19 декабря 2001
103

НОВОЕ НЕБО 1-3



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Игорь ФЕДОРОВ
НОВОЕ НЕБО 1-3

НОВОЕ НЕБО
СТОЮ У ДВЕРИ
ПЕРВАЯ ПЕЧАТЬ




Игорь ФЕДОРОВ

НОВОЕ НЕБО




1. КАЛИФ

Айр неторопливо потягивал чай, растянувшись на расшитых золотой нитью
курпачи.
Так, или примерно так, он и представлял себе счастье - никуда не
торопясь возлежать на топчане, устеленном курпачи в тени чинар, и чтобы
под топчаном журчал ледяной арык с гор, и чтобы горячий чай из пиалы
обжигал язык, делая его сухим и шершавым, и чтобы удушающая жара
отступала, растворялась в тени и журчании, а мысли текли неторопливо,
несуетные, о вечном... Так лежать, облокотившись одной рукой на перила
топчана, и подливая изредка чай из пузатого чайника другой, можно было
вечно. И пусть там, в мире, возникают и гибнут цивилизации, возводятся и
рушатся пирамиды, рождаются и умирают люди в пламени страстей - тебя это
не касается...
Коварное ощущение.
Но Айр уже понял, что быстро, суетливо здесь, на Востоке, ничего не
сделаешь. Поначалу, угодив во дворец местного Великого Калифа, он
попытался, не сбавляя темпа своей жизни, выведать у правителя подробности
здешней географии и, по возможности, все известное ему о Враге и Ключе - с
тем, чтобы тут же отправиться дальше. Но, разбившись об такую прочную, но
обманчиво податливую стену восточной вежливости, гостеприимства и
молчания, решил временно отступить и обождать. И вот теперь с любопытством
наблюдал эволюцию своих взаимоотношений с Калифом - сам одновременно
обучаясь тонкостям дипломатии.
И размышлял, размышлял...
То, что он попал во Второй Мир, было очевидно. Перенос прошел как и
планировалось. Неведомые каналы связи между мирами занесли его туда, куда
требовалось. Да и время было, вроде бы, нужным. Вот только где именно
выпал он в этом мире? Наверное, существовал некий непреложный закон,
проявившийся особенно ярко при их тройном переносе - Айра, Варри и Оры. Ты
попадаешь или туда, куда тебе надо, или тогда, когда тебе надо. Но ни в
коем случае, и то и другое одновременно. И хорошо, что при нынешнем
переносе Айр попал в свое тогда. Место теперь найти гораздо проще.
Было бы еще проще, если бы ему помог Калиф. Но пора признаваться
самому себе - помощи тут не дождешься. Поэтому, хватит терять драгоценное
время - пора искать дорогу к Врагу самому. Тем более, что общее
направление он себе уже представляет. На запад. Так что...
- Великого Воина Айра униженно просит о визите Великий Калиф!
Айр вздрогнул от голоса глашатая, вторгшегося в размышления.
`Униженно просит...` Вот и все у них так! Простым языком ничего сказать не
могут. Сказал бы `вызывает Калиф` или `встреча назначена`. Так нет же,
`просит`...
Ладно. Иду. А после - в путь. Независимо от исхода беседы!
Айр с сожалением сполз с топчана, чуть не угодив ногой в арык - тут
можно совсем форму потерять! - и направился к дворцовому бассейну - приемы
летом проходили возле него.
Калиф жрал.
Он запускал толстые пальцы в огромное блюдо, наполненное чем-то резко
пахнущим, вылавливал там очередную порцию и направлял ее в разинутую
пасть. Весь подбородок и рука по локоть были покрыты потеками
красно-желтого жира и остатков пищи.
Айр содрогнулся. И от этого человека я хотел дождаться помощи?!
Бежать, бежать отсюда!
Он собрался уж произнести нечто восточно-витиеватое в знак прощания,
как заговорил Калиф.
- Великий Воин! Приглашаю тебя разделить со мной трапезу и беседу. -
Видимо произносить нечто более изысканное ему помешал аппетит.
Ну что ж, раз и беседу...
Айр поискал глазами место.
Подбежавший слуга подставил мягкий пуфик и беззвучно исчез. Айр
уселся, выбрал наименее жирное блюдо и приступил.
Некоторое время они насыщались молча. Калиф изредка бросал
подозрительно-изучающие взгляды на Великого Воина. Айр старался отвечать
тем же.
Наконец, правитель созрел для беседы.
С шумом отхлебнув из кувшина, он сосредоточил взгляд на госте и
вкрадчиво поинтересовался:
- Так, значит, твое решение неизменно?
О чем это он?
- Я не меняю своих решений.
- Жаль. Такой могучий воин, как ты, мог бы рассчитывать на многие
привилегии, служа мне.
Ах вот он о чем - опять вербует.
- У меня свой путь и своя война.
- Ты говорил, что враг у нас один...
Сколько ж можно объяснять?
- Поэтому я и просил нижайше Великого Калифа о помощи...
- Но я так и не увидел, в чем же может быть моя выгода.
Выгоду ему подавай!
- В случае моей победы улучшится жизнь всех людей. И, разумеется, в
первую очередь - подданных Великого Калифа. Исчезнут изнурительные
болезни, раздоры между людьми и народами, люди будут жить в мире и
достатке. Счастье придет на ваши земли...
- А с чего ты взял, что мне это выгодно? - Сегодня Калиф был на
удивление откровенен. Видимо, и сам чувствовал, что этот разговор -
последний. - Нищета и болезни моих подданных упрощают управление ними.
Войны с соседями показывают им, кто виноват во всех бедствиях - и
обогащают Калифа. А до других стран и народов мне вообще дела нет. Так я
повторяю: помоги я тебе - какова будет моя выгода?
Айр задумался. И в самом деле - что я могу предложить ему лично?
Богатство? Власть? Здоровье? И при этом - ничего для остальных людей?
Дикое условие. Да и не выйдет у меня так. А врать ему я не хочу. Особенно
ему. И потом - чем, собственно, он может мне помочь? Деньгами - зачем они
мне? Армией - будет только мешать. Информацией - а есть ли она у него?
Теперь Айр уже и сам не понимал, зачем бросился за помощью к первому
попавшемуся в этом мире правителю. Видно, очень уж одиноко он здесь себя
почувствовал. Далеко от дома забрался. Хватит!
- Великий Калиф прав. Мне нечего предложить ему. А потому - я не вижу
причины долее утомлять внимание Великого Калифа.
Айр резко встал. Калиф изумленно следил за ним взглядом.
- Сегодня же я покину твои владения, Калиф.
Повернулся и пошел прочь.
Калиф так и не нашелся, что сказать на подобную дерзость. Он с таким
сталкивался впервые.
Айр поднялся в отведенные ему апартаменты. Стал нервно собираться.
Какая досада. Столько времени потеряно. И все зря! Ну ничего, больше я на
такое не попадусь...
Долой все эти халаты и шаровары! Комбинезон удобнее и роднее. Да и не
таскать же оба в руках, хватит и одного. Вообще, руки в пути должны быть
свободны. Мечи. Бластеры. Шлем. Сумку на плечо. Ничего не забыл? Анжела.
Где-то гуляет. Ничего, позову потом, уже по дороге.
Можно идти.
Направился к двери...
Все-таки он недаром был бойцом.
За дверью его ждали.
Трусливо-хищные мысли. Напряженное сопение. Нервное ожидание.
Готовность напасть.
Воины Калифа.
Да-а... Калиф не может так просто выпустить из рук попавшее туда. Не
ему - так никому!
Ну что ж. Придется показать Великому Калифу, что Айр не зря именуется
Великим Воином. Впредь будет осмотрительнее. Берегитесь! Не я это начал!
Айр коротко разбежался и - двери здесь открывались наружу - прыгнул
ногами вперед, распахивая их. Те, что стояли совсем уж рядом, отлетели в
стороны. Те же, что рассредотачивались по коридору, недоумевали - что за
жертва такая подвижная. Но их, видимо, все же готовили к тому, куда они
идут. Сообразили они достаточно быстро.
Айр уже стоял у противоположной от двери стены коридора и ждал.
Собственно, он мог уйти уже сейчас. Но больно надоели ему и Калиф и его
гвардия за это время - своим тупым равнодушием и самоуверенным
похлопыванием по плечу. Необходима была разрядка. Просто так уйти - себя
не уважать.
Гвардейцы, выставив вперед кривые булатные мечи, подбадривали себя
жестами и возгласами.
Айр просто ждал - с пустыми руками.
Это-то и пугало их больше всего.
Жертве положено трусливо пытаться бежать - и после этого она получает
положенный удар в спину. В крайнем случае, жертва может осмелеть от страха
- и сама броситься вперед. Тогда она получит тот же удар в спину, но уже с
другой стороны.
Айр ждал.
Неужели так и не наберутся храбрости? Неужели ничего не будет?
Нет. Кажется, решились.
Ближайший к Айру гвардеец - он же был, по-видимому, главным -
разгорячил-таки себя до нападения.
Сделав замысловатый выпад, он бросился вперед, отдавая одновременно
команды остальным. Да я!.. Да мы!.. Да мы в ввосьмером!..
Все. Пора.
Айр выхватил из-за спины меч - подаренный еще Маркизом - и перевел
свое восприятие в режим боя.
...командир слишком близко...
...его разрубаем снизу, подымая меч вверх...
...второй падает на меня вслед за ним...
...это он так бежит за командиром...
...можно не рубить...
...обходим его сбоку и подталкиваем, помогая продолжить бег...
...третий еще только начинает движение в ту сторону, где был я...
...его - рукоятью меча по голове...
...четвертый, разинув рот, замахивается мечом над головой - не сходя
с места...
...а, это он так кричит...
...меч сам продолжает движение сверху вниз, разрубая его чуть ли не
надвое...
...прости, так получилось, больше не покричишь...
...пятый...
...сам напоролся на отклоненный меч, пока я прощался с четвертым...
...первый упал на пол в судороге...
...шестой пытается сообразить, что происходит - и начинает делать
быстрый шажок назад...
...нет, так просто ты не уйдешь...
...локтем в челюсть его...
...второй долетает до стены и врезается в нее головой...
...седьмой и восьмой, оглушенные открывающимися дверьми, прекращают
попытки подняться...
...ладно, эти уже не опасны...
...можно возвращаться в обычный темп.
Стон сползающего на пол второго, шмяканье разрубленного четвертого,
пронзенного пятого и оглушенного третьего. Грохот отлетевшего на столик
шестого. И скул сквозь лязганье зубов седьмого и восьмого.
Они так и не поняли, что произошло.
Почему одинокая, легкая, казалось бы, жертва, вместо того, чтобы
молить о пощаде, вдруг растворилась в воздухе, и после этого неведомой
силой были побеждены лучшие бойцы Великого Калифа?!
Догадка уже начала оформляться в их неторопливых мозгах. Оставалось
только сказать ее вслух. И они - нет, не сказали - заорали на весь дворец:
- Демон!!!
И бросились прочь.
Только ветер засвистел.
Айр хмыкнул - это вам не крестьян усмирять! Вытер меч о халат
ближайшего тела, заправил его в ножны за спину, перешагнул через лужи и
тела. И направился к парадной лестнице.
Внизу его ждал трясущийся Калиф.
Несомненно он наблюдал всю сцену.
Айр медленно подошел к нему вплотную. Осмотрел с ног до головы. Чего
он еще хочет?
- Будет ли так милостив Великий Воин Айр выслушать своего нижайшего
слугу, который недостоин целовать пыль на его сапогах?
Теперь в этой витиеватости было гораздо больше искренности. Раньше
бы, раньше...
Устало - вопросительно вскинул бровь - говори!
- Теперь, когда уладилось это небольшое досадное недоразумение, за
которое, я надеюсь, Великий Воин не в обиде на нас, мы могли бы обсудить,
какую именно помощь...
Обсудить!
Ясно, Калиф, ясно. За шкуру свою трясешься. Теперь ты готов дать мне
что угодно, лишь бы я, уходя, не прихватил твою жизнь. Не стал мстить за
`досадное недоразумение`. Это для тебя достаточно выгодный и интересный
обмен - жизнь за помощь. Тем более, что помощь вместе с моей жизнью
удастся, может быть, еще забрать обратно - при удобном случае.
Айр медленно завел руку за спину...
Калиф замолчал на полузвуке и перестал дышать.
...медленно взялся за рукоять меча...
Где-то на балконе заскрипела натягиваемая тетива - ухо Айра привычно
дернулось в сторону ускользающе тихого звука.
...медленно достал меч, занеся его над головой Калифа...
- Нет, Калиф. Теперь я не приму от тебя помощи. Я говорил об общем
Враге. Так вот. Теперь я вижу, что Враг только мой. Он не твой и не ваш
враг. А, значит, мне сражаться самому - и против тебя тоже. Пропусти. Я
пойду.
Калиф сделал шаг назад. И одновременно незаметно махнул рукой в
сторону балкона.
Щелкнула спускаемая тетива и запела стрела, разрезая воздух.
Айр был готов.
Он немного отступил в сторону и опустил меч, чуть скосив глаза вбок.
Стрела коснулась клинка и, отразившись, вонзилась в грудь Калифу.
Тот поначалу и не понял, что произошло.
Удивленно уставился на торчащее из груди оперение.
Поднял к древку руку.
Потом изо рта у него показалась струйка крови, беспомощный взгляд
удивленно поднялся на Айра, и Калиф мягко завалился на ступени.
Айр присмотрелся. Ничего. Может и выходят. Будет еще рассказывать о
своих подвигах. Перешагнул и через это тело. И направился к выходу из
дворцового сада.
Больше его не останавливали.
Более того, на всем длинном пути по аллеям и цветникам ему не
попалось ни одной живой души. Слухи в дворцах распространяются очень
быстро.
Выбрался на дорогу. Широкую и пыльную. Поросшую у обочины чахлым
пожелтевшим от жары кустарником. Усеянную мусором и пометом. Пустую до
горизонта. Ведущую на запад.
И это по ней идти?
Ну уж нет!
- Анжела!
- Я здесь, мой повелитель. Скворши всегда появляются там, где ты их
позовешь, все скворши этого мира, потому, что других здесь нет, а есть
только я одна, а мое имя ты знаешь, и, как только ты меня позовешь, то я
сразу... что случилось, Айр?
Да, женщина - всегда и везде женщина...
- Ничего. Ничего особенного. С Калифом повздорили. Пора уходить.
Идем?
- Конечно!
Анжела устроилась в привычном месте - за пазухой. Айр активировал
комбинезон, настроил его на полет - и они взлетели.
На запад.
К Врагу.



2. ЧУЖАЯ БИТВА

Как же все-таки жарко в пустыне!
Когда стоишь посреди огромного котлована, окруженного где-то у
горизонта призрачными горами, которые не допускают ни малейшего шевеления
застоявшегося раскаленного воздуха, стекающего со склонов в котлован и
здесь умирающего призрачным маревом. Когда чувствуешь, что и сам
постепенно стекаешь в собственные сапоги и скапливаешься там озерцом
быстро испаряющегося пота. Когда так же медленно и лениво в голове
плещется единственная, неоформляемая в слова, мысль о тени, отдыхе, воде.
И когда любое прикосновение, любое раздражение вызывает болезненный
приступ головной и душевной боли. А от костра, на котором жарится случайно
пойманная ящерица, веет приятной прохладой.
- Ты знаешь, Анжела, когда дойдем до оазиса, ты, лучше, оставайся
там. Такие переходы не для тебя. Я тебя позову, когда все это кончится...
- Тяжело меня таскать - так и скажи!
- Да не в этом дело...
- А в чем же еще?
Айр не нашелся, что сказать. Объяснять, доказывать, оправдываться
просто не было сил.
Перекусили. Запили скудным запасом воды.
Собрались и полетели дальше.
Даже лететь, пользуясь даровой силой комбинезона, было здесь трудно.
Когда же кончится эта пустыня! Правы были, все-таки предки, прокладывая
дороги - пусть не самые прямые и короткие, но зато, самые удобные,
приспособленные для человека. И нечего изображать из себя самого умного и
опытного в этом мире, сокращая и упрощая пути. Есть дорога - по ней и иди.
Целее будешь!
Осталось только ее найти.
Айр дал себе слово впредь не отклоняться от проторенных трактов.
Пусть и вырос он, по сути, в пустынном племени - эта пустыня была
куда как пустыннее. Да и мало ли что еще ожидает его на длинном пути -
может встретиться кое-что и посерьезней пустыни. Нечего повторять все
ошибки всех предков самому. Пора бы и поумнеть. И пользоваться накопленным
опытом.
Внизу, утомляя и гипнотизируя, плыла песчаная равнина, покрытая
мелкими волнами, намытыми ветром. Видимо, ветер какой-никакой тут все же
был. Только, чтобы его заметить, надо стать песком и пролежать неподвижно
лет двести.
В другой раз.
- Анжела. Ты там как?
- Как... Как может быть бедному северному созданию, укутанному в
такую жару парящим комбинезоном?
- Ну, это ты зря. Комбинезон, наоборот, охлаждает...
- Уже и побурчать нельзя!
- Ладно. Летим...
Айр уже улавливал недалекое присутствие людей. Спокойное,
расслабленное. Видимо они отдыхают - и не где-нибудь, а в том самом
долгожданном оазисе. Совсем рядом. Скоро...
Различались уже даже отдельные мысли и чувства путников.
Первой пришла песня.

...Хе-эй, путь-дорога:
Знойный ветер, наши лица - в пыли.
Хе-эй, веселитесь:
Все мы братья, а дорога - одна...

Петь человек может только в особом, умиротворенном состоянии духа,
когда все необходимое и срочное сделано, и некуда торопиться, по крайней
мере в этот самый миг. Пыль, пот, дорога, страдания и мучения - это все
будет потом. А сейчас - вся вечность в твоем распоряжении.

...Но будут слезы и пот,
Будет кровь, позорная смерть
И новая жизнь.
Так я верю -
Мы там отдохнем...

И вот впереди показались долгожданные верхушки пальм. Подлетели еще
ближе - и стало ясно, что растут они из ложбины, окружающей родник. Оазис.
Айр опустился на песок. Ни к чему лишние ахи и охи. Он и без того
путник достаточно экзотичный.
Последние метры пути преодолел пешком.
И дослушал песню уже ушами.

...Но, кто-то предаст.
Бог судья на нашем пути,
Спаси и прости!
Да, я верю -
Каждый будет прощен.
Хе-эй, путь-дорога...
Это было...
Это будет...

Пел смуглый бородач, укутанный по-местному в махровый халат и
махровую же чалму. С трудом верилось, что так действительно прохладнее.
Но, что поделаешь, термостат он и есть термостат. Даже если изобретен
местными жителями методом проб и ошибок.
Чуть поодаль напивались и насыщались навьюченные верблюды. А у самой
прохлады родника живописно расположились около десятка людей - усталых,
смуглых, обветренных, опытных, бывалых... Торговый караван.
Поющий сидел лицом к Айру. И, заметив его, оборвал песню на полуслове
- и так и остался сидеть с открытым ртом.
Остальные немедленно обернулись, прослеживая его взгляд. Двое тут же
вскочили, выхватывая мечи.
Но, заметив, что Айр один и до самого горизонта никого не видно - да
и прятаться негде - расслабились и выжидающе наблюдали за его
приближением. Изредка, впрочем, поглядывая на того, что пел.
Видимо, он был хозяином и главой.
Айр демонстративно выставив вперед пустые руки, подошел прямо к нему.
- Одинокий путник, совершавший паломничество в далеких странах
благодарит Аллаха, сотворившего благостный оазис посреди мертвой пустыни,
за мудрость и заботу об утомленных странниках, и взывает к не менее
просветленной мудрости расположившихся здесь достойных мужей с просьбой не
отказать ему в возможности в полной мере воспользоваться дарами Аллаха.
- Вассалам алейкум, добрый путник. Да прославится мудрость Аллаха, -
в тон ему ответил старший каравана.
Ритуал был соблюден.
Напряженность спала, путники расслабились и вполголоса продолжили
прерванные разговоры.
Старший протянул Айру кувшин с водой - самое первое и самое
необходимое.
Айр благодарно напился.
Задумался на мгновение. А, чего там, торговые караваны и не с таким
встречались! Да и мало ли кого мог подобрать паломник в `далеких странах`.
Расстегнул комбинезон, выпустил Анжелу и напоил ее.
Расчет его оказался верен - торговцы удостоили ее лишь мимолетными
любопытными взглядами.
Теперь можно присесть и перевести дух. Все остальное - потом.
- Далеко ли путь держишь, странник? - Глава каравана, оказывается,
мог изъясняться и по человечески. Да и как же иначе - ездит по миру,
торгует с разными людьми, со всеми надо уметь договориться...
- Далеко... В земли Египетские.
- И мы в ту сторону... - и выжидающе смолк.
Айр осмыслил заложенное в фразе предложение.
- Не разрешишь ли присоединиться к вам - пока по пути?
- Отчего же, присоединяйся. Ты, я смотрю, и постоять за себя сможешь.
Лишний меч в пути не помеха...
- А что, есть с кем сражаться?
- Бывает... - неопределенно махнул рукой караванщик. Потом встал и
направился к своим людям - отдавать распоряжения.
Главное было сказано и решено. А с досужим любопытством в пути
приставать было не принято. Захочет путник - расскажет сам. Да и ему, пока
не убедились в лояльности, нечего знать лишнее.
День отдыха в оазисе промелькнул незаметно.
На рассвете отправлялись.
Айр убедился, что Анжела сможет здесь о себе позаботиться, в случае
чего - и спрятаться, и вызвать Айра, и простился с ней на время. Невзирая
на обиды и причитания.
Караванщик выделил ему одного из запасных верблюдов.
Тронулись.
Айр ехал рядом со старшим - в пути они продолжали начатую вчера
беседу.
- Так ты все не можешь понять смысл работы торговца...
- Ну, не совсем так... Смысл я понимаю. Я не могу понять, почему
торговцем не может быть тот же, кто и производит товар. Сам сделал - сам и
продал. Разве не так?
- Нет, конечно же не так.
Разговор тек неторопливо, в тон жаре и в такт мерному покачиванию
верблюдов.
- Ведь тот, кто производит товар, любой товар, ну, скажем, парчу, ему
надо многому научиться, сделать себе станок, найти нити - а то и самому
сделать их, красители... Обучить подмастерьев... Да много всего! У него
просто нет времени на торговлю. Согласен?
- Да, с этим я согласен.
- И, потом, много ли он товара продаст одному покупателю? Тебе вот,
много надо парчи?
- Мне вообще не надо...
- Ну вот, видишь. Надо искать покупателей, забираться все дальше и
дальше. А это - трудности, опасности, разбойники. Из трех караванов - один
не возвращается домой.
- Значит, информация, доставка и рассредоточение...
- Что? Не понял тебя...
- Это я так... молюсь.
- А... Вот... И, для того, чтобы все это делать и появились торговцы.
А они, в свою очередь, объединились в Гильдию торговцев - помогать
пострадавшим, отсекать неопытных, не допуская ненужных жертв...
У Айра возникло впечатление, что его опять вербуют. Видно, очень уж
заманчиво смотрелся он в этом мире - в своем облачении, с нездешним мечом,
загадочный и уверенный в себе. Для того, чтобы быть здесь таким
самоуверенным требовались немалые основания.
Ну, вербует - так вербует. Посмотрим, для чего.
- Да, почтенный, ты меня убедил. Теперь я знаю, для чего нужны
торговцы.
Сказал - и задумался о своем.
Да и попутчик замолчал. Жара, пыль, дорога. Молчал он, правда,
недолго. Скоро вновь стал напевать вчерашнюю песню, которая, как
оказалось, замечательно подходила под темп езды на верблюде.

...Хе-эй, путь-дорога...

От монотонности езды и песни Айр вскоре стал задремывать. Как,
оказывается, хорошо, когда тебя ведет кто-то, знающий дорогу, мудрый и
опытный, и не надо самому обо всем заботиться и беспокоиться. Дорога может
быть и приятной.
Разбудила его внезапная остановка. Верблюд стал, как вкопанный, и
горбы его заколыхались по инерции, шмякаясь в Айра морщинистыми верхушками
спереди и в спину.
Ведущий, привстав в стременах, напряженно вглядывался вперед.
Айр прислушался и различил, а вскоре заметил и глазами ползущий
навстречу караван. Тоже торговцы. Явно не разбойники. А, может, такая
умелая маскировка? Ну нет, не до такой же степени. Смысл разбойного
нападения - во внезапности, пока жертвы не успели подготовиться к обороне.
А тут...
Встречный караван тоже заметил их. Замедлил ход.
Подъехал поближе.
Десять верблюдов. Пять человек против наших восьми... девяти - со
мной.
Отчего же так напряжен ведущий?
Чего же он опасается?
Оказалось, он не опасался.
Знаком показав остальным оставаться на местах, он выехал навстречу.
Встречный сделал так же.
Посреди разделяющего караваны пространства они встретились.
`Наш`, не тратя времени на разговоры и приветствия, добыл из складок
халата нечто свисающее с шеи на черном шнурке.
Встречный, увидев это, шарахнулся, как от удара. Загар сошел с его
лица. Он непроизвольно дернулся рукой к груди, где, по всей видимости,
ничего такого не висело. Оглянулся, в поисках поддержки к спутникам.
Его собеседник наконец-то открыл рот.
- Я член Гильдии торговцев, - произнес он, чеканя каждое слово и
вздымая знак еще выше. - А ты?
Главе встречного каравана нечего было сказать. И показать.
Не отводя от знака затравленного взгляда, он заработал коленями,
пытаясь развернуть своего верблюда. Это его и погубило.
Члены Гильдии не допускали конкуренции.
Торговец - мирный законный торговец - выхватил меч и, не замахиваясь,
проколол насквозь халат встречного путника - и его самого вместе с
халатом.
Незадачливый караванщик коротко вскрикнул и начал сползать вниз.
Крик Айра слился с воплями всех остальных - и попутчиков, и
противников.
Что же он делает?!! Это же такой же торговец, как и он сам. Или, не
такой же? Он не член Гильдии. Значит ли это, что все мудрые разговоры о
необходимости торговцев, о полезности Гильдии - лишь красивая обертка,
сладкая ложь, призванная оправдать истину. А истина в том, что торгуют
только торговцы. Потому, что они просто не позволяют торговать всем
остальным. Всех остальных они уничтожают. Как сейчас. На твоих глазах.
Караванщики, в отличие от Айра, прекрасно понимали, что происходит и
зачем, и что надо делать. Обе стороны выхватили мечи и с улюлюканьем
бросились навстречу друг другу.
Так вот на что он меня вербовал!
Ну уж нет!
Пока я здесь, пока это в моих силах, этого не произойдет!
Айр вскочил ногами на седло. Моментально захлопнул шлем и привел
комбинезон в боевую готовность. Воспарил над несущимися. Завис в центре, в
месте их воображаемой встречи.
И лазером выжег круг на песке дороги.
Крики поменяли тональность, но скорость верблюды не сбросили. Просто
не успели.
Тогда Айр опустился пониже, зависнув вертикально на уровне всадников.
Уменьшил до минимума мощность лазера. И описал круг широким лучом.
Обожженные верблюды впились копытами в песок, пропахивая сдвоенные
борозды. Не менее обожженные люди, врезавшись в высокие холки, зашипели и
закричали от боли.
Теперь его в полной мере заметили и оценили.
Кто-то, из сообразительных, уже даже молился.
- Я - посланник Аллаха!
Сказал медленно, веско - и через усилители шлема.
- Ваш бог торговли!
Аллах знает, как они его зовут...
- Гильдии больше не будет. Ее существование переполнило чашу терпения
Всемогущего.
Большая часть отрядов уже сползла наземь и усердно отбивала поклоны.
- Отныне торговать могут все! Донесите эту весть до остальных.
Надо бы еще им что-то добавить, эффектное, для цитирования. Увеличил
мощность усилителя.
- И да будет лучшим торговцем самый опытный и неутомимый. Такова воля
Аллаха.
Включил невидимость и взмыл вертикально вверх.
Караванщикам хватило.
Помолившись еще некоторое время, они обалдело поднялись на ноги и
принялись обниматься с недавними противниками - братались. После этого
совместно похоронили погибшего - причем наиболее усердствовал его убийца.
Взгромоздились на верблюдов. И направились каждый своим путем.
Да... Здесь я навел порядок.
Как там говорил Варри? Каждый, на своем месте, то немногое, что он
может сделать...
Ладно. Пора и о себе подумать. Вон еще сколько лететь!
Постой, постой... Как я мог забыть!
Ведь лететь необязательно. Вот что значит, слишком доверяться
технике. Есть же более простой способ добраться до места. Ведь тот холм,
где мы сидели с Варри, да и тот оливковый сад - не должны были измениться
в этом мире. Ну ладно, сад мог и измениться, тем более, что в тех краях я
рассчитываю встретить Врага. Сразу туда вламываться не стоит. Но
пирамиды-то - на месте!
Как там Колдун учил?
Отчетливо представляем желаемое место.
Сосредотачиваемся.
Напрягаем вот это чувство...
Полетели!
Встречай, пирамида!



3. ПРЕДАТЕЛЬ

Айр сидел на берегу озера и страдал.
Это были не физические муки, с ними он легко бы совладал. Нет, муки
были душевными.
Как вышло так, что он стал предателем?
И что теперь с этим делать?
Сначала ничто не предвещало столь трагического исхода. Оказавшись без
помех у пирамиды Хуфу, которая в этом мире, казалось, не привлекала
ничьего внимания, он сразу же взял курс на юго-восток, к осмотренному -
раньше, с Варри - месту сосредоточия влияния комплекса пирамид. Дорога
была известна, и ничто не отвлекало путника.
Когда он миновал море, и внизу стали мелькать поля, сады и даже
сосновые леса, что-то вдруг повлекло его в сторону, направо.
Интуиции надо доверять.
Эту истину вколотили в него события во всех трех мирах, которые он
прошел.
И он не стал противиться зову.
Все ближе и ближе к срединному морю...
Все отчетливее морской ветер и запахи...
Все больше чаек встречается по пути...
Он вдруг сообразил, что это то самое море, куда собирался вывести
свое пустынное племя Колдун - много миров, жизней и веков тому назад...
или вперед? Круг замкнулся. Он опять пришел сюда.
Нет-нет, не `замкнулся`, не `опять` - тут же поправил он сам себя.
Айр единственный из всего племени дошел до этого моря, исполняя мечту
Колдуна, которого долгое время считал своим отцом. Так и должно быть. Но
каким же окольным путем пришлось ему сюда добираться!
На самом берегу, наполовину утопая в зелени, стоял замок.
Продуманный, красивый, ухоженный.
Его ждали именно здесь.
Подлетел ближе, описал круг, выбирая место.
И на белой широкой лестнице заметил женскую фигуру в темно-синем
бархатном платье. Оно очень шло к ее золотым волосам, волнами спадающим
сзади почти до земли. Лица было пока не разглядеть.
Кто это?
`Я жду тебя. Давно жду.` - прозвучал вдруг в голове голос.
`Кто ты?` - это уже стремительно пикируя вниз, к женщине.
`Я? А ты не узнал?`
И приближаясь, вглядываясь в знакомое лицо, понял, что да, узнал,
узнал...
Ора!!!
Вот Варри обрадуется!
Хотя...
Как же ему...
И, может...
Вдруг почувствовал, что мысль о встрече Оры и Варри как-то неприятно
зашевелилась в животе.
А Ора уже простирала к нему руки, шагая навстречу:
- Ну вот ты и пришел, мой избавитель!
- Постой, а как ты узнала?..
- Что ты знаешь о женской магии?!.
В тот первый день, день встречи, он слегка обалдел от нежданного
везения, от радости и внимания Оры, от уюта, освежающе-прохладного тепла
ее замка, от еды и вина, от рассказов, впечатлений, воспоминаний - она
ведь совсем не знала Айра, он пришел в деревню, когда она уже спала - и
теперь знакомилась с ним, узнавала, восхищенно охая и раскрывая глаза. И
она не знала, что предприняли они с Варри под руководством Отца Колдунов
для ее спасения, и куда завел их этот путь. Много, ой много они могли друг
другу рассказать.
И, рассказывая, слушая ее, вспоминая, Айр вдруг понял, что влюблен.
Влюблен в Ору. Влюблен давно, с первого взгляда на нее спящую. А сейчас
только понял это - и признался самому себе.
И тут же запаниковал. А как же Варри? Ведь он любит ее. И она любит
Варри. Или нет?
Как она смотрит на меня... Как говорит... Как склоняет голову,
заставляя водопад волос струиться по другому руслу... Как распахнуты ее
губы...
Взять бы ее, поднять в воздух, закружить, впиться в этот манящий
рот...
Она неожиданно страстно ответила ему.
Он и не знал, что женщины могут так любить...
То, что было в звездном городе с Айей - лишь утоление юношеской тоски
по дому, лекарство от одиночества. Ненастоящее.
А это!.. Это настоящая, не придуманная взрослая страсть. Осознанное
безумие. Управляемый хаос. Бесконечная созидающая катастрофа.
Любовь.
Вот уже скоро месяц, как они живут в замке.
Любовь.
И все это время Айр не может поверить в свалившееся на него счастье.
Она такая...
Любовь.
Эти дни, пролетевшие, как один миг, наполненные нею. И эти ночи,
наполненные нею еще больше...
Любовь.
Он придумывал и шептал ей ласковые имена. Приносил издалека странные
прекрасные цветы с дурманящим запахом. Клал ей голову на колени и глупо
улыбался, виляя хвостом, когда она гладила его волосы.
Лишь только иногда, как сейчас, на него накатывало острое чувство
вины - перед Варри.
Я - предатель. Я предал дружбу.
И вслед за этим он вспоминал, зачем он в этом мире, куда шел.
Я предал дело.
Хотелось выть, кататься по земле и грызть ее. Но уйти, бросить, сил
не было.

...И хочется зарыться, взять и спрятаться
В быстрый бурный шелк твоих волос...

Решено. Сегодня объясню все Оре - и буду собираться. Она поймет. В
конце концов, это и ее дело!
Вечером, за ужином, в большом обеденном зале дворца, он начал
разговор.
- Ора. Помнишь, я рассказывал тебе о Враге, о том, кто тебя похитил?
- Помню, милый.
Как она прекрасна!
- И о том, что мы решили, - имя Варри он не мог произнести, - решили
предпринять, для спасения миров?
- Ты же говорил, что вы собирались спасать меня? Спасение миров было
лишь средством. Ведь так?
И как прекрасен ее голос.
- Да, так. - А что еще тут скажешь?
- Ну вот, меня ты уже нашел! Как по-твоему, надо меня сейчас от
чего-то спасать?
На риторические вопросы надо отвечать с юмором.
- Разве что, от меня...
- Ну, вот видишь!
С ее логикой трудно было спорить.
- Но, ведь миры... люди...
- Ну что - люди? Ты уверен, что они нуждаются в твоем спасении? Что
им станет лучше после твоего вмешательства? С чего вы вообще взяли, что
мир надо спасать? А?
Он молчал, упрямо наклонив голову и уставившись невидящим взглядом в
тарелку.
- Милый, тебе что, плохо со мной?
- Нет, что ты!
- Так в чем же дело? Оставайся здесь! Нам ведь хорошо вместе? Я люблю
тебя...
- И я...
Доели молча.
Айр вышел в сад, сказав, что хочет подышать воздухом. Ора не
задерживала его, понимая, видимо, его смятение.
Как она могла?! Сказать такое! Неужели она не понимает, что мне
надо... что я должен. И Враг, и разделение миров, и страдания людей - это
не просто разговоры. Мы же видели. Да и ее саму сюда уволок Враг. Хорошо
еще, что ей повезло, что она здесь не страдает... Кстати, а почему?
Айр обернулся и поднял голову к светлому прямоугольнику окна спальни.
Их спальни.
Ора...
Интересно, а что она сейчас делает. Ждет его и... читает? Нет, только
не читает. Он не мог представить Ору читающей, он вообще никогда не видел
ее с книгой в руках. Тогда что? Наверняка расчесывается. Или холит ногти.
Что она еще может делать? Что она вообще умеет делать, кроме этого?!!
Вдруг опять стало стыдно - так подумать о любимой! Она ведь такая...
Какая? - спросил ехидный голос из глубины сознания.
Вспомни, как она уклонялась от рассказов о своей жизни здесь - да ты
ведь даже не знаешь, сколько она тут прожила! Вспомни, о чем она говорила,
какие темы ей были интересны. Наряды, угощения, бывшие соседи по деревне -
здесь соседей не было, подробные пересказы мельчайших деталей вчерашних и
позавчерашних событий - как будто тебя там не было... Разглядел ли ты свою
любовь? Кто она?
Да и вообще, откуда этот замок?
Наверное, все не так мрачно, успокоил он себя. Я чего-то не заметил,
или не понял. А то, что она не все мне рассказала - так это, видимо, жалея
меня. Завтра поговорим - и все прояснится. Не может же моя Ора быть
такой...
Завтра.
А сегодня - спать.
Проснулся он под утро от ужаса.
Ужас пришел во сне - и не отпускал наяву.
Рефлексы бойца позволили ему ничем не выдать своего пробуждения - не
открывать глаз, сохранить ритм дыхания, прикрыть мысли.
Ора лежала рядом - и шептала ему что-то на ухо. Чужим, монотонным,
неживым голосом. Медленно выпевая волнообразную мелодию текста.
Заученного, чужого текста.

Так хочу под солнцем тени,
Да с тобою в тишь глухую.
Там тебя приворожу я,
Опою и заколдую.
Станешь мягким и покорным,
Словно воск в моей руке
Покоришься воле вздорной,
Поплывешь, как по реке,
Никогда не сможешь спрятать
Взгляд под хмурыми бровями,
Не посмеешь удержаться,
Затушить рассудком пламень!
Сброшу в омут глаз бездонных,
Спутаю косматой гривой...
Что ты сделаешь, несчастный,
С колдовскою женской силой?!
Стану в сны твои врываться,
Стану память бередить...
Заколдую, одурманю
И не дам себя забыть.

Да она же колдует! Заколдовывает меня! Меня!!!
Айр взвился над кроватью. Ора испуганно отскочила в другую сторону.
Вспыхнул свет.
Такой он ее еще не видел!
Всклокоченные волосы, горящие безумным огнем глаза, выставленные
вперед руки со скрюченными пальцами, нацелившиеся хищными ногтями...
- Ты!!!
- Ты!!!
Безумие колдовства переродилось в ней в ненависть к противнику.
- Сорвалось! Не успела! Еще бы дня два...
Айр понял, что - да, еще пару дней, и он бы не ушел, не смог бы
расстаться с любовью. С навеянной любовью. `Что ты сделаешь, несчастный, с
колдовскою женской силой?`
Ужас пробуждения переродился в нем в ненависть к врагу.
Но это же Ора!
Сражаться с ней?
Нет. Лучше просто уйти. Немедленно.
Он стал одеваться, стараясь не смотреть в ее сторону.
А Ора, оказывается, не считала себя беспомощной и заслуживающей
поблажек.
Она воспарила в центр комнаты - ведь и она была рождена в Четвертом
мире - воздела руки...
...Айр, к счастью, уловил движение краем глаза...
...поставил защитный блок, неумело, впопыхах...
...и его отшвырнуло на стену, сбило дыхание...
...вот ты как!..
...усилил блок...
...что бы еще сделать?..
...шагнул вперед, начал взлетать...
...и вновь влепился в стену спиной...
...теперь перед глазами заплясали кровавые круги...
...скрутить ее, спеленать, отключить...
...ты же боец, Айр!..
...приподнялся на ноги...
...и вновь вдавило в стену...
...нет, твои бойцовские навыки в поединке магов бесполезны...
...тут нужна только магия...
...но я же не могу на нее нападать...
...против своей воли начал взлетать, отирая спиной стену, приближаясь
к окну...
...делать нечего...
...преодолевая вязкое сопротивление воздуха, нацелил на нее правую
руку...

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован