23 декабря 2005
2372

Николай Петров - Кроссворд с фрагментами

Завершилось формирование Общественной палаты. Последняя ее треть должна выбрана в пятницу, тогда же, когда Дума, с которой у недосформированной ОП давний спор по поводу поправок к законам об НКО (недавно палата в третий раз обратилась к депутатам с просьбой отложить принятие поправок до завершения формирования ОП) провела последнее заседание перед каникулами. Некоторые эксперты полагали, что спор Думы с Общественной палаты был имидж-проектом Кремля, нацеленным на "раскрутку" нового органа. Вышло по-другому.

Формирование последней - региональной - трети ОП происходило на протяжении последних двух месяцев. Многоступенчатый процесс отбора кандидатов сначала на уровне регионов, а потом на уровне округов протекал весьма публично, а в некоторых случаях и скандально. Собственно, для развития гражданского общества процесс отбора кандидатов и общественные дискуссии с этим связанные оказались, как представляется, важнее составленного в результате списка кандидатов.

Итак, на первом этапе сформированные администрациями регионов оргкомитеты проводили собрания, выдвигавшие по 20 кандидатов от региона на окружные конференции. Двумя главными камнями преткновения здесь были количественный и качественный состав участников собраний. Что касается количества, то при многих сотнях, а то и тысячах зарегистрированных в каждом регионе общественных организаций в собраниях приняли участие 20-30, максимум под 60 человек. Дело в том, что 9/10 организаций существуют только на бумаге, к тому же из реально действующих властям хотелось отобрать послушных и "полезных". В некоторых регионах к формированию состава собраний сами общественники допускались, в других такое важное дело администрации им не доверили.

Определение состава посланцев региона на окружные собрания с прицелом на попадание в Общественную палату велось "с колес", и до самого последнего момента в списки вносились коррективы. Так, в Ставропольском крае уже после утверждения двадцатки власти вспомнили о епископе Ставропольском и Владикавказском Феофане, предложив кому-то из уже отобранных делегатов уступить ему свое место (забегая вперед, заметим, что усилия оказались не напрасными и отец Феофан попал в число кандидатов, рекомендованных в ОП уже окружным собранием). Сходным образом в Волгоградской области в последний момент одного из профсоюзных лидеров заменили на восьмидесятилетнего экс-ректора, который тоже пробился в финал как представитель Детского фонда.

На втором этапе формировались списки кандидатов в ОП уже от федеральных округов. На общем собрании кандидатов от всех регионов округа формировались списки претендентов на положенные каждому округу 6 мест в ОП (кстати, именно отсюда странная численность палаты - три раза по 42). И вот здесь уже возникли серьезные проблемы. Дело в том, что число регионов в каждом округе различно. И если на Урале, где регионов как раз 6, каждый из них был представлен двумя кандидатами, то в Сибири регионов 16, а в Центре 1, то есть некоторые регионы не могли пройти даже в финал. Что касается Сибири, то региональные депутации выдвинули по своему достойному представителю каждая, а два бурятских автономных округа отказались от представительства "из-за малого количества общественных объединений".

Что касается Центрального округа, то едва ли не две трети от дюжины выдвинутых от него кандидатов составили москвичи, прошедшие в том числе и по региональным квотам (так, например, Зураб Церетели прошел от тульского "Мемориала"), а вторую - представители регионов.

Процесс выдвижения кандидатов на всех уровнях курировали администрации полпредов и по 2-3 уже избранных члена ОП. Процедура отбора на окружных собраниях проходила где более демократично (как, например, в Сибири, где региональные двадцатки сами выбирали своего представителя), а где менее. Так, например, все окружное собрание в самом многонаселенном Центральном ФО заняло около часа, включая и голосование списком за предложенных сверху кандидатов. Не обошлось при этом без скандалов. В Приволжском округе представители Татарии и Пензы назвали итоги голосования сфальсифицированными, а самарские общественники заявили, что будут оспаривать их в суде. В Центре возмутителем спокойствия оказалась тамбовская делегация, выступившая против утверждение спущенного сверху списка с большим количеством москвичей. На Урале в суд подал исключенный в последний момент из списка кандидат, который по уважительной причине на собрании отсутствовал.

В окружных дюжинах и чертовых дюжинах кандидатов старались выдерживать не только региональный, но и "отраслевой" баланс. Обязательным было представительство профсоюзов, ветеранских, женских организаций, образовательных (наука и вузы), молодежных, правозащитных, творческих союзов. Представлены в них и корпоративные структуры: ассоциации врачей, предпринимателей, писателей, журналистов, директорский корпус, спортсмены и др. знаменитости - в общем, ни дать ни взять "общественность" старого, знакомого еще по советскому времени образца.

Голосование по второй трети позволяет делать прогнозы и по поводу третьей. Определяющими тогда были два фактора: известность имени и корпоративная принадлежность. Сыграют они и на сей раз, только в ним добавится еще и региональная составляющая. Впрочем, заметим, что идеальную, почти как советский Верховный Совет, структуру - половозрастную, профессиональную и пр. - имела лишь первая, назначенная президентом треть ОП. Вторая, выборная, оказалась уже не столь идеально сбалансированной. Такой же, по-видимому, окажется и последняя. С ее формированием в стране окажется построенной еще одна вертикаль - гражданского общества - в составе ОП, общественных региональных советов в округах (в составе выбранных сейчас представителей регионов) и общественных палат на местах.

Попробуем реконструировать аппаратную логику формирования ОП на примере Южного федерального округа. Логично ожидать, что упоминавшиеся епископ Феофан из Ставрополя и экс-ректор Максим Загорулько из Волгограда в ОП пройдут: иначе зачем было их, уважаемых людей, дергать, в последний момент засовывать в региональные депутации, а оттуда в окружную? На третье место я бы поставил представителя Чечни Хусайна Солтагереева от профсоюзов - ну не может в ОП не быть кого-то из "замиренной" Чечни! Дальше женщины, их среди кандидатов две. Я бы предположил, что пройдет Фазу Алиева из Дагестана - и этнический фактор, и писательница. На два оставшихся места я бы поставил: Михаила Шолохова, сына писателя и атамана Войска Донского, - во-первых, казак, а во-вторых, ну у кого из голосующих не потянется рука именно к этому, знакомому с детства имени; и Лидию Лебедеву из Калмыкии - женщину среди воинственных горцев, русскую из этнической республики, если она к тому же врач или учительница - то совсем хорошо. Вскоре можно будет убедиться насколько представленная мной логика отличается от той, из которой исходят кремлевские чиновники и их избранники из числа действующих 84 членов Общественной палаты.

http://www.grani.ru/opinion/petrov/m.100006.html
23.12.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован