02 февраля 2007
2976

Один сельский врач мало что сможет без фельдшерско-акушерской поддержки

Врачи общей практики, о подготовке которых в приоритетном национальном проекте "Здоровье" сказано особо, в сознании людей обычно ассоциируются с земскими врачами, практиковавшими в далеком прошлом преимущественно в сельской местности. С вопросами о том, в какой мере реализация мероприятий национального проекта, в том числе и деятельность врачей общей практики, сможет повлиять на общую ситуацию со здравоохранением на селе, мы обратились к Президенту Международного благотворительного общественного фонда помощи детям при катастрофах и войнах, директору Московского института неотложной детской хирургии и травматологии, Председателю Комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения Леониду Михайловичу Рошалю.


- Председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения

Леонид Михайлович, как Вы оцениваете перспективы развития медицинского обслуживания сельского населения в рамках Национального проекта? Насколько эффективна, на Ваш взгляд, может быть служба врачей "общей практики" в условиях российской сельской глубинки?

Я бы не стал сегодня судить о результатах даже по каким-то конкретным цифрам. И уж тем более не стану гадать о том, к чему приведет национальный проект для села - просто потому, что еще рано. Но мне кажется, что он должен дать положительные результаты, потому что и фельдшеры, и врачи общей практики относятся к службе первичной медико-социальной помощи, на которую как раз и направлен этот проект. Я только не совсем понимаю, почему сегодня так много говорят о врачах общей практики. Общественная палата провела слушания на эту тему и пришла к выводу, что, конечно, врачи общей практики должны быть на селе. Но сельский врач всегда был врачом общей практики. И земский врач, и сельский врач - просто потому, что там нет других специалистов - занимались всем, включая прием родов, оказание неотложной помощи.
И сегодня это те же самые люди, но у нас появилась возможность помочь сельскому врачу. Мы можем дать ему в руки дополнительный инструментарий и оборудование, дополнительные знания, можем сделать эту помощь более квалифицированной. Правда, здесь важно понимать, что один врач без фельдшерско-акушерской помощи мало что сможет.
Кстати, в разных регионах существует несколько тенденций развития ситуации. Где-то ликвидируют фельдшеров, но на их место не сажают врачей общей практики. Где-то при наличии службы врачей общей практики оставляют действовать фельдшерско-акушерские пункты. Но есть и такие регионы, где действующие фельдшерско-акушерские пункты заменяются врачами общей практики. Так вот там, где реорганизация повышает уровень медицинской помощи и приближает медицинские учреждения к пациенту, делая эту помощь более доступной, мы "за". Если же нововведения ухудшают возможность получения медицинской помощи жителями села, мы против таких преобразований. Какая бы система ни была создана, важно, чтобы людям жилось более комфортно, чтобы перемены не ухудшали, а улучшали медицинское обслуживание населения.

Так сможет ли национальный проект решить проблему дефицита медицинского персонала на селе?

Вопрос непростой. Мне известны регионы, например во Владимирской области, где и до принятия национального проекта для приема молодых специалистов медиков на селе были подготовлены дома, созданы хорошие условия труда. Однако врачи туда все равно не приехали. Давайте попробуем понять, почему?
На мой взгляд, причин несколько. Во-первых, потому, что выпускники медицинских вузов довольно просто находят себе работу в городах, а механизм, благодаря которому государство могло регулировать распределение специалистов выпускников вузов, направляя их туда, где они более всего нужны, утрачен. С переходом к рынку мы ушли от обязательного распределения врачей, оканчивающих государственные медицинские учебные заведения, даже в том случае, когда обучаются врачи за государственный счет именно для работы в первичном звене. И третья причина, едва ли не главная, - вероятно, та заработная плата, которая до последнего времени была у сельского врача, не совсем устраивала молодого специалиста. Мне кажется, что то, что сделал президент, - повысил заработную плату, в том числе врачам общей практики и фельдшерам, в какой-то степени должно изменить ситуацию с медицинской помощью на селе. Можно ожидать, что число желающих работать в деревне заметно вырастет.

Как бы ни был универсален врач общей практики, есть области, в которых не входят даже в ее компетенцию. Как в рамках Национального проекта будет осуществляться медицинская помощь в тех отраслях, в которых доктор "общей практики" ее не сможет оказать в силу объективных причин? Скажем, как селянину получить стоматологическую помощь? Куда обратиться, если требуется хирургическое вмешательство?

Конечно, в каждой деревне создать стоматологическую поликлинику сложно. При этом в России, и уж тем более в деревнях проблема лечения зубов стоит крайне остро. Кариозных зобов много, лечить их сложно, практически негде, но зубы - это ключ к здоровью человека. Мне кажется, решать эту крайне важную задачу нужно, создавая специализированные выездные бригады, которые должны периодически объезжать все сельские населенные пункты, вплоть до самых дальних и малонаселенных.
И, конечно, такие передвижные стоматологические пункты не должны быть частными, я это подчеркиваю. У тех, кто живет на селе, не так много денег, чтобы они могли оплачивать услуги стоматолога. Но от состояния зубов напрямую зависит здоровье нации, а это задача государственная, поэтому оказание стоматологической помощи жителям села должно быть в виде диспансеризации, когда врач передвижной бригады не только дает рекомендации, но оказывает реальную помощь в лечении. Что же касается помощи других узких специалистов, в значительной степени эта система уже отлажена и работает, поэтому мы как раз и говорим о том, что, вводя что-то новое, важно не разрушить существующую стройную систему. Есть фельдшер, есть фельдшерско-акушерский пункт, есть сельский врач, или врач общей практики, как первичное звено. Есть центральная районная больница, куда может направить пациента врач первичного звена. Есть районная поликлиника, в ней также должны быть специалисты, к которым врач общей практики может направить консультантов. Конечно, у нас должны быть и диагностические центры, но их масштаб зависит от того, где, в каких конкретных условиях он работает. Естественно, если в городе всего одна больница, одна поликлиника, ни о каких диагностических центрах речь идти не может. Но тогда в этих поликлиниках и больницах должно быть достаточное количество узких специалистов, достаточно оборудования для того, чтобы поставить правильный диагноз больному и оказать своевременно квалифицированную помощь. В более серьезных случаях пациента могут и должны направить в высшие специализированные медицинские учреждения.

Решает ли все эти задачи национальный проект?

За один год просто невозможно решить все проблемы, которые копились годами. Главное, что этот процесс начался, люди, наконец, задумались над тем, что нужно делать.
Сегодня, например, уже совершенно ясно, что положение, существующее в нашем здравоохранении, не соответствует Конституции РФ. Обозначились и проявились системные ошибки в деятельности Министерства здравоохранения и социального развития. Это все есть.
Но, несмотря на все это, на мой взгляд, сегодня наступил очень важный этап для развития российского здравоохранения. Положено начало. Если мы на этом остановимся, и за первым этапом, объявленным президентом, не последует второй, усложняющий постановку задач, решающий другие задачи, например, связанные с оказанием стационарной помощи, или увязывающие бюджет нацпроекта с общим отраслевым бюджетом Минздрава, эффект будет минимальным.
Но если за первым последует второй этап, если, например, мы снимем барьеры в использовании финансовых ресурсов, связанные с административным делением и распределением полномочий, и для нас будет безразлично, где будет находиться больной, в муниципальном учреждении - центральной районной больнице, или в региональном медучреждении, где может оказываться дорогостоящая высокотехнологичная медицинская помощь: все у нас будет гораздо лучше.

Исходя из сказанного, в самое ближайшее время потребности России во врачах общей практики резко возрастут. Кто и как будет готовить врачей общей практики, если медицинские ВУЗы есть далеко не в каждом регионе? Кто и как будет готовить средний медицинский персонал для села? Предусматривает ли нацпроект открытие новых медвузов, медучилищ?

В нацпроекте открытие новых вузов не предусматривается. Но ведь речь не идет о том, что на селе совсем нет врачей. Там работают терапевты, которые, правда, не называются врачами общей практики, но работают они именно как врачи общей практики. Следовательно, речь идет не о том, чтобы подготовить и привезти на село новых врачей. Для этого нужно как минимум знать потребности села и представлять, как мы будем эту потребность восполнять. Речь идет о том, что мы будем переучивать или доучивать тех специалистов, которые уже работают. Это гораздо более короткий путь, но и эту систему действительно надо организовывать. Ведь что такое врач общей практики? Это врач, который отучился в институте, потом прошел двухгодичную клиническую практику в ординатуре. То есть срок подготовки нового специалиста не менее 8 лет. А вот для переподготовки действующего врача нужно всего порядка 800 учебных часов. То есть в каждом конкретном случае нужно реально подходить к возможностям, смотреть, когда и что мы можем сделать.
Насколько мне известно, четкого ответа на вопрос, как можно насытить село квалифицированными кадрами, у Минздрава пока нет. Может быть, конечно, они сейчас интенсивно работают над этим и сообщат нам о своем решении позже. Тогда все им скажут только спасибо. Естественно при реальности планов, а не так, как сейчас.

Сколько может получать сельский доктор, что гарантирует ему национальный проект в среднесрочной перспективе?

Его нынешняя заработная плата плюс 10 тысяч рублей.

Еще один крайне важный момент - будет ли сельский врач обеспечен служебным транспортом? Кто должен обеспечивать его транспортом?

На мой взгляд, ответ заложен в вопросе. Здесь все ясно - транспорт нужен, и есть только одна проблема - определить потребность страны в таком автотранспорте. В том, что мы разрешим эту проблему, у меня сомнений нет. Вопрос - когда? И по неотложной помощи, и по родовспоможению, и по всему. Кто мне ответит на вопрос, сколько сегодня стране нужно такого автотранспорта и как он будет восполняться по годам? Насколько вообще вопрос автотранспорта увязан с возможностями регионов, муниципальных образований, федерального центра? Где эта программа?

А где будет работать сельский доктор? Кто, на какие деньги будет поставлять ему современное медицинское оборудование, если сегодня существующие фельдшерско-акушерские пункты зачастую не имеют самого необходимого? Где будет жить доктор?

Строить будет муниципальная власть на свои деньги, конечно, если они будут. В тех регионах, где денег на это нет, федеральный бюджет будет обязан восполнить недостаток средств. Есть же такие дотационные регионы, где денег нет не потому, что они жульничают и просто не хотят строить, а потому, что денег действительно нет. Вот там федеральный бюджет обязан помогать.

Что уже сделано, какие регионы наиболее преуспели и почему? Есть ли положительные примеры? С какими трудностями пришлось столкнуться?

Если послушать представителей Министерства здравоохранения и социального развития или тех руководителей здравоохранения, которые напрямую зависят от Минздрава, с медициной у нас все прекрасно. Даже смертность, если судить по отчетам, заметно сократилась за истекшие шесть месяцев. Я думаю, что это, мягко говоря, большая лакировка.

Беседу вела
Жанна Лабутина,
Редактор-эксперт журнала "Национальные проекты"

21.11.06
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован