09 августа 2004
134

Об итогах работы арбитражных судов в 2001 году и о задачах по реализации судебной реформы и федеральной целевой программы развития судебной системы России в 2002-2006 годах

(Доклад Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В.Ф. Яковлева на совещании председателей арбитражных судов 18 февраля 2002 г.)

2001 год был годом продолжающегося укрепления российской государственности и оживления развития экономики страны. Многое сделано для наведения порядка в законодательной сфере. Произошел крупный сдвиг в принятии крайне необходимых, фундаментальных актов: Земельного, Трудового и Налогового кодексов Российской Федерации. Было существенно обновлено пенсионное законодательство.
Это также был год решительного продолжения судебной реформы, берущей свое начало в 1991 году, когда была утверждена ее Концепция. Новый этап ее проведения является органичным продолжением того, что было начато 10 лет назад.
В основе концептуального подхода второго этапа судебной реформы лежат оценки состояния судебной системы, которые сделал последний съезд судей и которые содержались в выступлении Президента Российской Федерации В.В. Путина на этом съезде. Президент отметил, что судебная реформа в России состоялась, судебная система сложилась и не нуждается в коренной ломке или перестройке. Вместе с тем накопилось немало проблем, на разрешение которых и направлен новый этап судебной реформы.
Главное, как указал Президент, чтобы суд был скорым, правым и справедливым. Вы знаете, что это знаменитая формула, которая реализовывалась еще во время проведения первой великой российской судебной реформы 1864 года. Она означает, что правосудие в нашей стране, в том числе и в системе арбитражных судов, должно быть доступным и иметь высокий качественный уровень.
Судебная реформа, которая осуществляется теперь, является комплексной. Она охватывает и вопросы судоустройства, и вопросы судопроизводства. Для нас важно, что идет энергичное обновление процессуального законодательства. Принят новый Уголовно-процессуальный кодекс. Я думаю, что скоро, в апреле, состоится принятие новых Гражданского процессуального и Арбитражного процессуального кодексов.
Большое внимание в судебной реформе отводится укреплению кадров. И именно с этим связаны принятие существенных поправок к Закону о статусе судей и разработка проекта закона об органах судейского сообщества.
Вопросы подготовки будущих судей, подбор кандидатов, прозрачность процедуры назначения, ответственность судей, которая в сочетании с их независимостью должна обеспечивать действительно беспристрастное осуществление всеми судьями правосудия, - вот главная задача современного этапа судебной реформы. Разумеется, судебная реформа включает в себя также решение вопросов укрепления финансовой и материально-технической базы судов.
Теперь я остановлюсь на итогах работы арбитражных судов в 2001 году.
Арбитражные суды и их судебная практика являются, по существу, точным индикатором экономики, зеркалом происходящих в ней процессов.
Если взять, например, 1992 год - первый год нашей работы, - то мы тогда рассмотрели примерно 500 тысяч заявлений. Это был довольно высокий уровень. Но в последующие годы - в 1993-м и 1994-м - происходило сокращение числа заявлений и дел на 22-24 процента в год. Совершенно ясно, что это было вызвано экономическими процессами, которые в то время происходили, то есть резким спадом производства.
В 1994 году арбитражные суды приняли на свое рассмотрение на 200 тысяч заявлений меньше, чем в 1992 году, но с 1995 года началась постепенная нормализация экономики уже на новой основе, и сразу же начался ежегодный рост количества заявлений и дел в арбитражных судах. С тех пор этот рост непрерывен -15-20 процентов.
В 2001 году число поступивших на рассмотрение арбитражных судов заявлений также увеличилось на 17,5 процента - поступило около 750 тысяч заявлений.
Что касается числа рассмотренных дел - тут прирост на 18,3 процента. Объясняется это в значительной степени тем, что снижается количество заявлений, в рассмотрении которых наши суды отказывают, и это, конечно, позитивный фактор. Если в 1995 году было отказано по разным причинам в рассмотрении 29 процентов поступивших заявлений, то в 2001 году этот показатель снизился уже до 9,5 процента.
Вместе с тем обращает на себя внимание довольно высокий уровень возврата апелляционных жалоб. Их возвращается примерно в два раза больше, чем исковых заявлений, и значительно больше, чем заявлений в кассационную инстанцию. На это надо обратить внимание.
Заметим также, что уровень возврата исковых заявлений и апелляционных жалоб в различных судах субъектов Российской Федерации существенно разнится, что указывает на то, что этот показатель не является абсолютно объективным, он, по-видимому, имеет в своей основе и субъективные факторы.
Так, в 2001 году в 10 арбитражных судах возвращалось до одной трети поступивших апелляционных жалоб. Это касается арбитражных судов Волгоградской, Брянской, Иркутской, Калининградской, Новгородской, Смоленской, Томской областей, республик Саха (Якутия), Хакасия и Алтай, Поскольку это связано с доступностью правосудия, то необходимы серьезный анализ и серьезная работа в этом направлении, на что я и обращаю внимание всех председателей судов. Показательно, что при обжаловании определений о возврате соответствующих документов - исковых заявлений или апелляционных жалоб - одна треть из них удовлетворяется.
Всего в 2001 году разрешено с вынесением решения около 640 тысяч дел. Это в три раза больше, чем в 1994 году. Причем увеличение числа рассмотренных дел произошло в подавляющем большинстве судов -в 69 судах субъектов Российской Федерации из 81. Особенно высок этот рост в арбитражных судах Поволжского и Уральского округов - в среднем на 30 процентов. А в 23 арбитражных судах он составил 35-40 и более процентов. Значительный рост числа заявлений и дел наблюдается в арбитражных судах республик Бурятия, Дагестан, Хакасия, Камчатской, Калужской, Томской, Тульской областей и других. Увеличение количества поступивших заявлений и дел - это фактор позитивный, он свидетельствует о потребности в судебной защите, о повышении доверия к арбитражным судам. Но вместе с тем создается и немало проблем. Значительно возрастает нагрузка на суды и на каждого судью в отдельности, что в конечном счете скажется на доступности правосудия и на его качестве, если этот процесс будет так же интенсивно продолжаться. Мы это обязательно должны иметь в виду, предвидеть и намечать какие-то меры для того, чтобы не произошло ухудшения деятельности арбитражных судов.
На одного судью в 2000 году в среднем по России приходилось 29 дел в месяц, а в 2001 году - уже больше 34. Рост числа дел повышенной сложности также имеет значение. В 2001 году у нас было дел по банкротству в 8 раз больше, чем в 1997 году; дел по административным спорам в 4 раза больше, а они, как вы знаете, представляют собой немалую сложность.
В 28 судах нагрузка на одного судью выше средней по России. В 15 судах эта нагрузка составляет даже 40-50 дел в месяц, причем в некоторых судах такие показатели держатся уже несколько лет. Например, в арбитражных судах Республики Башкортостан, Волгоградской, Калининградской, Омской, Самарской, Свердловской областей, города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. А в Арбитражном суде Архангельской области нагрузка в месяц на одного судью составляет 59 дел! В Арбитражном суде Камчатской области - 80 дел! Правда, это объясняется в значительной степени тем, что произошел существенный перерыв в назначении судей в Арбитражный суд Камчатской области по вине представительного органа этой области.
Приведенные данные являются одной из основных объективных причин нарушения процессуальных сроков и некоторого ухудшения показателей работы судов. В самом деле, за последние пять лет число рассмотренных дел увеличилось в два раза, а количество судей увеличилось всего на 436 человек (или на 20 процентов). Такое отставание становится хроническим.
Необходимо осветить вопрос, касающийся соблюдения процессуальных сроков. С нарушением установленных сроков в первой инстанции было рассмотрено 4,6 процента дел. Столько же, сколько и в 2000 году. В апелляционной инстанции, к сожалению, нарушение срока было допущено уже по 11 процентам дел. В кассационной инстанции - по 1 проценту дел. Но в 29 судах уровень нарушений процессуальных сроков значительно выше, чем в среднем по России, и особенно в судах Республики Карелия, Алтайского края, Иркутской, Калининградской, Камчатской, Магаданской, Мурманской, Тюменской областей, в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа.
В апелляционной инстанции особенно часто нарушаются сроки в арбитражных судах Карачаево-Черкесской Республики, Краснодарского и Красноярского краев, Амурской, Волгоградской, Костромской, Сахалинской областей. И не всегда нарушение сроков связано с высокой нагрузкой.
Что касается волокиты, то хочу обратить внимание еще на две проблемы: во-первых, на приостановление производства и, во-вторых, на направление дел на новое рассмотрение. Мы изучили практику приостановления производства в некоторых судах и выявили факты длительного невозобновления рассмотрения приостановленных дел и непринятия мер по их возобновлению. Например, в арбитражных судах Ставропольского края, Иркутской, Оренбургской, Свердловской и Липецкой областей.
Особенно обращает на себя внимание то, что одно и то же дело направляется на новое рассмотрение по два-три раза. С этими фактами мы должны разобраться - выяснить, почему это происходит. Я вижу две причины. Одна причина - необоснованное направление дел на новое рассмотрение. Это единичные случаи, но они бывают. Другая причина - не выполняются требования части 1 статьи 178 Арбитражного процессуального кодекса, обязывающей нижестоящие суды выполнять соответствующие указания кассационной инстанции, которые она по закону имеет право давать. Наблюдаются случаи невыполнения этих указаний. И при повторном, а иногда и при третьем рассмотрении дела кассационная инстанция снова вынуждена направлять его на новое рассмотрение. Это уже волокита, за которую соответствующие судьи должны привлекаться к дисциплинарной ответственности. Например, в Московском городском суде дело предпринимателя Никонорова по иску к банку `Российский кредит` рассматривалось 2,5 года. Причем Федеральный арбитражный суд Московского округа четыре раза отменял решение и возвращал дело на новое рассмотрение.
Практика арбитражных судов действительно является зеркалом экономики, в том числе и по категориям дел. В истекшем году наши суды рассмотрели исковых требований на 553 миллиарда рублей. Постоянная тенденция - это опережающий рост количества споров по административным отношениям, то есть споров между предпринимателями и государством. Если в 2001 году число гражданских дел увеличилось на 10 процентов, то административных - на 23 процента. Всего административные дела составили 50 процентов от общего числа дел (а в 1992 году, когда мы только начинали нашу работу, административные дела составляли всего 1,5 процента от общего числа дел). В этой категории преобладают налоговые споры. Их прирост в истекшем году произошел на 36 процентов, причем 82 процента этих дел - это иски налоговых органов о взыскании санкций и недоимок. Надо отметить, что они удовлетворяются на 70 процентов. Это свидетельствует о том, что арбитражным судам приходится рассматривать и бесспорные дела, потому что ответчики часто не возражают против предъявленных налоговыми органами исков. Данное обстоятельство указывает на то, что действующее законодательство, так сказать, `навесило` на арбитражные суды дела, которые судам рассматривать не следует, так как там нет спора как такового. Если во всех странах мира налогоплательщик, на которого наложены санкции, обжалует решение налогового органа в суд лишь в случае несогласия с решением, то у нас все наоборот - налогоплательщик не обжалует решение, он знает, что допустил правонарушение, но для того, чтобы взыскать с налогоплательщика штраф, налоговая служба обязана обратиться в суд. Возникает вопрос: зачем? Почему суды продолжают рассматривать эти бесспорные дела? Мне кажется, надо принять энергичные меры к тому, чтобы внести изменения в соответствующее законодательство - я имею в виду Налоговый кодекс. Понимаю, что не все будут с этим согласны. Но почему наша практика должна отличаться от практики всех стран мира, по крайней мере - Европы?
Увеличилось количество дел по обжалованию решений налоговых органов, причем было удовлетворено 67 процентов подобных заявлений. Это указывает на то, что здесь по-прежнему есть проблема повышения уровня законности в деятельности налоговых органов.
Есть еще одна категория дел, которой необоснованно загружают суды, - дела о ликвидации юридических лиц по искам налоговых органов. Если бы речь шла о ликвидации юридических лиц, допустивших нарушение закона, это было бы понятно, так как это судебные дела. Но в основном к нам обращаются с исками о ликвидации так называемых `мертвых душ`, то есть юридических лиц, которые фактически не функционируют. Во многих странах мира, например во Франции, подобные вопросы решаются не в суде, так как спора здесь нет. Такие необоснованные законодательные решения приводят к перегрузке арбитражных судов. Думаю, у нас вполне достаточно работы по спорным делам. Этот вопрос требует скорейшего решения.
Что касается гражданских дел, если рассматривать их по категориям, то значительно меньше стало споров, связанных с приватизацией. Таких споров в первой половине 90-х годов было много. Теперь они единичны. А вот категория дел, связанных с нарушением договоров, остается по-прежнему самой многочисленной. Резко возрастает количество дел о банкротстве. Почти 56 тысяч заявлений было принято нами в прошлом году, что в 2,2 раза больше, чем в 2000 году. Арбитражные суды приняли примерно 38 тысяч решений о введении конкурсного производства - то есть о банкротстве. Внешнее управление было введено только по трем тысячам дел, причем только в 52 случаях в результате оздоровительных процедур действительно была восстановлена платежеспособность предприятий. Это говорит о том, насколько неэффективна эта `оздоровительная` процедура. В основном дела, которые к нам попадают, заканчиваются признанием соответствующей экономической структуры банкротом. Сейчас арбитражные суды осуществляют конкурсное производство, то есть ликвидацию, по 56 тысячам дел. И очень большой на 1 января 2002 г. остаток дел о банкротстве - 52 тысячи, что составляет 40 процентов всех неоконченных дел на конец года.
Несколько слов о заявлениях, связанных с исполнением судебных актов. Мы рассмотрели 52,5 тысячи заявлений, связанных с исполнением актов, из них 33 тысячи - основная масса - это заявления с просьбой об обеспечении исполнения судебных решений, а непосредственно по исполнению - 19,5 тысячи. Поступило более 14 тысяч жалоб на действия судебных приставов-исполнителей, 33 процента из которых удовлетворено. Вместе с тем хочу заметить, что с исполнением судебных актов дело значительно улучшилось. В истекшем году мы получили 120 тысяч исполненных документов, что на 70 процентов больше, чем в предшествующем году.
Было рассмотрено значительное число дел с участием иностранных компаний - примерно 1200 дел, причем это в основном компании западных стран, с участием компаний из стран СНГ - только 400 дел. Арбитражными судами рассмотрено примерно 9 тысяч исков прокуроров.
Хочу остановиться на качестве нашей работы. Как известно, качество работы оценивается по уровню отмены вынесенных судами решений. В общей сложности в истекшем году отменено 5 процентов решений судов первой инстанции. В предыдущем году этот показатель составлял 4,9 процента. Это, безусловно, наш брак.
Я хочу назвать суды, в которых качество работы выше среднего показателя по России. В Поволжье - Пензенская область, Саратовская область; в Центральном округе - Липецкая область; в Волго-Вятском округе - Владимирская, Кировская, Костромская, Нижегородская области, Республика Марий Эл, Мордовская Республика, Ивановская область; в Западно-Сибирском округе - Томская область, Республика Алтай; в Уральском округе - Республика Башкортостан, Челябинская область, Коми-Пермяцкий автономный округ; в Северо-Западном округе - Вологодская, Псковская области. Качество рассмотрения дел в судах этих регионов, если сравнивать со среднероссийскими показателями, заметно отличается в лучшую сторону.
Теперь, наоборот, где эти показатели заметно хуже в сравнении со среднероссийскими. По Поволжью - Волгоградская, Астраханская области; Северо-Кавказский округ - республики Адыгея, Северная Осетия, Калмыкия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия; Центральный округ - Белгородская, Курская, Рязанская, Смоленская области; Восточно-Сибирский округ - Республика Тыва; Дальневосточный округ - Хабаровский край, Магаданская область, Еврейская автономная область, Приморский край, Сахалинская область, Амурская область; Западно-Сибирский округ - Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Новосибирская, Кемеровская области, Ханты-Мансийский автономный округ; Уральский округ - Пермская, Свердловская области; Московский округ - Москва и Московская область; Северо-Западный округ - Калининградская, Архангельская области, город Санкт-Петербург и Ленинградская область, Республика Карелия.
К сожалению, в крупных судах качество работы оказывается не на самом высоком уровне.
Основная инстанция, которая на сегодняшний день исправляет судебные ошибки, - это апелляционная. Вопреки кем-то распространяемому неверному представлению, не соответствующему действительности, основная масса незаконных решений отменяется, исправляется именно апелляционной инстанцией.
Количество заявлений, поступающих в апелляционную инстанцию, увеличилось более чем на 18 процентов. Туда поступило около 80 тысяч заявлений, а это - 12,5 процента от общего числа решений, принятых судом первой инстанции. Отменено 16,5 тысячи решений, что составляет 2,6 процента от числа решений, вынесенных судами первой инстанции, и 26,7 процента от числа обжалуемых решений.
Как мы видим, апелляционная инстанция отменяет очень много решений. Следовательно, представление о том, что нахождение двух инстанций в одном суде мешает исправлению ошибок, что обе инстанции находятся под давлением одного и того же председателя, одного и того же губернатора, а поэтому апелляционная инстанция работает плохо, не соответствует действительности. Это неправда. Я думаю, что мы с этой неправдой должны покончить, потому что она мешает судебной системе. Это - неверные оценки, неверные представления о работе.
Вместе с тем активно работает и кассационная инстанция. Туда поступило 55 тысяч заявлений - это составляет 8,7 процента от числа решений суда первой инстанции. Отменено 2,3 процента решений суда первой инстанции, что составляет 31,5 процента от числа обжалуемых в кассационном порядке решений.
Но апелляционная инстанция в разных судах работает по-разному. Год назад мы договорились, что будем оценивать работу суда в значительной степени не только по тому, как работает первая инстанция, но и по тому, как работает апелляционная инстанция: выпускает она за свои пределы незаконные решения или нет. Мы проанализировали выполнение этой установки и обнаружили, что в разных судах разные показатели.
Где-то это действительно фильтр, через который не проходят незаконные решения. Апелляционные инстанции работают хорошо в следующих арбитражных судах: Поволжский округ - Самарская область; Северо-Кавказский округ - Республика Дагестан и Ингушская Республика; Центральный округ - Тульская область; Восточно-Сибирский округ - Хакасия; Дальневосточный округ - Камчатская область; Волго-Вятский округ - Владимирская, Ивановская, Кировская, Костромская области, республики Коми, Марий Эл, Мордовия, Нижегородская область, Чувашская Республика, Ярославская область; Западно-Сибирский округ - Республика Алтай, Алтайский край, Томская область; Уральский округ - Республика Башкортостан, Курганская, Челябинская, Оренбургская области.
Вместе с тем статистика свидетельствует о том, что апелляционная инстанция не в должной степени выполняет свое назначение в следующих арбитражных судах: Поволжский округ - Астраханская область; Северо-Кавказский округ - республики Калмыкия, Карачаево-Черкесия; Дальневосточный округ - Магаданская область, Приморский край, Хабаровский край; в Москве апелляционная инстанция работает недостаточно эффективно.
У суда субъекта Российской Федерации две инстанции. Он должен работать так, чтобы незаконных решений, обжалуемых в вышестоящие инстанции, либо вовсе не было, либо было очень мало.
Я не буду говорить о работе Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как надзорной инстанции. Скажу только, что мы рассмотрели 18 тысяч заявлений. Было принесено 570 протестов. Большая часть из них удовлетворена.
Теперь я остановлюсь на втором направлении нашей деятельности - на всестороннем обеспечении правосудия, условий для нормальной деятельности судов. В 2001 году в этом отношении произошел прорыв, потому что появилась Федеральная целевая программа развития судебной системы Российской Федерации на 2002 - 2006 годы. Я думаю, что это историческое событие. Президент поддержал нашу инициативу по подготовке такой программы, и в настоящее время она утверждена.
Таким образом, мы получили программу развития судебной системы в целом, а не только арбитражных судов, имея в виду выделение соответствующих инвестиций.
Программа направлена на укрепление автономии судебной власти, ее независимости, самостоятельности, ответственности и нормативной базы. Она носит комплексный характер, и основной ее составляющей является решение кадровых вопросов, вопросов материально-технического и информационного обеспечения.
Начало осуществления этой программы - 2002 год. Мы уже получили дополнительные средства на этот год для того, чтобы программа реально выполнялась.
Кратко остановлюсь на некоторых основных направлениях обеспечительной деятельности в сфере правосудия.
Прежде всего хочу упомянуть нормативное обеспечение. Здесь была проведена гигантская работа. Мы участвовали в подготовке изменений к Закону о статусе судей и в разработке проектов законов об органах судейского сообщества, об увеличении штатной численности судей и работников арбитражных судов, об арбитражных заседателях, об исполнительном производстве и т.д.
Но главная работа велась по совершенствованию Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, который, как известно, принят в первом чтении 11 апреля 2001 г. Второе чтение намечено на апрель этого года. Может быть, оно будет проведено и раньше.
Я думаю, этим Кодексом будут решены важнейшие вопросы, в частности вопросы подведомственности - особенно по хозяйственным обществам. Мы надеемся, что все эти споры будут переданы в систему арбитражных судов. То же самое касается и споров, связанных с иностранными компаниями, с иностранными предпринимателями.
Существенным образом будет изменена и улучшена работа надзорной инстанции в Высшем Арбитражном Суде. По-видимому, мы будем решать вопросы отделения апелляционной инстанции от суда первой инстанции в некоторых крупных судах. И этот процесс будет в будущем продолжаться. Но пока закон на этот счет еще не принят.
Наконец появилась у нас часть третья Гражданского кодекса, но все еще нет части четвертой. Особенно беспокоит состояние законодательства о несостоятельности. Это самое больное место в деятельности арбитражных судов. Главная причина - недостатки Закона о банкротстве. И они давно известны, выявлены. Нам бы хотелось, чтобы работа по совершенствованию законодательства о банкротстве была проведена как можно быстрее.
Высший Арбитражный Суд много сделал по анализу и обобщению судебной практики для выполнения своей конституционной задачи, обозначенной в статье 127 Конституции Российской Федерации. Речь идет об обеспечении единообразия судебной практики. За этот год мы подготовили и приняли три постановления Пленума, направили на места девять обзоров по судебной практике, два информационных письма. Все они касаются важнейших направлений деятельности арбитражных судов.
Арбитражные суды в последнее время получили кадровое пополнение. В общей сложности оно составит за 2001-2002 годы 500 штатных единиц судей (в прошлом году - 250 и в этом году - 250) и 2000 помощников судей (в прошлом году - 1000 и в этом году - 1000). И этот процесс будет продолжаться, потому что Федеральной целевой программой предусмотрено в 2003-2006 годах выделение нам еще 1400 должностей помощников судей и 92 единиц администраторов судов. В каждом суде будет администратор, то есть управляющий делами, с тем, чтобы разгрузить председателя.
На 1 января 2002 г. у нас работало 2518 судей. За год судей стало больше на 58 человек. Это недопустимо мало. Отсюда перегрузки. Процесс назначения судей существенно заторможен по ряду причин. Но сейчас начала активно работать кадровая комиссия при Президенте. Недавно, 13 февраля, Президент подписал два указа о назначении судей арбитражных судов. Было назначено 73 новых судьи. И я надеюсь, что этот процесс будет продолжен.
Средний возраст кандидатов на должности судей - 39 лет. Пополнение мы получаем в основном из судов общей юрисдикции, из рядов наших специалистов, из прокуратуры, налоговой службы (15 процентов), адвокатуры, экономических структур (35 процентов), из вузов. Сегодня у нас хороший судейский состав: до 50 лет - почти 80 процентов судей. Свыше 60 лет -4 процента судей; это те люди, которые в ближайшее время уйдут в отставку, поскольку введено ограничение полномочий судей возрастом 65 лет. Таким образом, через три года точно уйдет значительное число судей, и нам придется провести серьезную работу по их замене.
У нас до последнего времени были вакансии председателей судов - шесть судов были без председателей, причем это положение несколько затянулось в некоторых судах. Все еще нет председателей в суде Приморского края, в судах Пермской и Ульяновской областей. Мы потеряли председателя Арбитражного суда Краснодарского края. Альберт Константинович Журавский недавно скончался от тяжелой болезни. Сейчас мы решаем вопрос с заменой.
Теми указами Президента, о которых я только что сказал, были назначены новые председатели судов: Калининградской области - Орлов Александр Владимирович и Камчатской области - Мильков Александр Васильевич. За 2001 год были прекращены полномочия 38 судей, причем полномочия двух из них прекращены по компрометирующим основаниям: Панченко - первого заместителя председателя Арбитражного суда Московской области и Тузковой - судьи Арбитражного суда Кемеровской области. Всего за 10 лет по тем же основаниям были прекращены полномочия 23 судей.
Нам предстоит очень серьезная работа по использованию должностей помощников судей, по использованию вновь созданной Академии правосудия, по налаживанию системы подготовки будущих судей. Я надеюсь, что мы сможем совместить эту систему подготовки с конкурсным порядком замещения, который вводится новым Законом о статусе судей.
Была проведена довольно большая организационная работа и работа по информационному обеспечению. За год мы сделали значительный рывок - израсходовали 150 млн. рублей на улучшение информационного обеспечения. Мы приобрели 1436 персональных компьютеров, 50 серверов. И сегодня в арбитражных судах работает 4261 персональный компьютер и 104 сервера. Вы знаете, что у нас имеются прекрасные справочные данные по законодательству и эталонные банки по судебной практике. Причем в эти эталонные банки введена вся практика Высшего Арбитражного Суда и десяти федеральных окружных арбитражных судов. Практика некоторых судов субъектов Российской Федерации также вводится в банки данных и становится общедоступной для всех участников судебных процессов в наших судах. Мы становимся все более открытой судебной системой. Думаю, что мы добьемся того, чтобы решение каждого судьи попадало в банк данных. Это, во-первых, будет повышать ответственность судей, во-вторых, все будут иметь более верное, наглядное представление о том, как мы работаем и какие решения выносим. Наша информация сейчас активно используется и через Интернет. Это также весьма значимо.
Несколько слов о нашей работе с участием иностранного элемента. В Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации создан и действует Сектор международного частного права. Он дает заключения по наиболее сложным делам с участием иностранцев, постоянно над этим работает. Этот Сектор инициировал и мы предприняли соответствующие меры по присоединению России к Гаагским конвенциям, в частности о вручении документов по гражданским и торговым делам и по получению доказательств. То есть, иначе говоря, мы получили прочную правовую базу для сотрудничества с иностранными судами. Они будут обращаться к нам с соответствующими просьбами и поручениями, а мы к ним.
Международные связи продолжают развиваться. В 2001 году было организовано 50 загранкомандировок. 129 судей побывало за рубежом. Мы участвовали в 32 международных семинарах и конференциях, постоянно сотрудничаем с судьями Германии, Франции, Великобритании, Италии, Голландии, Бельгии, Люксембурга, США, Канады, Китая, Японии и др. Приняли 55 иностранных делегаций. И особенно активно сотрудничаем с коллегами из судов нашего профиля в странах СНГ.
Несколько слов о финансировании арбитражной системы. Мы получили всего в общей сложности на наше финансирование в истекшем году 1543,7 млн. рублей. Израсходовали довольно значительные суммы на оборудование - в 6,5 раза больше, чем в 2000 году, на капитальный ремонт зданий арбитражных судов - в 1,5 раза больше, чем в предыдущем году, на жилье и так далее. На 2002 год финансирование составляет 2366,7 млн. рублей. Это в 1,6 раза больше, чем в предшествующем году. Федеральной целевой программой на ближайшие годы предусмотрено выделение на строительство зданий арбитражных судов и их реконструкцию 1722 млн. рублей, на приобретение жилья судьям 270 млн. рублей, на материально-техническое обеспечение 250 млн. рублей. Предусмотрено повышение заработной платы судей с целью восстановления ее на уровне, существовавшем до августа 1998 года. Конкретно определено, что средняя заработная плата судьи должна составлять к 2006 году 28,5 тыс. рублей в ценах 2001 года. Такая задача решается, к ней мы уже приступили. В 2002 году на 28 процентов заработная плата повышена. Как только будет принят закон, о чем мы очень просим Государственную Думу, об отмене коммунальных льгот, прибавка составит еще 25 процентов. В общей сложности заработная плата судей в этом году будет увеличена в 1,6 раза - деньги на это мы уже имеем.
Произведены строительство и реконструкция ряда объектов (точнее - 16 объектов мы либо построили, либо реконструировали и т.д.). Завершено строительство зданий судов Вологодской, Томской областей, Западно-Сибирского федерального округа, проведена реконструкция зданий судов Восточно-Сибирского федерального округа, Иркутской и Читинской областей, приобретены здания для судов Костромской и Брянской областей, построено здание для суда Ямало-Ненецкого автономного округа, приобретена 61 квартира для судей. Тем не менее положение дел здесь еще не благополучно, потому что 31 федеральный арбитражный суд арендует помещения. В том числе - что является позором для нашей системы - два суда арендуют помещения у коммерческих структур.
В заключение я обозначу некоторые задачи, которые связаны с итогами 2001 года и которые нам обязательно нужно будет решить в 2002 году.
В области судоустройства - обеспечить принятие закона, который позволит нам осуществить постепенное создание отдельных судов апелляционной инстанции, обязательно обеспечить принятие в кратчайшие сроки нового Арбитражного процессуального кодекса. Нам нужно будет провести гигантскую работу по подготовке и внедрению этого Кодекса в нашу практику и по его применению непосредственно. Особенно я бы обратил ваше внимание на соблюдение процессуальных сроков, на использование института мировых соглашений, на повышение эффективности деятельности апелляционной инстанции, на серьезную перестройку работы надзорной инстанции. Нужно, как я уже говорил, добиться того, чтобы было принято законодательство, разгружающее арбитражные суды от тех дел, которые не относятся, строго говоря, к функциям судебной власти.
Наверное, самая главная работа, которая нам предстоит, - это работа по обновлению и укреплению кадровой системы. Ограничение по возрасту (65 лет) - первый фактор; сроки полномочий председателей судов (6 лет) -второй фактор. Все это говорит о том, что нас ожидает серьезное обновление кадрового состава, в том числе и руководящего. Надо быть к этому готовыми. Необходимо провести большую работу по повышению ответственности судей с тем, чтобы судья действительно отвечал за выполнение своего служебного долга при рассмотрении каждого конкретного дела. Мы иногда встречаемся на Президиуме Высшего Арбитражного Суда со странными решениями судов. Чем вызваны эти странные решения? Или низким профессиональным уровнем, или чем-то еще хуже. Давайте разбираться с этим, повысим ответственность судей за вынесение странных, необъективных, непонятных решений. Это не должно быть сопряжено с посягательством на независимость судей. Речь идет о качестве работы судьи, о его личной ответственности за осуществление важнейшей государственной функции - правосудия. Давайте выработаем какие-то подходы, способы, будем внимательнее относиться к жалобам сторон на небеспристрастность и необъективность судей и реагировать на них: проводить соответствующие проверки такого рода фактов, проверять законность решений, когда речь идет о небеспристрастности, проявленной судьей. Это задача председателей судов, и я обращаю на это ваше внимание. Будем спрашивать с вас за это, потому что если мы не будем принимать конкретные меры по искоренению странных решений, то они будут продолжать существовать и увеличиваться в числе.
Предстоит провести огромную работу по реализации нового Закона о статусе судей и особенно Закона о судейском сообществе. Органы судейского сообщества придется переформировывать. Пользуясь случаем, обратимся к Генеральной прокуратуре, Министерству юстиции, Министерству внутренних дел Российской Федерации по двум моментам. Первое - обеспечение защиты судов и судей от беспардонного давления, иногда от давления открытого, публичного; организуются целые PR-овские компании, и делается это по конкретному делу с целью воздействовать на конкретный суд, добиться неправосудного решения по конкретному делу. И все это проходит без соответствующего реагирования, как будто это нормальное явление. Это ненормальное явление. Такого нет в других государствах. В Министерстве юстиции появляются соответствующие структуры, которые будут заниматься возбуждением дел и проведением соответствующего дознания по фактам давления, фактам неуважения к суду, неисполнения судебных решений. Мы рассчитываем на взаимодействие и помощь со стороны Министерства юстиции в этом плане.
Что касается МВД России и Прокуратуры Российской Федерации, то здесь мы хотели бы больше взаимодействовать по части борьбы с криминалом. Рассматривая дела, мы не проводим расследование, мы располагаем только тем материалом, который есть в гражданском деле, но косвенные данные иногда указывают, что не все по данному делу чисто. Часто это касается государственной собственности, бюджетных средств. Нас беспокоит также слишком свободное обращение работников милиции (следователей) с ценными бумагами. Иногда векселя не оплачиваются только потому, что они изымаются. Векселедержатель предъявляет вексель к оплате, соответствующее обязанное лицо должно произвести по нему оплату, и именно в этот момент вексель изымается органами милиции. Обоснованно или нет - нам трудно судить, но сумма оказывается неуплаченной. Создается невозможность оплаты огромных сумм по векселям. Видимо, нам надо больше взаимодействовать, сообщать о подобных фактах. С другой стороны, если в прокуратуре прекращается уголовное дело и не доходит до суда, но есть возможность и необходимость предъявить гражданский иск и через арбитражный суд защитить публичные интересы - вернуть имущество, деньги государству и т.д., то надо эту возможность использовать. Вот на такое взаимодействие мы очень рассчитываем.
Мы с вами вступили в юбилейный год. Так случилось, что в этом году отмечаются три даты, касающиеся наших судов: 10 лет арбитражным судам; 80 лет судебно-арбитражной системе, потому что 22 сентября 1922 г. были созданы арбитражные комиссии, которые потом превратились в систему государственного арбитража. А самое главное - мы являемся наследниками коммерческих судов России. До революции существовала великолепная система коммерческих судов. Готовясь к юбилею, я еще раз внимательно прочитал Указ Николая I об их создании и убедился в том, что это были настолько прекрасно организованные и оснащенные суды, что мы и сегодня можем только мечтать о таком уровне. Нам не следует забывать наших исторических традиций, и я думаю, что мы должны будем отметить и 170-летие образования коммерческих судов России в соответствии с Указом Николая I от 14 мая 1832 г.
Смысл судебно-правовой реформы, благословленной Путиным и разрабатываемой под руководством заместителя главы кремлевской администрации Дмитрия Козака, давно понятен. Суды должны стянуть на себя как можно больше полномочий. А судьи - перестать быть вечными, непотопляемыми, неуязвимыми перед законом. Контролировать их должен центр в лице Минюста, а не региональные `царьки`. Путин желал сделать из судебной ветви власти еще одну `вертикаль`, с помощью которой можно еще надежнее держать в повиновении глав регионов и обрести рычаг влияния на перераспределение собственности в дальних провинциях, отданное на откуп олигархам и губернаторам. Однако сопротивление судейского-прокурорского лобби оказалось столь сильным, что чаемая вертикаль так пока и не `срослась`. 22 ноября Путин и Козак одержали победу, но не тотальную. Налицо успех, но не триумф.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован