меньше и меньше. Тероборона с запада страны и из центральных районов на Донбасский фронт ехать не хочет, всячески уклоняется и тоже бежит. Их всех нужно вдохновить бодрыми речами о чудо-оружии и скорой победе. Если посмотреть на карту боевых действий, то можно увидеть, что наиболее жесткое и отчаянное сопротивление оказывается сейчас именно на фронте Донбасской дуги. Дальше в степной Украине, в районе Днепропетровска (сейчас город Днепр), Запорожья, Кривого Рога, укрепрайонов практически нет. Если Донбасский фронт рухнет и покатится, то дальше отступающим зацепиться будет негде. Поэтому, как только закончится противостояние в Донбассе, дальше все пойдет гораздо быстрее.

— Американцы говорят, что подвоз западных тяжелых вооружений идет беспрепятственно. По несколько большегрузных самолетов в день только из США перебрасывают. На Западной Украине активно идет обучение и формирование новых частей и подразделений, которые насыщаются оружием и техникой, формируя таким образом ударный кулак. Как только рухнет Донбасский фронт, они перебросят сюда этот кулак, и Россия вынуждена будет перейти от спецоперации к тотальной войне, объявить мобилизацию, поскольку это будет уже война на уничтожение одного из противников. Как вы оцениваете такой сценарий? Вынудят нас к тотальной войне на уничтожение?          

— Конечно, нет. Я, еще будучи офицером Советской армии, служил в этих местах, в Прикарпатском военном округе. Я знаю местную публику, систему отношений и управления, как там все выстроено. Поэтому там будет все не так просто, как декларируют киевские власти. Пока что какого-то серьезного, тем более переломного значения западные вооружения на ход борьбы не оказали. Даже по словам украинских пленных, хорошо, если из поставляемых «Джавелинов» каждый четвертый долетает до цели. Значительное количество вооружения с истекшими сроками годности и небоеспособно. Тяжелого и технически сложного западного вооружения в большом количестве на Украине никогда не было, и военнослужащие, а тем более резервисты, эффективной работе с ним не обучены. Чтобы его полноценно освоить, нужно время, а его у Украины нет. Как только концентрация тяжелого вооружения станет действительно массовой, то по местам этой концентрации будут наноситься соответствующие адекватные удары. Не исключено, что в этом случае подключится наша тяжелая авиация. Воздух наш, это принципиально важно. У них нет централизованной и дальнобойной системы ПВО. Их комплексы С-300 мы практически все уничтожили. Ракет у них нет. Мы безраздельно господствуем в воздухе, а это, считайте, 70–75 процентов успеха. О какой тотальной войне с нашей стороны в этом случае может идти речь?

Кроме того, Западная Украина — это, что называется, вещь в себе. Никто там воевать желанием не горит. Там, кстати, живут далеко не только украинцы. Если говорить о Закарпатье, то там много венгров, других этнических групп, которые абсолютно не горят желанием ехать на восток и непонятно за что умирать. В Ужгороде, Мукачеве, Берегово и других местах начались бунты: приезжают из военкоматов забирать мужчин, а матери и жены их не пускают. Мужская часть населения активно бежит в Польшу, Венгрию, Румынию. На этой волне уже аховым образом выросли ставки. Чтобы вывезти молодого человека за пределы Украины, иногда цена доходит до 20 тысяч евро. Но, несмотря на запрет покидать страну мужчинам до 60 лет, молодежь это активно делает. Даже поляки уже недовольны тем, что к ним едут табуны молодых украинцев, не желающих воевать.

Резервисты, которые призываются из центральных районов Украины, не то что западной, но и современной российской, зачастую даже советской техники не знают. А если знали, то забыли. Западную технику надо еще интегрировать с украинской системой управления, организовать бесперебойное снабжение боеприпасами, ГСМ, запчастями и так далее. А это все в короткие сроки сделать практически невозможно. Боеприпасы делают в одной стране, гаубицы под них — в другой, а это разная география и разная логистика поставок. Техника дорогая и сложная, не всякое топливо и ГСМ ей подходят. Там много логистических и всяких иных проблем, не говоря уже о колее. В Европе своя железнодорожная колея, она уже украинской, поэтому всю прибывающую технику нужно перегружать на украинские платформы и составы. Западная техника в основном очень тяжелая, и не каждый украинский мост ее выдержит.

Поэтому уверенно говорить о том, что сейчас они сформируют какой-то дееспособный ударный кулак, массово насыщенный западной тяжелой техникой, и быстро перебросят его на фронт, нельзя. Объективных предпосылок к этому нет.  

 

«Мы так никогда и нигде не вели военные действия, ни на своей, ни на чужой территории» 

— В Европе тоже звучат очень агрессивные голоса. В частности, глава МИД Великобритании Лиз Трасс сочла «мертвым» основополагающий акт Россия – НАТО от 1997 года. По ее словам, эпоха взаимодействия с Россией закончилась. А страны Прибалтики и Польша посчитали необходимым полностью разорвать отношения с Москвой и «поставить Россию на колени». Министр иностранных дел Европейского союза Жозеп Боррель заявил, что конфликт на Украине должен быть разрешен военным, а не дипломатическим путем. Вы в одном из своих интервью сказали, что это можно расценить как нацизм, его проявление в форме фашизма, потому что только национал-демократы в фашистской Германии говорили о том, что любой конфликт нужно решать военным путем. 

— Поколение людей, которые об этом говорят, не воевало, а их отцы и деды были в основном на той стороне. В Рейхстаге последними перебили французов из дивизии СС «Шарлемань», а на Курской дуге каждым четвертым механиком-водителем немецкого танка был чех. Это сегодня уже установленные факты. Вся европейская экономика работала на германскую армию вторжения в СССР. Да и те же англичане, что сильно горели желанием нам действительно помочь в противостоянии с немецким и европейским нацизмом, вместе с американцами открыли второй фронт только в 1944 году, когда могли уже и не делать этого. Они сейчас говорят, дескать, именно второй фронт привел к повороту во Второй мировой войне и разгрому фашистской Германии и ее союзников. Но это собачья чушь. Достаточно посмотреть количество немецких и союзных дивизий, разгромленных и уничтоженных на восточном и на западном фронте, и все станет ясно. В конце войны англо-американские войска проходили сквозь боевые порядки немцев, как нож сквозь масло, дойдя таким образом практически до Берлина с его западной стороны. Наши отцы и деды уже тогда понимали, что это никакие не союзники и не друзья на долгие времена. Немцы сдавались им с радостью, а с нами бились до последнего, что говорит о родстве душ западного сообщества и германских нацистов.

Сейчас реинкарнация этого коллективного западного нацизма проявилась в ходе украинских событий. А тогда клан Ротшильдов сделал очень многое для подъема гитлеровского государства. Ведь Германия после поражения в Первой мировой войне была абсолютно пустой. На чем они построили свою индустриализацию в 1920–1930-е годы? Господа Ротшильды из-за океана активно поддерживали план по созданию военно-промышленной развитой страны, которая будет агрессивно и эффективно противостоять Советскому Союзу, вплоть до уничтожения русской нации. Такой план вынашивался, и эксперты об этом знают. Потому зарождение фашизма и все с ним связанное было инициировано Западом, в том числе и США. Приход Гитлера к власти, подавление всякой оппозиции, аншлюс и поощрение германской агрессии в Центральной Европе — это все было спланировано Западом. Потому говорить о том, что мы воевали с Германией, как сейчас с Украиной, неверно. Мы и тогда и сейчас сражаемся с Европой и по большому счету с США тоже. Да, США оказывали нам помощь по программе ленд-лиза, но это было не безвозмездно. Это была чисто коммерческая сделка, за которую нам пришлось расплачиваться вплоть до 2006 года. Американцы всегда зарабатывали и зарабатывают на всех и на всем.      

— Они же и сейчас ленд-лиз в поддержку националистического режима на Украине одобрили.

— Документ о так называемом ленд-лизе для поддержки Украины американцы подписали еще 10 января. А мы начали специальную военную операцию 24 февраля. О чем это говорит? О том, что американцы не просто знали о подготовке Украиной военного сценария решения проблемы Донбасса и столкновения с Россией, но и активно участвовали в разработке и реализации этого сценария. Действовали в рамках утвержденного плана. Все повторяется. Мы сражаемся с коллективным Западом, которым движет практически тот же идеологический посыл, что и 75 лет назад, — о своей исключительности и уничтожении России или как минимум ее капитуляции. Вступить с нами в прямое военное столкновение они не могут из-за наличия у нас сдерживающего фактора в виде стратегического ядерного оружия. Поэтому воюют чужими руками, как могут. Украинскому руководству американский ленд-лиз победить не поможет, а мы завершим специальную военную операцию, как только ее цели будут достигнуты, и никаких дополнительных ресурсов в виде мобилизаций резервистов или еще чего-то, я думаю, для этого не понадобится.

— Но в ходе спецоперации у нас же идут какие-то корректировки планов?    

— В ходе этой операции мы получаем бесценный опыт, потому что современные методы борьбы включают целый комплекс задач и на земле, и в воздухе, и в информационном, и в киберпространстве. Отрабатывается тактическая последовательность и взаимосвязь выполнения этих задач. Корректировки, безусловно, есть. Мы ведь тоже учимся. Да, гибнут наши солдаты, офицеры, генералы. Это, безусловно, печально. Но, не искоренив заразу агрессивного фашизма у своих границ, который несет нам прямую и непосредственную угрозу, мы не сможем спокойно и уверенно смотреть в будущее. Мы же помним даже из художественных фильмов, как фашисты в ходе Великой Отечественной войны прикрывались нашим мирным населением, пленными солдатами, как живым щитом. Шли эшелоны с техникой, к которым прицепляли два-три вагона с нашими женщинами и подростками, чтобы партизаны не пускали их под откос. Это все было. Сегодня украинские нацисты также применяют эту тактику живого щита, прячась за спинами гражданских лиц. Американцы доработали эту методику применительно к обороне населенных пунктов, в которых каждый высотный многоквартирный дом превращается в место сосредоточения, «слоеный пирог», состоящий из боевиков и заложников из числа гражданского населения. Мы так никогда и нигде не вели военные действия, ни на своей, ни на чужой территории. Советские солдаты никогда не прятались за спинами немецких женщин и детей.

Бои за Мариуполь отчетливо показали, как укронацисты относятся к местным жителям, к украинцам. Меня в этой ситуации беспокоит одно: очень многие из тех мирных граждан, кого нашим военным удалось освободить из подвалов жилых домов и «Азовстали», поехали в Запорожье и другие подконтрольные киевскому режиму города. На мой взгляд, это крайнее проявление глупости, поскольку люди, уже побывав в роли живого щита и чудом избежав смерти и увечий, идут второй раз в ту же воду. Где гарантия того, что вас снова не возьмут в заложники и снова не станут прикрываться вами? Меня подобное поведение удивляет до крайности, поскольку такая тактика будет применяться украинскими силовиками достаточно долго.

— Экономически мы выдержим это долгое противоборство? 

— Конечно, с экономической точки зрения все происходящее для нас тяжело и сложно. На днях опубликованы данные о том, что мы недополучили от продажи своих энергоресурсов порядка 113 миллиардов рублей. В лихорадочном антикризисном режиме идет поиск новых торгово-экономических партнеров, выстраиваются новые производственные и логистические цепочки. Да, это очень сложно и дорого. Поэтому мы же видим, что цены растут постоянно и на продукты питания, и на непродовольственные товары, на одежду, обувь, на коммунальные услуги. Мы же понимаем, что за все приходится платить. Но мы выдержим, поскольку у нас есть главное — продовольственная и энергетическая база. А на что они рассчитывают в Европе — непонятно. Они же привыкли жить сытно и комфортно, но теперь эта сытость и комфорт стремительно растут в цене, а по некоторым позициям образуется дефицит. Я прекрасно знаю, как живут немцы, поляки, чехи. Для них малейшее повышение цены — это настоящая катастрофа. И без наших энергоресурсов они не проживут. Это очевидно. Что посеешь, то и пожнешь, как у нас говорят.

 

«Реальные союзники — это наши армия, флот и российский народ» 

— НАТО вдвое нарастило силы в Восточной Европе и, по сути, готовится к войне, заявил 5 мая заместитель начальника генерального штаба Вооруженных сил Беларуси Руслан Косыгин. Дело идет к большой войне с Западом?

— Нет. Здесь две стороны медали. С одной стороны, мы знаем, что была 40-тысячная группировка американских войск в Европе. Сейчас она увеличилась до 90 тысяч. Американцы также создали центры быстрого реагирования в Польше и странах Балтии. Перебросили самолеты F-15 и F-16 на аэродром Эмери в Эстонии, достраивают базу Девеселу в Румынии. Мы знаем, сколько, где и что у них находится, какая техника, сколько людей, каких специалистов и прочего. Они выжидают, как будут развиваться дальнейшие события на Украине. При этом ни о каком нападении на нас или на Беларусь речи не идет. Да, на польско-белорусской границе наблюдается определенное движение, осуществляется передислокация войск, и это надо учитывать, но в НАТО всерьез не рассматривают вопрос перехода этой границы. В Европе в целом также идет какая-то передислокация войск, но в НАТО тоже не дураки сидят, они просчитывают все возможные риски для себя. Способны ли они сейчас противостоять России? Нет, не способны. США за достаточно длительное время, по сути дела, европейские войска потеряли. Они фактически заменили всю систему внутренней и внешней безопасности Европы. Но хорошего из этого ничего не получилось. После ухода Варшавского договора с политической карты мира американцы активно замещали своими вооружениями и войсками армии европейских стран. Но все это было в значительной степени только на бумаге. То есть европейцы тратили на свои вооруженные силы, на их переоснащение и модернизацию как можно меньше, надеясь, что НАТО их прикроет.

Мы знаем, что у НАТО имеется в наличии порядка 34 тысяч танков, 16,5 тысячи вертолетов и так далее. Но министр обороны ФРГ Кристина Ламбрехт заявила: «На бумаге у нас 350 боевых машин пехоты „Пума“. А в действительности только 150 из них реально боеспособно. 150! Можно говорить, что наши возможности ограничены. Ситуация с боевым вертолетом „Тигр“ ничем не отличается — только 9 из 51 машины может взлететь». И такая картина не только в Германии. Поэтому говорить о каких-то реальных силах Североатлантического альянса не приходится. И они об этом знают. Американцы им пообещали, но фактически для обеспечения европейской системы безопасности ничего не сделали. Хотя и тратили большие деньги. Часть разворовывали, конечно. НАТО сегодня не представляет реальную угрозу для наших вооруженных сил. Они это тоже знают, потому соваться не будут. Это все исключительно игра на наших нервах и чтобы удовлетворить собственную русофобскую публику.  

— Александр Лукашенко заявил, что российская спецоперация на Украине затягивается. А он просто так ничего не говорит. Это высказанное недовольство чем-то, зондаж или попытка дистанцироваться от нас?

— Не нужно воспринимать все заявления Александра Григорьевича буквально. Он действительно непростой человек, но реальных причин для беспокойства нет. Беларусь — наш реальный союзник, это наши братья. А Лукашенко — проводник наших позиций. Он что-то говорит, а мы смотрим ответную реакцию Запада на все его высказывания.

— Кроме Беларуси, у нас остались верные и последовательные союзники или ОДКБ — чисто бумажный имитационный союз?

— Мы показали в Казахстане, что такое ОДКБ.

— Но они же нас в спецоперации не поддерживают, о консолидации позиций по борьбе с украинским нацизмом нигде не говорят.

— Более того, недавно один высокопоставленный казахстанский чиновник заявил, что они будут поддерживать антироссийские санкции. Ему потом дали по голове, но оппозиционные, антироссийские силы в Казахстане достаточно многочисленны. И в Армении они тоже весьма сильны. Реальные союзники — это наши армия, флот и российский народ. Других союзников у нас нет. Но Беларусь я рассматриваю как часть России. Это моя позиция. Я никому ее не навязываю. Потому все, что делает Лукашенко, — это элемент нашей борьбы с Западом.  

— О Китае агентство Bloomberg пишет, что он не вызывает у них беспокойства, так как не помогает России ни военным, ни экономическим путем. Это так? Или сказано для того, чтобы посмотреть на нашу реакцию?

— В современных реалиях никто никому не помогает. Каждый выживает сам. В период пандемии мы видели, как страны ЕС друг у друга перехватывали поставки средств защиты и вакцины, а иногда и просто воровали. То же самое мы видим сейчас по отношению к Украине. Страны Европы не помогают ей вооружениями и боеприпасами, а продают их. Наемники тоже воюют за деньги. Никто ничего просто так не дает.

То же самое делает и Китай, никому ничего просто так не дает. Мы торгуем с Китаем. За последний год у нас товарооборот вырос на 20 миллиардов долларов. Мы торгуем с Индией и другими странами. Но это торговцы хитрые. Та же Индия заявила, что вопреки санкциям будет покупать у нас нефть, но по 70 долларов за баррель, а не по спотовой цене в 113 долларов. Поэтому говорить о какой-то пламенной дружбе с кем-то сейчас будет некорректно.

Но у нас есть стратегические партнеры в лице тех же Индии, Китая, Ирана и ряда других стран. Но говорить, что кто-то нам помогает, повернулся в сторону России, я бы не стал. То же самое касается стран так называемого постсоветского содружества. Все с нами в партнерских отношениях, но преследуют свои корыстные интересы. Сейчас очень прагматичный мир. Никто и ничем не станет нам помогать. Если Китаю будет выгодно что-то нам продавать или у нас что-то покупать, он это сделает в своих интересах. Никакого альтруизма ждать от кого-то не стоит. Это мы везем гуманитарную помощь даже тем, кто еще вчера, поддавшись пропаганде, считал нас врагами.

Мы, русская цивилизация, по-другому устроены. У нас другие душа и разум. Поэтому мы ежедневно везем сотни тонн гуманитарной помощи и в Донбасс, и в освобожденные районы Украины. Запад этого никогда не делал. Он поступал иначе. Сначала превращал целые регионы ковровыми бомбардировками в одну сплошную зону бедствия, а потом привозил так называемую социальную помощь за деньги. Так было в Ираке и Сирии. Мы же знаем, как и какую гуманитарную помощь привозят американцы. А мы другие, поэтому они с нами борются. Так было испокон веков. Сейчас они утверждают, что надо экономить тепло и реже мыться, чтобы насолить России. Им не привыкать. Когда в стародавние времена на Руси повсеместно стояли рубленые бани, где наши предки парились душистыми вениками, европейцы жили в тесных вонючих городах с узкими улочками, на которые прямо из окон выливали свои нечистоты. Никаких бань у них не было. Они месяцами не мылись, а только поливали себя парфюмом.

— То есть желание не мыться сидит где-то в генетической памяти?

— Да, для них это привычное дело. Почему по-английски «мыться» — wash? От слова «вошь». Для нас вошь — это паразит, который заводится при крайней степени нечистоты у человека. А для них wash — это «мыться», то есть избавляться от вшей на последней стадии нечистоты. Для них мыться раз в месяц — это незабытая история. Значит, вспомнят. Пусть вообще моются раз в год назло России.

— При всей сложности и запутанности международной ситуации Эмманюэль Макрон заявил, что считает правильной политику поддержания диалога с Владимиром Путиным. Он подчеркнул, что это необходимо для того, чтобы построить новую архитектуру безопасности в Европе. При этом Макрон говорит, что мир на Украине должен быть заключен на основе полного соблюдения территориальной целостности Украины. Что подразумевается под полным соблюдением территориальной целостности? Возврат Крыма и Донбасса в состав нацистского государства с последующими чистками, которых опять никто замечать не будет? И что будет лежать в основе новой архитектуры безопасности в Европе?

— Это риторика. В реальности они не приняли предложенную Путиным архитектуру европейской безопасности и доверительного сотрудничества от Лиссабона до Владивостока, которые он обозначил в своей речи на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года. Тогда они просто подняли эти идеи и предложения на смех. Сказали: «Ну что вы, какая Россия? Нам такая система не подходит. У нас есть американская система. Американцы нас прикрывают и выступают гарантами нашей безопасности. У нас Североатлантический блок, потому России в этой системе места нет и делать ей здесь нечего».

Кто такой Макрон и кто его уполномочил делать заявления о единой европейской безопасности? От чьего лица он выступает? Он президент Французской Республики. У него есть свое видение каких-то вопросов. У нас — свое. О какой европейской системе безопасности сейчас может идти речь, когда мы проводим специальную военную операцию? После ее окончания будем говорить и что-то решать. Если они пойдут на создание единой системы, где России будет отведена приемлемая нам и достаточно существенная роль, то можно начать оговаривать условия.

А сейчас принимать на ура слова Макрона или еще кого-нибудь не стоит. Во-первых, это пока преждевременно, а во-вторых, непонятно, поскольку мы еще не решили поставленных нашим Верховным главнокомандующим задач на Украине. Идет операция, поэтому о какой территориальной целостности Украины и европейской системе безопасности можно говорить? ЕС запускает очередной пакет антироссийских санкций, и Макрон все это поддерживает, одновременно предлагая нам какую-то единую систему. Какую систему? На каких условиях? На их? А других они не признают. Наши переговоры с НАТО и США это показали. Надо находить точки соприкосновения. Но они же не идут на компромисс, а давят на нас по всем фронтам. И на что они в такой ситуации надеются? На то, что мы сейчас поднимем руки и побежим к ним навстречу? Этого не будет. А заявления Макрона пока никто не воспринимает всерьез. Он политик молодой, только заступил на второй срок своего президентства, потому спешит делать всякие заявления. Путь делает. Это пока все несерьезно.

 

27.05.2022 года

https://www.business-gazeta.ru/article/551476

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован