12 апреля 2000
2959

О важности и пользе для России

К 100-летию установления консульских отношений между Россией и Канадой

Один из обширных разделов истории, в котором ученые занимаются исследованием картины возникновения, становления и развития Российского государства, называется "россика". Cерьезным ученым в этой области зарекомендовал себя кандидат исторических наук Игорь Владимирович Лебедев, являющийся ныне Генеральным консулом России в Монреале.

К 1998 году, до того, как Лебедев возглавил консульство в Монреале, под его редакцией было подготовлено и вышло в свет несколько глубоких научных исследований и книг по истории международных отношений. В частности, одна из них - совместно с израильскими учеными из Тель-Авивского университета.

Впервые Игорь Лебедев выступил на страницах газеты "The Yonge Street Review" 23 сентября 1999 года. Тогда, в N 63, было опубликовано интервью монреальского писателя и журналиста Владимира Моргана с генконсулом "Дом на Durocher", в котором Игорь Владимирович рассказал читателям YSR о предстоящем вскоре знаменательном событии - столетии со дня установления консульских отношений между Россией и Канадой. Под рубрикой "Избранное YSR-99", в N 78 от 13 января с.г., мы повторили этот материал.

Не так давно, благодаря стараниям И.В.Лебедева, при российском генконсульстве в Монреале открылась редкая по документально-исторической тематике постоянно действующая выставка, посвященная консульским отношениям России и Канады. Об этом важном в жизни двух стран событии YSR сообщилa читателям 24 февраля в беседе В. Моргана со спецпредставителем российского президента А.Я.Лившицем "Экономические колеса России".

Сегодня, возвращаясь к актуальной теме, мы публикуем обзор документальных материалов, использованных И.В.Лебедевым при подготовке экспозиции в Генеральном консульстве Российской Федерации в Монреале.

* * *

Сто лет назад историко-политическая обстановка в мире складывалась следующим образом. После Берлинского конгресса 1878 года, определившего политическое устройство Европы на десятки лет вперед, Россия вновь утвердила себя среди других государств как великая держава.

Тем не менее, она, в известной степени, была оттеснена от возможности влияния на европейские события в нужном для себя направлении. Не все решения Берлинской конференции отвечали ее национальным интересам а также политике ее союзников. В частности, она не была удовлетворена решениями по Балканскому вопросу.

И вот как реакция на осторожное отношение стран Запада к России она берет курс на расширение политических опор в других странах, на других континентах. Прежде всего, была активизирована политика в отношении Китая и США. И хотя с Америкой в тот пероид уже существовали достаточно прочные связи, для развития которых много сделал канцлер Горчаков - соученик А.С.Пушкина по лицею, - МИД Российской империи возлагал большие надежды на установление постоянных контактов и с той частью стран североамериканского континента, какие до той поры еще не были охвачены политическими отношениями.

К тому времени сама жизнь выдвинула на первый план необходимость более тесных отношений и сотрудничества с Канадой, бывшей тогда доминионом Великобритании. Постоянно растущая по численности иммиграция в эту страну из Российской империи на первом историческом этапе составила порядка сорока тысяч человек. А уже к 1906 году здесь находилось несколько сот тысяч иммигрантов - выходцев из стран Восточной Европы и из регионов, сопредельных с Россией.

Кстати, когда говорят, что две нации - англо-саксонская и франкоговорящая - являются основателями Канады, это справедливо. Но с более глубокой исторической точки зрения будет верно также считать, что на последнем этапе становления Канады как самостоятельного государства исключительную роль сыграла также украинская, еврейская, русская, белорусская, польская и финская иммиграции.

Составив значительную долю населения Канады, выходцы из России и соседних с нею стран осваивали огромные необжитые еще территории, особенно на Западе, вдоль трансканадской железнодорожной магистрали. Духоборы, переселенцы из России и Украины, еврейская иммиграция помогли обжить бывшие пустоши, устранив опасность распада и сохранив целостность и независимость той части нового государственного образования, которое было особо уязвимо ввиду слабой заселенности его вдоль границы с США.

В 1893 году в России по примеру других стран был утвержден консульский устав, и в ноябре того же года озабоченный бедственным положением российских подданых, канадец, житель Монреаля, доктор У.Г.Уолтер-Джонс направил письмо царствовавшему тогда императору Александру lll, в котором высказал мысль о назревшей необходимости назначения консула России в своей стране.

Кандидатура самого доктора была впоследствии отклонена, но его неожиданная забота, само письмо, полученное в Санкт-Петербурге и ныне хранящееся в Архиве внешней политики Российской империи (Второй департамент, 1-5, оп. 407, д. 1202, л.14-15), дало как бы первоначальный толчок оживленной переписке МИД Российской империи с посольствами в Лондоне, Вашингтоне, Париже, Брюсселе и других столицах мира с запросами сведений о Канаде и с обсуждением целесообразности учреждения русского консульства в этой "заморской" стране.

Отвечая на запрос МИДа, посланник России в США князь Г.Л.Контакузин высказался за "назначение русского представителя в стране, превосходящей своим географическим объемом размер Соединенных Штатов, торговое и политическое значение которой постоянно возрастает".Князь полагал также, что может произойти "отложение Канады от Англии".

Дело постепенно продвигалось, и в апреле 1894 года титулярный советник А.К.Бентковский подготовил докладную записку со своими обоснованными соображениями. "Канада,- утверждал советник,- заслуживает нашего внимания особенно ввиду настоящего федеративного направления колониальной политики Англии".Достоверно установлено, что император Александр lll ознакомился с содержанием записки А.К.Бентковского от 31 мая 1894 года, но решения никакого не принял, так как в тот период российско-английские отношения оставляли желать лучшего.

Так тогда считали в России. И так это просматривалось из меморандума, который в то время королева Виктория направила господину Дизраэли, тогдашнему премьер-министру Великобритании: "О, если бы королева была мужчиной, она бы хотела задать русским... такую трепку. Мы никогда не будем снова друзьями, пока не выясним, кто сильнее" (Л. Ачинклосс. "Важные персоны", Нью-Йорк, 1979 г., Рэндом хауз, стр. 97).

И активная переписка МИД России с ее зарубежными миссиями по вопросу открытия консульства в Канаде продолжалось еще шесть лет. Небезынтересно, что еще в 1898 году посол России в Лондоне граф Е.Е. Стааль, отстаивая свое мнение, аргументировал его в письме к российскому министру иностранных дел В.Н.Ламсдорфу следующим образом: "Вполне соглашаясь с доводами... о важности и пользе для интересов России и ее выходцев в Канаде иметь там своего консула, я позволю себе высказать вместе с тем предположение - не признает ли Императорское министерство желательным назначить штатного консульского представителя ввиду того обстоятельства, что другие государства имеют в Канаде штатных консулов, а некоторые даже генеральных консулов. Что же касается до местопребывания будущего консула, то, хотя г.Оттава и есть средоточение всех правительственных учреждений, предпочтение, мне кажется, должно быть отдано г.Монреалю как главному торговому центру Канады, так и месту, где находится почти весь консульский корпус" (АВПРИ. ф.I Департамента, оп.407, д.1202, лл. 78-79).

Проработкой вопроса об открытии русского консульства в Канаде занимались также и британские, и канадские власти. В частности, Верховный комиссар по делам Канады лорд Страткона писал 20 марта 1899 года статс-секретарю по делам колоний МИД Великобритании Дж. Чемберлену: "На днях я говорил вам о желании канадского правительства насчет того, чтобы русский консул был назначен в Оттаву, функции которого были бы скорее общими, чем коммерческими... Сэр Вилфрид Лорье информирует меня, что он совсем недавно упомянул этот вопрос неофициально русскому послу. Как результат этого с министерством иностранных дел в Санкт-Петербурге началась переписка. Они, мне сообщают, заявили, что в настоящее время не готовы удовлетворить это предложение, хотя желали бы назначить вице-консула в различных других местах Доминиона...". (National Archives of Canada, Rg 7, g.21, Vol. 398, N 6850).

К этому времени русская дипломатия сделала для себя важный вывод: штатное консульство и консул в Канаде были необходимы не только для защиты интересов русских подданных в этом доминионе Великобритании, но и ввиду более широких политических задач. С одной стороны, консул является служебным лицом, круг деятельности которого включает в себя все функции, предусмотренные Консульским уставом и имеющимися консульскими и другими конвенциями с западными державами.С другой стороны, консулу предстояло исполнять обязанности как бы политического агента, "зорко следящего за всеми видоизменениями, могущими произойти в отношениях канадского правительства к метрополии и к правительству Североамериканских Соединенных Штатов и за настроениями самой страны, население которой представляет из себя сочетание очень разнообразных элементов, осложняемых притом постоянным притоком новых иммигрантов" (АВПРИ, ф.II Департамент, оп. 407, д. 1202, лл. 95-95 об.).

Осознание необходимости консульского обслуживания канадцев русского происхождения непосредственно в Канаде подтолкнули Дж.Чемберлена поручить своему заместителю Б.Коксу запросить министра иностранных дел Великобритании маркиза Солсбери о его согласии поручить английскому послу в Санкт-Петербурге добиваться выполнения пожелания правительства Канады о назначении в Канаду русского консула. И 11 августа 1899 года из Форин офиса в министерство по делам колоний был направлен ответ с приложением ноты поверенного в делах России в Лондоне П.Лессара от 1 августа этого же года о том, что "русское правительство предлагает учредить консульство в Канаде" (там же).

У

же 18 августа Верховному комиссару лорду Стратконе было направлено уведомление о получении ноты П.Лессара, где говорилось о том, что "предложение русского правительства должно быть немедленно принято в сердечной манере". А 2 сентября, сразу же вслед за ответом лорда от 24 августа, в котором выражалось согласие с таким шагом, Б.Кокс уведомил офис министра иностранных дел Великобритании, что предложение Санкт-Петербурга можно принять.

Итак, принципиальное согласие всех заинтересованных сторон открыло путь для практического оформления их намерений. И 22 ноября (4 декабря по старому стилю) Государственным Советом России было принято решение об учреждении русского консульства в Канаде в составе одного консула (АВПРИ. Отчет за 1899 г., л. 173).

В каком-то смысле знаменательно, что сто лет тому назад первым консулом в Канаде стал колежский советник Николай Бернгардович Струве, назначенный на эту должность "высочайшим приказом по гражданскому ведомству" от 18/31 января 1900 года, подписанным лично императором Николаем II (Фонд "Циркуляры МИД. 1900 г., л. Cool. Ранее Н.Б.Струве служил вице-консулом в Германии, во Франкфурте-на-Майне. Он был сыном пензенского генерал-губернатора Бернарда Струве, а тот по своему просхождению принадлежал, по всей видимости, к потомкам разветвленного семейства видного немецкого астронома В.Я.Струве, ставшего русским.

Василий Яковлевич родился в 1793 году в семье директора гимназии города Альтон, близ Гамбурга. В 1810 он окончил Дерптский университет по специальности "филология". Математикой и астрономией юноша начал заниматься лишь в 1811-м. Через два года он защитил магистерскую диссертацию по геодезии и впоследствии был удостоен специального приглашения императора Николая I с целью учреждения им в российской столице астрономической обсерватории на Пулковских высотах. В 1832 году Василий Яковлевич становится академиком Петербургской АН. Умер он в 1864 году и похоронен в Санкт-Петербурге.

Хорошо известен в России брат первого российского консула в Канаде - Петр Бернгардович Струве (1870-1944). Петр успешно окончил юридический факультет Петербургского университета. Общественно-политическую деятельность он начал в 1890-х гг. как легальный марксист и в 1894 году опубликовал книгу "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России". С 1895 года П.Б.Струве - приват-доцент Петербургского университета. Уволен в 1899 году за политическую неблагонадежность. В 1897-1901 гг. он - редактор марксистских журналов "Новое слово", "Жизнь", "Начало".

В судьбе Петра Струве был период жизни, наиболее спокойный и эффективный в научно-творческом плане, между первой и второй эмиграцией; он неразрывно связан с СПб Политехническим институтом императора Петра Великого, где с 1906 г. Струве становится преподавателем, доцентом, а затем и профессором. Ныне это Санкт-Петербургский Государственный технический университет, обширная библиотека которого названа его именем.

Интересное сопоставление. "Легальный марксист" Петр Струве печатно возражал противникам государственности России, которым хотелось избрать путь радикализма, освобождения от своего исторического прошлого, уничтожения ее культурных традиций. А брат Петра - Николай был карьерным дипломатом и своими делами поддерживал российскую государственность.

После своего нового назначения и непродолжительного вхождения в курс канадских дел Н.Б.Струве спешно выехал в Доминион. "По дороге из Петербурга в Северную Америку, - пишет он в своем первом служебном донесении, - я счел своим долгом побывать в Лондоне, где явился нашему послу и имел честь быть принятым действительным тайным советником Стаалем, имел беседу с советником посольства Д.С.С. (действительный статский советник. - Ред.) Лессаром, а также принял от нашего генерального консула Д.С.С. Барона Унгерн-Штернберга дела, относящиеся к Канаде и находившиеся до тех пор в его ведении.

Обстоятельства мои сложились так, что, приехав с семейством моим в Нью-Йорк, я никоим образом не мог проехать сейчас же в Вашингтон, ни остаться в Нью-Йорке на неделю в ожидании проезда через этот город нашего посла в Вашингтоне графа Кассини, собиравшегося, по сведениям, сообщенным мне нашим вице-консулом в Нью-Йорке, приблизительно через неделю прибыть из Вашингтона, чтобы с тем же пароходом "Кайзер Вильгельм дер Гроссе", с которым приехал я, отправиться в Европу...

По приезде моем 17/30-го минувшего мая в г.Монреаль я, прежде всего, озаботился подысканием подходящего помещения для канцелярии консульства и своего собственного, а затем поспешил официально заявить о своем прибытии и открытии консульства. Для этой цели я побывал в Оттаве... и сделал официальные визиты всем высшим должностныим лицам в стране, а именно: представителю Королевы - губернатору Лорду Минто, первому министру сэру сэру В.Лорье и всем другим министрам, а также всем членам Канадского сената и парламента" (АВПРИ, ф.II Департамента, оп. 407, д. 1202, лл. 11о-113 об.).

Касаясь беседы с премьер-министром Канады, русский консул сообщал: "Министр в крайне любезных выражениях приветствовал меня как первого представителя России в Канаде и сказал, что он очень рад, что русское правительство признало целесообразным и своевременным учреждение в этой обширной и богатой стране консульства. Затем он довольно подробно говорил о сходстве, существующем во многих отношения между Канадой и Россией, в особенности азиатскою частью ее, и коснулся того значительного притока иммигрантов из России в Канаду, которое было наблюдаемо за последние годы".

Итак, сообразуясь с прошлыми датами и календарем, мы сегодня можем утверждать, что открытие консульства в Монреале произошло в июне 1900 года. Как видно из всего изложенного, оно было учреждено по инициативе тогдашнего премьер-министра Канады сэра Вилфрида Лорье, и это событие стало поистине поворотным пунктом в дальнейших российско-канадских отношениях.

За последние сто лет они, как и было задумано, развивались в целом удовлетворительно, на пользу обеим государствам. Канада и Россия являются ныне членами "большой восьмерки" - наиболее развитых индустриально стран мира. И у них есть большие перспективы для взаимного сотрудничества.

От редакции YSR. После целого ряда тематических публикаций на страницах нашей газеты в Генеральное консульство России обратилось много читателей-канадцев русского происхождения. Они с удовольствием сообщили много интересных деталей, которые помогли в организации юбилейной выставки.

В то же время благодаря возникшему интересу работники консульской службы смогли на основе имеющихся у них архивов помочь некоторым из наших читателей отыскать сведения об интересовавших их родственниках в России.

Мы по-прежнему обращаемся ко всем, кого интересует эта тема, с призывом откликнуться на эту публикацию, поискать в семейных архивах мемуары, записки, фотографии, другие печатные и изобразительные материалы, относящиеся к той эпохе. Вас ждут по адресу: 3655, Avenue Du Musee, Montreal, Qc, H3G 2E1, Canada. Tel.: (514)843-5901, Fax: (514) 842-2012.

Генеральный консул РФ в Монреале г-н Игорь Лебедев попросил редакцию YSR выразить особую благодарность писателю и журналисту Владимиру Моргану, принявшему активное участие в освещении важного юбилейного события в жизни российско-канадской общественности, что мы c удовольствием и делаем.

копия письма Н.Б.Струве.


www.newcanada.com

Владимир Морган

12.04.2000
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован