01 марта 2000
2550

`Нравственность власти и криминал`. Выступление С.Абельцева на конференции Криминологической ассоциации России.

Тему своего выступления я выбрал не случайно, с целью привлечь внимание к той стороне проблемы, которая представляется определяющей, но постоянно остается в тени. Сегодня нашему обществу, по-видимому, окончательно навязан консенсус относительно того, каким курсом Россия должна идти в 21 век. Поэтому речь может вестись не о стратегии или фундаментальных подходах, связанных с выбором пути, а о решении частных задач. В данном случае - об одной из причин, стимулирующих преступность в нашей стране.

Как известно, на последних выборах в Государственную Думу против всех кандидатов в депутаты во многих избирательных округах проголосовало от 10 до 24% избирателей. Это означает одно: время социального романтизма прошло, наши граждане в значительной массе перестали доверять институтам государственной власти. Безнаказанный деспотизм в сочетании с демократической анархией вызывают аллергию и пассивное сопротивление.

С 31 декабря прошлого года в России, как утверждают, начался второй этап реформ. В числе главных задач этапа официально провозглашены в том числе восстановление и развитие моральных ценностей, борьба с коррупцией и обуздание преступности, правильные подбор и расстановка кадров. Простое перечисление этих задач свидетельствует о том, что насаждение стереотипа моральной отвязанности в России потерпело полный крах.

В открытом письме и.о. президента к избирателям подчеркивается, что для российского гражданина, помимо всего прочего, "важны моральные устои", признается, что нашей большой проблемой является "отсутствие твердых и общедоступных правил". Справедливо задается риторический вопрос: "Если власть все более теряет лицо, тогда зачем людям такая власть?"

Крылатая и ставшая исключительно популярной фраза. Действительно, примерно так же вопрошал еще Квинт Гораций Флакк: "Что значат законы без нравов, что значат нравы без веры?"

Сегодня нам предлагают "диктатуру права", то есть фактически давно уже назревший мониторинг над демократией. Одновременно в общественное сознание вбрасывается точка зрения, что идеологизированный подход в экономике завел нас в тупик, и в стране "не должно быть официальной государственной идеологии в любой форме". Впрочем, как это часто наблюдается сегодня, тут же мы узнаем, что "достижение необходимой динамики роста - проблема не только экономическая, но и идеологическая".

Несколько смущает и упоминание о "наднациональных, общечеловеческих ценностях, возвышающихся над социальными, групповыми и этническими интересами". Эти ценности мы было попытались усвоить, что из этого получилось - судите сами. Организованная преступность исповедует ценности совершенно другие.

Имея в виду моральное состояние нашего общества сегодня, очевидно, никто не станет отрицать непосредственного влияния нравственности высших эшелонов власти на происходящие в нем процессы. А состояние этой нравственности, кажется, можно определить одной фразой: компромат уже не работает, так как он имеется на всех.

Когда адвокату Генриху Падве задали вопрос о святости, его ответ был: "Святость если и есть, то только у простого народа. Либо в маленькой прослойке интеллигенции. А во власти я не встречал людей, обремененных моральными ценностями". По моему глубокому убеждению, самый злостный, масштабный криминал берет пример именно с этой, руководящей категории наших граждан, и воспроизводство его стимулируется не только общеизвестными причинами, но и впечатляющими примерами сверху. Люмпенизация масс и уход интеллигенции с рынка культуры только добавляют в этот процесс.

Одна из главных задач, поставленных новым руководством - повышение роли и авторитета судебной ветви власти. На повестке дня также превращение Минюста в "центральное ведомство по установлению в стране диктатуры закона", ликвидация правового федерализма. Повышение роли Минюста можно только приветствовать, однако одна эта мера не способна гарантировать победу над преступностью.

В условиях, когда формируется авторитарный порядок, очень важно, чтобы со временем он трансформировался не в демократическую диктатуру, а в управляемую демократию. Ибо в российских обстоятельствах быстро возникает соблазн манипулирования как правоохранительными органами, так и общественным мнением. В некотором роде подобный феномен наглядно продемонстрировал нам недавний бунт "праводелов" в Государственной Думе.

Дефекты нравственности, двойные стандарты в поведении властей особенно опасны для морального здоровья общества. Отказ от судебного преследования известных преступных авторитетов, бездействие в отношении подозрительных сделок олигархов, нежелание вмешиваться в разборки между крупными владельцами собственности, молчание в ответ на разоблачения СМИ - все это далеко не способствует укреплению законности.
По существу, ни один из теоретиков и практиков рыночного фундаментализма в России не отчитался об источниках личного обогащения, что поощряет других включаться в схватку за очередной криминальный передел национального достояния. Как, например, расценивать ситуацию, когда чиновник очень высокого ранга, уволившись на короткий промежуток времени с должности, пользуясь конфиденциальной информацией, мгновенно сколачивает на спекуляциях ценными бумагами огромное состояние и тут же возвращается обратно на государственную службу?

Согласитесь, не слишком хороший пример для подражания являет собой чиновник, кратковременно побывавший на высоком государственном посту и цинично заявляющий после этого на всю страну: "Мы люди не бедные", агитируя избирателей голосовать за свою команду в Государственную Думу - мол, выбирайте нас, нам воровать уже не надо. Зачем с таким слабоумием идти в высший законодательный орган?

Любой юркий гражданин, наблюдая подобные трансферты, также сочтет себя абсолютно свободным от моральных сдержек и противовесов. Тем более что на новом этапе борьбы с коррупцией была озвучена фраза, имеющая виртуальный смысл, о том, что отношения с олигархами должны выстраиваться таким же правильным образом, как они уже выстроены с владельцами маленьких булочных. И это тогда, когда последних нещадно душат налоги и криминал, о попытки "выстроить отношения" с первыми не просматриваются даже в отдаленном будущем.

Уважаемые участники конференции! Как говорили древние: "Богатство не уменьшает жадности". Поэтому, решая проблему преступности, следует ориентироваться не только на адекватное финансирование всей правоохранительной системы, но и на пересмотр стандартов нравственности, практикуемых во всех эшелонах российской власти.

Без этого, как я понимаю, борьба с преступностью будет борьбой с постоянно воспроизводящимся социальным явлением. Тюрьмы останутся переполненными, а периодические амнистии будут приносить только временное облегчение. В целом связь проблемы нравственности с преступностью уже признается многими, надеюсь, вы уже ознакомились, например, со статьей П. Авена, выражающей, как я понимаю, настроения цивилизованного российского бизнеса.

Уважаемые коллеги! Я намеренно не затронул другие аспекты проблемы, ибо считаю их производными.



1 марта 2000
http://www.abeltsev.ru/a/2000/03/01/_nravstvennost_vlasti_i_kriminal___vystuplenie_na_konferencii_kriminologicheskoy_associacii_rossii__01_03_2000.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован