05 октября 1997
2380

Николай Медведев: `Мною нельзя управлять`

Медведев Н.М.: Я специально прервал свой отпуск, чтобы накануне нового политического сезона встретиться здесь, в Мордовии, с моими избирателями и единомышленниками. Я пообщался с людьми в Кочкуровском, Березниковском районах и вот напоследок встретился с учителями в Саранске. Встречался я с людьми в основном из бюджетной сферы, потому что главная задача российского правительства и провинциальных правительств та же - это погашение долгов по зарплате бюджетников. Тот бюджет, который мы утвердили на этот год и на федеральном уровне, и на уровне всех регионов, - он, скажем так, нечестный, невыполнимый.

ВС: Стало быть, и мордовский бюджет на этот год - дутый?

Н.М.: Мордовский бюджет утверждался тогда, когда нужно было уже шампанское пить, 31 декабря пришли, смешно было смотреть, и быстренько утвердили. Весь бюджет 1 триллион 600 миллиардов рублей, из них 692 миллиарда мы получаем из федерального бюджета, из Москвы. Но это - бумажный бюджет, реально из Москвы мы получаем больше. Но не в этом дело. Реальная власть в России сегодня принадлежит тем, кто делит деньги. Давайте посмотрим, что происходит сегодня в России и в Мордовии. После 1993 года, с принятием новой Конституции, власть в России была разделена между Москвой и регионами - Ельцину остались какие-то общероссийские проблемы типа обороны, межгосударственных соглашений, контроля над российским правительством, а всю реальную государственную власть передали в Мордовию. Если сравнить прошлую зависимость Березина от Москвы и нынешнюю - Меркушкина, то станет ясно, что это разная зависимость. Березина можно было снять, наказать и так далее, поскольку он напрямую подчинялся Москве. Меркушкин сейчас никому не подчиняется, так же, как и другие губернаторы. Но государственная власть - это тогда власть, когда она делит деньги. Мордовский бюджет зависит от российского чем? - только этими 692 миллиардами рублей, которые в форме трансферта выдаются Мордовии, и Меркушкин с правительством делят их. Я уже не один год выступаю против выделения так называемых трансфертов, надо выделять не трансферты, а субвенции. В чем принципиальная разница? Субвенции - это целевые деньги, выделяемые строго по назначению. Тогда их можно контролировать. А теперь эти деньги выделяют Меркушкину и правительству, и они их делят. Но это еще не все. Меркушкин и правительство перечисляют эти деньги в районы, и даже в районах Главы делят их по своему усмотрению.

ВС: Разве московские деньги никак нельзя проконтролировать?

Н.М.: Проконтролировать сложно каждый регион. Счетная палата, вот, проверяла Мордовию, сейчас опять будет проверять. Конечно, какой-то контроль будет, но гласности мало ... Вот правительство Мордовии перечислило 100 миллиардов из бюджетных средств на поддержку сельского хозяйства. Эти деньги предназначаются для бюджетной сферы. Сельское хозяйство должно было взять кредиты, а потом рассчитаться. Я вот пойду сейчас в деревню и спрошу председателя - ты получил деньги? Он скажет - не получил, я получил какой-то кредит, мне сделали взаимозачет. Они ведь не видят уже годами деньги.
Многие депутаты Государственной Думы выступают против трансфертов, но губернаторы в Совете Федерации ни за что не хотят потерять эти трансферты - какой же он будет губернатор, если не сможет делить деньги. Я никого не обвиняю, но речь ведь идет о самом механизме распределения денег, потому что завтра опять будем делить бюджет. Для того чтобы отказаться от трансфертов и перевести регионы на финансирование в виде субвенций, Думе надо принять решение обычным большинством. Но Совет Федерации не утвердит этого решения, значит, Думе надо будет набирать конституционное большинство - 2/3 депутатов, чтобы преодолеть вето Совета Федерации. Набрать в парламенте конституционное большинство будет очень сложно. А мне тут говорят - Медведев - свой, мы тебя поддержали, ты голосуй так, как надо. А я между избирателями и правительством, как же мне голосовать? Если я честен, если не делю эти деньги ни с кем - я должен голосовать от имени избирателя. А если я нечестен и делю там с кем-то деньги вместе в ихней компании, значит, я тут должен посмотреть.

ВС: Как Вы вообще оцениваете нынешнюю ситуацию в республике?

Н.М.: Я пришел в депутаты, уже узнав почти каждую российскую губернию за семь лет. Что мы ставили своей целью? Мы хотим либерализации, мы хотим, чтобы действовали конституционные принципы, мы хотим наглядного действия принципа разделения властей. Власть должна быть прозрачной для рядового человека, контролируемой. Теперь же, и не только в нашем регионе, идет тенденция к восстановлению унитарной, командной системы.

ВС: Вы полагаете, сегодня мордовский парламент - беззубый и немощный?

Н.М.: Я считаю, что он не просто беззубый, беззубый - это же некое политическое определение. Скажем честно, наш парламент и так незаконен. Ну ладно, молчим, надо же как-то двигать экономику. Все, конечно, знают, все понимают, кто чуть-чуть политически грамотен - да все тут незаконно, да так произошло. Но речь идет о чем? - Не надо наглеть до конца. Получается что? Они думают, что если они руководят - у них хорошая, большая власть. В любом случае кто-то контролирует их. Вот я приведу пример. Был лучший в России губернатор, я его хорошо знаю, Севрюгин - губернатор Тульской области. Единственный губернатор в России, кто был членом президентского Совета. Он так хорошо руководил, такие он брал из банка хорошие суммы, чтобы рассчитаться с учителями, врачами. А теперь человек 12 - их пересажали, и сына посадили, и его. Знаете за что? Например, брал он в банке 10 миллиардов рублей - я перед учителями рассчитаюсь, вот 10 миллиардов взял. А в экономике работает уже не командная система, в экономике все понятно - если мы 10 миллиардов взяли, значит, мы разделим 20 процентов банковской ставки между собой - 10 банку за пользование кредитом, 10 - мне. А учителям дал ты деньги. Правда, они не понимают, что из этих денег 20 процентов у них уже отобрали, надо же рассчитаться с банком. А они эти 20 процентов делят между собой. Вот за что влипли губернатор Тульской области и его приближенные. 100 тысяч долларов - правоохранительные органы поймали за руку. Банкам же выгодно таким образом крутить бюджетные деньги.

ВС: Насколько известно, Мордовия тоже брала коммерческие кредиты.Но ведь нельзя каждый такой факт трактовать как махинацию.

Н.М.: У нас много берется кредитов, не только у нас, везде берут кредиты. Когда говорят - почему власть коррумпирована? - вот. Это очень распространенная практика, не во всех, но во многих регионах. Кто-то из губернаторов осторожней, кто-то очень волен. Я сейчас, вот так, смотрю в парламенте - единственная честная группа депутатов - это Яблоко. Явлинский же сказал, что этот бюджет утверждать нельзя, воровство идет, тут все жулики связались с руководителями регионов, с правительственными структурами, с коррумпированной властью. Ведь коррупция сегодня не в том, что пришли и, вот, дали взятку, коррупция сегодня в больших масштабах идет, с большими деньгами.
Почему мы боролись в 90-ом году, чтобы Березин избирался альтернативно. Если два человека - тогда это выборы, если один - выборов нет. Есть закон России по обеспечению гарантий избирательных прав, и там сказано - если на выборах идет один кандидат, они незаконны. Так, у нас в Мордовии получается, что мы вернулись к тому, от чего с кровью уходили. Нельзя, ребята, сегодня в условиях либеральной экономики внедрять административные методы. Каждый экономист знает, что если банковские, бюджетные деньги делятся, здесь можно навар сделать свой.

ВС: Что Вы предлагаете?

Н.М.: Чтоб контролировало Государственное собрание правительство. Сегодня Меркушкин, завтра Иванов, послезавтра Медведев - какая разница? Надо, чтобы контроль был. Если председатель комитета Госсобрания говорит, что нельзя никак отчет устроить - это же ни на что не похоже. Это придет еще раз Счетная Палата, зачем друзей терять? В политике не должно быть такого, когда мы начинаем восстанавливать административные методы и давать разнарядку Главам районов на реализацию водки, и устраивать между ними соцсоревнования. Сейчас всю ответственность за состояние дел в народном образовании местное правительство по принципу демократического централизма свалило опять же на Глав районных и городских администраций. Это позволяет сложить с себя всю ответственность, а с другой стороны, устроить некое соцсоревнование в районах, столкнуть Глав районов лбами и сказать - это не я, вот - они.

ВС: И все-таки что, по-Вашему, сейчас нужно предпринять? Объявить новые выборы Главы республики, Госсобрания или того и другого вместе?

Н.М.: Я ведь не против конкретных фигур. Но когда Волков - депутат, он должен отчитываться перед депутатами, когда министр соцобеспечения депутат, теперь Занькин - секретарь Совета безопасности, чиновник, депутатом стал - на каких основаниях? Да я не против них, мы уже были в 90-ом против, меня Волков исключал из партии, выгонял с работы, я не против них. Но нельзя, ребята, наглеть до такой степени. Они теперь будут друг перед другом отчитываться. Но это однозначно приведет к кризису власти. Я поэтому говорю - ребята, остановитесь. А-а-а, ты не так говоришь - руководство республики сразу приказало меня в эфир не давать. Вот корреспондентам дали информацию, передайте, вот что сказал Медведев. Это не мои дела. Говорят, мы тебя поддержали, ты наш помощник. Да-а-а, вот помощником меня сделали.

ВС: Николай Павлович, Вам постоянно мордовская власть напоминает о поддержке, оказанной на выборах?

Н.М.: Не просто напоминает, а постоянно напоминает. Я им благодарен, я им просто благодарен. Но говорю - ребята, я сейчас больше о вас пекусь, чем о себе. Я же сейчас не у власти, я представляю народ. Мы это проходили 9 лет назад. Мы говорили, не делайте это, Березин, не делайте, другие. Я вот шестого руководителя в республике переживаю, начиная с Березина. Да, у нас с Меркушкиным хорошие, дружеские отношения, мы столько лет проработали. Ну хорошо, я Меркушкину не скажу, кто скажет? Ну что? - я понимаю, мои друзья, товарищи, сейчас министры, руководители районов, будут обходить меня стороной. Но это дело не спасет. Я ж публичный политик, я ж деньги за это получаю, я должен открыто это говорить. А они - мы тебе прикроем лавочку, эфир зарежем. Ну я пойду в российские средства массовой информации. Но я обязан говорить. Я же не мордовский правительственный чиновник. Когда говорят - он должен нам помогать, да, я помогаю. Я считаю, что немало помог, потому что 133 миллиарда, которые они получили через программу социально-экономического развития, там очень большой процент того, что сделал я. Мы взяли за счет Москвы и за счет Сочи. Еще об этом никто не зна-а-ет, как мы это делали. И сейчас помогаю.

ВС: Но разве мордовская власть Вас не считала ручным, так мощно поддержав на выборах?

Н.М.: Это смешно для меня. Если в 90-ом году я не был ручным, меня выгнали с работы, поджигали мой дом, если тогда меня не заставили, из аспирантуры исключили, так можно ли это сделать сегодня? Зачем я тогда в публичную политику пошел? Я ответственность несу за Мордовию, ведь за последние семь-восемь лет мы таких дел натворили. А если еще сейчас спросят - а чего ж ты не говорил Меркушкину? Это будет худо не мне. Был Бирюков - сняли, был Березин - сняли, ну еще время пройдет. Но худо-то им будет. Я ничего не хочу от Мордовии, я не хочу ею руководить, пусть руководят, это они делят деньги.

ВС: Вы это серьезно - что не хотите быть Главой республики? Даже в отдаленной перспективе?

Н.М.: В этом нет необходимости. Зачем мне приходить Главой республики? Если я могу любому нормальному Главе помогать, не помощником быть ему - делать, что он скажет. Зам. министра из Москвы, оказывается, приезжал. Ну пригласи ты Медведева, обсудим вместе. Но все это связано с деньгами. Я, конечно, не буду участвовать во всех этих денежных вопросах. Но Госсобрание это должно контролировать. Надо нормальный парламент в Мордовии сделать. Снять статус депутата со всех министров, со всех чиновников - половина правительства в парламенте. Это же смешно, это глупо. У нас в Госсобрании еще нет даже тайного голосования - во всех регионах давно уже установлено оборудование. Когда сидят Глава республики и председатель правительства в президиуме и смотрят сверху на всех депутатов - как голосовать? Я не думаю, что Меркушкин и Волков этого не понимают. На это оборудование больших денег не надо. Да и по составу Госсобрания надо посмотреть. Ведь что получается - в республике практически нет ни одной мощной политической партии, кроме коммунистов. А коммунистов в Госсобрании почти нет. Ну, видимо, научились мы хорошо подделывать итоги голосования. Когда мне напоминают некоторые руководители - мы же тебе помогли, мы ж, знаешь, сколько подбросили. Кто? В каком районе? И называют мне несколько имен и районов. Так, говорю, уголовное дело будем заводить на этого Главу. Кстати, в Ставропольском крае завели на несколько Глав районов уголовные дела за подделку выборов, посадили нескольких уже. Я никого не просил, я в последний день даже уехал в Москву. Ну что? - два раза не избирали, еще не избрали бы. Я знаю свою цену. Я ж мог и без этого прекрасно дружить с местным правительством, дружить так, что у народа вырывалось бы - о-о-о, какие они друзья. Я и дружу, и буду дружить, в чем дело? Но, ребята, не наглейте до конца, не наглейте. И дайте волю оппозиции - в том числе. Людей не надо делить на красных и белых, надо делить на честных и жуликов. Теперь выборы отменили на четыре года - единственный регион в России.

ВС: А как в российских правительственных структурах смотрят на политическую ситуацию в Мордовии?

Н.М.: Никак не смотрят. Завтра, если выступлю в центральной прессе, начнется бунт, будут конституционный порядок наводить не в Чечне, а в Мордовии. Ко мне сегодня уже приходили - давайте создадим Общественный комитет по восстановлению конституционного порядка в Мордовии. Ну выборы-то отменили, грубейшее нарушение конституционных прав человека. Я говорю - да вы что, опять? Мне уже надоело драться, дело-то не в этом. Мы это проходили. Просто в политике должно быть все либерально, разнообразие мнений, и власть должна быть реально разделена на три ветви.

ВС: На Ваш взгляд, мордовские лидеры действительно наладили хорошие взаимоотношения с Москвой? Вы помогали открывать нынешнему руководству республики двери московских кабинетов?

Н.М.: Я вам не прямым образом отвечу на этот вопрос. Мордовии помогают, и я Меркушкину это сказал, до тех пор, пока у Меркушкина и правительства России общие деньги, бюджетные, отсюда, оттуда. Но ни один губернатор в политической сфере Москвы не задержался. В Москве другой стиль жизни, в Москве принимают только так - или деньги... деньги, грубее можно сказать, не деньги, так взятки, они сейчас различной формы. Или же в Москве поддерживают регион пока выборы, перед выборами. У Мордовии вот 900 тысяч населения, кто про Мордовию там знает? Это мы думаем, что вот там... Но это же не Тульская, не Рязанская области, тем более не Краснодарский край, ну чего Мордовия? Это ведь очень условное дело - поддержа в Москве. Ну пока мы вместе, завтра чуть-чуть... Вот я ж привел Севрюгина в пример - он был сам вхож к Ельцину. Единственный из губернаторов - член президентского Совета. А теперь?

ВС: Вы хотите сказать, что демонстрация российской властью благосклонности к тому или иному губернатору - это еще не гарантия благополучия?

Н.М.: Абсолютно. Этого и быть не может, потому что деньги разделяют. Почему, по-вашему, Березовский стал заместителем секретаря Совета безопасности? Сегодня в России прежде всего деньги. Поэтому я желаю всегда нашим мордовским властителям одного добра. Я буду их поддерживать. Но у меня сейчас нет, скажем так, оснований не беспокоиться. Я ведь молчу, что все антиконституционно, я же молчу, ничего не делаю. Я спас их два раза, выступал, подставил себя как директора Института региональной политики, когда ставился вопрос о Мордовии в Конституционном суде - не ставьте. Речь не об этом. Каждому надо понять, власть не вечна. Властью надо пользоваться аккуратно.

ВС: О Вашем политическом чутье ходят настоящие легенды. Что политического ожидает Россию и Мордовию в ближайшее время?

Н.М.: Я думаю, с осени начнется серьезный кризис в политической сфере. Или распускать Думу надо, или посылать в отставку Черномырдина со всем правительством. Я думаю, Черномырдин нынешней Думы не стоит. К тому же, если так откровенно - доверенным лицом Черномырдина, когда мы голосовали за Гайдара против нынешнего премьера, был знаете кто? - Зюганов. Я думаю, ихние доверительные отношения, они сохранились. Зюганов ведь поставил Черномырдина. Опасность заключается сегодня в том, что какие чиновники были в России и в Мордовии, такие они и остались, те же самые люди. Вы посмотрите таблички на кабинетах.


Евгений Буров

Газета "Вечерний Саранск", N266, 5 октября 1997 года
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован