14 июля 2005
3173

Обстановка в Дагестане, накаляющаяся с каждым днем, все более серьезно беспокоит федеральный Центр

Вчера вице-спикер Совета Федерации, председатель временной комиссии по анализу ситуации на Северном Кавказе Александр Торшин заявил журналистам, что может быть созвано специальное внеочередное заседание Совета Федерации по этой проблеме, если ситуация в республике будет обостряться и дальше.

Накануне этого заявления поздно вечером во вторник в Хасавюрте произошло очередное убийство милиционера. Старший сержант специальной огневой группы Хасавюртовского районного отдела внутренних дел Раджаб Абдурагимов был убит в свой выходной день около своего дома. Двое неизвестных расстреляли его в упор из автомата на глазах соседей. Угроза дагестанских боевиков совершать теракты против сотрудников милиции и членов их семей ("НГ" писала об этом вчера) осуществляется.

Аналитики полагают, что все последние удары террористов направлены прежде всего на дестабилизацию политической ситуации в республике, на подрыв дееспособности и авторитета действующей власти, в частности, на досрочное смещение с поста главы Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова.

Но власть и деньги в Дагестане - почти синонимы. Клановые, родственные и иного рода группировки постоянно борются друг с другом за власть над финансовыми потоками, как законными, так и незаконными: это поступления из федерального бюджета, доходы от производства и продажи контрафактного алкоголя и бензина, от добываемой браконьерами каспийской осетровой рыбы и икры... И это далеко не все. Поэтому борьба за власть в Дагестане в конечном итоге сводится к вопросу: какой клан получит контроль над финансовыми потоками.

Полномочия Магомедова заканчиваются через год. Согласно принятой в республике в 2004 году Конституции Дагестаном будет руководить не глава Госсовета, а назначенный президент. Поэтому федеральный Центр встает перед сложной проблемой смены власти в республике. Уникальная политическая система многонациональной республики, при которой власть формально принадлежала "коллегиальному президенту" - Госсовету из представителей 14 титульных народов, рискует оказаться в архиве. И нет ответа на вопрос: как изменить структуру власти, чтобы учесть интересы этнических элит?

Сегодня среди наиболее реальных кандидатур, могущих прийти на смену Магомедову, чаще всего называют мэра Махачкалы Саида Амирова, имеющего имидж сильного хозяйственника и борца за порядок. Он устраивает практически все влиятельные силы республики, кроме оппозиции из неформального объединения "Северный альянс". Правда, у Амирова есть один "минус" - он даргинец. Это не лучшим образом скажется на возможном представлении его кандидатуры Народному собранию, учитывая 14-летнее управление республикой даргинцем Магомедовым.

Как полагают наблюдатели, не исключено назначение главой республики директора махачкалинского порта аварца Абусуфьяна Хархарова или прокурора республики лезгина Ярали Яралиева. В Махачкале утверждают, что Хархаров - близкий друг сына Магомедова, поэтому глава Госсовета относится к нему, как к сыну. Между тем Яралиев находится в тандеме с Амировым. То есть назначение одного из них позволит сохранить существующий баланс интересов этноэлит и лишит "Северный альянс" основного политического лозунга - "Прекратить правление даргинцев". К тому же за каждым из них стоит своя команда - команда Магомедова и Амирова, которые таким образом продолжат фактически управлять республикой.

После "политической ссылки" аварца Рамазана Абдулатипова (он назначен послом в Таджикистан) оппозиция осталась без сильного кандидата в президенты Дагестана. Другого столь предсказуемого и опытного политика у "Северного альянса" нет. Ставка Москвы на спикера парламента Муху Алиева вряд ли удовлетворит "Северный альянс", несмотря на их согласие с таким сценарием: Алиев демонстративно избегает откровенно взбалмошных политиков от оппозиции.

Слабые и не амбициозные элиты остальных народов - кумыков, лакцев, русских - могут участвовать в обновлении власти только в качестве сил поддержки кремлевского назначенца, кем бы он ни оказался. Однако и в этом не будет необходимости, если Москва решит остановиться на методе, опробованном в Ингушетии: мало кому известный генерал ФСБ Мурат Зязиков вдруг стал президентом республики. Причем без своей команды, финансовых ресурсов и административной поддержки на малой родине.

"Отсутствие своей команды у Мурата Зязикова позволило ему укрепить связи с федеральным Центром, - заявил "НГ" сотрудник Института социальных исследований Гияр Теймурин. - Его командой стали чиновники ЮФО и представители администрации президента России. В случае с Дагестаном, где власть и бизнес срослись, обросли многолетними коррупционными связями с "друзьями" в московских кабинетах, назначение "варяга" было бы сродни обновлению крови. К тому же, не имея собственной команды, он во всем искал бы поддержки в Москве, не опираясь хотя бы первые годы на местные авторитеты от власти".

При таком подходе мало кто сомневается, что наиболее подходящая фигура - заместитель генпрокурора РФ Сабир Кехлеров. Он представляет 400-тысячный лезгинский народ. Правда, Кехлеров и ранее не соглашался занять какую-либо должность в нестабильной республике, отказавшись, к примеру, возглавить местную прокуратуру. Тем не менее, если воля Кремля окажется именно таковой, Сабира могут "настоятельно попросить" возглавить республику в ответственный исторический момент.

Но в Дагестане, учитывая этнический характер власти, от того, какой национальности окажется назначенец, будет решаться вопрос, сколь масштабными (косметическими или коренными) окажутся перемены во всей конфигурации политической элиты и последующих за ними изменений во всех областях республики - от экономики до социальной сферы.

За разговорами о возможных кандидатах в президенты как-то забылась сама проблема допустимости учреждения такого института в многонациональном крае. В 90-х годах прошлого столетия в ходе плебисцитов дагестанцы трижды (!) говорили "нет" такой форме власти, подтвердив тем самым уникальность местного политического ландшафта. И сегодня, когда готовится введение института президентства, не просчитан механизм учета всех групп интересов, прежде всего паритетного представительства во власти, выборов в парламент, в который до сих пор проходили по национальным квотам.

В свое время республика молча согласилась с такой реформой системы власти, но дагестанцы могут и припомнить федеральному Центру, под каким давлением это было сделано. Это будет удобным и беспроигрышным козырем для оппозиции в недалеком будущем: народ, дескать, не хотел президентства. Кроме того, вся ответственность за процесс в Стране гор ляжет на кремлевского назначенца, а значит, на саму Москву, которая сделала такой выбор.




Милрад Фатуллаев
Независимая газета
14.07.2005
http://www.governors.ru/?regmode=fio®ion=5&okrug=0&razdel=smi&statja=3980
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован