01 апреля 1998
2707

Николай Федоров. Иван Яковлев и современная школа

Народная память избирательна. Далеко не все громкие и знаменитые имена остаются в ней. Но есть люди, чье наследие имеет для потомков непреходящее значение. С полным основанием к ним можно причислить Ивана Яковлевича Яковлева. Для народов Поволжья его полувековой труд имеет такое же значение, что и деяния Кирилла и Мефодия для славян.

"Обращаюсь к тем из вас, кому выпало счастье получить образование. ... Помните, - говорит наш Патриарх в "Духовном завещании чувашскому народу", - что долг работать над просвещением чуваш лежит, прежде всего, на вас, на людях, которые вышли из их же среды. Возвращайтесь же к своим соплеменникам с сокровищами научного знания, насаждайте среди них понятия гражданственности, учите их закону и праву: заботу об этом должны взять на себя вы, выходцы из народа". Тема национальной ответственности, ответственности самой нации за свое будущее и ответственности каждого за будущее нации - одна из самых сильных и примечательных характеристик не просто учения, а школы И. Яковлева.

Несуетное и объективное осмысление жизни и деятельности личностей такого масштаба необходимо для того, чтобы верно оценить и понять общество, реализовать его надежды и чаяния. Ведь, давая оценку выдающимся представителям рода человеческого, мы критически сверяем свои действия и поступки. Это особенно важно сейчас, в сложные годы принципиального переустройства общества, которое мучительно трудно возвращается к истинным нравственным ориентирам и ценностям, социальным и экономическим приоритетам.

Творческая деятельность Ивана Яковлевича Яковлева многогранна. Он был просветителем, инспектором школ, основателем чувашской письменности, составителем первых букварей и учебников для чувашских учащихся, землемером, общественным деятелем, основателем и руководителем новых школ и церквей в селах Поволжья и Урала, защитником крестьян, Действительным статским советником.

Иван Яковлев рано почувствовал, что ему предначертана судьба, для исполнения которой требуются знания. Гимназические годы И.Яковлева совпали со временем реформирования всей общественной жизни России, бурным развитием капитализма, проведением реформы системы образования. Шла оживленная дискуссия о способах обучения нерусских народов Поволжья, о месте в этом процессе родного языка. Дело в том, что вопрос об образовании был тесно связан с задачей христианизации и русификации этих народов. Приобщение к русской культуре в дояковлевской школе велось весьма своеобразно: дети, не знавшие русского языка, заучивали тексты и целые книги наизусть, не понимая их смысла.

У молодого Яковлева, на себе познавшего абсурдность и нелепость подобного способа обучения, начала созревать внутренняя убежденность в том, что положение надо менять, и главное здесь - духовно-образовательное просвещение родного народа.

"Ыр#259; #231;ынпа #231;ула тухсан: #231;ул иртнине сисмест#277;н" (С добрым попутчиком и дорога окажется доброй и быстрой), - гласит чувашская пословица. В Казанском университете произошла встреча И.Яковлева с человеком, которого он всю свою жизнь будет считать учителем и наставником. Речь идет о профессоре Николае Ивановиче Ильминском, возглавлявшем крещенотатарскую школу, Казанскую инородческую учительскую семинарию, а также переводческую комиссию Православного миссионерского общества. Ильминский был убежден, что в школах для нерусских детей надо использовать их родной язык. Он с первой же встречи стал доказывать студенту Яковлеву, что надо стремиться вовсе не к просвещению отдельных личностей, а всего чувашского народа.

И И.Яковлев совершил то, что по праву считается его величайшей заслугой перед чувашским народом: им был создан чувашский алфавит. По совету Н.И.Ильминского, основой для этого стала кириллица. Яковлеву в это время исполнилось всего 24 года. В том же году он издает "Букварь для чуваш" и перевод книги с татарского языка "Начальное учение православной христианской веры", которые по сути положили начало зарождению чувашского литературного языка. "Ыр#259; ч#259;ваш туп#259;нч#277;, ыр#259; #277;#231;е пу#231;#259;нч#277;" (Великой доброты чуваш появился, великое и доброе дело начал), - написал о нем ученик, а позже учитель Симбирской школы, автор поэмы "Нарспи" Константин Иванов.

И.Яковлевым были открыты сотни школ в разных губерниях Российской империи. А Симбирская учительская школа стала первым профессиональным учебным заведением в истории чувашского народа. К 1917 году из ее стен вышло более 1000 народных учителей. Педагог непосредственно руководил своим детищем с 1903 по 1919 год, перестав на это время исполнять обязанности инспектора чувашских школ. Выпускники Симбирской школы сыграли огромную роль в просвещении нерусских народов России. Они трудились в Поволжье, на Урале, в Сибири, на Алтае, в Средней Азии и Казахстане.

Признаюсь: и под воздействием Яковлева сегодня в республике предприняты решительные шаги по обеспечению экономики, культуры, образования, государственной службы высокообразованными специалистами. Совсем недавно удельный вес студентов республики существенно отставал от среднероссийского: в 1991 году на 10 тыс. населения приходилось 138 студентов, в 1994 году - 164, а к началу 1997 года - уже 230. Наиболее успевающие и творчески устремленные студенты (почти 200 человек) получают именные стипендии.

Поддержка науки и образования для Чувашии является безусловно приоритетным направлением, и эта стратегическая линия в нашей политике будет продолжена самым активным образом, потому что образование - главная дорога нашего народа в третье тысячелетие. И строительство здесь будет продолжено - и школ, и вузов - без потери темпов, взятых в республике за последние годы. Ваттисем м#277;нле кала#231;#231;#277;? "Турпас т#259;вакана мар, п#253;рт лартакана платник те#231;#231;#277;." (Не тот плотник, у кого щепки летят, а тот, у кого дома строятся). И мы занимаемся этим строительством. Ибо это и мечты, и дела Яковлева.

Сегодня чрезвычайно актуальна проблема сохранения и приумножения исторических традиций. Семь десятилетий показали, как опасно, да и преступно, отказываться от прошлого, превращаясь в "манкуртов". Если мы живем позднее и обладаем знаниями и опытом, которых еще не было у наших предков, разве мы имеем достаточно оснований считать, что стали лучше, нравственнее, мудрее? А ведь эти качества во все времена определяли потенциал любого народа, его историческую и международную конкурентоспособность. В наши дни, на переломе тысячелетий, эта задача стала первостепенной.

"Два языка - два ума, три языка - три ума. Давайте будем умными" - призывал нас Яковлев. Сам он, помимо чувашского, русского и татарского языков, прекрасно знал древнегреческий, латынь, немецкий, французский, активно интересовался мадьярским (венгерским), занимался древнееврейским. Каждый язык уникален, как уникален народ, его создавший. Сегодня слова Яковлева звучат особенно актуально. Мы сейчас энергично выходим на прямые контакты с европейскими и азиатскими странами. И знание языков становится не роскошью, а насущной потребностью, велением времени. Уверен, сегодня Патриарх обязательно обратил бы внимание на значимость и необходимость знания иностранных языков для деловых контактов, на практическую значимость умения свободно общаться через глобальную информационную компьютерную сеть Интернет для обеспечения конкурентоспособности нации.

И. Я. Яковлев уже в те далекие времена готовил народ к самой цивилизованной и культурной конкурентной борьбе. Ему было понятно, что неграмотный народ, каким бы он трудолюбивым ни был, рано или поздно ассимилируется другим, более культурным. Конкурентоспособность народа уже тогда зависела от интеллектуального потенциала его представителей, от того, насколько задействован этот потенциал в удовлетворение растущих материальных потребностей как в области культурных, так и бытовых условий жизни населения. Он понимал, что важно знание не только ради знаний, что необходим, если хотите, расчетливый, прагматичный подход: знания - ради дела, знания и во имя роста материального достатка, доходов - своих, соплеменников, нации. Ибо именно экономическая независимость вселяет в человека чувство собственного достоинства, а обществу позволяет заявить о себе на всемирной исторической арене. Но если человек живет только мечтами о богатстве, по законам дикого рынка, и каждый поступок сверяет лишь дилеммой "выгодно - невыгодно", говорить о нравственности его действий, духовности, о бескорыстной помощи другим не приходится. Такой человек даже опасен для общества, потому что идет вразрез с многовековой моралью, как это отмечено у чувашей в произведении Константина Иванова "Шуйттан чури" (Раб дьявола), где брат убил брата из-за золота.

"С верой в Бога не страшны жизненные испытания, - пишет в Завещании Иван Яковлевич, - без веры в него холодно и мрачно на земле. Веруйте, что есть мздовоздатель за добро и за зло, что есть высшая правда, - есть Божий суд, грозный и праведный".

Одним из важнейших предначертаний своей жизни И.Я.Яковлев считал приобщение нерусских народов, в первую очередь чувашей, к христианской вере. Эта вера должна была объединять, сплачивать людей разных национальностей вокруг русского народа, укреплять Отечество. Более полувека своей жизни он занимался переводом Нового и Ветхого Заветов. В 1873 году Яковлевым было издано Евангелие от Матфея. Со следующего года началось его полувековое сотрудничество с Британским иностранным библейским обществом, которое, выражаясь современным языком, спонсировало его переводческую и издательскую деятельность. В переводах принимали участие учителя и учащиеся Симбирской учительской школы. На этой работе был отшлифован и обрел свою завершенность чувашский язык. В 1911 году впервые было выпущено полное издание Нового Завета на чувашском языке тиражом в 20 тысяч экземпляров, что оказалось уникальным явлением в издательской деятельности Библейского общества.

Важно, что в системе Яковлева, которую условно можно назвать "подготовка конкурентоспособной нации", уравновешены два начала: индивидуализм человеческой природы, вызванный стремлением к повышению достатка, ограничивается религиозными канонами. Разве не о том же мы говорим сегодня? Имею в виду бездуховность и бескультурье многих так называемых "новых русских", "новых чуваш." Поэтому готов повторить: Яковлев очень современен. Яковлев нам жизненно необходим и для сохранения, и для развития достойной Чувашии.

Основанная на религиозной морали яковлевская система образования и труда заслуживает всяческого внимания. Уверен, истинная вера и честный бизнес совместимы. И мы намерены максимально содействовать росту здорового бизнеса, потому что только на его основе будет улучшение культурно-бытовых условий нации, создание привлекательного имиджа не просто республики - а ее лица, характера, норова, если хотите. В этом - залог привлечения инвестиций, новых технологий. Твердо верю, что именно так на арене истории обязательно появится просвещенная и процветающая Чувашия.

И.Яковлев верно заметил, что наша республика расположена на стыке двух миров - восточного и западного. И Просветителю же принадлежит первый в истории моего народа беспрецедентный шаг к усвоению западной культуры, в основе которой - тысячелетние христианские и стремительно развивающиеся рыночные традиции и опыт. Недаром его многогранный новаторский труд высоко ценили государственные деятели даже в дореволюционной России, зарубежные ученые и педагоги. Он был единственным чувашем - почетным членом Британского иностранного библейского общества в Лондоне.

Однако революционный исторический вираж России помешал дальнейшему развитию "чувашского дела" Яковлева. Его система, основанная на религиозных традициях, была отвергнута в условиях атеизма, в условиях диктатуры пролетариата, в условиях искусственного провоцирования классовой борьбы, борьбы с буржуазным национализмом. Яковлевская гуманистическая система возрождения нации, подготовка конкурентоспособности родного народа требовали других условий. В 1919 году, на заре советской власти, отстраненный от своего дела Яковлев в объяснительной записке Ленину был вынужден констатировать, что в Институт чувашей почти не принимают, "трудовой" и "христианский" элементы "совершенно исключены из программы", и, хотя созданное им учебное заведение приобрело новый статус, обучение здесь "шаблонного типа, не рассчитанное на состав населения Приволжского края". Он с болью отмечает, что приучение к осмысленному труду "теряет свое значение", мастерские "уничтожены после переворота" и так далее. Яковлев смело пишет слово "переворот", и не кому-нибудь, а Ленину. "Одним словом, - продолжает он, - дело чувашского просвещения уничтожено, как нечто ненужное, бесполезное, а, пожалуй, и вредное для Родины и народа!" В восклицательном знаке в конце этого горького заключения - крик души просветителя.

Академик Г.Н.Волков комментирует случившееся так: "Факт полного уничтожения дела жизни патриарха состоялся - это сделали большевики общими дружными усилиями. Согласованными на всех уровнях действиями... Ленин надежд педагогу не прибавил - хотя и то правда, лично защищал педагога".

Сегодня истина должна восторжествовать. Нам предстоит выпустить полное собрание сочинений Просветителя. Но тысячу раз прав академик Г.Н.Волков, говоря, что И.Яковлева надо не только исследовать, но и активнее следовать его заветам. Это наше национальное богатство. И мы должны воспользоваться им во имя осуществления мечты Патриарха, которая совпадает с глубинными чаяниями народа. Благодаря инициативе и принципиальной жизненной позиции, просветительской деятельности, заложенной И.Яковлевым, уже в 20-е годы в чувашском крае было более 50 процентов грамотных мужчин и 20 процентов женщин, соответственно среди русских - 59 процентов и 34 процента. Чуваши уже в начале века среди так называемых "инородцев" были одним из наиболее грамотных народов России. Нас сейчас гораздо больше. И тем более сегодня надо брать пример с Просветителя, еще в прошлом веке осознавшего глубокую, прямую и неразрывную связь между настоящим образованием и духовно-экономическим процветанием любой нации.

Кроме Библии, И.Я.Яковлев издал на чувашском языке более 100 книг и брошюр. Среди них были учебники, сборники литературных произведений, народных песен, книги по медицине, сельскому хозяйству, а также отдельные брошюры на общественно-политические темы. Для учебников Яковлев писал детские рассказы, которые по сей день печатаются в современных школьных изданиях и детских книгах. На съезде деятелей "инородческого" образования Вятской, Казанской, Пермской, Симбирской, Пензенской, Оренбургской, Уфимской, Астраханской и Самарской епархий, состоявшемся в 1899 году, было решено при составлении букварей в качестве образца взять "Букварь для чуваш", изданный в 1897 году.

Педагогическая система Просветителя имела интернациональный характер, способствовала сохранению национального самосознания и развитию самобытных культур нерусских народов, создавала им благоприятные условия для выхода на общегосударственную систему образования в Российской империи. Его общественно-просветительская деятельность приобщила национальные меньшинства к европейской культуре.

Целостность яковлевской системы просвещения нерусского населения состоит еще и в том, что он рассматривал ее в неразрывной связи с русским. И.Я.Яковлев подчеркивал необходимость и важность русского языка: "Русский язык при теперешнем все увеличивающемся спросе на труд, на рабочие руки делается для инородцев столь же необходимым, как свет и воздух." Его педагогические заповеди: "Русский язык - открытое окно в большой мир", "русское слово - родное слово", "Русский язык - широкая дорога к культурному прогрессу чувашского народа".

В самой Симбирской школе готовились учителя из чувашей, русских, мордвы, татар, марийцев и калмыков. Яковлевская школа интересна тем, что она, зародившись как специфическое национальное учебное заведение чуваш, не осталась мононациональной, в том числе распространила свое методическое, концептуальное, интеллектуальное, культурное воздействие на все народы России. Учебники, которые издавал Яковлев, переводились на другие языки, они были эталоном при создании аналогичных методических пособий.

Современная Чувашия старается сберечь эту традицию. Она выдвигает объединительные инициативы - у нас проходят совещания, имеющие важное значение как для поволжских регионов, так и для всей Российской Федерации в целом: здесь можно назвать как совещание 1995 года по Чечне, так и недавнюю деловую встречу представителей СНГ, а на днях состоялось совещание, на котором представители волго-вятских республик и областей обсуждали вопросы подготовки государственных служащих. В Чувашии очень хорошо понимают проблематику регионов, не обладающих крупными сырьевыми ресурсами и вынужденных делать основную ставку на прибавление интеллектуального капитала и на просвещение.

Деликатная и остро чувствуемая проблема национальных отношений в яковлевской школе решалась достаточно успешно. Оценка подходов Яковлева к национальному вопросу должна исходить из реалий общества, в котором он жил и творил. Реальными оценками должны руководствоваться и мы, работающие десятилетия спустя, в другом мире, в другом государстве. Смею констатировать, что в Чувашии отсутствуют предпосылки, которые могли бы привести к межнациональной напряженности. Важнейшая задача - дальше укреплять существующее межнациональное согласие. С этой целью разработана Концепция государственной национальной политики Чувашской Республики и программа ее реализации. Наша цель - сделать все возможное для успешного развития Чувашской Республики в российской федеративной государственности, для самостоятельного и динамичного развития Чувашии, являющейся уникальной и неотъемлемой частью России. И я уверенно и ответственно повторяю слова И.Яковлева: "Верьте в Россию, любите ее, и она будет вам матерью". Россию Яковлев рассматривал как самостоятельный фактор мировой цивилизации. Он считал русский народ защитником культуры и жизненных интересов национальных меньшинств России, благодаря чему они сохранились как самостоятельные народы. "Твердо верую, - писал он, - что не может погибнуть многомиллионный русский народ. Значит, если вера моя осуществится, не погибнет и чувашское племя, пока тесно будет слито с общей Родиной - Россией". "Позволю себе выразить пожелание, - отмечал просветитель, - чтобы работа над чувашской культурой развивалась в строгом согласии с державными интересами русского народа". Но при этом твердо и принципиально звучат слова И.Яковлева: "Русский язык - не вместо родного языка, русский язык вместе с родным языком."

В беседах с воспитанниками И.Яковлев неизменно повторял одну и ту же мысль: "Учеников обязывают знать, чем питаются амебы, как размножаются змеи и лягушки, сколько ног у пауков, как одевались рабовладельцы... Возможно, и от этих знаний есть какая-то польза. Но разве может быть для человека что-либо важнее, чем знание родного языка - величайшего из духовных сокровищ народа?"

А держава сильна духовным и культурным богатством народов. Новая федеративная политика должна учитывать это. Одновременно и федеральный центр и субъекты Федерации должны отдавать себе отчет: в единстве многообразия - сила России. Но это не то прежнее "единство", оно значительно богаче, насыщеннее существовавшей ранее иерархической модели "центр - регионы".

Бесспорным фундаментом яковлевской просветительной системы были духовно-нравственные сокровища народа, постоянно обогащаемые нравственным и художественным опытом русских и других соседних народов, освещаемые общечеловеческими идеалами гуманности и демократизма. Они составляют одновременно фундамент и стержень системы народного образования. Отсюда ведущим принципом его педагогической теории стала идея народности и гуманности обучения и воспитания.

И.Я.Яковлев широко использовал принцип народности в теории и практике эстетического воспитания учащихся. По его мнению, воспитание прекрасного должно было базироваться на родном слове, на родной мелодии, на родном узоре, на эстетических традициях народа. Красоту родного языка дети осознанно должны были понимать с чтения букваря, который был не просто учебником, а кладезем народной мудрости. Во время летних каникул учащиеся Симбирской школы собирали местный фольклор, и эти материалы использовались при составлении учебников, книг, словарей и сборников песен.

Со школой И.Я.Яковлева связано и зарождение чувашского профессионального музыкального искусства. Яковлев считал, что каждый учитель должен уметь организовать хор и играть на каком-либо музыкальном инструменте. Поэтому каждый воспитанник школы обучался такому умению и чаще всего это была скрипка. В 1913 году силами учащихся школы была осуществлена постановка оперы "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин"). Газета "Симбирянин" писала по этому поводу: "Утонченность подготовки хора и оркестра такова, что слух чувствует ее сразу. Каждый хор, каждая ария вызывают бурные аплодисменты. В зале чувствуется общий подъем духа. Забыто, что все это ученическое и самодельное. В числе гостей есть самые тонкие ценители. И все растроганы, увлечены. Удивительный слух у этих чуваш!" Неудивительно, что из стен школы вышли учащиеся, ставшие впоследствии известными чувашскими композиторами.

Яковлев внушал своим воспитанникам, что без духовной свободы нет счастья, без упорного труда и напряженной мысли невозможно построить новую школу и просвещение народа. Труд для И.Яковлева был важнейшим условием правильного воспитания учащихся. "В основу жизнедеятельности задуманной мною школы я прочно решил заложить труд, умственный и физический, обратив это заведение главным образом в демократически трудовое, ... вся жизнь в школе воспитанников обоего пола была основана на труде и, по возможности, в отношении быта приближена к той чувашско-деревенской, простой, трудовой среде, куда это юношество должно было возвратиться" - но - "уже на положении воспитателей, просветителей своих одноплеменников-чуваш". Они должны были привнести новую культуру и быта, и сельскохозяйственного производства, и многое другое из мировой культуры.

И.Я.Яковлев профессионально блестяще учил учителей владеть основами сельского хозяйства. Вот у кого следует снова получить дополнительное образование руководителям некоторых школ республики. (Кстати, я уже дал поручение правительству республики подготовить специальное решение по этому поводу).

300 га земли, которые вначале очистили от леса, выкорчевали пни, осушили болото, укрепили овраги, собрали камни, провели дороги. Теперь здесь сад с питомником, 3 жилых дома, амбары, конюшни, коровник на 40 мест, подвал для хранения корнеплодов, сарай для сельхозмашин, погреба, баня, купальня, водопровод... Шесть мостов через речки, парник на сто рам, прачечная. ... В парниках - дыни, арбузы, лучшие сорта лука. На поле - кукуруза, рожь, пшеница, горох, овес, чечевица, капуста. В саду - вишня, смородина, яблони. Чье же это хозяйство? Кого-то из присутствующих здесь? Нет, - это одно из хозяйств школы Яковлева. Согласитесь, есть о чем задуматься сегодняшним руководителям школ и сельхозпредприятий.

Зачем все это нужно было просветителю? Конечно же, во имя просвещения народа. Но не только. Ради получения доходов тоже. Познакомлю с некоторыми оценками Г.Н.Волкова: "Рассада овощей и посадочный материал для сельских садов и огородов выращивались тысячами и отпускались крестьянам за бесценок или бесплатно... Распространялись лучшие в то время сорта, огромный доход давали столярные мастерские школы, производившие первоклассную мебель и иконостасы для церквей. Токарные, слесарные, кузнечные мастерские производили на продажу сложнейшие сельхозмашины по германским, английским, американским образцам. Свободный капитал мастерских в 1909 году превысил 20.000 рублей. Вскоре спецсредства школы превысили 100.000 рублей". А это были очень большие деньги и по нынешним меркам. Причем всю работу выполняли учащиеся школы.

Хозяйство наращивало темпы. Только в 1914 году были приобретены к уже имеющимся 10 коров, бычок бестужевской породы, 12 поросят йоркширской породы и т. д. Периодически в губернских газетах печатались рекламные объявления о продаже в Симбирской школе изделий, изготовленных в учебной мастерской - молотилок с конным приводом, сеялок, веялок -сортировок, плугов, борон, других крестьянских орудий".

В стенах учительской школы было реализовано многое из того, что остается до сих пор только мечтой для современных учебных заведений подобного рода. Так, например, очень успешно решались проблемы демократизации, гуманизации, гуманитаризации учебно-воспитательного процесса, всего уклада жизни школы. С первого и до последнего дня учебы она оставалась школой-семьей.

Система обучения и воспитания, разработанная И.Я.Яковлевым, неисчерпаема, поскольку она опирается на непреходящие ценности, которые присущи цивилизованному человеческому обществу. Она вполне вписывается в происходящий ныне переход к так называемому информационному обществу, в котором должна господствовать "ноократия" (власть знающих). Именно на основе этих ценностей и была разработана в Чувашской Республике президентская программа "Новая школа", которая начинает давать первые плоды. Несмотря на финансовые трудности, мы находим средства для строительства новых школ. И мы гордимся этим. По нашей программе должно быть реализовано еще одно фундаментальное положение яковлевского учения: речь идет о роли и качестве учителя в формировании свободной, высококультурной и образованной личности.

Весь путь строительства школьного дела для И.Я.Яковлева сопровождался острой проблемой нехватки денежных средств. Огромные личные затраты понес Яковлев при строительстве разных объектов Симбирской школы. Его супруга писала сыну Алексею: "Сейчас папа (И.Я.Яковлев) вытягивает из дома все, что возможно - и жалованье, и пенсию - целыми неделями приходится сидеть без денег, занимая на мелкие расходы по трешнице по всему двору". На строительство фермы им было истрачено более 20 тысяч личных средств. На упреки о том, что он не бережет здоровье, силы, слишком увлекается планами развития просвещения, И.Я. Яковлев отвечал вопросом: "В чем же тогда смысл жизни человека?" Его бескорыстие, преданность любимому делу были ярким примером для учеников. Впоследствии многие из них показывали примеры такого же бескорыстия: открывали школы на свои средства и содержали их до принятия в штат министерства или земства, работали бесплатно учителями до назначения жалованья и т.д.

И при этом очень много горьких дней пришлось пережить И.Я.Яковлеву в ходе борьбы с противниками его педагогической системы. В глазах некоторых чиновников Министерства народного просвещения и духовенства он слыл "сепаратистом" и "националистом". Многие из них искренне считали, что Яковлев, используя в школе родной язык, отделяет другие народы от русского.

С другой стороны просветителя критиковали деятели национального движения. В 1906-1907 годах его собственные воспитанники, чувашские радикалы-эсеры обвиняли его в проведении русификации. Позднее (в 1917-1918 годах) негативное отношение к И.Я.Яковлеву выразило и Чувашское национальное общество. Несмотря на вмешательство В.И.Ленина, требовавшего не отрывать Яковлева от дела всей его жизни, в Симбирске были созданы невыносимые условия для его жизни и работы, и в 1922 году он был вынужден покинуть город.

К великому сожалению, история эта сколь тягостна и печальна, столь и почти типична. Действительно, "большое видится на расстоянии". Оценки И.Я.Яковлеву дали время, родной народ, его сподвижники и последователи. Прав был потомок исторического рода Сусаниных, член Буинской земской управы, который на праздновании 40-летия Симбирской чувашской школы сказал провидческие слова: "Вы заслужили в народе доверие и любовь, как никто из тех, кто за последнее время тщетно покушался отнять Вас от нас. Вообще Вы много сделали для нас, но, к великому сожалению, невежество и темнота наши не позволяют нам надлежащим образом выразить Вам ту признательность, какую Вы заслужили. Однако я верю, что дети наши, внуки, правнуки заговорят о Вас не так, как мы, и все сделанные Вами дела оценят именно той ценой, какой они стоят".

И.Яковлев пишет: "Школа наряду с духовно-нравственными целями с самого начала своего возникновения стремилась оказать посильную помощь в поднятии культурно-бытового уровня населения через тех же учителей". Обратите внимание, здесь Патриарх говорит не о вообще подъеме культурного уровня населения. Он говорит о культуре быта. Думается, эта сторона деятельности патриарха чувашской культуры очень актуальна. Мы имеем замечательную плеяду художников, композиторов, поэтов, артистов. Имена некоторых из них известны не только в России, но и за рубежом. Можно ли говорить на основании этого о достижениях культуры? В определенной мере - да. Но при этом, речь идет о профессиональной культуре, а не о культуре быта народа. Истинный и фундаментальный показатель нашей культуры связан и с уровнем нашей бытовой культуры. Для европейца, попавшего в российскую деревню с ее неухоженностью, разбросанностью мусора вокруг построек и на улицах, извините за слово, загаженностью дворов, когда люди и скотина ходят через одни ворота и живут в одном дворе - не что иное, как дикая экзотика. Если мы с вами хотим создать образ привлекательной Чувашии, если учителя действительно ценят Яковлева, то должны много работать в этом направлении. Но, безусловно, это дело не только учителей, но и глав самоуправлений - районных, сельских и поселковых, работников культуры, телевидения, радио, прессы. Так давайте же практически следовать по дороге Патриарха, чтобы нам не стыдно было за нас.

В народе говорят: "П#277;р #231;ын каять - й#277;р юлать: #231;#277;р #231;ын #231;#253;рет - #231;ул пулать"? (Один человек идет - тропку оставит, сотня пройдет - дорога будет). В чувашском языке "дорога" именуется словом #199;УЛ. Однако "#231;ул" имеет не только пространственное, но и временное значение. В этом многозначном слове философская связь значений, единство пространства и времени обретает языковую плоть. Поэтому надо браться, выполняя завещание Патриарха, и за "Дорогу к Дому". Слово "Дом" я написал с большой буквы.

Яковлев в своем Завещании призывает нас беречь семью. "В семье, - говорит он, - опора народа и государства". Дом - хранитель очага, семейных устоев. Именно в таком значении важно понимание Дома. Но "Дорога к Дому" предполагает еще и просто аккуратные и ухоженные дороги. И здесь мы обязаны выполнять заветы Яковлева, столько сил приложившего для подъема уровня культуры быта чуваш. Есть крылатое выражение классика - в России две беды - дураки и дороги. Убежден: на просторах Чувашии мы одолеем обе эти беды и будем примером для других россиян. С тем, чтобы чувство комфорта было всегда присуще нашему общему Дому - Чувашии, устремленной в будущее.

В решении вопросов бытовой культуры Яковлев самое пристальное внимание уделял чувашской женщине, видя в ней большой потенциал культуры. "Прочно укрепить просвещение и культуру среди чувашского племени, - считал Иван Яковлевич, - было невозможно не воздействуя на имеющую в чувашском быту очень большое значение чувашскую женщину".



1998.04.01
"Народная школа", No 4
http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./44956/56788/57064/57089
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован