25 февраля 2007
2094

Никита Белых: Для того, чтобы говорить о возможности самоопределения Приднестровской Молдавской республики, эта норма должна быть прописана в Конституции Молдовы

Телеканал "ТВ-Центр" , НАРОД ХОЧЕТ ЗНАТЬ, 22.09.2006
Ведущая Прошутинская Кира

ВЕДУЩАЯ: Здравствуйте. Это программа "Народ хочет знать" и я, Кира Прошутинская. Но сначала я хочу напомнить вам о том, что 17-го сентября в Приднестровье 97% его избирателей на референдуме еще раз сказали, что хотят быть независимыми и видят свое будущее с Россией, а не с Молдавией. А вчера вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин предложил депутатам принять обращение к руководству России о начале процедуры признания Приднестровской Молдавской республики. Вот, наверное, теперь всем необходимо признать, что референдум в Приднестровье - это фактически пролог к началу новой эпохи на пост-советском пространстве, потому что центробежные силы стали меняться на прямо противоположные. А вот как к этому относится, что считать приоритетным? Территориальную целостность или все-таки право нации на самоопределение. И как совместить эти два демократических принципа? Очень сложные вопросы и очень сложная тема сегодня. Она звучит так: должна ли Россия признать Приднестровскую Молдавскую республику? На этот вопрос нам помогут ответить Сергей Бабурин, вице-спикер Государственной думы. И Никита Белых, лидер партии "Союз Правых Сил". В зале у нас на первом ряду сидят очень уважаемые эксперты, которых мы будем представлять по ходу программы. Я вам хочу представить наших уважаемых гостей. Это семьи, это еще молодые люди, которые еще не успели обзавестись семьями, но всех их интересует эта тема. Поэтому не будем всех томить и себя тоже. Если вы готовы к блицу? Итак, Является ли Приднестровская Молдавская республика "де-факто" полноценным дееспособным государством?
Сергей БАБУРИН: Приднестровская Молдавская республика давно уже состоявшееся полноценное государство.
Никита БЕЛЫХ: Приднестровская Молдавская республика не является "де-факто" государством, потому что государства могут быть только "де-юре".
Сергей БАБУРИН: Я бы хотел только уточнить, что в соответствие с конвенцией Монтре 30-го года, там 4 признака государства, всем четырем Приднестровье отвечает с 91-го года - наличие территории, правительства, власти и народа.
Никита БЕЛЫХ: Я замечу, что несмотря на соответствие тем четырем принципам, о которых сказал Сергей Николаевич, Приднестровская Молдавская республика до сих пор не признана международным сообществом.
Сергей БАБУРИН: Это беда международного сообщества.
ВЕДУЩАЯ: Не противоречат ли друг другу два демократических принципа - территориальная целостность и право нации на самоопределение?
Сергей БАБУРИН: Не противоречит. И территориальная целостность, и право нации на самоопределение должны рассматриваться конкретно, тем более, что из двух молдавских государств сегодня более законным с точки зрения международного права является непризнанное Приднестровье, а признанная Молдова менее имеет на то правовых оснований.
ВЕДУЩАЯ: Вы согласны с этим утверждением?
Никита БЕЛЫХ: Я не согласен с этим утверждением, поскольку считаю, что те принципы, о которых вы заявили, можно с большой натяжкой считать демократичными. Потому что масса недемократических режимов этими принципами пользуются. И вообще, право нации на самоопределение не должно пониматься в абсолютном смысле.
ВЕДУЩАЯ: Обоснованы ли территориальные притязания Молдовы и Украины на Приднестровье?
Никита БЕЛЫХ: Вопрос поставлен некорректно, так как Молдова абсолютно самостоятельное нормальное государство. Приднестровье является частью этого государства. Поэтому ни о каких территориальных претензиях Молдовы на собственную часть речи естественно идти не может.
ВЕДУЩАЯ: Мы правда некорректно поставили вопрос, Сергей Николаевич?
Сергей БАБУРИН: Вопрос на самом деле исключительно точен, потому что Приднестровье - это бывшая Молдавская АССР, часть Украины до 40-го года, которая никогда не была частью Румынии. А республика Молдова может считаться бывшей частью Румынии, возвращенная России после оккупации румынской, возвращенная в 40-ом году.
Никита БЕЛЫХ: Для того, чтобы говорить о возможности самоопределения Приднестровской Молдавской республики, эта норма должна быть прописана в Конституции Молдовы. Поскольку нормы, определяющие возможности самоопределения и выделения путем референдума не прописаны, мы считаем, что Приднестровье является элементом Молдовы.
Сергей БАБУРИН: Конституция Молдовы была принята в нарушение Конституции СССР, действовавшей тогда на территории Молдавской республики. И в этом отношении правовые основания для рождения государств были соблюдены в Приднестровье и нарушены в Молдове.
ВЕДУЩАЯ: Не кажется ли вам, что потенциальное присоединение Приднестровья создаст для России ряд сложных и достаточно опасных проблем?
Сергей БАБУРИН: Я считаю, что нужно разделить этот вопрос или этот период на две части. Первая. Это дипломатическое признания независимости Приднестровья. А после признания Приднестровья в силу вступает закон Российской Федерации о порядке принятия в состав Российской Федерации новых субъектов. И в этом отношении гармония международного права и нашего национального законодательства - полная.
Никита БЕЛЫХ: Все это красивые слова. На самом деле никаких экономических последствий не будет, потому что никогда Приднестровье не присоединится к Российской Федерации.
ВЕДУЩАЯ: Никогда не говорите "никогда", Никита Юрьевич.
Никита БЕЛЫХ: Приднестровье не присоединится к Российской Федерации. Это в том числе противоречит экономическим интересам России.
Сергей БАБУРИН: Экономическим интересам США это противоречит, но не России
Никита БЕЛЫХ: Это противоречит экономическим интересам России, поскольку в этом случае России придется взять на свое содержание, на свой бюджет ту территорию, которая сейчас называет себя независимым государством.
Сергей БАБУРИН: На сегодняшний день Приднестровье самодостаточно, и с точки зрения сельского хозяйства, и с точки зрения промышленности. И оно может выступать спонсором Российской Федерации по многим позициям.
ВЕДУЩАЯ: Чем продиктован интерес Запада к Молдавии? Желанием ей помочь или все-таки вытеснить Россию из этого региона?
Никита БЕЛЫХ: Желанием обеспечить стабильность на своих границах.
Сергей БАБУРИН: Интерес Запада к Молдавии отсутствует. У Запада есть интерес - не допустить стабильности в этом регионе, а значит выдворить из Приднестровской Молдавской республики российские военные силы, которые там благодаря Приднестровью сохранились, и дестабилизировать эту ситуацию, как они уже сделали на Балканах.
ВЕДУЩАЯ: Остается ли Россия главным гарантом стабильности и мира на территории Приднестровья?
Никита БЕЛЫХ: Думаю, что нет. Думаю, что гарантом мира и стабильности может быть только все международное сообщество, включая и Россию, и Европейский Союз.
Сергей БАБУРИН: На сегодняшний день международное сообщество не может быть гарантом, потому что мы видели, что такое гарант, который бомбит Ирак, говоря о том, что там есть оружие массового уничтожения, когда выясняется, что это ложь. Никто из президентов или премьер Великобритании даже не извинился. Поэтому только Россия обеспечивала мир в этом регионе, и только Россия с помощью Украины и при участии Украины и дальше будут выступать гарантами мира в этом регионе.
Никита БЕЛЫХ: К сожалению, пост-имперский синдром слишком серьезная болезнь для того, чтобы о ней разговаривать в формате блиц-опроса.
ВЕДУЩАЯ: Я только не пойму, причем здесь имперская позиция, поскольку это не мы захватываем, а к нам хотят.
Сергей БАБУРИН: У нас разные мечты о нашей стране. Кто-то хочет, чтобы у нас была великая держава. Я этого не скрываю. А кто-то хочет, чтобы у нас было скопище Бантустанов под управлением мирового сообщества.
Никита БЕЛЫХ: Надеюсь, Сергей Николаевич, что вы не меня имеете в виду.
Сергей БАБУРИН: Именно вас.
Никита БЕЛЫХ: Вы ошибаетесь.
ВЕДУЩАЯ: Чувствую, какая серьезная программа будет у нас сегодня. Даже сложнее, чем мы думали. Следующий вопрос. Считаете ли вы, что серьезное присоединение Приднестровской Молдавской республики к России отвечает нашим национальным интересам?
Никита БЕЛЫХ: Нашим национальным интересам отвечает нормальное экономическое, политическое и дипломатическое сотрудничество с республикой Молдова.
Сергей БАБУРИН: Мы прежде всего должны понять, что Россия - это не бывшая РСФСР. Историческая Россия - это государство, цивилизация, существовавшая то в форме Российской империи, то в форме Советского Союза. Поэтому Приднестровская Молдавская республика - это не чужая территория и не чужие люди. Это часть исторической России.
Никита БЕЛЫХ: Я считаю, что речь идет о банальной подмене понятий. Мы действительно заинтересованы в том, чтобы права русскоязычного населения в республике Молдова были максимально защищены. Но это не обеспечивается путем присоединения Приднестровской Молдавской республики к Российской Федерации.
ВЕДУЩАЯ: Это закончилась первая часть нашей программы. Мы уходим на рекламу. И через 2-3 минуты встретимся вновь.
ВЕДУЩАЯ: Это вторая часть программы "Народ хочет знать". И главный вопрос сегодняшней передачи звучит так - должна ли Россия признать Приднестровскую Молдавскую республику? А сейчас вопросы.
- Я работала наблюдателем на референдуме в Приднестровье. Могу сказать, что там мною не было замечено ни одного серьезного нарушения, то есть более чистого избирательного процесса я нигде не видела, ни в Украине, ни в России. У меня поэтому вопрос к Никите Юрьевичу. Если вы не признаете этот акт законом, то как, по-вашему, народ Приднестровья, который действительно не хочет, чтобы молдавский язык был единственным национальным языком, как он, с вашей точки зрения, должен юридически чисто осуществить этот развод с Молдавией?
Никита БЕЛЫХ: Мы говорим о нескольких разных проблемах. Первое. Референдум не законен и не будет признан международным сообществом. Это не означает то, что произошедшее волеизъявление не должно учитываться. Фактически произошедший референдум - это факт банкротства коммунистического режима Воронина. И это факт. И это надо признать.
ВЕДУЩАЯ: Валерий Анатольевич, я хочу спросить. Кто-то из молдавских политологов, уже молодая команда, они сказали - что Молдова - это не только Воронин и его команда, Молдова гораздо больше, чем нынешнее коммунистическое правительство. Есть и другая Молдова, готовая к честному разговору и взаимовыгодному сотрудничеству. Вы ощущаете это?
Валерий ЛИЦКАЙ, министр иностранных дел ПМР: Я могу сказать одно. Официально Россия признает коммунистический режим Воронина. Ни приднестровских политиков, ни вот этих прогрессистов Молдовы, Россия не признает официально. Мы с ними в равных положениях. Мы сочувствуем друг другу. Но по факту господствует в Молдове коммунистический режим Воронина.
- Алло, меня зовут Марина, я из Северной Осетии. Меня беспокоит очень вопрос. Мы наблюдаем сейчас за тем, как Россия отнесется к событиям в Приднестровье, потому что тогда мы сможем сделать выводы о том, как отнесется Россия к непризнанным республикам на своей территории. Мне хотелось бы задать вопрос гостям. Не кажется ли им, что пассивность России в Приднестровье, Южной Осетии, в частности, может спровоцировать западные активные действия?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Я думаю, что вопрос правильно поставлен. Есть ряд непризнанных государств. Мы несем за них ответственность, как правопреемники и Российской империя, и Советского а. Тем более, что эти люди стремятся в Россию. Кроме Приднестровья и Южной Осетии - это еще и Абхазия. Тем не менее, мы должны двигаться в том, что если Запад признает Косово, мы должны признать в качестве ответной меры признать эти непризнанные государства. Мы не должны ссориться со всем миром ради непризнанных республик. Но предавать наших людей там мы не имеем право. Это наши люди. Мы несем за них ответственность.
ВЕДУЩАЯ: Почему возможен прецедент с Косово или с Черногорией? И невозможен такой же инцидент у нас на постсоветском пространстве?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Черногория - это другой случай. Отличие Черногории в том, что, во-первых, одна была республикой в рамках федеративной Югославии, и точно также как Молдова, Грузия были республиками. Сербия согласилась с независимостью Черногории. Ни Молдова, ни Грузия не соглашается. Этот прецедент для нас не подходит. Косово - это автономия. Сербия не соглашается с ее независимостью. Запад на сегодня движется к тому, чтобы признать ее независимость. Потому что они окончательно оторвать ее от Сербии. Они считают только так, потому что на сегодня главная сила, которая в этом мире является хозяевами положения, это не мы. Это американцы и Евросоюз.
ВЕДУЩАЯ: Это мы так считаем, мы так чувствуем? Или это истинное положение дел?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Это истинное положение дел. Потому что наша элита хранит большинство своих сбережений в банках и недвижимости западных стран. И никогда она не будет ссорится с ведущими западными державами.
ВЕДУЩАЯ: Вы считаете, что это главная причина?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Конечно, это ведущая.
Сергей БАБУРИН: Я хочу подчеркнуть, что нет ничего общего с прецедентами Косовским и Черногорским. Здесь я согласен, что происходит у нас с Приднестровьем, я сейчас не буду говорить про другие республики.
ВЕДУЩАЯ: Скажите, какие страны поддерживают Приднестровье?
Сергей БАБУРИН: Как только Россия примет решение, я вам гарантирую, что минимум 20 государств на другой день признают Приднестровскую Молдавскую республику.
Никита БЕЛЫХ: Кира, я должен здесь согласится с позицией господина Маркова. Действительно, сравнивая с Черногорией ситуацию с Приднестровьем бессмысленно. Это действительно разные политические акты. И Сербия признавала. А вот по поводу Косово, если действительно если Запад признает Косово, это будет очень опасный прецедент, который очень серьезно изменить общеполитическую карту мира.
- У меня вопрос к Никите Белых. Вот вы, как представитель право-либеральных сил нашего государства, скажите пожалуйста, не отвергаете ли вы своими словами два истинно демократических принципа. Первое - референдум как свободное волеизъявление народа. Второй принцип - это право народов мирового сообщества признать Приднестровскую республику. Два демократических принципа.
Никита БЕЛЫХ: Безусловно, право народа на референдум мы признаем. И мы с уважением относимся к тому волеизъявлению, которое на референдуме оказано. По международным нормам, для того, чтобы государство могло объявлять себя де-юре независимым, помимо воли народа необходимо соблюдение еще ряда условий, которые на сегодняшний день не соблюдены. И поэтому международное сообщество не признает эту республику.
Сергей БАБУРИН: Я хочу сказать, что это просто не соответствует действительности. Международные нормы соблюдены. Не соблюдены интересы сверхдержавы, и поэтому изображается то, что изображается. Я очень сожалею, что мы живем среди мифов. Нам говорят про возвращение к теме Курильских островов. Опять хотят раздать всю Россию. Может хватит?
ВЕДУЩАЯ: Кто хочет раздать?
Сергей БАБУРИН: Мой уважаемый оппонент, как они это делали, находясь у власти в 92-93-ем году.
ВЕДУЩАЯ: Они уже давно не у власти. Вы у власти фактически.
Сергей БАБУРИН: Мы нет, к сожалению. Мы надеемся, что мы придем. Когда народная воля получит большинство в парламенте, у нас не будет дискуссий, какой вопрос, признавать Приднестровье или не признавать? Признавать.
ВЕДУЩАЯ: Сергей Николаевич, обращаю внимание, что вы сказали, когда мы придем к власти, у нас не будет дискуссий.
Сергей БАБУРИН: Мы уважаем волю народа. Надо уважать.
ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Я хочу обратиться к нашим уважаемым сенаторам, которые придерживаются примерно той же точки зрения, как и Никита Юрьевич, как я понимаю, читая вас.
Василий ДУМА, член СФ РФ: Волеизлияние народа - это главное. Но я считаю, что должна была быть признанной республикой, Приднестровье. Посмотрите все средства массовой информации. Все обязательно говорят, это непризнанная республика. Это первое. Второе. У нас есть шестой закон, который принят 5-го декабря 2005-го года о присоединении государств к Российской Федерации. И ничего до сегодняшнего дня не поменялось. Там четко сказано, что может быть присоединен только общепризнанный субъект. Поэтому я посмотрел аналогию всех бесед Смирнова с первым и вторым президентом Молдавии. И нигде не почувствовал никакого движения вперед, чтобы что-то шло на какое-то сближение. Мне показалось, что на протяжении 16 лет было такое положение шаткое. И по-моему всех устраивало. Я чего боюсь этого референдума, может быть, у меня крамольная эта мысль. Все-таки выборы президента 12-го декабря 2006-го года в Приднестровье, может быть это так и сделано. Я очень боюсь этого.
ВЕДУЩАЯ: Вы считаете, что это начало предвыборной кампании господина Смирнова?
Василий ДУМА, член СФ РФ: Я подчеркиваю, я боюсь этого. Но я считаю, что необходимо работать России в направлении присоединения с Молдавией.
ВЕДУЩАЯ: Чтобы Приднестровье соединилось с Молдавией?
Вячеслав НОВИКОВ, член СФ РФ: Дело в том, что такого демократического принципа, как право на самоопределение я просто не знаю. Я знаю, что этот принцип был изложен в работе Ленина о праве нации не самоопределение. Демократического принципа такого нет. В уставе Объединенных наций есть различные вещи. Второе. Мало, кто помнит, что когда создавался федеративный договор в России, была такая замечательная идея, а давайте-ка мы в России объявим на полгода, что каждая нация может самоопределиться. И после того, как они получат свою государственность, взять и создать федеративное государство Россия. Вам не кажется, что эта бредовая идея могла быть реализована, если бы начали ориентироваться на такое право нации на самоопределение? С моей точки зрения, то, что произошло, весь смысл референдума заключается только в одном, если Запад пойдет на то, что Косово будет признано независимым государством, в этом случае появляется возможность по-другому решить проблемы с Южной Осетией, Абхазией и Приднестровьем.
- Кому-то на радость, кому-то на горе бракоразводный процесс с СССР завершился в 91 году. Бракоразводный процесс завершается в семьях решением суда. Решением суда для данного случая с СССР было соглашение, подписанное 15 союзными республиками. Любой передел собственности, жилища, после того, как суд решил о бракоразводном процессе, есть скандал. Вам не кажется, вы рветесь на скандал? И где предел восстановления империи, если вы говорите, что Приднестровье - это не предел? Может быть, и Финляндию присоединим?
Сергей БАБУРИН: Хочу напомнить, что вот этого бракоразводного решения не было. 15 республик не подписывали такого документа. Референдум был о сохранении союза. А подписали сговор о разрушении три республики. Часть республики вытолкнули из единого государства. Я хочу сказать одно, когда говорят о международном сообществе, забывают, что прецеденты признания безоглядно на кого бы то ни было, порождены международном сообществом. Версальский мир признал Литву, Латвию, Эстонию и ряд других государств, не спрашивая Россию. Более того... А большевиков не признавали несколько десятилетий. И жила Советская Россия и выжила.
ВЕДУЩАЯ: Почему Турция имела возможность признать Северный Кипр, являясь членом ООН?
Сергей БАБУРИН: Это вопрос политического выбора?
ВЕДУЩАЯ: А почему они не побоялись этого сделать?
Сергей БАБУРИН: Это политический выбор. Они просто приняли решение поддержать своих братьев и наплевали на мировое сообщество.
ВЕДУЩАЯ: Были ли какие-то последствия? Потому что все время говорят о том, что если мы де-юре признаем Приднестровскую республику, то начнутся некие последствия негативные на всем пространстве нашего мира.
Никита БЕЛЫХ: Я хочу, чтобы мы каким-то образом зафиксировали то, что сказал Сергей Николаевич, потому что если мы это признаем, это имеет очень далеко идущие последствия. Если мы считаем, что того соглашения по созданию СНГ не было, и что независимые государства таковыми не являются, это развязывает руки для того, чтобы спровоцировать создавать подобные условия в других республиках. И если это так, если это ваша политика, если это политика вашей партии, то прямо об этом и скажите.
Сергей БАБУРИН: Вы такой же ужас изобразили, как Ельцин в 96-ом году, когда Дума приняла постановление об обязанности выполнять решение референдума о сохранении союза и исторической ошибки разрушения СССР. Он так же, только в отличие от вас он переворот попытался осуществлять. К счастью, у вас нет такой возможности. Не надо страшилки изобретать. СНГ - реальность. Но распадающееся. СНГ созвали для легализации развала СССР. Неужели это непонятно?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: В Турция были и есть реальные проблемы от того, что она признала турецкую республику Кипр. Это одна из причин, по которой их не пускают в Евросоюз. Им выкручивают руки, делают все, чтобы они прекратили поддержку и обеспечили воссоединение греческой и турецкой части. Прямо на всех заседаниях публично Евросоюз говорит. Это при том, что Турция является союзником, членом НАТО и так далее. У нас возможно больше проблем.
ВЕДУЩАЯ: Они себе враги, турки?
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Они себе не враги. Они пытаются защищать свои интересы. В турецком Кипре живет их население. Поэтому они не бояться поставить под вопрос такую важнейшую вещь, как членство в Евросоюзе, ради признания своих.
Сергей БАБУРИН: Обращаю внимание на то, что Марков говорит с этой минуты. Поэтому он до этого чуть лукавил. Когда встал вопрос ребром, Турция сказала, если вы увязываете отказ нашего признания турецкой республики Кипр с членством в Евросоюзе, мы туда не пойдем. Сказали - нет, мы не увязываем. Потому что действительно есть стратегические интересы. Турция им нужна. Проглотят они Северный Кипр.
- У меня вопрос к Сергею Николаевичу. Скажите, пожалуйста, что изменится в жизни рядовых россиян, если Приднестровье будет в составе России?
Сергей БАБУРИН: Спасибо. Это стратегический вопрос для простого человека. Потому что людям нужно знать, а жить легче мы будем? И для граждан Российской Федерации присоединение Приднестровья принесет благо, потому что мы будем уже по внутренним ценам, по внутренним условиям принимать товары из Приднестровья. Это и продукция металлургического комбината, одного из лучших в Европе. Это продукция виноделия. Это действительно много товаров, которые нам сегодня нужны.
Никита БЕЛЫХ: А не та ли эта продукция виноделия, которую запретили к ввозу в Россию?
Сергей БАБУРИН: Не та. Молдову запретили. И это правильно.
Никита БЕЛЫХ: Я извиняюсь. Как раз большинство того вина, которое ввозили, это вино из Приднестровья.
Сергей БАБУРИН: Очень жаль, господин Белых, что вы не знаете. Приднестровье - это коньяки. А Молдова - это вино.
Никита БЕЛЫХ: И давайте еще подумаем по поводу внутренних цен на энергоносители, которые предстоит нам поставлять туда.
Валерий ЛИЦКАЙ, министр иностранных дел ПМР: В Приднестровье нет виноградников и не производится вино. Это знает каждый гурман. Это только коньяк. А вы не пьющий. Поэтому нам пришиваете чужую вину и чужие грехи.
Никита БЕЛЫХ: Что на самом деле говорит, о ... политике России в части влияния на страны СНГ, в частности на Молдову, дабы как раз подогреть ситуацию, которая происходит с приднестровским референдумом.
Сергей БАБУРИН: Я надеюсь, те, кто любит коньяк, не будут страдать от того, что без вина не хотят принимать Приднестровья.
ВЕДУЩАЯ: Все-таки ПМР - это дополнительные расходы для России? И каковы они. Что вообще будет перевешивать?
Сергей БАБУРИН: Это не дополнительные расходы. Вступление Приднестровья в состав Российской Федерации, я не скажу, что это дополнительная прибыль, это получение экономически крепкого самостоятельного региона, который не нужно датировать.
Никита БЕЛЫХ: Никто эти расходы и доходы от присоединения Приднестровья не считал. Но мое мнение, что это будет экономически невыгодно для России.
Павел ЗАРИФУЛИН, лидер "Евразийского союза молодежи": У меня сложилось такое впечатление, что народы России, Приднестровья живут в одной плоскости, некоторые сенаторы, политики живут в совершенно другой. Только что мы видели референдум. Я думаю, что проведи такой референдум сегодня в России, 97% россиян проголосуют за объединение с Приднестровьем. Это всем ясно. Но сегодня получается, что мы даем трибуну политическим лузерам, неудачникам прошлого, которые считают, что у нас сегодня до сих пор 95-ый.
ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, это недемократично, должна я вам сказать, как молодому человеку. Дело в том, что мне кажется, истину не должны знать по одному человеку. Истина выясняется в споре. Поэтому если будет звучать только одно мнение...
Никита БЕЛЫХ: ... официальная власть Российской Федерации. Если вы ее считаете лузерами, тогда об этом громко и говорите.
Вячеслав НОВИКОВ, член СФ РФ: Я бы хотел по поводу последствий. Мы как-то все забыли, что у нас была Чечня. А ведь Чечня по определению Сергея Николаевича - это чистое государство было со всеми атрибутами.
Сергей БАБУРИН: Не надо меня искажать. В верхней палате вредные привычки. Они очень искажают мнение.
Вячеслав НОВИКОВ, член СФ РФ: Поэтому, если мы примем такого сорта решение, мы должны думать о том, что не все у нас... дай бог, чтобы было все благополучно.
ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, по-моему не так давно там был проведен референдум. И легально люди заявили о том, что они хотят быть в составе России.
Вячеслав НОВИКОВ, член СФ РФ: Подождите. А если бы в 92-ом году референдум провели бы? Что было бы? Давайте мы об этом помнить.
Сергей БАБУРИН: В 92-ом году было бы тоже самое. Чечню организовали из Москвы.
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: Я уверен, что если бы в Чечне провели в 92-ом году, абсолютное большинство граждан проголосовали против хаоса, анархии, за нахождение в составе России. Проблема в том, что им никто не дал голосовать. Пришли люди с ружьем и с автоматом и сказали, право имеет только тот, у кого автомат Калашникова. Вот в чем была проблема.
ВЕДУЩАЯ: Это закончилась вторая часть нашей трудной передачи. Я благодарю уважаемых оппонентов, я благодарю уважаемых экспертов. Это третья, заключительная, часть программы "Народ хочет знать". Сегодня для вас мы подготовили тот же вопрос, который был и в теме. Сформулирован он так- должна ли Россия признать Приднестровскую Молдавскую республику? Давайте начнем с вас.
- Я думаю, что надо присоединить.
- Обязательно. И как можно скорее.
- Я считаю, что нужно присоединить.
- Я считаю, что нужно, потому что они хотят к нам присоединится.
- Я считаю, что стоит повременить.
- Я считаю, что необходимо присоединить.
- Скорее нет, чем да, по крайней мере, не сейчас.
- Считаю, что не нужно нам слишком опасаться общественного мнения по этому вопросу. Считаю, что да, надо признать.
- Конечно, да.
- Нет, пока нет.
ВЕДУЩАЯ: Я прошу уважаемых гостей, оппонентов, экспертов вернутся в студию. В ваше отсутствие мы задали всем присутствующим здесь представителям 55 семей один вопрос. Тот, что и был вынесен в заголовок программы. Должна ли Россия признать Приднестровскую Молдавскую республику? Как распределились голоса? Кто сказал, что да, нужно, и кто с этим не согласился?
Никита БЕЛЫХ: Кира, можно маленькую ремарку. Вот в перерыве Валерий Анатольевич, министр иностранных дел Приднестровской Молдавской республики сделал мне очень важное заявление. Они не просят о признании и не просят ни о каком присоединении. Вообще непонятно, что за спор мы здесь устроили между собой.
Сергей БАБУРИН: Я хочу сказать, что разговор был совершенно о другом. Не надо изображать...
Сергей МАРКОВ, член Общественной палаты: На самом деле, была отражена достаточно интересная позиция. По разному можно трактовать. Но мне кажется, что Валерий, как представитель элиты Приднестровья, выразил идею всех элит - быть независимыми.
Сергей БАБУРИН: На самом деле, министр иностранных дел сказал, что на сегодняшний день нота МИД России не направлена. Это разные вещи.
Никита БЕЛЫХ: Валерий Анатольевич, вы собираетесь отправить ноту МИД России?
Сергей БАБУРИН: Это будет решать президент, а не министр иностранных дел.
Никита БЕЛЫХ: Пусть министр иностранных дел скажет. Валерий Анатольевич, вы собираетесь направлять ноту в МИД?
Валерий ЛИЦКАЙ, министр иностранных дел ПМР: Видите ли, мне не понравился сам вопрос, который поставлен. Должна ли Россия? Россия никому ничего не должна. Опыт интеграции, который существует в Европе, показывает, что страна сначала определяется, хочет ли она следовать пути Евроинтеграции. Потом идет длительный процесс. А в конце идет референдум о вхождении, в конце. Поэтому мы не кинулись с нотами. По итогам референдума. А внимательно следим за вашими спорами, за вашими реакциями. И наша зрелость проявилась в наших результатах. А ваша зрелость будет проявлена в ваших действиях. Ее надо проявить.
ВЕДУЩАЯ: Итак, как вы считаете, распределились голоса?
Никита БЕЛЫХ: Думаю, что 40-50 сказали, что да.
Сергей БАБУРИН: Вы знаете, я думаю, что большинство высказалось за признание Приднестровья и за присоединения. Я никогда не занимался гаданием.
ВЕДУЩАЯ: Голоса до начала программы распределились таким образом: да - сказали 38 человек. Нет - сказали 16. После нашей дискуссии все немножко поменялось. 44 семьи говорят, что да. 13 человек сказали, что нет. Трое воздержались. И последнее, что я хотела бы сказать. Вы знаете, мне кажется, я думаю, что вы с этим согласитесь, что Россия в международном плане живет очень достойно. Я не говорю ни о чем другом. Она не лезет в чужие страны. Она не начинает войны на других континентах, как это делают некоторые другие государства. И выполняет фактически все свои данные обязательства. И может быть впервые, во всяком случае у меня, за последние годы во внешней политике наша страна ведет себя так, что к нам возвращается самоуважение. Что бесконечно важно. Вообще-то собирание земель - оно требует основных трех вещей. Это мудрости, силы и денег. Если или когда у самой бедной в Европе стране, Молдавии, нет этих трех компонентов, то люди будут стремиться туда, где лучше, в данном случае в Россию. Тем более, что там живет большинство наших граждан. И между прочим, новое поколение, которое выросло за эти 15 лет, оно принципиально говорит по-русски. И не признавать искреннее желание быть с нами этих 97% избирателей, жителей этой республики, Россия мне кажется не имеет права, "де-факто". А вот будет ли это сделано де-юре, мы посмотрим. Я думаю, что у наших политиков хватит мудрости. Спасибо всем, кто был сегодня с нами. Встретимся через неделю.

25.09.06

Союз Правых Сил

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован