25 декабря 2006
4037

Ноам Хомски стал маргиналом по собственной воле. Интервью с Анатолием Уткиным

От редакции Агентства Политических Новостей:

Выступая на пресс-конференции в Нью-Йорке президент Венесуэлы, Уго Чавес порекомендовал собравшимся прочитать книгу Ноама Хомского "Гегемония или выживание: Америка в поисках глобального доминирования" (Hegemony or Survival: America"s Quest for Global Dominance). Это привело к тому, что книга немедленно исчезла из распродаж коммерческих интернет-порталов и вышла на второе место в списке бестселлеров. Вновь возник общественный интерес к 77-летнеу ученому и публицисту, признанному критику внешней политики Соединенных Штатов. Впрочем, появилось и множество крайне отрицательных отзывов о его политической деятельности. Мы поинтересовались у ведущего российского американиста Анатолия Ивановича Уткина, чем вызвана, на его взгляд, такая скандальная популярность знаменитого филолога?

Ноам Хомский - общепризнанный интеллектуал первого десятка в США, его можно критиковать как угодно, но не за интеллектуальную слабость, претензию на решение тех проблем, о которых он не имеет понятия. Его репутация как интеллектуала и человека безусловна и непререкаема.

Хомский стал знаменит еще в 1960-е годы, вначале как крупнейший лингвист, затем в какой-то мере как философ, наконец, как политический активист. В 1960-70-е он выступал почти заодно со всем американским либеральным истеблишментом, критикуя войну во Вьетнаме, разоблачая ложь президентов Линдона Джонсона и Ричарда Никсона. В это время между Хомским и американским обществом еще не пролегла роковая черта.

Отчуждение в отношениях между Хомским и либеральной элитой произошло позже. Раскол возник в 1980-е, в эпоху президентства Рональда Рейгана, когда Вашингтон решил задушить Никарагуа. В то время протестных настроений придерживалось уже далеко не все общество, уже появилось влиятельное течение неоконсерваторов, поддержавших антисандинистское сопротивление в Никарагуа и антикоммунистический курс Рейгана в целом. Рейган пользовался симпатией известной части американской интеллектуальной элиты, в том числе той, что прежде выступала против войны во Вьетнаме.

В отличие от неоконов, отошедших от прежнего либерализма, Хомский повернул не вправо, а еще более влево. Он глубоко пережил трагедию бедных латиноамериканских народов, пожелавших выбраться из нищеты и зависимости, вообще пропустил как будто сквозь сердце весь раскол мира на Юг и Север, и открыто поддержал сандинистов. Более того, он уехал в сражающееся Никарагуа и прожил там несколько лет.

И тут Америка раскололась. Часть истеблишмента, надеявшаяся на возрождение своей страны при Рейгане, отвернулась от ученого. В ее глазах он стал просто национальным предателем. Другая, гораздо меньшая часть интеллектуальной, в особенности университетской, элиты, напротив именно с этого времени признала Хомского своим героем.

С ним произошло примерно то же, что и с Солженицыным, обвинившим в 1970-е в своей Гарвардской речи Америку в материализме и бездуховности. Тогда 95 % отвернулось от русского писателя, не поняв, как может обвинять США тот, кто без их помощи продолжал бы гнить в каком-нибудь Владимирском централе. Но было и 5 %, кто посчитал слова Солженицына той правдой об Америке, которую они сами не отваживались сказать. То же и с Хомским. Я присутствовал на его лекции в университете г. Тампере. Тогда одна часть аудитории перед началом лекции демонстративно покинула зал, но зато другая осталась и горячо аплодировала оратору.

Фигура Хомского обозначила реальный раскол в Америке, который сейчас, в эпоху Джорджа Буша младшего, достиг своего пика. И Хомский в какой-то степени все еще продолжает быть выразителем мнения тех своих сограждан, кто видит истинное величие своей страны в ее демократическом строе, заветах Томаса Джефферсона, а не в авианосцах и бомбардировщиках.

И все же эпоха Буша - это и звездный час Хомского, и время его заката. Как бы ни относился истеблишмент к нынешнему президенту, невежественному и, главное, нелюбопытному, попросту ничем не интересующемуся, он никогда уже не примет взглядов американского диссидента. Ибо тот в критике США зашел слишком далеко, переступив черту, отделяющую ведущего публичного интеллектуала от заведомого маргинала. Американцы рассуждают так: Хомский лишает нас шанса, данного нам историей.

Хомский - трагическая фигура, в какой-то мере в своей критике американской внешней политики он действительно перешел грань здравого смысла, поддержав в свое время панамского диктатора Норьегу в борьбе с США, не всегда тактично оценивая политику Израиля.

Хомского нередко называют еще и антисемитом по причине осуждения политики Израиля?

Это полная чепуха. Он принадлежит сам к еврейскому народу и, главное, сознает и ценит свою к нему принадлежность. Он ничуть не сомневается в праве Израиля на существование. Он критикует политику Израиля, считая, что такая агрессивная политика просто не способствует его благополучию и выживанию. В одном разговоре он сказал мне: "Смотрите, в Израиле 8 миллионов человек, через несколько лет их в лучшем случае будет 12, ибо евреи поощряют семью с тремя детьми. Но число арабов заведомо удвоится, и далее эта тенденция будет только увеличиваться. Но арабы владеют 67 % мировой нефти, им ничего не стоит в будущем приобрести любое оружие. Как же можно превращать палестинцев в граждан второго сорта в Израиле?". То есть Хомский обеспокоен в первую очередь судьбой Израиля, когда критикует негибкий политический курс его руководства. Другое дело, что он сам иногда совершает перехлесты в другую сторону, не видя иных опасностей, но определенный резон в рассуждениях ученого безусловно имеется.

Может ли Хомский оказать определенное влияние на политический курс Америки "после Буша"?

Я думаю, Хомский едва ли сможет оказать какое-либо влияние на политический процесс. Это сложно сделать даже таким людям, как независимый кандидат на последних выборах, левый активист Ральф Нейдер, тоже борец за правду 1960-х годов и, разумеется, более приближенный к реальной политике человек. Истеблишмент, особенно в эпоху Буша и неоконсерваторов, превращает все эти фигуры в маргиналов, чья позиция оказывается заведомо чужда большинству населения.

А может ли неожиданная реклама со стороны Уго Чавеса исправить положение?

Боюсь, что Чавес только его осложнил. Уго Чавес ведет себя нецивилизованно, называя Джорджа Буша дьяволом на трибуне организации, созданной в немалой степени самими американцами. Более того, именно США фактически сделали Венесуэлу независимой страной, поддержав их независимость, а теперь им на самом деле ничего не стоит перекрыть Венесуэле кислород, просто отказавшись покупать у них нефть.

Нет, я думаю, что критика Буша - это последний всплеск популярности Хомского и людей его образа мыслей. Выдающийся ученый сумел представить себя обществу лишь в качестве символа "голого отрицания". Он стал маргиналом по собственной воле.

Интервью провел Борис Межуев.

Источник: Агентство Политических Новостей
25.12.06
http://www.gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/gtmarket/2006/494
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован