22 мая 2002
96

О том, как прокуратура борется с коррупцией

Коррупция в переводе с латыни означает `подкуп`, и явлению этому столько же лет, сколько и самой преступности. С самого зарождения государства и чиновничьей иерархии недобросовестный человек стремился подкупить вышестоящего. Почти 280 лет назад, 12 января 1722 года, Петр I, создавая прокуратуру, одной из основных ее целей ставил защиту государственных интересов. В итоге первый губернатор Сибири Лев Гагарин через несколько лет правления был повешен в Москве `за казнокрадство и лихоимство` (так тогда на Руси называли взяточничество). Алтайский край относится к регионам, где работники милиции к уголовной ответственности привлекаются особенно часто. По последним данным, сейчас по уровню милицейской преступности мы находимся на втором месте после Москвы. Нередки случаи взяточничества среди стражей порядка.

О том, как прокуратура борется с коррупцией и как эта ситуация может измениться в ближайшее время - читателям `КП на Алтае` рассказывает прокурор Алтайского края, государственный советник юстиции 2-го класса - Юрий Параскун.


Прокурор Алтайского края Юрий Параскун



- Некоторых следователей, в том числе прокурорских, невысокий уровень правосознания и зарплаты подталкивает к извлечению денежной выгоды из любого дела. Если уголовное дело можно вполне законно закрыть, то почему бы за это не взять денег с гражданина, в отношении которого дело заведено? Как отслеживаются подобные нарушения?

- Прекращение и приостановление дела - процедуры, предусмотренные законом, и если следователь милиции (прокуратуры, налоговой полиции) действует в рамках закона, то ничего страшного для общества в этом нет. Законом предусмотрены случаи, когда следователь просто обязан либо прекратить, либо приостановить дело, а когда это происходит с нарушением закона (и такие случаи достаточно распространены), вмешивается прокуратура. Ежегодно тысячи незаконных постановлений следователей о прекращении и приостановлении дел отменяются прокурорами. Определен ную сумятицу в этот вопрос года полтора назад внес Конституционный суд. Раньше, если человек виновен и есть доказательства, мы направляли дело в суд, но потом конституцион ный суд пришел к выводу, что и следователь и дознаватель все-таки могут прекратить дело (не доводя его до суда), если... подследственный против этого не возражает. `Не возражает` в каком плане? Достает подследственный из пухлого кармана и спрашивает: `не возражаете ли?`, а следователь кладет уже в свой карман: `Не возражаю`. То есть проблема есть, и мы занимаемся ее решением.

- Как поступают со следователями, которые регулярно незаконно приостанавливают и закрывают дела?

- Следует дисциплинарная ответственность или постановка вопроса о возможном дальнейшем использова нии в занимаемой должности.

- Обычно взятки дают с целью как-то облегчить судьбу подозреваемого, подсудимого. Но вместе с тем известны случаи, когда взятками или иным способом следствие и суд склоняют к тому, чтобы `засадить` человека, и по возможности - навечно...

- Буду признателен, если вы проинформируете о таких случаях для принятия мер. В общем-то, был недавно похожий случай в одном из районов, правда, там не о взятке шла речь. Следователь милиции одолжил гражданину определенную сумму денег, а когда стало ясно, что последний не собирался их возвращать, - нашел надуманную причину для возбуждения уголовного дела. С помощником районного прокурора договорился. В результате суд гражданина этого оправдал, а помощника прокурора и следователя осудили за злоупотребление. Оба сейчас - не работают. Есть, конечно, и другой аспект у этой истории. Долги все-таки надо возвращать...

В наше время взятка правосудию попадает под следствие лишь в исключительных случаях. Хотя деньги за обход закона у нас платят на всех уровнях и говорят об этом почти открыто...

Вокруг этого вопроса много спекуляций. Стоит у нас иметь несчастье состоять на государственной службе, в любой категории, в любом ранге, рискуешь быть причисленным молвой к лику взяточников. Это явно несправедливо. В соответствии с конституцией виновным у нас может признать только суд, поэтому будем говорить только о состоявшихся приговорах: в текущем году по стране наберется только шесть приговоров в отношении судей, которые были уличены за взяточничество и понесли за это наказание. Действовали эти судьи в Челябинске, Красноярске и Хабаровске, наш край Бог миловал.

- Но был же у нас в Барнауле случай, когда судья по телефону консультировал подследственного. Телефон прослушивался, прокуратуре было все известно, но тот судья так и остался судьей...

- Действительно, факт такой был, прокуратура в рамках предоставленных законом возможностей внесла представление в квалификационную коллегию судей и поставила вопрос о необходимости отрешения судьи от должности. Государство в лице суда у нас не может работать против законности, справедливости и объективности, тут ведь требования не только правовые, но и нравственные... Однако квалификационная коллегия определила, что, поскольку уголовное дело в отношении судьи не возбуждалось, мы не можем проводить в его отношении какие-то следственные действия, а значит, он (судья) ничего не нарушал. Прослушивание, кстати, проводилось с санкции того же суда, причем прослушивали не судью, а подозреваемого, и подозреваемый этот позже все равно был осужден, отрешен от большой государственной должности и больших, с крупными звездами, погон.

- Как вы оцениваете взаимодействие прокуратуры и судов?

- Нас очень огорчают некоторые решения Президиума краевого суда: нескольким людям, трудовые права которых были ущемлены (факты незаконных увольнений были подтверждены судом), было отказано в восстановлении на работу на том основании, что они обратились в прокуратуру и тем самым пропустили установленный законом срок для обращения в суд. Протесты прокурора не были удовлетворены. По-моему, это проявление ведомственного высокомерия. Это не по-государственному.

Основная задача прокуратуры - надзор за исполнением закона, при этом никакими властными полномочиями мы не располагаем, что и позволяет суду, я бы сказал, несколько свысока к нам относиться. В то же время к нам ежегодно обращается около 50 тысяч человек. Готов ли суд взять на себя эту нагрузку, стоит ли ему передавать эту часть функций прокуратуре?

- Можете сказать, как простые граждане, представители общественных организаций или журналисты могут помочь в борьбе с коррупцией?

- Простые граждане не должны бояться обращаться к нам сразу, как с них начинают вымогать деньги, доверять нам должны. То же касается и остальных: ни одно официальное обращение, ни одну публикацию мы не оставляем без внимания.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован