19 декабря 2001
98

НОЧЬЮ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Сергей Сидорский. Власть оружия

---------------------------------------------------------------
&сорy; Сорyright Сергей Сидорский, 1997-1998
Любое коммерческое использование этого текста допустимо только
с разрешения автора.

роман
---------------------------------------------------------------

ГЛАВА 1. Суббота, 11 октября 1997 года - 2 часа ночи

Военная база `Пропан`. Северо-западный регион России.

Дождь шел уже второй день, и было незаметно, что он скоро закончится.
Более того, сегодня он сопровождался порывистым ветром, то и дело мелькали
молнии, и по всему чувствовалось приближение грозы.
Часовой стоял под козырьком ветхого дощатого здания КПП и, глядя на
дорогу, курил сигарету. Минуту назад ему послышался шум мотора. Но такой
ночью могло послышаться все, что угодно. К тому же откуда в этой глуши
взяться машине? Последний раз он видел здесь машину три месяца назад, когда
на базу вдруг заявилась инспекционная проверка. Тогда он тоже был в карауле.
И действовал согласно уставу: заставил прибывших генералов лечь в грязь. Что
они только не грозились с ним сделать! Но часовой знал, что может сделать с
ним старшина, если узнает, что он действовал не по уставу. И это пугало его
гораздо больше. Часовой выстрелил в воздух, а когда и после этого кое-кто из
них не подчинился, едва не открыл огонь на поражение. К счастью, вовремя
прибежал начальник караула и неприятностей удалось избежать.
Неожиданно впереди мелькнул свет фар. Часовой швырнул сигарету в грязь.
Судя по габаритным огням, машина была просто огромной. Каким ветром ее сюда
занесло? Ведь до города больше сорока километров. Часовой снял автомат с
предохранителя и с отчаянием подумал, ну почему все это происходит именно с
ним?
Подпрыгивая на ухабах и пробуксовывая в грязи, машина медленно
подползала к воротам КПП. Прикрывая от света глаза руками, часовой вышел ей
навстречу и сделал знак остановиться. Тонкая струйка воды стекла с капюшона
на его лицо, но он не решился ее убрать.
В салоне машины сидело двое. Водитель, он же Техник, - высокий
светловолосый парень с усыпанным веснушками лицом и его спутник - хмурый
сосредоточенный мужчина лет сорока, к которому блондин обращался `Менеджер`.
Подобное обращение не было случайным. Каждый из них выбрал себе имя из
тех, что предложил Консультант. О своих настоящих именах они на время должны
были забыть.
Заметив часового, водитель занервничал, и Менеджер положил руку ему на
плечо.
- Успокойся. Разговаривать с ним буду я, - он расстегнул полы плаща и
снял автомат с предохранителя. - Что бы ни случилось - ни во что не
вмешивайся. Ты понял?
Водитель молча кивнул. При всем желании он не смог бы ничего сделать. В
отличие от того же Менеджера оружия у него не было, да и пользоваться им он
не умел.
Машина остановилась. Менеджер еще раз похлопал Техника по плечу, затем
спрыгнул на землю и, разбрызгивая ногами грязь, направился к КПП. При его
приближении часовой снял автомат с плеча и клацнул затвором.
- Стой! Кто идет?
Голос его звучал нервно и напряженно. Менеджер с усмешкой подумал, что
парень явно готов напустить в штаны. Господи! И как таким детям доверяют
оружие? С другой стороны, если бы на базе были профессионалы - ему бы здесь
делать было нечего.
Менеджер остановился и вытер лицо.
- Дерьмовая погода, солдат. Ты не находишь?
- Пароль?! - рявкнул часовой.
- Чудак! Откуда я могу его знать? Разве вас не предупредили о нашем
появлении?
- Нет, меня никто ни о чем не предупреждал, - в голосе часового
послышалось сомнение, а значит, контакт был установлен. Менеджер едва
заметно расслабился.
- Ну, так свяжись с кем следует! Я подожду.
Часовой посмотрел на него долгим пристальным взглядом, затем сделал два
шага в сторону и включил рацию.
- Товарищ капитан, здесь какая-то машина и...
Сквозь шум помех до Менеджера долетел чей-то голос:
- Чухнин? Это ты, мать твою?! Ты что, забыл, как следует обращаться?!
Какая на хрен машина?! Что ты там несешь?!
Часовой посмотрел на Менеджера, затем на машину.
- Рефрижератор. С красным крестом.
Менеджер незаметно убрал в сторону выпиравший из-под полы плаща
автомат.
- В рефрижераторе гуманитарный груз для центральной клинической
больницы. Там оборудования на несколько миллионов долларов. Мэр распорядился
оставить его на выходные на военной базе, чтобы не разворовали.
Часовой снова поднес к губам рацию.
На время помехи практически прекратились, и голос капитана прозвучал
особенно четко:
- Как назло нет связи с городом! Сейчас я пришлю Хоменко. Пусть на
месте во всем разберется.
- Кто такой Хоменко? - спросил Менеджер, когда часовой выключил рацию и
спрятал ее в карман.
- Прапорщик. Старшина, - часовой добавил еще несколько сочных слов и
сплюнул.
Менеджер понимающе улыбнулся и, скрестив на груди руки, стал ждать.
Спустя несколько минут послышались приближавшиеся шаги и в поле зрения
показался высокий, крепко сбитый мужчина в плащ-палатке. В правой руке он
держал пистолет `ТТ`, а в левой - электрический фонарик. Он подошел к
Менеджеру и потребовал документы. Тот протянул паспорт и документацию на
машину. Паспорт был выдан на имя Потапова Федора Игоревича, а документы
оформлены на межгосударственный фонд `Медицина`. Разумеется, все документы
были фальшивыми. Впрочем, сейчас Менеджер мог бы спокойно показать и свой
настоящий паспорт. Очень скоро и часовой, и прапорщик в качестве
потенциальных свидетелей перестанут представлять собой всякую угрозу.
- Я не вижу распоряжения мэра, - холодно заметил Хоменко, просматривая
бумаги.
- Его нет, - Менеджер развел руками. - Очевидно, он собирался сам до
вас дозвониться.
- По крайней мере, мог бы послать с вами сопровождающего!
- В любом случае этот вопрос не ко мне!
Прапорщик внимательно изучил паспорт, пролистал документы на машину,
затем направил луч света в лицо Менеджеру и неожиданно спросил:
- Что у вас под плащом?
Менеджер едва не выдал себя. Каким образом он усмотрел автомат? И не
потребует ли его показать? Как тогда объяснить, почему к автомату прикреплен
глушитель?
- А вы как думаете? - голос Менеджера стал хриплым от волнения, но
прапорщик этого не заметил.
- Автомат или пистолет-автомат.
- Автомат. `Узи`.
Хоменко кивнул, но подозрительность его не уменьшилась.
- Документы на оружие в порядке?
- Разумеется.
- Могу я на них взглянуть? - прапорщик сунул фонарик в карман и
протянул левую руку. Правая при этом чуть приподнялась, и дуло пистолета
смотрело теперь Менеджеру прямо в лицо.
- Да, пожалуйста.
Менеджер с трудом подавил желание решить вопрос пулей и воздал должное
предусмотрительности Консультанта.
Прапорщик повертел перед лицом корочку, выданную в недрах МВД России и
заверенную гербовой печатью.
- В любом случае я не могу пропустить вас с оружием на базу!
Это меняло весь план действий, но, по крайней мере, к этому Менеджер
был готов.
- Да, я понимаю.
- Могу я осмотреть груз?
- Груз опломбирован в Германии. Если мы его вскроем, наверху может
подняться большая буча. Вы хотя бы представляете, что это оборудование
значит для вашего города? - Слово `вашего` Менеджер подчеркнул.
Прапорщик ничего не ответил, а лишь окинул Менеджера подозрительным
взглядом, затем связался по рации с капитаном. Тот, судя по всему, собирался
связаться с кем-то еще, но Менеджер сильно сомневался, что у него это
получится. Во всяком случае, до сих пор Консультант не ошибался ни разу.
Если он сказал, что связи с городом не будет, значит, скорее всего, так оно
и есть.
Спустя несколько минут рация снова заработала.
- Ладно. Пропусти груз за ворота, - распорядился капитан. - Пусть он
там и остается. И прикажи Чухнину, чтобы хорошенько за ним присматривал.
- Не нравится мне все это, Андрей, - заметил прапорщик, и Менеджер на
этот раз действительно едва не нажал на спусковой крючок. Не хватало еще,
чтобы он все испортил.
- А мне, думаешь, нравится? - отозвался капитан. - Но я не могу ни с
кем связаться. Телефон не работает, да и рация что-то барахлит. На всех
наших частотах сплошная каша. Может, из-за грозы? Пришли к Чухнину двоих
людей, и пусть они не спускают с машины глаз! Это все, что я могу сейчас
сделать.
- Слушаюсь! - прапорщик повернулся к Менеджеру. - Прикажите водителю
выйти из машины!
Менеджер сделал своему спутнику знак рукой, и тот тут же выпрыгнул
наружу. Затем, словно только сейчас обнаружив, что идет дождь, просунул руку
в салон машины и достал плащ. Под пристальным взглядом прапорщика и
убийственным - Менеджера, он стал торопливо одеваться.
- Подними руки, - распорядился Хоменко, и водитель послушно выполнил
приказание.
Не обнаружив оружия, прапорщик повернулся к часовому и коротко бросил:
- Присмотри за ними, а я пока осмотрю машину.
Он забрался в салон, но оружия не обнаружил и там. На приборном щитке
была закреплена карта с указанным маршрутом следования машины из Германии.
Прапорщик снова выбрался наружу и осмотрел фургон, который был заперт на
замок и опечатан. Прапорщик приложил ухо к стенке и прислушался. Сначала ему
показалось, что он уловил какой-то звук, но не исключено, что причиной этого
стал порыв ветра. Хоменко наклонился и осветил покрытое толстым слоем грязи
днище машины.
- И что вы рассчитываете там увидеть? - спросил Менеджер с едва скрытым
сарказмом, но прапорщик никак на это не отреагировал.
Наблюдая за его действиями, Менеджер чувствовал все возрастающую
тревогу. Хоменко явно что-то учуял, и проще всего его было бы сейчас убрать.
Но Консультант категорически запретил поднимать шум, если будет хотя бы
малейшая возможность этого избежать. Наконец, прапорщик выпрямился и
повернулся к нему.
- Когда вы планируете вернуться за машиной?
- Думаю, в понедельник утром. Может быть, во вторник. Сейчас от меня
уже ничего не зависит.
- Хорошо. Вы оставайтесь здесь. Думаю, водитель и один справится. Слева
есть небольшая площадка - там пусть и оставит машину.
Техник сел за руль и осторожно тронул машину с места. Часовой перекинул
автомат через плечо и стал открывать ворота.
- С вами можно будет как-то связаться? - прапорщик снова обратился к
Менеджеру. - В случае если что-то случится.
- Скорее всего, мы остановимся в ближайшей гостинице. А почему должно
что-то случиться?
- Всякое может быть. Как вы думаете добираться до города?
- Пешком. К утру как-нибудь дойдем.
- К сожалению, я не могу предложить вам остаться.
- Я понимаю.
Часовой распахнул ворота. Машина медленно въехала на территорию базы и
остановилась. Водитель заглушил мотор и выбрался наружу. Менеджер дождался
его возвращения, и они вдвоем направились в сторону города.
Прапорщик посмотрел вслед быстро удалявшимся фигурам, затем сделал знак
часовому закрывать ворота.




















ГЛАВА 2. Суббота, 11 октября - 3 часа ночи.

Люк в днище машины бесшумно приоткрылся, и из него вынырнул маленький
худой человек, одетый во все черное и вооруженный ножом и автоматом. Он
незаметно проскользнул к КПП и там на мгновение замер. Часовой стоял возле
самых ворот и курил сигарету. Двое других сидели в здании КПП и играли в
карты. Человек в черном, который выбрал себе имя Волонтер, достал нож и
шагнул к охраннику. Вероятно, тот услышал его шаги и обернулся. Волонтер, не
раздумывая, метнул нож. Лезвие со свистом рассекло воздух и воткнулось
часовому в шею. Часовой неуклюже взмахнул руками, сделал несколько шагов
вперед и рухнул лицом в грязь. Волонтер склонился над ним и, перевернув на
спину, выдернул нож, затем вытер лезвие и направился к зданию КПП. Прежде
чем войти внутрь, заглянул в окно. Часовые встали и настороженно к чему-то
прислушивались. Автоматы в руках обоих были подняты. Ударом ноги Волонтер
распахнул дверь и расстрелял часовых одной длинной очередью. При этом
глушитель практически полностью погасил звуки выстрелов.
Волонтер включил фонарик и положил его на ворота, затем подошел к
машине, открыл замок и сорвал печать. На землю один за другим стали
выпрыгивать вооруженные люди. Они образовали три группы, которые молча
разошлись в разные стороны. Возле КПП остались только Волонтер и
Консультант. Минуту спустя к ним присоединились Менеджер и Техник.

Стрелок и Охотник направились к вышке. Пятнадцатиметровое бетонное
сооружение посреди базы было освещено ярким светом. Усыпанные гравием
подступы к вышке не давали никакой возможности пройти к ней незаметно.
Стрелок остановился в отдалении, выбирая место для стрельбы. Охотник пошел
дальше.
Часовой услышал скрип гравия и, перегнувшись через перила, посмотрел
вниз.
- Это ты, Прохор? - спросил он, рассмотрев сквозь густую пелену дождя
плащ и перекинутый через плечо автомат. - Старшина голову оторвет, если
узнает, что ты самовольно покинул пост!
Стрелок поймал часового в перекрестье прицела и нажал на спусковой
крючок. Раздался негромкий хлопок, часовой дернулся и медленно завалился
вниз. Тут же рядом с ним оказался Охотник. Он склонился над неподвижным
телом, затем повернулся в сторону Стрелка и поднял вверх руку. Стрелок
достал рацию и передал на КПП короткое сообщение.

Профессор несколько раз моргнул и провел рукой по глазам. Зря он
послушался совета Консультанта и надел контактные линзы. Был ли тому виной
дождь или что-то еще, но он практически ничего не видел. Очки гораздо
надежнее, хотя целиться в них не так удобно. Его целью был часовой с
северной стороны базы, но пока Профессор видел лишь его размытые контуры.
Гарантировать в таких условиях точность попадания он бы не стал. Профессор
зажмурился и снова попробовал поймать часового в перекрестье прицела. И
снова у него ничего не получилось. Слева раздался негромкий свист. Президент
явно терял терпение и торопил его. Им предстояло еще убрать часового с
северо-западной стороны, и на все это было выделено пять минут. Уже прошло
три, а Профессор никак не мог совладать со своими нервами. Он достал носовой
платок, тщательно протер оптический прицел и припал к нему другим глазом. Но
и этим он видел ничуть не лучше. Президент снова издал негромкий свист.
Часовой также услышал его и стал нервно оглядываться, затем потянулся к
рации. Заметив его движение, Профессор нажал на курок и почти тут же понял,
что промахнулся. Понял это и Президент. С его стороны ударила короткая
очередь. Часовой сложился пополам и осел в траву.
- Спасибо, - выдохнул Профессор.
Президент как-то странно посмотрел на него и кивнул в сторону
следующего объекта.
- У нас осталось меньше минуты.
- Можешь быть спокоен: на этот раз я сделаю все как надо!
Профессор опустил голову, вынул контактные линзы и бросил их в грязь,
затем достал из кармана очки и водрузил их себе на нос.
- Можешь быть спокоен, - повторил он.
Они практически бегом пересекли поросшую густой травой площадку,
разделявшую оба объекта. Заметив часового, Профессор опустился на колено и
припал к прицелу, затем плавно спустил курок. За его спиной Президент
оценил, насколько удачным был выстрел, бросил взгляд на часы и поднес к
губам рацию.

Третья группа двигалась по направлению к казарме. В ее состав входило
три человека: Режиссер, Продюсер и Директор. На всех троих были темные плащи
с капюшонами, а в руках короткоствольные автоматы.
Начальник караула в звании капитана, который выполнял также функции
дежурного по части, сидел в небольшом ярко освещенном помещении у входа в
казарму.
Продюсер первым ворвался в комнату и ударом ноги отбросил начальника
караула на пол. Тот попробовал встать и дотянуться до пистолета, но
пропустил еще один удар.
Режиссер и Директор стали громить оборудование.
- Сколько человек на базе? Отвечай! Быстро! - Продюсер поднял автомат.
- Но я не... - начал капитан, и Продюсер выстрелил ему в ногу.
Капитан закричал, но взгляд Продюсера заставил его замолчать.
- У тебя есть одна минута, чтобы собраться с мыслями. Других
предупреждений не будет. Никаких игр! Вопрос - ответ! Вопрос - ответ! Ты все
понял?!
Капитан нервно кивнул. Лицо его исказилось от боли и покрылось холодным
потом.
- Сколько человек на базе? - повторил Продюсер.
- Семнадцать солдат и два офицера, не считая меня.
- Где они?
- В казарме.
- Все? - Продюсер повел автоматом. - А караул?
- На посту еще шесть человек. Это все. Клянусь!
- А разве я сказал, что не верю? - Продюсер снова нажал на спусковой
крючок, затем оттолкнул тело капитана ногой.
- Девятнадцать человек, - отчетливо произнес он.
Режиссер и Директор ворвались в казарму. Застигнутый врасплох дежурный
солдат потянулся к штык-ножу, и Режиссер решил не рисковать. Он выстрелил из
пистолета капитана практически в упор, и солдата отбросило далеко в сторону.
В это время Директор включил верхнее освещение и вышел на центр
казармы.
- Внимание! - объявил он и несколько раз хлопнул в ладоши. - База
захвачена террористами. Просьба всем военнослужащим собраться в центре
казармы. На сборы ровно тридцать секунд. В противном случае - расстрел.
Поднявшиеся крики Режиссер пресек выстрелами в воздух из пистолета.
Едва ли выстрелы из автомата с глушителем произвели бы нужное впечатление.
Наконец посреди казармы выстроился ряд военнослужащих. Кое-кто из них
успел надеть одежду, но большинство было в одном белье. Директор прошел
вдоль строя.
- Шестнадцать человек. Где еще двое?
Ответом ему было молчание. Директор поднял автомат и расстрелял двух
крайних солдат.
- Мне повторить вопрос или в этом нет необходимости?
Один солдат вышел из туалета, а другой выполз из-под кровати. Директор
снова повел автоматом и выпустил две короткие очереди.
- А теперь все в бомбоубежище! Тридцать секунд!
Когда в расположенном в конце казармы бомбоубежище исчезла спина
последнего солдата, Директор захлопнул дверь и запер ее на замок, затем
включил рацию.

Консультант посмотрел на часы.
Семнадцать минут. Пока все идет по плану. Он выключил рацию, собрал
разложенные на столе карточки с обозначением объектов, затем чиркнул спичкой
и поджег. После того как огонь превратил карточки в пепел, Консультант
поднял голову и в упор посмотрел на Техника.
- Теперь все зависит только от тебя.
























ГЛАВА 3. Понедельник, 13 октября - 9 часов утра

Стройный, подтянутый мужчина в безукоризненном черном костюме поднялся
из-за стола и внимательно оглядел собравшихся. Еще три года назад он
старался не замечать ничьих лиц, но сегодня ситуация в корне изменилась. Он
чувствовал в себе достаточно сил, чтобы выдержать любой взгляд. За это время
он не просто окреп и приобрел необходимое влияние. Он стал человеком,
которого даже за спиной предпочитали называть по имени-отчеству. А ведь ему
не было еще и сорока!
Герман Олегович Дотов стал мэром во многом благодаря своей обаятельной
внешности и удачному стечению обстоятельств. Многие предрекали ему быстрое
падение, но он сумел не просто удержаться, но и значительно укрепить свою
власть. Все ключевые посты города занимали его ставленники или люди, близкие
ему по духу. Дотов слыл человеком независимым, справедливым и обязательным.
И всячески поддерживал этот имидж.
В помещении находилось четверо его заместителей, а также руководители
МВД, гарнизона и местного отделения ФСБ.
- Сообщение получено два часа назад, - ровным, хорошо поставленным
голосом произнес Дотов. - Требования террористов нам пока неизвестны. Зато
известно точное количество трупов и заложников. Если не ошибаюсь, оно
примерно равное? - вопрос был адресован начальнику гарнизона Никонорову.
- Двенадцать на шестнадцать, - не поднимая головы, произнес тот. - Но
эти данные уточняются.
- Круто, - заметил первый заместитель мэра Юрий Борисович Свистых -
молодой энергичный мужчина, откровенно копировавший стиль и манеры шефа. - А
может, и с ними так же? Что там у нас припасено на этот случай? А, Семен
Георгиевич?
Начальник гарнизона, который был едва ли не вдвое старше Свистых,
поднял седую голову и взглянул на него серыми выцветшими глазами.
- Мы можем задействовать авиацию, и через пару часов от базы не
останется и следа!
- Ну-ну, Семен Георгиевич! Зачем же так сразу! - вступил в разговор
генерал-майор милиции Пустырский. - Юрий Борисович пошутил, а ты уж и уши
развесил!
- Кто пошутил? - Свистых в упор посмотрел на Пустырского, и тот нехотя
отвел взгляд.
- Мы взяли базу в двойное кольцо, - Никоноров посмотрел на свои руки,
затем на поверхность стола. - И теперь можем стереть террористов с лица
земли. Но можем и не стирать. Все зависит от того, какое решение вы примите.
- Если бы проблему можно было решить подобным образом, я бы не
задумываясь дал вам свое согласие, - Дотов опустился в кресло и что-то
пометил в своем блокноте. - Но речь также идет о жизни заложников. О
человеческой жизни!
Его голос эмоционально дрогнул, но ни на кого из присутствовавших
особого впечатления это не произвело, и Дотов решил изменить тему.
- У кого есть на этот счет какие-либо соображения? - сухо спросил он.
- Если террористы не выдвигали пока никаких требований, то, может быть,
стоит самим вступить с ними в контакт? - предложил советник мэра по
экономическим вопросам Петр Лаврентьевич Нистюк - невысокий худой старик с
практически лысой головой и черепаховыми очками. За исключением
представителей силовых структур, он был едва ли не единственным в команде
мэра, кому уже перевалило за сорок. А если быть более точным - за
шестьдесят.
- Но не воспримут ли они это как признак слабости?
- Не воспримут. Если разговаривать с ними с позиции силы.
- Каким образом террористам удалось захватить базу? - спросил Савелий
Прохорович Радужинский, который возглавлял в мэрии правовой отдел. - И
почему они захватили именно ее, а не, скажем, дворец искусств или стадион?
- А действительно, Семен Григорьевич, что их так привлекло в вашей
базе? - спросил мэр.
Никоноров достал носовой платок и промокнул лоб.
- Пока я не готов ответить на этот вопрос. В моем подчинении находится
свыше сорока военных объектов, и я не могу так сразу...
- Семен Григорьевич! - резко оборвал его Дотов. - Мы с вами не на
партактиве. Давайте прямо и по существу!
- Я распоряжусь подготовить все необходимые документы...
- Что на базе?! - рявкнул мэр и стукнул кулаком по столу.
Никоноров так и не осмелился поднять взгляд.
- Химическое оружие. Мы планировали его уничтожить еще в третьем
квартале прошлого года, но все снова уперлось в финансирование. Вы же знаете
наши проблемы...
- Какие еще проблемы?! Почему вы только сейчас заговорили об этом?
- Я говорю об этом везде и всегда! Нет денег. Даже на зарплату
военнослужащим. Не говоря уже...
Мэр нахмурился, и Никоноров замолчал.
- Будем исходить из худшего. Допустим, террористы знают о том, что на
базе находится химическое оружие. Как они могут им распорядиться?
- Никак. Химическое оружие есть химическое оружие. И этим все сказано.
Едва ли они рискнут к нему даже притронуться. Если, конечно, они не
самоубийцы.
- А если это какие-нибудь религиозные фанатики? - заметил Александр
Александрович Груша - второй заместитель мэра. - Вы представляете, чем это
может закончиться?
- Какие меры безопасности вами приняты? - спросил Дотов.
- Как я уже говорил, мы взяли базу в двойное кольцо. Осталось только
согласовать с Львом Иосифовичем, - Никоноров кивнул в сторону начальника
МВД, - совместные действия на случай штурма. Если, конечно, подобное
распоряжение поступит.
Дотов в очередной раз оглядел всех присутствующих.
- О штурме пока говорить слишком рано. Но дополнительные меры
безопасности необходимо принять!
- Я отдам соответствующие указания.
- Кроме того, через два часа я должен знать об этой базе все. Ее точное
местонахождение, количество террористов, их вооружение, планы, намерения.
Было бы неплохо также выяснить, с кем мы имеем дело. С уголовниками, с
профессиональными террористами или с кем-то еще. В этом я рассчитываю на
вашу помощь, Павел Игнатьевич, - Дотов в упор посмотрел на полковника ФСБ
Львова.
- Слушаюсь, - негромко отозвался тот.
- Но это не все. Я хочу, чтобы эти люди поняли, что они затеяли и чем
это может для них закончиться!
- Нужна демонстрация силы, - подхватил Свистых. - Шандарахнуть по ним
из какой-нибудь пушки! Чтобы мало не показалось! Что скажите, Семен
Георгиевич?
Никоноров терпеливо вздохнул.
- Разумеется, я могу шандарахнуть. Но и для этого мне нужно
соответствующее распоряжение.
Свистых посмотрел на мэра.
- Уважим старика, Герман Олегович?
Но Дотов словно и не расслышал его вопроса.
- И чтобы ни одна живая душа не знала об этом! - с нажимом произнес он.
- Ни одна живая душа! Мне не нужно международного скандала. Мы в состоянии
решить проблему собственными силами! Все. Все свободны! - мэр откинулся в
кресле и устало прикрыл глаза.








ГЛАВА 4. Суббота
, 11 октября - 4 часа утра.

Консультант знал, что в любом деле бывают подъемы и спады, а удачи
всегда чередуются с неудачами. Но он и предположить не мог, что проблемы
начнутся практически сразу. Не предвидел этого и компьютер.
Гений составил специальную программу. Вся операция шаг за шагом была
просчитана и разобрана. Все ее слабые места определены. Но в начале их
просто не должно было быть. Так считал компьютер, и так считал он сам.
Что же случилось? Что?
Техник должен был выходить на связь через каждые десять-пятнадцать
минут и поначалу исправно это делал. Но вдруг что-то произошло. Он не вышел
на связь ни через десять, ни через двадцать минут. Ни даже спустя полчаса. А
это было уже дурным предзнаменованием. Разумеется, что-то могло случится с
рацией, но Консультант в это не верил. Несмотря на жестокий дождь и
практически беспрерывные грозовые разряды.
Последний сигнал он получил со стороны третьего объекта. Куда затем
направился Техник, знал только он сам.
Консультант достал из кармана непочатую пачку сигарет, нервно сорвал
обертку и закурил.
Он должен был выделить ему сопровождающего. Должен был, но не выделил.
Не хотел, чтобы кто-нибудь, кроме Техника, знал, где будут установлены
взрыватели. Это был допустимый риск. Но он себя не оправдал...
Волонтер почувствовал, что что-то произошло, и с тревогой посмотрел на
Менеджера.
Консультант встал и прошелся по комнате, на ходу щелкнул рацией.
- Продюсер, я хочу, чтобы ты проверил личный состав базы. Возможно, ты
упустил кого-то из виду.
- Это исключено... - начал Продюсер, но Консультант резко его перебил:
- Связь через три минуты, - и отключил рацию.
- Проблемы? - настороженно спросил Менеджер, но Консультант ничего не
ответил.
- Что-то серьезное? - не отступал Менеджер.
- Думаю, да, - Консультант затушил сигарету, но тут же закурил новую.
Через минуту ожила рация.
- Из поля зрения выпал один человек, - голос Продюсера дрожал. -
Прапорщик Хоменко. Не знаю, как это произошло. Я... Я должен был сам все
проверить, но...
- В казарме пусть остается Директор, - перебил его Консультант. - Ты и
Режиссер немедленно отправляйтесь к третьему объекту. Действовать согласно
схеме тринадцать. Позже к вам присоединятся Волонтер, Менеджер и Охотник.
Менеджер встал и перехватил автомат.
- Я не ослышался? Ты говорил о чертовой дюжине? У нас неприятности?
- Исчез Техник. Вы должны его разыскать. И как можно скорее!
Менеджер и Волонтер переглянулись и без слов исчезли за дверью.
Консультант выключил верхний свет и снял автомат с предохранителя.
Они поняли правильно. Если он отпустил Волонтера, который выполнял при
нем функции телохранителя, значит, случилось что-то чрезвычайное. Но они не
знали о той роли, которую он отвел в операции Технику. Не могли знать.
Каждый из них выполнял только свою задачу.
О стекло с новой силой стал хлестать дождь. Погода совсем испортилась.
Консультант подумал об этом с неприязнью, хотя целых три недели с
нетерпением ждал этого момента.
Он затушил сигарету. С улицы тлеющий огонек представлял идеальную
мишень.
Неожиданно ожила рация.
- Мы нашли Техника, - говорил Менеджер. - Он мертв. Кто-то уложил его
выстрелом в голову. Судя по всему, стреляли в упор.
Консультант почувствовал, как оборвалось сердце. Это напоминало провал.
Он говорил себе, что это может случится, но в то же время сам в это не
верил.
- При нем есть дипломат?
- Да, есть.
- Возьми его и немедленно возвращайся. Нет, постой! Пусть тебя
сопровождает Волонтер. Трое других пусть займутся поиском... - он на
мгновение запнулся, пытаясь найти нужное слово, - убийцы.
Консультант выключил рацию и прислушался. Только ли ему показалось, или
с улицы действительно донеслись шаги?
Он посмотрел в окно. За стеклом мелькнула чья-то тень. Впрочем, тень
могло отбросить и дерево. Консультант направил автомат на дверь и застыл в
ожидании.
Через пять минут вернулись Менеджер и Волонтер. Впервые Консультант не
узнал крадущихся шагов Волонтера, и едва не встретил вошедших очередью. К
счастью, в темноте никто из них не заметил страха, мелькнувшего на его лице.
- Оставьте дипломат здесь и осмотрите прилегающую территорию, -
распорядился Консультант. - Я слышал шаги.
Волонтер вытащил нож и бесшумно исчез за дверью. Менеджер, прежде чем
выйти, внимательно посмотрел на Консультанта.
- Возьми себя в руки, - негромко произнес он. - Ни к чему, чтобы парни
видели тебя в таком состоянии!
Консультант сжал губы и ничего не ответил.
Спустя минуту с улицы донеслись выстрелы, а затем топот ног.
Консультант выждал еще пару минут, затем достал сотовый телефон и
набрал известный только ему номер. Засечь его звонок не могли. Официально ни
его телефон, ни телефон Гения ни к одной линии связи подключены не были,
хотя и имели необходимые для работы защитные пароли.
В трубке послышался щелчок.
- Сбой в программе двенадцать, - Консультант с трудом узнал собственный
голос. - Техник мертв. Установлено три файла.
Повисла долгая пауза. Консультант решил, что собеседник его не
расслышал, и хотел уже все повторить, когда тот заговорил:
- Этого мало. Чтобы программа работала, необходимо по меньшей мере
пять. И ты это хорошо знаешь.
- Я могу попробовать установить оставшиеся файлы сам.
- Это невозможно!
- В таком случае, это может сделать кто-то из моих людей!
- Так у тебя скоро совсем никого не останется.
- Ты можешь объяснить мне все по телефону! - Консультант почувствовал,
что начинает терять самообладание.
- Это невозможно, - терпеливо повторил все тот же голос.
- Черт побери! Что же нам тогда делать? Не отменять же из-за этого всю
операцию?
- Ты сказал, что три файла Техник все-таки успел установить?
- Да. Только три из запланированных шестнадцати!
- Перезвони мне через двадцать минут. Я посоветуюсь с компьютером.
Возможно, еще не все потеряно.
Гения выдавал голос. Естественно, все потеряно. Они неоднократно
просчитывали варианты. Для того, чтобы шансы были приемлемыми, нужно как
минимум пять взрывателей.
Консультант отключил телефон, и тут же заработала рация. Говорил
Менеджер.
- Мы загнали его в шестой блок. Ранен Режиссер.
- Серьезно?
- Не думаю. Что делать с клиентом? По моим расчетам, у него осталось
два патрона.
- Что у него?
- Пистолет. Но если мы не хотим потерять еще двоих, в лоб его лучше не
брать: за его спиной склад с оружием.
- Что ты предлагаешь?
- Ничего. Ты - Консультант.
- В таком случае, пусть им займется Профессор!
- Не думаю, что это самое лучшее решение...
- Пусть им займется Профессор! - Консультант несколько повысил голос.
Он знал, что Менеджеру это не понравится, но - черт с ним! - как-нибудь
проглотит.
По крайней мере в Профессоре он был уверен.























ГЛАВА 5. Понедельник, 13 октября
- 10 часов утра.

Андрей Дмитриевич Трущенко в очередной раз прослушал запись с
автоответчика и медленно опустился в кресло. Его осунувшееся лицо вдруг
как-то сразу посветлело, а в глазах появился несвойственный им блеск.
Выходные он провел на даче в лесу, где не было даже телефона, и до сих пор
ничего не знал. Не знал, что впервые за последнее время ему улыбнулась,
наконец, удача!
В комнату вошла жена, но он нетерпеливым движением ее отослал. Позже он
обязательно с ней всем поделится. Но не сейчас. Сейчас он должен сам
хорошенько все обдумать. В уголках его губ появилась усмешка. Он просто не
мог в это поверить. Мэр сам вколачивал гвоздь в крышку своего гроба!
Три года назад Трущенко сделал все, чтобы победить на выборах. Из
столицы пригласил известных политиков, консультантов. Устроил шоу с участием
популярных певцов и музыкантов. Все социологи, аналитики в один голос
предсказывали ему победу. И вдруг откуда ни возьмись вылез этот жалкий тип.
Именно жалкий: без роду, без племени. Ни денег, ни связей у него не было, и
никто всерьез его просто не воспринимал. Нуль. Больше, чем нуль! Нуль в
квадрате, в кубе! А какую ахинею он нес с трибуны! Обещал, что к концу года
среднемесячная зарплата превысит тысячу долларов, а цены на товары останутся
прежними. Обещал каждому дать работу, снизить квартплату, навести порядок на
улицах города. Подобной бредятины Трущенко уже давно не приходилось слышать.
Но эта `бредятина` подействовала, и Дотов набрал семьдесят процентов
голосов. Пока суть да дело, Дотова еще не поздно было убрать. Но они слишком
долго раскачивались, и убрать его уже не было никакой возможности. Дотов
всюду посадил своих людей, а кто все-таки удержался на своем месте -
поспешил заявить о своей лояльности.
Трущенко уволил к чертовой матери всех аналитиков и теперь полагался
только на себя, на свой нюх. И этот нюх ему подсказывал, что это его шанс.
Дотову нужно просто немного помочь - и кресло мэра вскоре станет вакантно.
Вошел секретарь: лопоухий молодой человек с невзрачным бледным лицом.
Для всех без исключения он был `Слава`. Без подсказки Трущенко едва ли смог
бы даже вспомнить его фамилию. Хотя в свое время именно он вытащил парня
из-за границы. Тот работал секретарем в посольстве и знал семь или восемь
иностранных языков. Плюс ко всему увлекался восточными единоборствами.
Других интересов у него не было, но для Трущенко и этого было вполне
достаточно. По виду Славу можно было принять за аспиранта или даже студента
старшего курса. Но впечатление это было обманчивым. Черный не черный, но
какой-то там пояс у него точно был. И Трущенко уже имел возможность в этом
убедиться. Кроме того, секретарь был немногословен, и это качество нравилось
Трущенко едва ли не больше всех остальных.
- Вызови ко мне Зорина и Потапчука, - распорядился Трущенко и пересел к
электрическому камину. В квартире было холодно, а домработница вовремя
включить камин не догадалась. Или не захотела. Что, впрочем, одно и то же.
Давно бы следовало ее уволить, да жена всячески этому противится. Нужно
будет выяснить, почему. Трущенко снова поднял взгляд на секретаря. - И
принеси чего-нибудь выпить!
Секретарь беззвучно исчез.
Трущенко поскреб отросшую за два дня щетину и вытянул ноги. В последнее
время они что-то стали мерзнуть. Да и он сам уже едва ли мог бы окунуться в
прорубь, как делал это в бытность первым секретарем горкома партии.
Три года назад он потерпел сокрушительное поражение, но знал, что рано
или поздно у него будет шанс отыграться. И вот теперь его терпение было
вознаграждено. Но ему одному свалить Дотова будет не под силу. Нужны
союзники. А где их взять, если Дотов их всех кого кнутом, а кого пряником
переманил к себе?
Вернулся секретарь с бутылкой французского коньяка. Трущенко сам
откупорил бутылку.
- Выпьешь со мной?
- Вы же знаете, Андрей Дмитриевич, я не пью, - возразил секретарь.
- Садись, - Трущенко махнул рукой на свободное кресло и наполнил две
рюмки. - В ногах правды нет.
Трущенко опрокинул стопку в рот и тут же налил новую. После чего
отпустил секретаря, который так и не притронулся к своей рюмке.
Минуту-другую Трущенко о чем-то думал, затем взял телефон и по памяти набрал
многозначный московский номер. Трубку сняли после первого же гудка.
- Ну, привет, что ли, - пробасил Трущенко. - Давненько я не слыхал
твоего голоса! Сколько ж прошло лет? Восемь? Нет, девять. А у тебя даже
телефон не изменился! Что `постой`? Ну, да, Трущенко. Кто же еще? А я вот
тебя, Иван Ильич, сразу узнал! Да ладно, не извиняйся! Неплохо. Живу
деревенским затворником. Никуда не езжу, никого не вижу. Как кто? Плюшкин? А
это еще кто такой? Мэр..? Хороший мэр. Молодой. Да нет, я не брюзжу.
Действительно, человек старается, хочет как лучше. Ну, да, Ленин тоже хотел,
- он засмеялся и снова наполнил рюмку. - Времена были другие, а главное:
люди. Да нет, я ничего этим не хочу сказать. Чего звоню? Да вот, вспомнил...
Ладно-ладно! Есть дело, есть! Надоело на пенсии прозябать. Пора, думаю, и о
гражданском долге вспомнить. Что..? Какой еще гражданский долг..? Пользу
обществу принести. По мере сил и возможностей, так сказать. Вот-вот!
Возможности-то, они у всех разные. Даст Бог, и ты свой кабинет покинешь.
Ну-ну! От сумы да от тюрьмы не зарекайся! Вот придут коммунисты... Как кто
мы? - в тон собеседнику Трущенко снова засмеялся. - Ты вот мне скажи, кто у
тебя сейчас висит? На стене, где же еще? Только честно! Кому положено, тот и
висит? Верно? Небось, не Елизавета Вторая? Да нет, никаких просьб. Просто
звоню. Хотел узнать, на месте ли, можно ли в случае чего на тебя положиться.
Не буду тебе больше мешать. Да говорю же, ничего не случилось! А над моим
предложением ты все же подумай! Как над каким предложением..? Стареешь, Иван
Ильич, стареешь. Хватка уже не та. О чем мы только что с тобой говорили? О
долге? В самую точку! - Трущенко захохотал. - Вот о нем и подумай! И
перезвони! Мой телефон ты знаешь.
Он медленно опустил трубку и резко обернулся. За его спиной стояла
супруга.
- Чего тебе? - с неожиданным раздражением спросил он.
- Что-то случилось, Андрюша? - участливо спросила она.
Господи! Как он ненавидел, когда она разговаривала с ним таким тоном:
тоном учительницы, заставшей своего ученика за чем-то неприличным. `Расскажи
мне, как это произошло. Возможно, я смогу тебе чем-то помочь`.
- Ничего. А что могло случиться? - он постарался взять себя в руки.
Спорить с ней не имело никакого смысла.
- Мне показалось, ты звонил Ивану Ильичу, - она посмотрела ему прямо в

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован