01 марта 2003
1775

Никому не доверял (Окончание)

Никому не доверял
(Окончание. Начало в N13, 17, 21, 25, 29)




С ним можно было спорить После бурного, неуемного Геннадия Колбина на партийном троне области оказался спокойный, методичный Юрий Григорьевич Самсонов (1987-1990). Он слыл человеком толковым, трудолюбивым, порядочным. Был из местных. Родился в Карсунском районе, работал в селе, затем на автозаводе, закончил Московский автодорожный институт. Руководил механическим заводом.
Как лидер области Юрий Самсонов особой инициативы не проявлял, в основном воплощал программы, начатые своим предшественником. Продолжал антиалкогольную политику, при нем закончилось создание филиала МГУ, строился УЦМ. Самсонова все время сравнивали с Колбиным и часто не в пользу первого. "Наверное, Юрий Григорьевич был слабее Геннадия Васильевича, - говорит Алексей Рыжевский, - но, думаю, он был намного человечнее. С ним можно было спорить, объяснять, доказывать, и это все воспринималось. Он советовался со своими аппаратчиками, что очень редко случается среди руководителей такого ранга".
Самсонов был довольно демократичным руководителем, не препятствовал росткам демократии в области, а вскоре на себе почувствовал ее вкус: секретарь обкома стал одной из первых мишеней ульяновских демократов. В прессе появилось сообщение, что Самсонов якобы вне очереди сделал 2-комнатную квартиру своему сыну. В народе оно вызвало бурю протеста, на митингах среди прочих лозунгов можно было увидеть и "Долой Самсонова!".
Юрию Григорьевичу досталось время, когда на глазах распадалось централизованное руководство. Роль первого секретаря обкома радикально изменилась, реальная власть оказалась в руках облисполкома, председателем которого в те годы был Юрий Горячев. В 1990 году пленум обкома КПСС за него отдал свои голоса, конечно, не предполагая, что эта фигура в истории области станет одной из самых противоречивых.
Хотел помочь простому человеку..
Юрию Фроловичу Горячеву (1990-2000) довелось оказаться у руля в сложное время. Одна система управления развалилась, другую приходилось создавать по-живому. Горячеву явно не хватало масштабности мышления. По большому счету он был бы хорош в роли зама губернатора по социальной работе, ратующего за незащищенных людей. Но стал руководителем, которого впервые выбрал сам народ, получив соответственно лидера, которого был достоин. Демократы хотели видеть у власти своего человека, но все решил знаменитый вопрос подвыпившего президента Ельцина, заданный в цехах "Авиастара": "Кто за Горячева?".
Поначалу его любили. Когда в 1992 году Егор Гайдар отпустил цены, Горячеву многие были благодарны за то, что сдержал удар, больно задевший всех россиян. Испытав судьбу детдомовца, Юрий Фролович хорошо понимал, что такое голодный человек.
Эпоху талонов многие горожане считали благом, ярмарки - спасением. В таблицах Госкомстата Ульяновск фигурировал как город с самыми низкими ценами. Из соседних регионов сюда начали съезжаться за опытом, но уезжали разочарованные: "Проедать-то каждый может".
Ноу-хау не получилось. Здравомыслящие люди видели, что губернатор ведет область в тупик. Но сам губернатор не понимал, что в неблагополучной России нельзя быть оазисом благополучия. Область проедала саму себя, дотированный хлеб, молоко, яйца превратились в социальные костыли общества. Губернатор мало того, что не умел сам зарабатывать деньги, но и отпугивал инвесторов.
Москва Горячева не жаловала. Рассказывают, как во время визита премьера Сергея Степашина Горячев, оставшись с ним наедине, спросил: "А как насчет ссуды для области?". "Ну, Юрий Фролович, вы же понимаете, в каком списке находитесь в Кремле", - был ответ.
Люди, связанные с Юрием Фроловичем по работе, видели, что он искренне хочет помочь простому человеку, он подкупал своей заботой о ветеранах, строил для них госпиталь, для детей - многопрофильную больницу. В нем сказывалась крестьянская закваска, он вставал в пять утра, а в шесть был на работе, приглашал на заседания. Такому распорядку воспротивился единственный человек - прокурор области Юрий Золотов. Однажды Горячев назначил ему встречу на семь часов утра. Но Золотов заявил, что он госслужащий и его рабочий день начинается в восемь. Губернатор настаивать не стал, нареканий не последовало.
Сломали Казаров и голодовка
Горячеву оппоненты не прощают того, что он совершил несколько непоправимых ошибок стратегического характера. Как ни пытались советники, директора крупных предприятий направить губернатора на курс реформ, считаться с реалиями современной российской жизни, ничего не вышло. Тех, кто настаивал в ультимативной форме, Горячев начал преследовать поодиночке. Некоторых руководителей ему удалось снять с должности, оставшиеся до последнего ходили во врагах. Диалога с предпринимателями у губернатора тоже не получилось. Горячев никому не доверял, это была его отличительная черта.
Наблюдатели команды Горячева утверждают, что роковую роль в его судьбе сыграли отношения с Олегом Казаровым. Когда они работали в одной связке, губернатор был под защитой изощренного аппаратчика. Говорят, что победа Горячева на выборах 1996 года - заслуга Казарова.
Тандем расстроил дележ имущества области. Юрий Горячев позже рассказывал своим людям, что ему показали план распределения предприятий области. О себе авторы, конечно, не забыли. Горячев их прогнал, сказав, чтобы больше их не видел. С этого и пошла вражда.
Серьезный надлом в карьере Горячева произошел после голодовки учителей. Вся страна узнала, что в Ульяновске в знак протеста одновременно голодают 300 педагогов, умер преподаватель ОБЖ Моторин, весть дошла до ООН и ЮНЕСКО. А Горячев в это время был, как говорится, "в краткосрочном незапланированном отпуске". Когда же пришел в себя, советники пытались уговорить губернатора смягчить ситуацию, извиниться. Но он начал обвинять других, кричать, что его предали. Надеясь оправдаться, обнародовал данные, что при вскрытии тела умершего учителя обнаружен алкоголь. Губернатор не только не защитил себя, но и потерял имидж отца области. Интеллигенция от него окончательно отвернулась.
Многие еще помнят знаменитые Дни открытого письма, селекторные совещания, которые, может быть, и решали чьи-то проблемы, но народ их воспринимал, как ток-шоу. Последнюю акцию с обустройством городского кладбища горожане трактовали по-своему: Горячев думает о мертвых, а до живых ему дела нет. Сельчане удивлялись показухе: в Ульяновском районе отчитались о проведенном газопроводе в дома какого-то селения. Горячев приехал лично зажечь факел и сказать о заслуге в этом деле областной администрации. Но жители-то знали, что газовая труба до домов еще не дошла, а губернатор поджигал трубу, которая шла от зарытого неподалеку газового баллона.
Династии Горячевых не получилось
Народ от Горячева устал. В предвыборном 2000 году часть политических сил области была убеждена, что Юрию Фроловичу нужно уступить место более молодому, прогрессивному руководителю. Называлось имя Сергея Рябухина. Журналист Геннадий Демочкин, в свое время являвшийся советником губернатора на общественных началах, рассказал об одном значимом эпизоде.
- Я написал письмо, в котором практически предлагал губернатору уйти. Рассчитывал передать его через секретаря, но получилось так, что Юрий Фролович в кабинете был один и сразу начал его читать. Дошел до половины, стал пыхтеть. Вошел Валерий Сычев, представитель президента. Горячев говорит: "Посмотри, он предлагает мне Рябухину все оставить. Не будет этого никогда!". И рвет записку на четыре части. Через некоторое время штатные советники мне сказали, что читали письмо, что ему говорят то же самое. Эта записка в склеенном виде ходила по рукам, видимо, Фролович все-таки сомневался. Рябухин и сам пытался убедить Горячева уступить, предлагал, что сделает его членом Совета Федерации. "Дед", как его называли приближенные, был готов отдать власть. "Мне только нужно посоветоваться с сыном", - сказал он. После разговора с Олегом Горячевым он уже снова собирался на выборы. (Эпизод взят из готовящейся к изданию книги Геннадия Демочкина об истории Ульяновской области последних 30 лет).
Сын Олег в карьере отца играл роковую роль. В селах до сих пор вспоминают: "Олег Горячев нас разорил". Люди, знающие семью губернатора, утверждают, что главную роль в его решении идти на выборы все же сыграла жена Галина Ивановна. Как это чужому человеку отдать власть! Любой ценой побеждай, говорила она, и готовь плацдарм для Олега. Видимо, Галина Ивановна уверовала в "воцарение" династии Горячевых.
А предвыборные события развивались таким образом, что Горячев и Рябухин боролись между собой, а команда Шаманова набирала очки. На выборах 2000 года народ голосовал не столько за генерала, сколько против Горячева.
Стремясь к власти, кандидаты в народные лидеры готовы пообещать что угодно, только не задумываются о главном: какую память как о правителе они оставят после себя, как потомки вспомнят их дела - с благодарностью, уважением или же со снисхождением и даже презрением.



Алсу ИДРИСОВА
1 марта 2003 года N31-32
http://sm-k.narod.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован