01 августа 2003
4527

Нина Семизорова: `На балетной сцене все видно, как в зеркале`

В течение многих лет - балерина Государственного академического Большого театра, на сцене которого танцевала вместе с Галиной Улановой, Майей Плисецкой, Надеждой Павловой, Ксенией Рябинкиной, Марисом Лиепой, Владимиром Васильевым.

Знаменитая балерина по приглашению главного балетмейстера Красноярского государственного театра оперы и балета Сергея Боброва принимала участие в постановке спектакля "Спящая красавица". Именно тогда и состоялся наш разговор.

- Насколько мне известно, в настоящее время вы не в труппе Большого театра?

- Да, мой контракт с театром закончился, на сцене я не танцую, хотя некоторое время назад была приглашена по контракту Большого театра и танцевала на юбилейном вечере великой балерины и педагога Марины Тимофеевны Семеновой - ей исполнилось 95 лет. У меня много работы: второй раз набрала курс хореографов-балетмейстеров в ГИТИСе (ныне академия театрального искусства). Кроме того, разъезжаю и танцую по приглашениям.

- Семья из двух больших артистов - это сложно? (Муж балерины - народный артист России Марк Перетокин.)

- Очень. Когда танцуешь с мужем в паре - это замечательно, потому что настолько знаешь его как партнера по репетициям и спектаклям! Это большой плюс. Что касается домашней жизни, здесь картина совершенно иная: все хотят отдохнуть, набраться сил перед новой репетицией. А ведь кому-то все же надо вести дом, тем более что у нас растет дочь, которая требует к себе очень много внимания. Люблю свою дочь, и она для меня - на первом месте.

- Можно ли назвать балетную труппу "террариумом единомышленников"?

- Не очень поэтично звучит... Я 25 лет проработала в Большом театре и скажу, что жалить, конечно, можно кого угодно. Однако на сцене все становится видно, и никуда это не спрятать - плохой ты артист или хороший. Сцена Большого театра - такое зеркало, что плохих выступлений там не прощают. Если плохо, то гуд бай... Там надо только побеждать...

- Вы переезжали из Киева в Москву именно с такой мыслью - только побеждать?

- Мне было 20 лет. Сразу после победы на III Международном конкурсе артистов балета в середине семидесятых в Москве за кулисами ко мне подошла сама Галина Сергеевна Уланова, внимательно посмотрела на меня, поздравила, а потом произнесла: "Нина, имейте в виду, будет очень трудно. Но я все равно вас приглашаю в Большой!" И я ни секунды не сомневалась - бросила все и поехала. А ведь в те годы на сцене Большого театра танцевали настоящие звезды - Майя Плисецкая, Екатерина Максимова, Наталья Бессмертнова, а также молодые и даровитые Людмила Семеняка, Надежда Павлова, Алла Михальченко. Скажем так, в первом эшелоне все места были заняты. Поначалу было тяжело, потому что Москва не любит приезжих. Долго я привыкала, но до сих пор не могу привыкнуть к климату - мне всегда холодно, а семь месяцев в шубе для меня много.

- Как сложились ваши отношения с Улановой, Плисецкой?

- Галина Сергеевна меня сама пригласила. Уланова вела в театре обособленную жизнь: занималась репетиторством и была далека от закулисных интриг. Все внимание и любовь она отдавала мне, своей последней ученице. Именно Галина Сергеевна после моего дебюта на сцене Большого преподнесла мне огромный букет. Майя Михайловна всегда была исполнительницей - она не любила педагогическую деятельность. И в те спектакли, где танцевала сама, никого не пускала. Но однажды пригласила меня в "Кармен" и предложила партию второго плана, а я ведь хотела танцевать Кармен! Больше Плисецкая никогда ничего мне не предлагала.

- Ни для кого не секрет, что балетная профессия - профессия жестокая...

- Полностью согласна. Если ты не выкладываешься, смотреть тебя неинтересно. И чтобы выглядеть на спектакле на сто процентов, нужно отдавать на репетиции очень много сил и нервов. Отсюда на все остальное тебя уже не хватает, поскольку цель одна. А если поддаешься соблазнам и начинаешь еще что-то искать, выступления твои будут менее значительными...

- Но ведь можно вспомнить балетную династию Лиепа: и Марис, и Андрис, и Илзе, кроме всего прочего, снимались в кино...

- Андрис поменял род деятельности помимо своего желания: у него случилась травма. Он много работал, я много ездила с ним по всему миру - и он нашел себя в продюсерстве. Илзе - актриса, но она никогда не станцует Аврору или Одетту. Однако ведь вовсе не значит, что все должны говорить по-английски. Можно говорить по-русски и быть философом и первым в списке выдающихся людей. У каждого свое направление, у каждого свой талант. Она снимается в кино, потому что у нее нет классического репертуара. Что касается Мариса, то здесь причина особая: он вел все классические спектакли, а в кино начал сниматься, когда эти спектакли стали уходить. Человеком он был талантливым, ему надо было обязательно найти способ самовыражения. В своей книге он написал: "Если бы я был занят на сцене на сто процентов, то никогда и нигде больше не работал..." Потому что главным для него был театр.

- Не так давно по телевидению был показан многосерийный фильм о буднях хореографического училища, в котором его жизнь представлена в весьма мрачных тонах...

- Не видела этот фильм, хотя слышала о нем. Знаете, сейчас снимают такое, чтобы напугать людей, иначе не запомнится. Так же, как у вас, газетчиков: зачем хвалить, если об этом говорить не будут? А вот обругать!.. И критики пишут такое, чтобы их читали, потому что обругать стоит денег, а похвала ничего не стоит. Конечно, школа - это большой труд, но вовсе не экзекуция, туда же приходят способные люди. Существуют отборочные туры, отбираются талантливые дети, которые по природе своей худы. На диете им сидеть не надо, они и так тонкие, сухие, поджарые. Способных легче учить. Зачем брать человека, который потом будет мучиться всю жизнь? Он никогда не будет танцевать, что хочет, никогда не будет есть, что хочет. А вдруг из него, например, получится прекрасный живописец?

- С какими чувствами вы вспоминаете годы своего ученичества?

- С самыми хорошими. Я ведь не киевлянка, а из Кривого Рога. Поэтому, когда начала учиться, попала в интернат, оторвалась от мамы. Тяжело было поначалу, скучала очень. Учились всему сами, никто ни за кого не просил и закулисной поддержки не оказывал. Человек с малолетства привыкал отвечать сам за себя. Специальность такая - ни за кого не спрячешься, никто за тебя экзамен не сдаст, ноги твои не отрежет и другие не пришьет. Как выучишься - так и будет.

- О какой несыгранной роли вы сожалеете?

- Очень хотела станцевать Джульетту. Но мечта осталась мечтой...

Сергей ПАВЛЕНКО.

www.krasrab.com
01,08,2003
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован