09 августа 1998
1531

Николай МИХАЙЛОВ: КОРОТКО О ВАЖНОМ

Нет худа без добра
Так случилось, что три дня назад я одномоментно получил и худое, и доброе. Худое - серьезную травму и необходимость не менее месяца на госпитальной койке смотреть в потолок, доброе - целый месяц для размышлений.

К размышлениям подвигнул меня ажиотаж друзей и близких в связи с причиной моей травмы. Причина действительно не вполне банальна: никому ни слова не говоря, я по собственной воле и настоянию совершил первый в своей жизни прыжок с десантным парашютом. Концовка была не очень удачной. Я буквально отреагировал на короткий инструктаж: "Не лови землю ногами. Земля тебя сама найдет", подняв перед приземлением ноги выше головы... Теперь у меня есть повод ответить на недоуменные и возмущенные возгласы друзей и близких типа: "Ты что, свихнулся?" или "Что это тебе в голову взбрело?" Так что же, в самом деле?

Потом мой друг детства Валерий Хохленков напишет шуточное послание в стихах, где есть такие строки:

Позднее на больничной койке,
Привычный к спичам и речам,
Герой - восторженный и бойкий -
Пытался втолковать врачам
Кто вниз не прыгал с парашютом,
Тот не годится никуда.
Паденья яркая минута
Важней, чем серые года.
Думаю, что дело не в прыжке. В нем нет ничего исключительного. Дело в возрасте. Первый прыжок на 62-м году жизни - это не по правилам... А почему бы и нет? Именно этот вопрос побудил меня взять в руки карандаш.

Почему мы рискуем? Берусь утверждать, что в основе осознанных поступков людей, при всем разнообразии их характеров, интересов, возрастов лежит прежде всего генетически обусловленное стремление к поступкам, к преодолению различного рода проблем и препятствий, и уже потом - желание удовлетворить личные или общественные потребности. Но приемлемая мера этих поступков для каждого своя. Одним нужная тихая заводь, другим - бушующий океан. Здесь нет места для вопроса "кто лучше?" или "что лучше?" Здесь - лишь отражение объективной реальности.

Ясно, что это вечное "стремление к преодолению" - основа научного, культурного, социального развития человеческого рода. Наградой каждому за то или иное "преодоление" является чувство удовлетворенности, укрепления веры в свои возможности - важнейшие условия для ощущения счастья. Согласитесь, это немало. Но вот что существенно важно - полнота этих чувств ощущается лишь в процессе преодоления трудностей или сразу же по его завершению. Стало быть, для человека, стремящегося к подлинному удовлетворению и счастью, повторяющиеся процессы преодоления трудностей (проблем) - норма жизни. Поражает удивительно точная мысль Ф.М. Достоевского о том, что удовольствие - это переход из одного состояния в другое, более совершенное. Если нет этого "преодоления", "перехода" - нет и удовлетворения, нет и состояния "более совершенного". Теперь становится понятно, отчего и богатые, и бедные в условиях, когда не происходят изменения к лучшему, могут быть одинаково несчастливы. Хотя первые от того, что у них "жемчуг мелкий", а вторые, довольствующиеся малым, от того, что "щи жидкие".

Известно, что человек хорошо запоминает лишь то, что его удивляет, поражает. Процесс преодоления проблем, любых трудностей всегда сопряжен с познанием нового, неожиданного, т.е. с удивлением, а, стало быть, и хорошо запоминается. Помните, в "Маленьком принце" С. Экзюпери: "Мы живем многие годы, однако все пережитое равно лишь немногим запомнившимся счастливым мгновениям". Так что, если хотим жить более полной жизнью, измерять ее следует не возрастом, а стремлением к преодолению трудностей, (преумножению "числа счастливых запомнившихся мгновений") и способностью рисковать. Похоже, что только этим можно объяснить тот необходимый запас воли и решимости, который позволяет человеку по доброй воле переступать порог самолета, за пределами которого бездна или еще с большим риском погружаться в неизведанные глубины океана...

Главный вопрос: "Что во имя блага и что вопреки?"

В самом деле, юноша, осознанно отказавшийся от соблазнов улицы во имя постижения знаний и тайн профессий и юноша, участвующий в состоянии массового психоза в погроме трибун стадионов, а заодно и всего и всея - оба они преодолевают реальные проблемы и при этом через эти преодоления по-своему самоутверждаются. Сцилла и Харибда. День и ночь. Как не потеряться в этом океане неопределенностей? Как помочь себе и тем, кто будет после нас? Все это вечные вопросы и вечный поиск ответов на них. Плюсы и минусы всегда, везде и во всем рядом. Так было всегда. Так будет. И это неотвратимо. Но, наряду с этим, в последние десятилетия логика развития технического прогресса поставила род человеческий перед испытаниями, доселе неведомыми, и которые он явно не выдерживает. Проблема, а возможно, и беда состоит в том, что вся предшествующая история не позволила нам выработать иммунитет к технологиям манипулирования массовым сознанием. Особая опасность здесь состоит в том, что эти технологии открыли шлюзы тем "минусам", которые разрушают исторически сложившуюся систему ценностей. Никогда еще человек не был одновременно столь вооруженным знаниями и опытом и столь беззащитным перед неведомой ранее ситуацией, когда размываются грани между добром и злом, когда цивилизационная, национальная, культурная, религиозная и личностная идентичность не только утрачивают черты самодостаточности, но и перестают быть центрами кристаллизации положительных сил. А это, в свою очередь, означает, что исчезает сама первооснова образования иерархичного и саморазвивающегося мира.

А если к этому еще добавить необратимые техногенные последствия на экосреду как на локальном, так и на планетарном уровнях, то для оптимизма останется весьма небольшой простор.

Многое говорит о том, что если ничего не изменится, то вероятность перехода от самоорганизующейся системы развития человеческого рода к системе самоуничтожения будет нарастать. Похоже, что повсеместно набирающие темпы различного рода экстремизм, наркомания - это лишь реакция на радикальные изменения в мире, к которым мы оказались не подготовлены.

Пока еще сохраняется надежда и есть время

Род человеческий или мировое сообщество в своем развитии подчиняется законам открытых систем. Фундаментальной особенностью таких систем является вечно меняющееся соотношение сильных и слабых сигналов, положительных и отрицательных обратных связей, уходящих своими корнями и в прошлое, и в будущее. Чем сильнее связь с прошлым, тем более основательно и эволюционно идет развитие, чем слабее - тем больше условий для более динамичного и радикального развития общества по революционной модели "до основания и дотла". Сейчас мировое сообщество действительно подошло к той черте, когда не только на интуитивном, но и на физическом уровне мы начинаем понимать, что "без прошлого нет будущего". Именно в прошлом формируются этические и моральные нормы, обеспечивающие устойчивость развития. Именно они - те самые "обратные связи", которые обеспечивают сглаженность и эффективность поступательного движения в будущее. Именно через них осуществляется преемственность опыта поколений. Ослабление и пренебрежение ими означает прямую угрозу будущему. Все разговоры об устойчивом развитии в этих условиях - не более чем приятный вымысел, не имеющий под собой никаких оснований. Библейские заповеди - ни что иное, как те самые нормы, которые на протяжении тысячелетий позволяли человеку оставаться человеком, которые препятствовали превращению рая на земле в сплошной кромешный ад. Сегодня человек ослаблен и незащищен перед современными технологиями манипулирования общественным сознанием и массовой культурой, подавляющими личность.

Движение вспять невозможно, вперед, без изменений к лучшему, губительно. Представляется, что без возрождения "обратных связей" в развитии с опорой на вечные ценности и проверенные тысячелетиями этические и моральные нормы, позволяющие каждому и всем ответить на вопрос "что хорошо?" и "что плохо?", проблему не решить. Только в этом случае станет возможным действовать "во имя", а "не вопреки", только в этом случае в обществе может появиться предпочтительная, (если хотите, модная, популярная) востребованность к хорошему, а не к дурному. Положим, это так, но каким образом этого можно достигнуть? Не хлопоты ли это по "поздней дороге?" Действительно, в арсенале у нас осталось не так много возможностей. Но пока они еще есть.

Что посеем, то и пожнем

Пора формирования личности начинается с младенчества и завершается на пороге юности. Вся последующая жизнь вносит лишь слабые коррективы.

Мы живем в постоянно расширяющемся мире познаний и интересов. Мир младенца - мама, папа, бабушка, дедушка, брат, сестра, игрушки. Мир юноши - это еще и друзья, город, село, страна, мир, спорт, музыка, политика... Известно, что именно в первые годы жизни ребенка формируются фундаментальные основы личности. Вот почему роль семьи при формировании личности и в обеспечении преемственности опыта поколений становится ключевой. Берусь утверждать, что материальное благополучие семьи здесь вряд ли играет заметную роль. Куда важнее другое - "климат" в семье.

Я вспоминаю трудное военное и послевоенное детство. Полностью разрушенный некогда прекрасный древний город Севск на юге Брянской области. Мама, сестра, старший брат - инвалид детства, бабушка, дедушка, землянки, подвалы. На лицах взрослых - тревога. Отец - на фронте. Но при этом неизменно и независимо от каких-либо обстоятельств каждое раннее утро и каждый вечер мама подходила к иконам и молилась. Вечером - "за упокой души усопших". При этом перечислялось множество ничего не значащих тогда для меня имен, а утром, после "Отче наш" - за здравие. Здесь также произносилось множество имен, многие из которых для меня были все более узнаваемы. И так каждый день. И так всю жизнь. Только сейчас начинаешь понимать, какая великая сила таится в этом служении. Каждое из произносимых имен и ушедших, и живущих невольно входит в твою жизнь, в подсознание. Любой твой поступок ты невольно соизмеряешь с возможной оценкой тех, кого уже нет. А по отношению к тому, чье имя ты произносил утром "за здравие", тебе совестно будет поступить нехорошо... И по сей день, когда и родителей, и бабушек, и дедушек давно уже нет в живых, я абсолютно ясно представляю их возможную оценку тех или иных моих поступков. Я могу ясно представить их взгляд, интонацию, тепло натруженных рук. И если я сделал доброе, как говорили бабушка и мама, "богоугодное" дело, мне самому от этого ощущения становится вдвойне благостнее, если нет - стыдно. Стыдно, в том числе и перед теми, кого давно уже нет.

По существу - в этом связь между прошлым, настоящим и будущим. Это условие, при котором работают этические и моральные нормы, выработанные человечеством. Трудно себе представить, что в наш бездуховный век такая модель связи прошлого, настоящего и будущего возможна на уровне массового самосознания. Но, по меньшей мере, общество должно культивировать такие модели отношений, которые позволяли бы при определении "что такое хорошо" или "что такое плохо" в качестве критерия истины использовать накопленный человечеством опыт в виде сложившихся этических и моральных норм.

Полагаю, что мои родители прожили крайне трудную жизнь не напрасно. После них остались не только добрая память, но и возможность сопоставления моих дел и моих поступков с теми моральными и этическими нормами, выразителем которых была сама их жизнь. Для меня не существовало бы большего счастья, если бы спустя отведенное мне судьбою время то же самое могли сказать обо мне мой сын Евгений и внук Федор.

Особая роль в усилении стабилизирующей роли исторически сложившихся моральных и этических норм принадлежит легендам и былям, связанным с семьей и родными местами, где прошло твое детство. Вновь обращусь к личному опыту. Уже в 70-х годах мне неожиданно открылась семейная тайна: оказывается, фамилия прадедушки и дедушки, переселенцев с Дона, была Михайлов-Донской. У отца, естественно, была такая же фамилия. Но... после революции это непролетарское дополнение "Донской" стало опасно для семьи и исчезло. Жаль.

Детское воображение буквально поражали легенды и были родного города Севска, расположенного на пути из Варяг в Греки и на старом большаке "Москва-Киев". История города - это история российского воинства, история православия, купечества и ремесел. На небольшой территории города с численностью населения до революции всего 5 тыс. человек - 12 церквей, 2 кафедральных собора, 2 монастыря, множество часовен, духовная семинария, педагогическое училище, школы, земская больница, развитая система обеспечения мещанского и купеческого быта. Своеобразным ожерельем города стали с удивительными названиями слободы Солдатская, Пушкарная, Стрелецкая и селения Юрасов Хутор, Марицкий Хутор, Новоямское и т.д. Особо много ярких легенд и былей связано с удивительным памятником фортификационного искусства - рукотворной земляной крепостью "Городище" и несколькими земляными курганами - захоронениями древности. Все эти понятия накрепко входили в нашу жизнь и стали своеобразным камертоном, позволявшим выделять истинные ноты от фальшивых. И все это - несмотря на то, что обо всех этих свидетельствах истории сегодня напоминают лишь развалины и пепелища.

Хочется надеяться, что на 62 году жизни свой первый прыжок с парашютом я совершил не зря, хотя и с не вполне удачной концовкой.

http://www.whoiswho.ru/russian/Password/journals/61998/mihailovr1.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован