12 декабря 1989
4345

Нужна ли Светлане Савицкой популярность?

От коллег-журналистов уже знали: брать интервью у Светланы Савицкой непросто. Нет-нет, она вполне демократична, охотно идет на беседу, но... Мнение устоявшееся - работать с ней нашему брату трудно. Жестковата, придирчива к формулировкам, не раскрывается. Договорились встретиться в пять. Она спешила домой из спортзала точно к сроку. И лишь на несколько секунд (издали видно) задержалась возле женщины с малышом в синем комбинизоне. "Сын?" - "Да, Коська. Гуляет". Открыла дверь, пропустила вперед. "Проходите, устраивайтесь, как удобно". И хорошая приветливая улыбка женщины, которая в жизни много милее и мягче, чем на телеэкране. Неожиданно яркая, разгоряченная тренировкой, в яркой павловской шали...

Дом как дом. Никакого расчета на постороннюю оценку. Нормальный интеллигентный дом, в престижные игры здесь, судя по всему, не играют. Комната, в какой мы обосновались, органично сочетала телевизор с манежиком для малыша, книжные полки, на них ботиночки на вырост, загодя купленные для Кости. Полугостиная, полудетская, дающая возможность как можно больше быть вместе двум взрослым и сыну.

Все так понятно. Здесь хорошо. И все это настраивало на легкий контакт, на сам собой складывающийся разговор. Но...

Заготовленные вопросы условно поделены на три группы: работа, общественные дела, личное. Первое и основное - о работе. Признаемся, планируя эту книгу, мы с редактором именно Савицкую выбрали представлять армию современных деловых женщин. Такой она вошла в наше сознание: четкая, строгая, умеющая даже в космосе трудиться по 18 часов в сутки, способная шагнуть в неизведанное, чтобы выполнить программу. На послеполетных пресс-конференциях она ограничивала любознательность окружающих одной-единственной стороной своей жизни - профессиональной.

- Светлана, можно ли сказать, что работа - основное содержание вашей жизни?

- Нет. Я не могу так делить - "основное" - "не основное". В разные годы жизни работа у меня была разная - летчик, летчик-испытатель, космонавт, но она всегда связана со спортом, авиацией, полетами. С тем, что для меня очень важно. Человек без любимой работы - полчеловека. Но и без всего остального - без семьи, без друзей, без искусства - тоже полчеловека. Не пытайтесь представить: вот работает и больше ей ничего не надо. Все, что у меня есть, все для меня нужно и дорого.

Вот так. Первое, что сделала Светлана Евгеньевна в разговоре,- разрушила нашу конструкцию. И тогда, в тот день, показалось - необоснованно.

...Составляя свои мудреные анкеты, социологи как бы дублируют вопросы. Перепроверяют поставленные прямо, в лоб, заходами "сбоку". Вот и в нашем случае волей-неволей, а многие последующие ответы Савицкой косвенно подтверждали вполне обоснованное предположение: именно работа - тот стержень, который собирает воедино многообразие ее жизни.

Да, она готова признать, что женщина может и имеет право реализоваться в детях, семье, в домашнем быте, но...

- Я думаю, убеждена, что без любимой работы человек не может считать свою жизнь полноценной. В конце ли, в середине ли жизни, а придет понимание: не добрал.

А вот ответ на один из попутных, спонтанно возникших вопросов:

- Ваше отношение ко времени. Вот вы просили, чтобы наш разговор не затягивался, просили уложиться в час. Жестко планируете свой день?

- Нет. Время мне, конечно, нужно, как всем. Но это вовсе не значит, что живу по часам. Не люблю, когда рассусоливают, знаете это состояние: не отдых и не работа. Если делать дело, нужно делать энергично, сделал - гуляй смело. Когда нужно, работаю плотно. При подготовке к космическим полетам, бывало, с 8 утра до 10 вечера все до минуты расписано, заполнено. Если не занимаешься с кем-то, значит, работаешь сама. Когда два-три года живешь так, то после надо выйти из режима, нужна передышка, нужно расслабиться и пожить свободнее. Иначе долго не выдержишь и продуктивность падает.

Не правда ли, акценты расставлены четко? Не работа для отдыха, а отдых для работы. Откуда же нежелание определить это, согласившись с формулировкой, заложенной в вопросе: труд относится к основным ценностям?

Каждое новое "нет" Савицкой в той недолгой беседе обескураживало. Но вот что было удивительным. Очередное "нет" не закрывало тему, а как бы, напротив, предшествовало ее новому, часто и неожиданному открытию.

- Что больше всего привлекает вас в вашей работе? Инженерное начало? Спортивная сторона? Достижение высоких результатов, рекордов? Бойцовское - самопроверка на храбрость, выносливость в экстремальных условиях?

- Нельзя вычленить что-либо одно. Профессия включает все, и для меня интересна тем, что многообразна. Летчик-испытатель - это инженер, он же исследователь, он же спортсмен. И бойцовское начало, о котором вы говорите, ему необходимо. Эта профессия требует целого комплекса разных качеств, как, скажем, профессия артиста, разных умений и разных ритмов жизни. Сегодня я лечу, а после три дня могу не летать, но это не значит, что я ничего не делаю. Готовлюсь, работаю на тренажерах, обретаю спортивную форму. У нас не случайно ненормированный рабочий день. Как это у артистов? Сидит читает книгу и работает над ролью. Так и у летчика-испытателя постоянно идет внутренняя направленная деятельность.

Готовишься. Когда работала летчиком-испытателем, на службу ездила в электричке. Едешь так пару часов и продумываешь невольно: у меня сегодня такие-то два полета на таких-то машинах. И уже заранее проигрываешь некоторые нюансы, сложные моменты. То есть не дурака валяешь, а работаешь. Нельзя уловить момент, когда начинаешь работать, а когда кончаешь.

Если же говорить о работе космонавта, она еще более разнообразна, чем у летчика-испытателя. Здесь ты уже связан с наукой, ведешь эксперименты. И телерепортаж тоже ведь надо уметь провести. Работа оперативная, живая и очень разнообразная.

- Ваша профессия влияет на ваше мировоззрение, мироощущение, характер, склад личности?

- На мировоззрение? Нет, на мораль, нравственность прямо не влияет. Кем бы я ни была, во многих случаях я поступала бы точно так же, как поступаю. А вот все остальное... На остальное влияет. Свою последнюю работу - космонавтом - я не отделяю от профессии летчика-испытателя и даже просто летчика. Условия работы разные, но требования, предъявляемые к личности, одинаковые. Наверное, поэтому и не вижу внутренней границы. Все, что мне нужно, чтобы стать космонавтом, я приобрела уже тогда, когда была летчиком. Мне довелось работать с опытными, интересными людьми. Опыт набирается и так - ведь не только свой личный пускаешь в дело. Характер, думаю, сложился еще раньше, как только начала заниматься спортом. Любой спорт - это спорт, он строит человека. А когда ты в сборной... Это уже, как говорится, большой спорт, а он требует ответственности и умения работать в любых условиях.

Вовсе не значит, что мы, спортсмены, летчики, космонавты, все одинаковые. Совершенно разные люди. Но определенные общие черты есть в характере - профессиональные. Перечислять их не буду, все знают.

Да, мы знаем, это храбрость, трудолюбие, настойчивость, сила духа. Но Светлана говорила и о том, что менее известно,- о мироощущении, которое дает ей профессия космонавта (на сей раз именно космонавта).

- Ну, конечно, имею в виду сам полет. Попадаешь в особые условия, делающие понятие глобальности остро ощутимым, наглядным. К любому из космонавтов, кто летал, это обязательно приходит. Соотношение Вселенной, Земли, Человечества, Человека... Невольно пытаешься определить свое место в мире, и какие-то философские вещи обретают четкость.

Это, конечно, не значит, что философствуешь, глядя на все с неожиданной точки зрения. Просто смотришь и абстракции - время, пространство, бесконечность - вдруг ощущаешь во всей конкретности.

И кстати, новое мышление, в котором Земля понимается как единое целое, как колыбель всего человечества, пришло к современному человеку через космос. Земля - наш общий дом, общий корабль и т. д.

- И экологический подход?

- Да, и экологический подход к некоторым проблемам, хотя тут и много чисто земного. Писатели много занимались сохранностью природы, культуры, отталкиваясь от того, что происходит рядом. А вот понимание взаимозависимости всех и всего, что есть на Земле,- из космоса. Уязвимость, хрупкость "шарика"... И еще. Понятие "цивилизация" существует издревле, но на устах оно стало в последние годы, когда пошло освоение космоса. Осознано нечто единое, созданное всем человеческим родом за все времена его существования. Кто знает, если бы космические корабли не летали, может, до некоторых обобщений мы бы еще и не дошли.

- Мы - это все мы?

- Да, во всяком случае, знаю одно: кто летал, воспринимает эти мысли как собственные. Не значит, что все меришь глобальными масштабами. Но это в тебе. Особенно в первые недели, месяцы после полета.

- Каким трудом вы бы могли заниматься? Если не летчик, не космонавт - кто еще?

- Называть не буду. Но, думаю, смогла бы...

- Почему не назвать?

- Ну а вдруг не получилось бы? Это может показаться бахвальством. Наверное, все же могла бы работать в определенной области, владеть двумя-тремя профессиями, связанными не с чисто технической сферой и близкими к науке. Но этого же не произошло, поэтому и говорить об этом неудобно. Это я так думаю, что работала бы здесь не без пользы, не без результата, а на самом деле?

"Расшифровывая" нашу беседу (переписывая ее с магнитной пленки на бумагу), мы воспринимали ее уже несколько по-другому. Когда только пришли от Савицкой, любопытствующим друзьям отвечали: "Кажется, ничего не взяли, материал, скорее всего, не получился". Теперь так не думаем. Со временем на самый дальний план отошли все словесные "нестыковки", а на первый вышли детали, не так уж и мало рассказывающие о Светлане Евгеньевне.

"Покажется бахвальством..." Что за этим - скромность? Да. Но не та оглядчивая и жеманная: "Ах, как бы обо мне плохо не подумали..." Другая. Взвешенная скромность профессионала, привыкшего работать на пределе своих возможностей. И знающего - предел есть. Взять его трудно, иногда - непосильно. Многие ли из нас подходят в труде к своей верхней планке? Мера здесь у Савицкой внутренняя, на оценку посторонних не рассчитанная и не всегда с этой оценкой совпадающая. Как, скажем, и в отношении собственных реальных профессий. Для тщеславного чувствования важно было бы одно - только космонавт! Уникальный вид деятельности, от всех отличный. Для Светланы - помните? - без внутренних границ: летчик, летчик-испытатель, космонавт... И уж совсем в этом плане поразительным был ответ еще на один вопрос.

- Бывали в вашем деле какие-то особые, кульминационные моменты, ради которых работаешь изо дня в день, приносящие высшее удовлетворение?

- Нет.

"Нет" проходное, без акцентов, сказанное не для рисовки. И это говорит женщина, дважды возвращавшаяся на Землю из космоса, пожинавшая лавры, доставшиеся немногим из современниц!

Чем больше думали об этом, тем отчетливее становилось понимание: такой, как Светлана, даже самых высоких "звездных" минут... мало. И другое становилось ясным. Почему Савицкая встречала в штыки попытки сблизить ее с так называемой деловой женщиной. Деловая (средняя и типичная, созданная по западному, скажем, образцу) мерилом своей жизни избирает успех. Труд для нее - путь к общественному престижу, популярности, к возможности взять новую ступеньку социальной лестницы.

Здесь все не так. А труд, судя по всему, способ полно и полноценно жить... И потому "рабочие моменты" легко разрастаются до общежитейских, а профессиональные принципы не отделяются от общенравственных.

- Что вы особенно цените в своих коллегах, Светлана?

- Слово "коллеги" уже предполагает профессионализм. Его степень у разных людей неодинакова, зависит от того, кто как смог себя подготовить. Профессионализм я ценю.

А кроме того и больше того - порядочность. Это у всех, у коллег и не коллег, а у тех, с кем работаю,- особенно. Порядочность включает в себя и человечность, и честность, и доброту, умение прийти на помощь другому и взять собственную вину на себя.

Когда рядом человек порядочный, ты увереннее чувствуешь себя в жизни. Ну а если такой, что может слукавить, быть не до конца честным, скрывая собственные ошибки... В нашем деле это чревато большими осложнениями. Да, в человеке в первую очередь ценю порядочность. И не выделяю в этом ни друзей, ни коллег.

Известно, целостный подход к себе, своей судьбе, к миру - признак крупной и сильной личности. Светлана не делит жизнь на работу и не-работу. Поэтому одни и те же нравственные принципы - всегда и всюду. Поэтому повышаются требования к своему делу. Оно должно обеспечивать эмоциональный уровень существования безотказно.

- Какой работой вы не могли бы заниматься?

- Вот это я знаю четко: однообразной, монотонной. Очень уважаю тех людей, которые могут себя заставить. Склад характера? Привычка? Не знаю, что это такое, но я бы завыла от однообразия через полгода. Даже такой труд, как инженерный, мне чего-то недодает, нужна смена условий. Я и в инженеры, в МАИ учиться пошла только потому, что понимала: будет полезно для моей летной работы, для нее это нужно. Нужен фундамент для живой, не поддающейся стандарту работы.

И применительно к общественным делам часто звучало это словосочетание - "живая работа".

- В школе занималась культмассовой работой. Это организация вечеров, концертов. В институте же вся была в спорте: в ЦК ВЛКСМ нам говорили, что успехи сборной страны - это для нас самое ответственное комсомольское поручение. Позже избрали меня членом Центрального Комитета Ленинского комсомола. И вот уже сколько лет, до сей поры это очень важная для меня общественная должность.

Пришло время перестройки, требующее личного и личностного участия каждого из нас в решении общественных проблем. Светлана Савицкая - народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР, президиума Советского комитета защиты мира, заместитель председателя Советского Фонда мира, член правления Детского фонда.

- Детский фонд - это реальная помощь детям. Это для нас совсем новая форма личного вклада отдельных людей в общее дело. Фонд - не только средства, но и вполне реальная работа. Дело живое, требующее души, инициативы, подключения.

Тем и привлекает Светлану. Нетрудно заметить, что представительствовать она не любит, и если она появляется изредка на телеэкране или выступает в прессе, то повод - всегда живое, реальное дело.

В последнее время мы видим ее чаще, чем раньше. Создается Фонд реставрации старой Москвы, и Савицкая откликается: Фонд мира готов принять участие в сохранении памятника Минину и Пожарскому на Красной площади столицы.

Идет учредительное заседание Детского фонда, и Светлана, как представитель Фонда мира, сообщает с трибуны о помощи "старшего брата" младшему: на только что открытый счет перечислены десятки миллионов рублей, дети - общая наша забота.

Она сама мать и знает, каково тем женщинам, чьи сыновья оказались в душманском плену. И раз, и два приходила Савицкая в посольство Пакистана, чтобы передать требование советских людей вернуть стране военнопленных - наших "афганцев", наших мальчиков, наших детей.

Не осознавать своего исключительного положения (космонавт, представитель уникальной профессии, да еще женщина) она не может. И если кому-то нужен именно ее статус... Ну что ж, пожалуйста... Нам кажется, что именно так отнеслась она к нашей просьбе о встрече, как человек вежливый и обязательный. Но в какие-то глубины своего существования Савицкая журналистов не пускала и пускать, судя по всему, не собиралась. Поэтому блок вопросов, условно названный "личное", привел к минимальному результату. На некоторые вопросы она просто не ответила под предлогом "ну кому это, кроме меня, интересно?". Другие перевела в общественную плоскость.

- Две роли женщины. Трудно ли их сочетать?

- Материнство и работу, да?

Работать можно, и с полной выкладкой, зная, что ребенка на кого-то можно совершенно железно оставить: няня, бабушка или детский сад. Отдавать в ясли вообще рискованно для здоровья, а вот в садик - обязательно. Но он должен быть хорошим. Есть такие в ЧССР, в других странах - дети там не болеют. И группы небольшие, и есть материальная заинтересованность в том, чтобы дети были здоровы. А если без конца сидишь по бюллетеню или справке - какая уж там работа? Именно здесь общество должно помочь женщине в первую очередь.

- И тогда она сможет стать вровень с мужчиной? За рубежом и у нас в стране в последнее время создаются профессиональные ассоциации женщин (юристов, кинематографистов, литераторов), отстаивающие не только реальные права женщин, но и утверждающие ценность именно женского взгляда на мир, именно женского подхода к проблемам. Как вы к этому относитесь?

- Всякие профессиональные разъединения и объединения по принципу пола я не воспринимаю всерьез. Есть у женщины своя роль в мире и обществе. Да, женщине присуща большая избирательность, она острее чувствует, точнее реагирует на многие явления. Но своя роль есть и у мужчины. К чему противопоставления? Что они дают? Мне кажется, куда важнее сотрудничество на равных между двумя половинами. Сермяжная правда - в сближении, и это видно на примере семьи. Если супруги стараются не делить груз домашних и родительских забот, брать на себя, что можно, выигрывают оба. Оба растут, развиваются, добиваются успехов в работе. И женщине от этого только лучше.

Несколько вопросов касались сына.

- Как изменилось ваше отношение к миру с рождением ребенка?

- А почему оно должно меняться? Когда появился Костя, я была уже сложившимся, зрелым человеком, со своим взглядом на все.

- Ну а семья? Стала ли она крепче, надежнее?

- Мы с мужем всегда заботились друг о друге. Теперь оба заботимся о третьем - о сыне. Он внес в нашу жизнь много нового и радостного.

- Есть у вас какая-то программа воспитания вашего Костика? Или - как пойдет?

- Не "как пойдет". Но и не значит, что - по программе. Никаких заданных принципов воспитания у меня нет. Но поскольку у меня свои жизненные принципы есть, так, наверное, они во что-то, в конце концов, выльются. Главное, без насилия над личностью. С ними надо обращаться бережно, с такими маленькими.

Кончался отведенный нам час. Хлопнула дверь - явился нагулявшийся "Коська". Мы собирались, а годовалый смышленый малыш на редкость серьезно, изучающе смотрел на нас. И снова такое естественное, привычное: "Помаши ручкой, попрощайся, Коська". "Ну, теперь как заведенный, долго не остановится",- засмеялась Светлана, провожая нас. Уже перед самым выходом спросили ее:

- Почему вы так сдержанны? Почему о себе так скупо и мало?

Светлана снова засмеялась хорошо и свободно.

- А зачем?

Уже позже, работая над пленкой, поняли, что сказано не так и мало. И главное, ничего попусту, всуе, бездумно. Правда, "упрямится" материал... Но, может быть, как Савицкая - и честнее, и, что самое важное, глубже. Глубину имело даже это - "А зачем?" при прощании, за пределами нашей беседы.

...Есть люди, для которых очень важен внешний успех. Не осуждая, отметим лишь неполное совпадение личности и судьбы при этом способе реализации. Жажда похвалы, жажда популярности - не компенсация ли этого расхождения?

А ей, Савицкой, и впрямь незачем привлекать к себе внимание. Не "звезда", не хочет быть ею. И если как-то связана со звездами, то совсем по-другому. И не во внимании к себе, не в восхищении, не в популярности черпает энергию жизни и самостроительства. Источник другой - преодоление.

Знаем ли мы счастье преодоления? В той или иной мере знаем. Победили головную боль - и то дело. Доплыли до буйка и обратно - уже довольны собой. Хорошо поработали - радость на неделю, а то и месяц. А здесь вся личность строилась на взятии все новых и трудных высот.

Еще в юности, вполне обдуманно и вполне самостоятельно, избрала Светлана Савицкая свой путь. И уже с него не сворачивала.

Вот что сказано о ней в Большой советской энциклопедии 1975 года издания, задолго до первого космического полета: "...спортсменка-летчица, заслуженный мастер спорта... Абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу на поршневых самолетах. Установила 3 мировых рекорда в групповых прыжках с парашютом из стратосферы и 9 мировых рекордов на реактивных самолетах".

А после был первый полет в космос. И второй, с выходом за пределы корабля. И защита кандидатской диссертации в тот год, когда родился сын.

Стольких преодолений (и каких!) хватило бы на несколько жизней. В этом - ее успех. Кстати, "успех" и "успеть" - слова одного корня. Главное - успела построить себя. Личность сильную, независимую, самодостаточную и способную к развитию. Это ведь в жизни самое трудное.

Костыгова Т. М., Кошелева И. Я.
12,12,1989
http://www.a-z.ru/women/texts/kost1r.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован