Эксклюзив
24 сентября 2012
2916

Олег Круг: Арбитражомания

Оно, конечно, это дело понятно и доступно для любого уважающего себя господина. Ежели обидели, надо не в морду целиться, а в суд с челобитной кланяться. И в бумажке всю обиду отразить в развёрнутом виде. Про порочащую честь ввернуть, достоинство не забыть и в заключении моральную ущербу потребовать. Правое дело, законом отмеченное и адвокатами мусолится с великим удовольствием.

Присказка коротенькая, да дело длинное и забористое, как жизнь героя, о котором и пойдёт речь.

В некотором царстве, ну и тем же аллюром, жил был дуб. Не одно столетье баловал прохладой путников и влюблённых под лунным светом. Так бы и продолжал нести вахту новым поколениям молодёжи, но беда случилась. Оседать стал великан под напором вод рукотворного моря. Пожалели старца сердобольные горожане, в колокола вдарили, во все инстанции бумаги о помощи полетели. Скоро сказка сказывается, да дело не сразу делается. Выяснилось, что власть местная не может что - либо сделать для спасения великана. А земля, на которой произрастает страдалец, в собственности организации, которая денно и нощно закон Гиппократа грязями блюдёт, да напитками сдабривает. А в том законе не прописано, чтобы о деревах зелёных страдать, потому и нечего поминать всуе. Но обществу не прикажешь, давай коситься на организацию, мол, ничего не предпринимает. А газетёнка так и написала: " Руководству Гиппократовскому участь дуба до лампочки". Прочитали попечители креста красного, обиделись и с хилым настроением к адвокату подались. А тот малец рад делу законному, взял за услугу всего - то двадцать рублей с трёмя нулями и бумагу сочинил в суд. Чтобы по всей строгости закона. Да так это у него ловко получилось, не то, что на бумаге, на бархатном покрывале следует буковки вышивать:

" ... порочащих сведений ответчик причинил истцу существенный моральный (репутационный) вред...."
"...планировании решений, препятствия в управлении, беспокойство и неудобства, причинённые членам руководства".

Сотрудники как прочитали бумажку в свою защиту, прослезились о заботе в адрес начальства:
- Да мы согласны и полгода без денежного довольствия сидеть. Лишь бы обуздать супостата газетного, да нашими денежками умаслить защитника юридического.

Круто написал адвокат, да не на одном листочке. А как же, за просто так денежки не платят. Поплыла бумага в суд. Да не абы какой, в арбитражный. Оробевшая было редакция, вздохнула, мешок с провиантом для дороги казённой в чулан запихала, и к штрафу готовится, защиту ладит.
- Может, не будут нас штрафовать? - редактор ноготки грызёт, с надеждой на портрет смотрит, с которым на каждом митинге гордо выхаживает.
- Ты про дышло не забывай, - у монитора автор "Лампочки" клавиатурой балуется. - А по большому счёту, как дети малые. Ну не согласны с мнением газеты. Позвоните, организуйте встречу. Всё же городок маленький, консенсус сыщем за стопкой чая! А тут сразу в суд, комедия...
- Да уж! - редактор ухмыльнулся, положил перед собой лист бумаги и принялся что - то писать.
- Чё пишешь? Оперу?
- Готовлю вопросы, которые буду задавать на суде.
А бархатное покрывало дальше злобствует:
"....несоответствующими действительности...,порочащим.... достоинство., деловую репутацию.... обязать.... взыскать...>>.
А в арбитражном суде уж и не знают, что делать с подобными бумагами. Так и поют:
- Заставь ....Богу молиться, весь лоб расшибёт. - Старший сотрудник голову чешет.
- Нельзя так говорить, - молодой сотрудник, модернизмом набитый, Европой подкованный, - Не старое время, чтобы отворачиваться от бед населения. Вон в Америке, президент пощупал секретаршу, какой скандал? А у нас? Уверен, случись подобное, чихнули в сторону и забыли.
- Ладно, - соглашается старший, - давай изучай подробнее и оформляй.
Появляется бумага, которая нос истцу утирает и установляет:
" ...привлечь к участию в деле третьего лица....",
а потом и определяет:
"...заявление...принять.....возбудить...>> и порядковый номерок сладили. А в заключении присоветовали истцу предоставить подлинные документы, а ответчику бумажки регистрационные.

Опечалились обиженные истцы, нет в наличии подлинника газетёнки.
- Сничтожили бумаженцию, - секретарша главного слезу пускает. - Как только увидала искорки в глазах ваших лучезарных, и не заметила, как сглотнула поганую писульку.
- Вот тебе задание, отыскать её, где хочешь.

А где найдёшь? По горожанам расползлась, по рукам истрепалась, до дыр поизносилась.
Пришлось тащиться в редакцию.
- Господа журналисты, помогите! Нужна мне газета, где вы про дуб написали и нас лампочками обозвали. Не найду газеты, с работы уволят.

Пожалели девчину, слёзы вытерли, чаем с сахаром побаловали и отпустили с миром. Повеселела, губки подкрасила, к начальству помчалась. А те сразу доказательство адвокату пожаловали, который знает, что дальше делать.

Пошелестел месяц и вот она, развязка. Кабинет светлый, окна громадные, столы полированные, спинки стульев высокие. Резной работы, дерева красного.
- Начинается судебное заседание о рассмотрении жалобы ответственного товарища...- потекла речь судьи по комнате.

А ответственный товарищ на стульчике для жалости съежился, головку в плечики втянул, в руках платочек теребит.
- Смелее взгляд, расправьте плечи, - в ухо адвокат шипит.
- Да, может, чем сиротливее выгляжу, больше пожалеют.
-... Разговорчики, - шёпот до председательствующего долетел. - Переходим к вопросу по существу.

И потекла унылая речь, сдабриваемая статьями гражданского кодекса, пунктами и добавками.
- Понятно, в чём обвиняет истец вашу редакцию? - в адрес редактора вопрос стрельнул.
- Дак, вроде не покушались на репутацию. И с остальным... Нам чужого не надо. - Бойко так редактор начал.
За всю работу в редакторском кабинете, столько посетил суды в качестве обвиняемого, что уж и со счёта сбился:
- Наша газета всего лишь сделала перепечатку того материала, который возмутил господина истца. Могу лишь сожалеть, что не в коня корм.
- Это как понимать? - с места поднялся адвокат истца. - Объясниться не желаете?
- Ну, коли сразу не понятно, растолковываю. В материале газеты автор статьи написал конкретно, что проживший несколько столетий дуб может погибнуть. А хозяину территории, на котором разыгрывается трагедия, судьба великана как то не с руки. Так вот, надо бы нас не в суд приглашать, а за круглым столом решать проблему. Вот к чему призывает газета. А тут...

Сел редактор, вздохнул тяжело.
- Позвольте, - опять вскочил как ужаленный адвокат, - Причём тут "конь", на что намекаете? Товарищ секретарь, прошу всё вышесказанное занести в протокол. Как полагаю, тут явный намёк в адрес моего клиента. А значит, оскорбление.
- Сядьте и успокойтесь, - судья прячет улыбку, наклоняясь над бумагами. - Вот тут написано в газетном материале:
- "... начальству до лампочки". Этим выражением газета явно негативно высказывается в адрес собственника земельного участка, где расположен дуб.
- Ну и каким боком "лампочка" лишает уважаемого истца чести и достоинства? - опять поднялся редактор. - Если бы было написано:
- До фонаря. Или руки не доходят, то тогда честь, не пострадала что ли?
- Господа, - поднялся автор "лампочки". - Я никого не хотел обидеть этим словом. Просто вспомнилось, как ещё в школе, на уроках нам рассказывали: в первые годы советской власти Ильич мечтал о первых лампочках, которые продвинут страну вперёд в экономике, строительстве. Потому и употребил словосочетание " начальству до лампочки", подразумевая, что истец, как Ильич, о развитии учреждения заботится, где, наверное, будет отведено место сохранности дуба-великана, но потом. - С серьёзной рожей сел и посмотрел на редактора. Тот рот закрыл и нагнулся шнурок на ботинке поправить.
- Ну и надо было написать: "руководителю не до дуба, а до лампочки". - судья перебил ответчика.
- Мы живём в процветающем государстве. Потому честные граждане в большинстве своём в газетных материалах видят только положительные стороны повествования. Ну а если в текстах ищут обиду в свой адрес, значит, есть причина. - С умной и серьёзной мордой автор добавил информацию.
- Нет, - поднялся адвокат, - это словосочетание несёт негативную оценку, как руководителю, так и любому, к кому оно относится.

Тут уж и судья задумался. Чёртов русский язык. И так можно и эдак перевернуть.
- А почему вы думаете, что в адрес истца звучал негатив. Может его жалели. Ведь такое хозяйство, сколько забот, лампочки не на всех аллеях. - Редактор подхватил поданную идею и попёр напролом. - И ещё раз повторяю, мы сделали перепечатку. А значит, не подсудны.
- Ладно, - наконец судья принял решение. - Тест газетного материала надо передать на экспертизу. Пусть специалисты сделают анализ и дадут как правовую, так и юридическую оценку тексту, который прилагается. Тогда и будем принимать решение. Согласны стороны?

А куда деваться истцу? Слава Богу, хоть взялись за это дело. Адвокат первым головкой закивал. Ответчики в такт согласие выразили.
- Суд переносится до получения экспертизы. - Судья вынес решение и поднялся над столом.

И пошёл запрос в лабораторию. А там не могут справиться:
- Ежели отпечатки пальцев принесли, туда - сюда, а так мы не можем заключение вынести.

Провалялся запрос, обратно на стол судьи плюхнулся. А тот его помощнику. А помощник давай по телефону выход искать. Так ещё через пару недель всё же уговорили академиков местного университета заключение сладить. Оскорбительно или нет выражение "До лампочки".

А академики сами не знают, как ответствовать. За консультацией в судебную инстанцию названивают. А те к истцу направляют. Много людей было задействовано. Адвокат с ног сбился, с конвертами из одного кабинета в другой нырять. То сумма не такая, то товарищ не на месте. Застопорилось дело. Того и гляди окончательно уплывёт деловая репутация, а там и достоинство терпеть не будет....

А что же виновник всёй этой возни? Могучий дуб, который пережил не одну эпоху, все войны, которые в школах изучают, выстоял вопреки всему. А ничего, потихоньку даёт дуба.

Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован