31 января 2007
2970

НИКОЛАЙ ЛАВЕРОВ: У НАС ЕЩЕ ЕСТЬ ОГРОМНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЗАДЕЛ



Модель экономики России еще недавно формировалась на основе отказа от борьбы за мировое лидерство в наукоемких технологиях, за рынки наукоемкой продукции. В стране в основном активно продолжают работать отрасли с доходностью, не превышающей 3-5 процентов (ресурсодобывающие и перерабатывающие). А наукоемкие производства могут дать прибыль не менее 20-40 процентов. Как переломить эту ситуацию? На этот и другие вопросы нашего корреспондента отвечает академик, вице-президент Российской академии наук Николай Лаверов.

По данным экспертов, мировой рынок высокотехнологичной продукции составляет более двух триллионов 300 миллиардов долларов - это около 50-55 макротехнологий. Из них 39 процентов контролируют США, 30 процентов Япония, 16 процентов Германия. И хотя в России сосредоточено почти 12 процентов всех ученых мира, ее доля на этом рынке по самым оптимистичным подсчетам меньше полпроцента. Вместе с тем, как считают эксперты, наша страна способна претендовать по крайней мере на 12-17 процентов макротехнологий. Но ежегодно в результате отсутствия правовых и экономических механизмов теряется возможность контроля хотя бы над несколькими макротехнологиями.

- Николай Павлович, в промышленно развитых странах значительную долю прибыли приносит интеллектуальный продукт, а наше государство только еще формирует эффективную политику в этой области. Почему?

- Мне кажется, что государственная власть на этапе демократических перемен потеряла интерес к отечественному интеллектуальному продукту. Наше научное сообщество ни раз ставило вопросы использования интеллектуальной собственности перед Правительством РФ, Государственной Думой СФ РФ, Советом Федерации РФ. Ведь в период, когда резко сократилось финансирование науки, наши крупные ученые вынуждены были работать по международным проектам. И они сразу столкнулись с тем, что не имеют возможностей защищать свою интеллектуальную собственность.

Словом, многие экономические проблемы, которые стоят перед Правительством России с 1991 года, не позволили правильно решить проблему интеллектуальной собственности. Недостаточная оценка ее значимости привела к тому, что научно-техническая продукция России на международном рынке сегодня составляет 0, 3-0, 4 процента. Чтобы защищать интеллектуальную собственность на уровне современного российского права была создана постоянно действующая комиссия. И Академия наук России вместе с Агентством по патентам и товарным знакам внесло через Правительство в Государственную Думу СФ РФ пакет законов.

В Академии наук России сегодня действуют более 30 инновационных центров, которые работают при крупных институтах, научных центрах. Некоторые компании уже более 10 лет ведут научные исследования, которые представляют несомненный коммерческий интерес. Но каждый раз, когда вопрос касается защиты интеллектуальной собственности, приходится вписывать права заказчика на основе его законодательства, а наши права - на уровне исполнителя. Этим сдерживается развитие инновационных проектов в Академии наук и по всей стране.

В области интеллектуального права сегодня еще очень мало квалифицированных менеджеров, юристов. Поэтому по инициативе руководства Академии наук России, Министерства иностранных дел РФ создан специальный институт по энергетической дипломатии. Его выпускники-юристы защищают интеллектуальную собственность в энергетике на должном уровне. Ведь надо признать, что технологический уровень в области энергетики у нас хороший, но защищаем эту собственность пока не всегда успешно.

- Может быть, причины в том, что отсутствует баланс интересов авторов, организаций разработчиков, инвесторов и государства. А также остаются неясными вопросы владения, пользования, распоряжения этой собственностью, созданной с использованием средств федерального бюджета, крупных компаний?

- Многие крупные компании, например, "Русский алюминий" , "Газпром" и другие, сегодня очень заинтересованы в защите интеллектуального продукта. Ситуация на рынке меняется, и большой бизнес стал проявлять интерес к инновациям. У нас еще есть немалый интеллектуальный задел, например, в области ракетной техники, ядерных и других технологий.

Наступило время интеллектуальной экономики. И главный источник благосостояния, конечно, не природные ресурсы, а творения ума. Даже в концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что ослабление научно-технического и технологического потенциала страны, сокращение исследований на стратегически важных направлениях, отток за рубеж специалистов, интеллектуальной собственности угрожает России утратой передовых позиций в мире, деградацией наукоемкого производства, усилением внешней технологической зависимости и подрывом обороноспособности страны. Эта угроза реальна.

Перспективы для коммерческого использования интеллектуальной собственности, объединение усилий для поступательного развития науки и наукоемких технологий в России огромны. Нужно формировать цивилизованный рынок объектов интеллектуальной собственности. Это позволит существенно увеличить доход российских предприятий и доходную часть государственного бюджета страны.

- Какие меры необходимо принять в первую очередь, чтобы принципиально изменить ситуацию на российском рынке интеллектуального продукта?

- Конечно, в первую очередь необходимо дать дорогу новым законам. Тогда ученые и конструкторы получат правовую основу для своей деятельности. Ведь до сих пор отсутствует современное правовое базовое основание по защите интеллектуальной собственности. А люди, работающие в научно-технической сфере, очень законопослушны. Они, как правило, ценят свою репутацию, свою честь выше бесчестно заработанного рубля.

Колоссальным сдерживающим фактором остается недостаток средств на патентование наших ноу-хау за рубежом.И подать изобретения нельзя. Они не являются ни патентом, ни продуктом. Но и патентную продукцию России продавать невыгодно. Это еще менее выгодно, чем торговать сырьем.

Иной ученый работает всю жизнь и создает уникальный продукт, но не может наладить его промышленное производство. Эту ситуацию, когда есть образец нового продукта, но нет возможностей для его внедрения, называют "долиной смерти". В России в такую долину сваливается колоссальное количество очень высокоинтеллектуального продукта созданного буквально на коленке. И этому продукту очень трудно выйти на производство в стране, и за рубежом.

- Не секрет, что во всем мире идет процесс концентрации интеллектуальной собственности в портфелях транснациональных корпораций. Многие мировые лидеры ежегодно получают более тысячи патентов в год. При этом пассивная патентная позиция российских разработчиков приводит к утрате ими крупных секторов патентного рынка. И как следствие товарных рынков емкостью по самым скромным подсчетам до несколько миллиардов долларов ежегодно...

- Да, крупнейшие иностранные фирмы вносят небольшие изменения в продукт и оформляют патенты. А мы уже узнаем свои изобретения в новейших иностранных изделиях. Таких примеров, к сожалению, достаточно много.

- И все же, почему результаты деятельности нашей науки мы не видим в новых товарах, продукции и технологиях?

- На один рубль, вложенный в науку, исследования, которые в большинстве финансируются из бюджета, десять рублей нужно, чтобы провести НИОКР, создать экспериментальную базу, и 100 рублей, чтобы организовать и запустить производство. Но когда государство выделяет один рубль из бюджета, но не может дать десять и 100, интеллектуальная собственность не работает. А инвестор никаких денег государству давать не будет. Поэтому если права на собственность отдать разработчику, то он будет заинтересован искать инвестора. А инвестор будет требовать делиться правами на собственность и требовать результата.

Сегодня государство финансирует только 4 процента интеллектуального продукта доведенного до результата. Частный инвестор не имеет стимулов. Для малых и средних предприятий они появились. Для банков нет налоговых преференций. Кредиты на год не вписываются в цикл внедрения изобретений. У нас нет локомотива, который присутствует во всех странах с развитой экономикой -конкуренции товаропроизводителей во всех сферах производства.

- А между тем государство должно регулировать введение интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот, обеспечивать защиту прав и законных интересов всех участников процесса - авторов, организаций, инвесторов и государства...

- Для создания в стране благоприятной инновационной среды нужна и инфраструктура. Нельзя заставить ученого отдавать все свои знания. Это возможно только при абсолютно четкой системе стимулов для всех участников - автора, организации, заказчика и государства. Баланс интересов должен быть оговорен до начала контракта. И вознаграждения автора должны быть не символическими.

Не стоит считать, что в объемах использования интеллектуального продукта мы сможем быстро перейти от нескольких десятых процента к 30 процентам. В то же время Израиль, например, 10 лет назад имел похожие проблемы. Его вклад в мировой объем интеллектуального продукта составлял 0, 3 процента. А сегодня уже более 70 процентов. Это было сделано в значительной степени благодаря активной государственной политике. Другой пример Финляндия. Раньше она была ориентирована на ресурсы, а сегодня живет за счет интеллектуальной продукции. И нам не надо изобретать велосипед. Есть пути, которые ясны и рассчитаны на успех. Проблема в объединении усилий всех заинтересованных сторон и создании среды. Почва для этого есть. В стране еще сохранился громадный научно-технический потенциал.



http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован