02 октября 2012
2986

Олег Ефремов: жизнь по системе Станиславского

Олегу Николаевичу Ефремову сегодня было бы 85.

Ефремов поступил в Школу-студию МХАТ в 1945 году, сразу после войны, когда конкурс был 500 человек на место, и посвятил свою жизнь - до последнего дня - служению театральному искусству. Как вспоминает режиссер Кама Гинкас, "ему вообще был интересен театр. Он, один из немногих, ходил и смотрел спектакли в Москве. Ходят на чужие постановки не все... Это специфика профессии. Но Ефремов - всегда ходил и смотрел".

Личность Ефремова не вписывается в список сыгранных им ролей и поставленных спектаклей. Ефремов невозможен без "Современника" и МХАТа и без длинного списка тех, за которых был в ответе: актеров, им воспитанных, и режиссеров, которым дал возможность работать, а значит становиться.

Олег Николаевич был преданным последователем школы Станиславского, боролся с нормативностью и фальшью в актерской игре, от учеников и коллег требовал понимания своего героя и всегда учил "думать, думать, думать". Существует легенда, что еще в студенческие годы Ефремов и его друзья по школе-студии поклялись в верности заветам Станиславского, расписавшись собственной кровью. В одном из интервью режиссер говорил: "Если произведение искусства - удачное оно или неудачное - не решает какую-то обязательную бытийную, жизненную, человеческую задачу, духовную, то тогда мне это уже неинтересно".


Молодого Ефремова после окончания Школы-студии в труппу МХАТа не взяли, хотя он был уже введен в несколько спектаклей. Он дебютировал в Центральном детском театре (ныне РАМТ) сначала в качестве актера в роли Володи Чернышева в спектакле "Ее друзья" (1949) по первой пьесе драматурга Виктора Розова, чьи произведения позже не раз ставил сам, а затем - режиссера с музыкальной комедией "Димка-невидимка" (1955).

Режиссер Анатолий Эфрос, ставивший тогда спектакль "В добрый час!" (1954), вспоминал о репетициях с Ефремовым: "Как многие талантливые люди, он с трудом принимал чужие творческие предложения. Во время постановки пьесы "В добрый час!" в Центральном детском театре мы иногда спорили все четыре репетиционных часа. Остальные актеры, так и не начав репетировать, уходили домой, а когда возвращались вечером на спектакль, заставали нас стоящими в той же позе и продолжающими спор".

Параллельно в мхатовской театральной студии, куда Ефремова пригласили преподавателем, на репетициях дипломного спектакля с первыми учениками - Галиной Волчек, Игорем Квашой, Светланой Мизери - начал формироваться коллектив будущего театра "Современник", вдохнувшего жизнь в театральную Москву. К ним примкнули студенты МХАТа Олег Табаков, Евгений Евстигнеев, Алла Покровская, а также его выпускники, уже трудившиеся в других театрах, - Николай Пастухов из Театра Советской Армии, Лилия Толмачева из Театра Моссовета, Всеволод Ларионов из МХАТа.

Название нового театра - "Современник" - не случайно: молодые актеры под руководством Олега Ефремова противопоставляли себя закостеневшему "главному театру страны", работавшему на сталинские премии, и ставили молодых драматургов и писателей - Виктора Розова, Александра Володина, Евгения Шварца, Константина Симонова, Василия Аксенова. Ефремов говорил, что "искусство театра современно по своей сущности, потому что сегодня оно происходит - вот сию секунду - его нельзя зафиксировать никаким образом. Это тогда уже будет другое искусство".
© РИА Новости Михаил Озерский
Актеры Олег Ефремов и Игорь Кваша в спектакле "Вечно живые"

Для первой постановки в образовавшейся Студии молодых актеров Олег Ефремов выбрал пьесу Виктора Розова "Вечно живые" (по ее мотивам снят фильм "Летят журавли"). Премьера спектакля состоялась в апреле 1956 года, на заре "оттепели", через месяц после исторического ХХ съезда партии. Осмысленно, в традициях старой мхатовской школы сыграли молодые актеры в этом спектакле, что вызвало сначала некоторое разочарование ожидавших откровения критиков. Сам Ефремов выбрал роль Бориса Бороздина. Кинокритик и драматург Яков Варшавский писал, что в его игре "есть та внутренняя техника, которая позволяет актеру быть красноречивым и до конца понятным даже там, где автор намеренно делает его немногословным".

Актриса Людмила Иванова о работе Ефремова над второй редакцией спектакля (1960): "И так подробно он работал над всеми сценами, над всеми образами, не допуская ни секунды фальши. Он говорил, что все мысли актера читаются зрителем, и нужно, чтобы эти мысли были. Важны не слова, а то, что человек думает, чем живет. Ефремов учил нас действовать страстно, защищать свои убеждения".
© РИА Новости А. Жигайлов
Евстигнеев в спектакле "Голый король"

Одним из лучших и самым обсуждаемым спектаклем "Современника" стал "Голый король" (1960) по пьесе Евгения Шварца. Билетов на сказку с намеками и политическими аллюзиями было не достать - за ними выстраивались очереди, а театральные студенты проникали в зал "зайцами" и стояли в проходах. Евгений Евстигнеев, сыгравший роль Короля, проснулся на утро после премьеры знаменитым и стал одним из ведущих актеров театра. Историк театра Алексей Бартошевич отмечает, что "Голый король" и другие первые спектакли "Современника" волновали заключенным в них ощущением "духа молодого хмеля" и радостного ожидания перемен.

Режиссер Кама Гинкас: "Я, студент Вильнюсской консерватории, будущий актер, приехал в Москву, чтобы увидеть все лучшее на сцене. А лучшим тогда был, конечно же, "Современник", еще находившийся на площади Маяковского. Всеми правдами и неправдами я туда проникал и видел спектакли, на которые так рвалась публика, и пройти было невозможно... Видел "Продолжение легенды" по повести Анатолия Кузнецова (он блестяще начинал в журнале "Юность", рано эмигрировал, рано погиб). И "Два цвета" (там замечательно играл Евгений Евстигнеев). И еще один спектакль, абсолютно меня потрясший, я хохотал до упада и при этом не понимал, как меня еще не арестовали... Это был "Голый король" Шварца. Там фантастически играли все до единого!"
© РИА Новости Михаил Озерский
Евстигнеев и Ефремов в спектакле "Назначение"

Одна из лучших театральных ролей Олега Ефремова - Алексей Лямин в спектакле "Назначение" (1963) по пьесе Александра Володина. Ироничного и честного интеллигента Лямина, неспособного принимать самостоятельные решения и брать на себя ответственность и поэтому с легкостью эксплуатируемого начальником Куропеевым (Евстигнеев), Ефремов неожиданно сыграл с невероятным драматизмом, граничащим с трагизмом.

"Бывают у хорошего актера роли, в которых каким-то таинственным образом перерабатывается весь прошлый опыт и поднимается на новую ступень искусства. Такой ролью у Ефремова был Лямин", - писала критик журнала "Театр" Наталья Крымова.

Ефремовский МХАТ

"Современниковский" период жизни Олега Ефремова завершился в 1970 году, когда старшее поколение актеров МХАТа, заставших еще Станиславского и Немировича-Данченко, предложили ему возглавить театр. Он серьезно взялся за реформирование Художественного театра, пострадавшего от чуткого внимания товарища Сталина, и пытался возвратить его к традиции русской психологической школы - художественным и этическим идеалам основателей театра.

Под крышей МХАТа стали собираться талантливые актеры: немногие последовавшие за лидером "современниковцы" во главе с Евгением Евстигнеевым и перешедшие к Ефремову из других театров Александр Калягин, Андрей Попов, Иннокентий Смоктуновский, Татьяна Доронина. У Ефремова находили пристанище безработные режиссеры, составляющие сегодня театральную элиту - Лев Додин, Кама Гинкас, Роман Виктюк, Марк Розовский. Анатолий Эфрос поставил во МХАТе "Тартюфа" Мольера и "Живой труп" Толстого, Анатолий Васильев репетировал "Короля Лира", но постановка не состоялась из-за смерти актера Андрея Попова.

Режиссер Лев Додин: "Я навсегда сохраню, кроме своего почти детского восхищения талантом, обаянием и щедростью Олега Николаевича, огромную благодарность ему за ту помощь и доверие, что он оказал мне - совсем еще молодому режиссеру, пожалуй, в самые трудные годы моей жизни. Впрочем, думаю не я один, многие молодые не стали бы теми зрелыми и такими зрелыми, если бы не помощь Олега Николаевича".

Говорят, что в репертуаре хорошего режиссера обязательно должен быть Чехов.

У Ефремова - пять чеховских постановок в МХАТе ("Чайка", "Дядя Ваня", "Иванов", "Вишневый сад" и "Три сестры") и прощальная "Чайка" в "Современнике".

Спектакль "Иванов" в 1976 году Олег Николаевич ставил, по собственному признанию, про депрессию - как человек в ней оказывается и как из нее выходит, и угадал ощущение безысходности эпохи "застоя". В заглавной роли на сцене МХАТа дебютировал Иннокентий Смоктуновский.

Анатолий Эфрос в книге "Профессия: режиссер" вспоминал: "Смоктуновский играет Иванова необычайно глубоко. Собственно, на него только и смотришь в этом мхатовском спектакле. Он больше молчит, а говорят другие, но это значения не имеет, ибо, вот уж действительно, его молчание - золото. Он так глубоко понимает, так глубоко чувствует обстановку. Он так слышит каждую фразу партнера, так видит каждый его жест. Его лицо незаметно меняется от каждой чужой фразы или жеста. Иногда в зале и сам начинаешь почти физически ощущать, что на сцене чувствует этот Иванов".
© РИА Новости Александр Макаров
Вертинская и Калягин на сцене МХАТа имени Горького

В "Чайке" (1980) собрался весь звездный состав Художественного театра того времени: Иннокентий Смоктуновский, Анастасия Вертинская, Андрей Мягков, Евгений Евстигнеев, Андрей Попов, Татьяна Лаврова, Александр Калягин и Ия Саввина.

Телеведущий и театровед Виталий Вульф: "Тогда, в 1980 году, Нину Заречную играла красавица Анастасия Вертинская. С ее мнением Олег считался, и в те годы она имела на него сильное влияние. "Чайка" была посвящена ей. В первых трех актах в ней были прелесть и очарование молодости. В последнем было очевидно, что в душе Нины смятение. Актриса играла резко, умно, почти зло произносила монолог: "Он не верил в театр, все смеялся над моими мечтами, и мало-помалу я тоже перестала верить и пала духом...".

Последним спектаклем Олега Ефремова стала постановка "Трех сестер" (1997), за которую режиссер был удостоен Государственной премии. Репетировали спектакль долго - целых два года. Как вспоминал актер и режиссер Роман Козак, с актерами даже случались истерики из-за долгих "ефремовских пауз" во время обсуждения пьесы, когда режиссер "уходил в разговор с кем-то другим, в комнате не присутствовавшим". Одну из сестер - Машу - сыграла Елена Майорова, чьей игрой была сильно впечатлена драматург Людмила Петрушевская: "Как гвоздь, сидит в памяти ее мука, тонкие руки, прижатые к животу, лицо в почти рвотной судороге. Не роль, а принародная исповедь".

Театральный критик Григорий Заславский после спектакля писал, что эта постановка значительнее всех работ Ефремова на тему жизни: "Все прежде виденные "Три сестры" не помешают воспринимать этот спектакль, как впервые - взволнованно и чутко к мелочам, интонациям, ко всему, что творится на сцене. Спектакль Олега Ефремова, удавшийся вопреки всему, - как раз тот случай, когда перед критиком стоит одна-единственная задача: подробно, стараясь ничего не упустить, "переписать" его. И Ефремов, быть может, единственный, кто отважился и мог не сыграть с Чеховым вместе, а встать с ним вровень - в трагизме чувствования и описания жизни".

Кино

В кино Ефремов снимался часто и много, его главных и эпизодических ролей наберется около ста. Молчаливый художник Федор из фильма "Гори, гори, моя звезда", неприкаянный Долохов в "Войне и мире", летчик Полынин в "Случае с Полыниным", минутное незабываемое появление в роли отчима Гены с похмелья в "Звонят, откройте дверь" и три часто вспоминаемые - танкист Иванов, таксист Саша и следователь Подберезовиков.
© РИА Новости
Олег Ефремов в фильме "Живые и мертвые"

В двухсерийном фильме Александра Столпера "Живые и мертвые" (1963) "о сорок первом страшном и героическом годе" по первой части романа Константина Симонова, Олег Ефремов сыграл танкиста Иванова, которому принадлежит знаменитая фраза: "На моей фамилии вся Россия держится". Реалистическое, правдивое кино без музыкального сопровождения считается одним из лучших фильмов о войне. "Живые и мертвые" был награжден на кинофестивале в Карловых Варах.

Историю несостоявшейся любви деревенской женщины Нюры (Татьяна Доронина) и столичного шофера Саши (Олег Ефремов) - "Три тополя" на Плющихе (1964) - сняла Татьяна Лиознова по рассказу Александра Борщаговского "Три тополя на Шаболовке" (от Шаболовки отказались из-за ассоциаций с телевидением). После раскола МХАТа на два театра - имени Чехова под руководством Олега Ефремова и имени Горького под руководством Татьяны Дорониной - с грустью и сожалением вспоминали именно этот фильм двух актеров.

В близкой итальянскому неореализму истории основное действие происходит в машине таксиста Саши. Он внимательно слушает слишком бытовую, приземленную речь Нюры и понимает, что, возможно, повстречал родственную душу. А когда героиня Дорониной плохо, но с чувством начинает петь "Нежность" Александры Пахмутовой, по выразительным глазам Ефремова становится понятно, что именно эту песню он искал. "Такой день, а я не брит" - практически признается он в любви и приглашает в кино. А потом почти час терпеливо ждет ее у "Трех тополей", но Нюра так и не появится.

Татьяна Лиознова о работе с Ефремовым: "Я ему сказала: "Я так рада, что ты у меня будешь сниматься. По крайней мере, мне теперь будет с кем советоваться". А он: "Вот уж этого от меня не жди. Как только я влезаю в шкуру актера, я совершеннейший ноль как режиссер".
© РИА Новости РИА Новости
Смоктуновский и Ефремов в фильме "Берегись автомобиля"

Комедия Эльдара Рязанова "Берегись автомобиля" (1966) о современном "Робин Гуде" Юрие Деточкине (Иннокентий Смоктуновский), который угоняет автомобили у людей с "нетрудовыми доходами", а вырученные деньги переводит в детские дома, в прокате, как бы сейчас сказали, провалилась - лишь 11 место в 1966 году. Зато "сарафанное радио" сделало "Берегись автомобиля" одной из самых любимых советских комедий.

Олег Ефремов сыграл следователя Максима Подберёзовика, истинная страсть которого актерство, а в кабинете на месте, где должен бы был висеть портрет вождя, - Станиславский. Методы Станиславского Подберезовиков использует и при розыске преступников, пытаясь для начала понять их сверхзадачу. Но и для Деточкина театр - не пустой звук, и два героя встречаются в народном театре, где готовятся к постановке "Гамлета". Когда Подберезовиков разгадает преступника и они окажутся по разные стороны закона, искусство окажется нерушимой связью для двух "чудаков".

Олег Ефремов сначала пробовался на роль Деточкина, но, как вспоминает Эльдар Рязанов в книге "Неподведенные итоги", получился "волк в овечьей шкуре": "Олег Николаевич мастерски изображал этот персонаж, но не был им. Сквозь мягкость, добросердечие и наивность проглядывал волевой, железный человек".

Олег Николаевич был больше, чем актер и режиссер. В отличие от своего героя Лямина в "Назначении", Ефремов всегда чувствовал свою ответственность не только как человек искусства. Он решал жизненные задачи на сцене, а не реализовывал творческие амбиции.

Подготовила Валерия Павлова

Читайте далее: http://weekend.ria.ru/theatre/20121001/763349151.html#ixzz287eUWFLo
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован