24 марта 2006
1315

Николай Петров - Россия и Запад: рефлексия

Как можно объяснить тот факт, что сегодня, когда и США, и Россия столкнулись с одним и тем же врагом - исламским терроризмом, некоторые представители администрации Буша и, особенно, аппарата вице-президента Дика Чейни, выступают за новое ужесточение подхода к Москве в стиле маленькой холодной войны? - спрашивает на страницах "Los Angeles Times" Анатоль Ливен, старший научный сотрудник фонда New America Foundation. Судя по сообщениям СМИ, они высказываются за создание антироссийских военных альянсов с соседями России и за предоставление открытой поддержки политическим оппонентам президента Владимира Путина в самой стране. И это несмотря на то, что президент Буш регулярно и совершенно справедливо напоминает американцам о том, что террористы пытаются заполучить оружие массового поражения, которое грозит уничтожить как американские, так и российские города. Почему в этот критический момент истории Вашингтон считает возможным развязывать абсолютно не нужные конфликты с Россией - страной, которая, несмотря на определенные разногласия с США, не угрожает ни жизни американцев, ни жизненно важным интересам Америки?

Некоторые считают политику США в отношении России намеренно провокационной. Конечно, Америка должна поддерживать демократию в Грузии и на Украине, но действительно ли соответствует американским интересам помощь грузинам в этнической гражданской войне против сепаратистов, которых поддерживает Россия? И почему это США заинтересованы принять Украину в НАТО задолго до того, как она станет стабильной рыночной демократией, тем более что значительное число украинцев категорически против этого шага, по-прежнему предпочитая союз с Россией?

Разумеется, Запад совершенно правильно делает, что выступает против Москвы по некоторым вопросам, включая поддержку, оказанную Россией попыткам фальсифицировать прошлые выборы на Украине. Но по другим вопросам вполне возможен компромисс, а иногда даже стоит задаться вопросом о предпосылках Вашингтона. Например, зачем осуждать Москву за сотрудничество с диктатурами, если Вашингтон до недавнего времени поступал также, запросто принимая у себя диктаторов, владевших достаточными запасами нефти?

Как можно внушать России необходимость внедрения "универсальных рыночных принципов", а затем поднимать крик, когда она повышает цены на энергоносители для соседей до рыночного уровня? Зачем выделять огромные суммы на поддержку одного грузинского лидера за другим только потому, что они занимают антироссийскую позицию, несмотря на то, что они становятся коррумпированными правителями?...

Отношения Путина с демократией - это действительно проблематичный вопрос, потому что авторитаризм российского лидера усиливается, продолжает "Los Angeles Times". Но ожидания США в этой сфере просто нереалистичны. В конце концов, "демократия", которую Путин якобы уничтожил, была не подлинной, а псевдодемократией, которой управляли коррумпированные и жестокие кланы олигархов. Для простых россиян поддерживаемая Западом "демократия" означала беспомощное наблюдение за тем, как "либеральная" элита грабит страну и переводит огромные состояния в западные банки, на пользу экономике западных стран.

Поскольку считается, что Путин положил конец постсоветскому десятилетию хаоса, мародерства и национального унижения, поскольку в период его правления повысился уровень жизни и поскольку он дал достойный отпор Западу, он сейчас пользуется поддержкой значительного большинства россиян. И, напротив, у российских "демократов", которым симпатизирует Вашингтон, нет никаких шансов на победу в свободных выборах. Более того, чем упорнее мы будем их защищать, тем выше будет их непопулярность. Излишняя критика Путина со стороны Запада не укрепляет российскую демократию, а вызывает недовольство российского народа, рискуя развить у него еще больший шовинистический национализм, заключает "Los Angeles Times"...

Как известно, в опубликованной на прошлой неделе "Стратегии США в области национальной безопасности" наряду с констатацией внешних угроз и выражения готовности Соединенных Штатов защитить себя и своих союзников военными средствами, главной целью внешней политики названо дальнейшее продвижение демократии. Также в этом докладе содержится критика в адрес России, более существенная, чем в ранее опубликованных подобных документах. "Недавние тенденции, к сожалению, указывают на снижающуюся приверженность демократическим свободам и институтам, - утверждается в стратегии. - Мы будем работать над тем, чтобы убедить российское правительство продвигаться вперед, а не назад по пути свободы".

В ответ российский МИД выразил удивление, что в американском документе нет ни одного слова о партнерских отношениях США и России, во имя чего прошло столько встреч и переговоров, в том числе и на высшем уровне. Также там нет ни слова о сотрудничестве в антитеррористической борьбе. Зато документ явно свидетельствует о намерениях США навязать свою "демократию" на постсоветском пространстве, считает российский МИД. Россия же уверена, что монополии на толкование демократии нет ни у кого, да и быть не может. Каждая страна проходит свой собственный путь к демократии, как это делали и сами США. А если угрожать силой, устанавливать демократию на американский манер, то это вообще дискредитация самого понятия "демократия". Успеха Вашингтону такая политика не принесет, говорится в заявлении российского внешнеполитического ведомства.

А между тем, обеспокоенность Вашингтона в отношении демократии в России выражена не только в стратегии национальной безопасности США, но и опубликованном ранее докладе Совета по международным отношениям. В этом документе констатируется, что отношения между Россией и США развиваются в неверном направлении, причем источником их повышенной напряженности стали, в том числе, отношения России с государствами на постсоветском пространстве. США необходимо, говорится в докладе, выступить против российского давления, подрывающего стабильность и независимость ее соседей, и способствовать тому, чтобы эти государства, желающие сделать шаг в европейском направлении, были успешны.

В ближайшие годы важнейшим негативным фактором в российско-американских отношениях, считают авторы доклада, по всей вероятности, будет авторитарный политический режим, формирующийся в России. Это осложнит обеим сторонам поиск общих интересов и возможности сотрудничества, и делает трудно предсказуемым направление будущего развития российской политики.

15 марта Вашингтон выразил еще одну обеспокоенность в отношении России. Палата представителей конгресса США приняла резолюцию, призывающую Россию обеспечить религиозные свободы. В документе говорится: "Конгресс США считает, что США должны призвать Российскую Федерацию обеспечить полную защиту свобод для всех без исключения религиозных общин как зарегистрированных, так и незарегистрированных, а также прекратить притеснение незарегистрированных религиозных групп, осуществляемое аппаратом безопасности и другими правительственными ведомствами. Конгресс США считает, что США должны призвать Совет Европы и входящие в него страны поднять перед официальными представителями РФ вопросы, связанные со свободой религии, особенно в свете ответственности, которую Россия несет в качестве председателя Совета в 2006 году".

Чего хотят добиться Соединенные Штаты своим непрекращающимся информационным давлением на Россию, в целом понятно, но влияет ли западная критика на Россию? Готова ли она учитывать ее в своей внешней и внутренней политике? Об этом МиК беседует с Николаем Петровым, членом Научного совета Московского центра Карнеги:

- Я думаю, что обострение критики в адрес России связано, как минимум, с двумя вещами. С тем, что у нас в последнее время действительно был принят целый ряд политических шагов и политических реформ, которые отчасти можно рассматривать как движение назад, в сторону от демократии. Это и отказ от прямых выборов, это и изменение избирательной системы в целом, и т.д.

А отчасти эта критика связана с тем, что Россия сейчас, как организатор саммита "восьмерки" и как неформальный руководитель "восьмерки", находится в центре внимания. Поэтому ко всем событиям и процессам, которые у нас происходят, естественно приковано повышенное внимание.

И третий аспект - это реальные процессы на постсоветском пространстве: украинские, белорусские и другие сюжеты, в которых Россия принимает достаточно деятельное участие. Они также имеют далеко идущие последствия.

И мне кажется, что, с одной стороны, есть справедливое зерно в том, что говорится в наш адрес, а с другой стороны, есть ряд сюжетов, которые нас касаются лишь поскольку постольку. И когда принимается, например, внешнеполитическая доктрина или стратегия национальной безопасности в Соединенных Штатах, то понятно, что она, в первую очередь, рассчитана на внутреннего потребителя, и в этом смысле совсем не обязательно должна рассматриваться нами как какой-то выпад.

И мне кажется, что надо смотреть на всю ситуацию в комплексе и тогда мы увидим, что, с одной стороны, есть какие-то позитивные сигналы, в том числе, согласие Соединенных Штатов на вступление России в ВТО. А, с другой стороны, есть какие-то предостережения, связанные, прежде всего, с возможным вмешательством России в политические процессы на постсоветском пространстве, или вызванные более или менее обоснованной тревогой относительно политической стабильности у нас, и положением с демократией у нас.

- А на какие-то уступки Россия может пойти в преддверие саммита "восьмерки" в Санкт-Петербурге, чтобы уменьшить поток критики в наш адрес? В первую очередь, в области демократизации, поскольку именно здесь высказывается больше всего замечаний.

Очевидно, что если в странах развитой демократии есть большое число внутренних преград для расширения власти, в том числе, и в сторону дедемократизации, то у нас этого, к сожалению, нет. Потому что мы совсем недавно начали развиваться в этом направлении и в этом смысле позиция Запада в состоянии играть очень существенную роль в отсутствии тех институтов, которые внутри нашей страны способствовали бы сдерживанию власти от безмерного расширения во все стороны.

И мне кажется, что в последние месяцы стала очевидной та роль, которую сыграл Запад и его критика в наш адрес, иногда доброжелательная, а иногда и нет. Об этом свидетельствуют, в частности, и те поправки, которые были приняты к поправкам же к закону о некоммерческих организациях, и значительная часть, как мне кажется, проекта, связанного с Общественной палатой, так как он в какой-то мере компенсирует шаги от демократии, которые были сделаны одновременно с отказом от прямых региональных выборов и т.д.

И, на мой взгляд, нравится нам или не нравится слышать замечания в свой адрес, но такого рода замечания играют очень важную роль, и особенно сейчас, когда система сдержек и противовесов внутри страны очень деформирована, а оппозиция в Думе представлена очень мало и далеко не полностью. И в этом отношении Запад и та критика, которая с его стороны раздается, отчасти компенсируют все это.

- А как Вы российскую политику оцениваете в отношении соседних стран: в отношении Белоруссии она выглядит более отчетливой, а в отношении Украины мы, похоже, на официальном уровне сохраняем нейтралитет...

Мне кажется, что в отличие от событий годичной и двухгодичной давности, на этот раз вмешательство России в ход выборной кампании в Украине было существенно меньше, и в этом смысле мы отчасти извлекли уроки. С другой стороны, та ситуация, которая имеет место быть сегодня в Украине, в принципе может быть использована на пользу России и на пользу российско-украинским отношениям, если мы не будем однозначно поддерживать какую-то одну из политических сил, а будем развивать отношения со всеми серьезными политическими силами в этой стране. И парламентские выборы в отличие от президентских вполне благоприятствуют такого рода политике. Здесь не нужно говорить с кем-то одним, здесь можно поддерживать отношения со всеми ведущими политическими силами, и мы это видим.

Что касается Белоруссии, то мне кажется, что с одной стороны, понятно, что у России и у Запада в лице Евросоюза и Соединенных Штатов достаточно разный взгляд и разные интересы в Белоруссии. Но также я считаю, что Белоруссия представляет как раз очень хороший пример того, как могут развиваться отношения между странами вне зависимости от политических симпатий и антипатий их лидеров, так как Путина и Лукашенко трудно заподозрить в большой личной симпатии друг к другу.

И хотя всем видно, какие геополитические резоны определяют нашу внешнюю политику, Россия тем не менее занимает достаточно отстраненную позицию, хотя она безусловно заинтересована в том, чтобы в Белоруссии ситуация находилась под контролем. И если все социологические опросы свидетельствовали о том, что большинство населения поддерживает президента Лукашенко, то особого резона в том, чтобы рисковать многим и вести какую-то игру против него, мне кажется, у российского руководства не было. И, как Путин заявил в свое время на встрече с Ющенко сразу после украинских выборов, что Россия нигде не играет против действующей власти, так сейчас и происходит. И, может быть, это не всегда получается исключительно так, но в отношении Белоруссии этот принцип действует беспрекословно.

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=26752
24.03.2006
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован