Эксклюзив
Мельников Алексей
09 декабря 2021
598

НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ: ТРИУМФ ПОБЕДИТЕЛЕЙ И ВЕЛИЧИЕ ОБОЙДЁННЫХ

Вот уже ровно 120 лет человечество в предвкушении праздника мудрости ждёт первую декаду декабря, а конкретно  10-е  - день вручения Нобелевских премий за самые яркие научные откровения с неизменно блестящими авторскими посланиями на премиальную тему. Все понимают, что именно  в этот день мир вокруг  обретает очередную порцию научной гармонии, до этого тщательно природой скрываемой и обретающей голос и облик лишь  усердием чествуемых номинантов. 

В большинстве случаев празднуемое открытие ещё и обзаводится именем, а чаще фамилией своего дознавателя. Так по именной протекции великих нобелиантов в научный обиход вошли: теория относительности Эйнштейна, рентгеновские лучи,  постоянная Планка, атомная модель Бора, преобразование Лоренца, метод Бриджмена, эффект Мёссбауэра, уравнение Шрёдингера,  комтоновское излучение, расщепление Зеемана, принцип неопределённости  Гейзенберга, уравнение Дирака… Да и всего великого, на самом деле, и не перечесть. 

Впрочем, как и не обойдёшься коротким списком имён и их бессмертных творений, не нашедших себе места в нобелевских святцах. Обычно на эту тему любят говорить у нас в России, якобы, испытывающей на себе предвзятый взгляд апостолов мирового просвещения, крайне скупо распределяющих нобелевский регалии в необъятных российских весях. До, войны, во всяком случае, наши физики не удостоились ни одной. И после - с большими промежутками. Досадно, конечно, но в принципе объяснимо: войны, революции, гулаги и т.д. 

Между тем нобелевскими эпитетами могли бы быть наречены: и радиоприёмник Попова, и аппарат по измерению давления света профессора Лебедева, и телевизор муромского изобретателя Зворыкина (правда, уже в зачёт американской науки), и теория расширяющейся вселенной Фридмана, и открытие альфа-частиц с  разработкой теорий горячей вселенной и реликтового излучения одессита Гамова (опять же в плюс Штатам), и квантовая гравитация Бронштейна (не уничтожь, конечно, питерского гения сталинский режим на самом взлёте научной карьеры), и эффект рассеяние света с модуляцией его частоты фононами кристалла, исследованный  советскими физиками Мандельштамом и Ландсбергом, и синхрофазотрон дубненского ядерщика Векслера, и электронный парамагнитный резонанс, обнаруженный академиком Завойским - абсолютным отечественным рекордсменом по безрезультатным номинациям на Нобелевскую премию по физике.

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\Зворыкин.jpg

Рисунок 1 Владимир Зворыкин

 

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\Гамов.jpg

Рисунок 2Георгий Гамов

 

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\Мандельштам.jpg

Рисунок 3Леонид Мандельштам

 

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\veksler_0.jpg

Рисунок 4Владимир Векслер

 

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\129_img_22.jpg

Рисунок 5Евгений Завойский

 

Но если быть честными до конца, то список великих нобелевских неудачников в других частях света ещё более впечатляющ. Скажем великий Зоммерфельд - гениальный физик, бравый офицер, отважный дуэлянт и по совместительству научный наставник чуть не половины нобелевских лауреатов начала и середины XX века ровно 25 раз номинировался на физический Нобель. И - все безрезультатно. Не дожили до нобелевских регалий знаменитый  Поль Ланжевен -разработчик теории парамагнетизм, он же 15-кратный неудачный соискатель-выдвиженец, и гений физического эксперимента американец Роберт Вуд, 16 раз в холостую номинированный на самую престижную  премию в мире.

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\2.01.2_Арнольд_Зоммерфельд.jpg

Рисунок 6Арнольд Зоммерфельд

 

Абсолютно курьёзным смотрится игнорирование нобелиантом великого Паункаре, также не единожды, вплоть до последнего дня жизни, тщетно выдвигаемого на соискание главной премии мира. Того самого Пуанкаре, без которого не состоялась бы та же теория относительности, приоритет в разработке которой традиционно отдаётся Эйнштейну. Тот в свою очередь, подчёркивая важную роль в создании теории Хендрика Лоренца, почему-то постоянно игнорировал ещё более веские заслуги в этом деле великого Пуанкаре, на которого с великим почтением всегда ссылался сам Лоренц. Впрочем, не было в научном мире ни одного человека, кто бы это почтение не разделял.

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\anri-puankare-7.jpg

Рисунок 7Анри Пуанкаре

 

Не менее странным может показаться и отсутствие в списке Нобелевских лауреатов легендарной Лизы Мейтнер - выдающегося австрийского физика, первооткрывателя деления ядра, давшего старт всей ядерной физики. Это из-за её сенсационной публикаций Нильс Бор спешно прервал своё научное турне 1938 года по Северной Америке,  будучи потрясённый перспективами использования ядерных реакций. Причём не столько в мирных  целях, сколько в военных.  А Эйнштейн назвал Лизу Мейтнер второй Марией Кюри. Между тем нобелевская физика (не считая химии) 16 раз проигнорировала имя этой великой женщины-физика. 

C:\Users\Таня\Desktop\Новая папка (4)\Лиза Мейтнер.jpg

Рисунок 8 Лиза Мейтнер

Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения. В том числе - и история нобелевской физики. Она получилась такая, какая есть. То есть - не идеальная, а противоречивая, а, следовательно - живая. Где наряду с триумфаторами-лауреатами мирно уживаются аутсайдеры-неудачники. Разнятся они лишь в мелочах - наличием или отсутствием у них нобелевских регалий.  А единятся, между тем, в главном – в великом вкладе в науку.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован