30 декабря 2013
11599

Олег Круглов: Зимняя сказка района

Главой администрации Дубовского района Волгоградской области, беспартийный, Ляшенко Александр Иванович стал в сентябре текущего года. Сменил Клочкова Владимира Павловича, который два срока тянул лямку. Который член партии "Единая Россия", а чуть раньше, коммунист Зюгановского толка. Запомнился тем, что всё его служение народу сопровождалось постоянными митингами горожан, пикетами, письменными обращениями к губернатору, просившими ускорить отстранение главы от занимаемой должности. Проводились десятки примеров о разбазаривании средств, квартир сирот, незаконной семейственной кадровой политики. Десятки судов, которые всегда кончались плачевно для команды Клочкова В.П. Угрозы, подкуп и запугивания неугодных. Вот эта чехарда и процветала в районе . И лишь очередные выборы позволили населению избавиться от товарища. Не смотря на административный ресурс, проиграл с треском.
Победил бывший мэр районного центра Дубовка. Наследство досталось плачевным. Долги исчислялись со многими нолями. На грани отключения от электроэнергии были школы, д/садики. Долги по газу, полное отсутствие денег на районном балансе. И когда новый глава начал работу, его просто не пускали в кабинеты, выбрасывая в след пачки писем о скором погашении долгов. Понадобилась помощь депутатов областной думы, заместителей губернатора, чтобы на район стали обращать внимание, разговаривать в деловом ключе. Прошло три месяца. Вот об этом и пойдёт речь в нашем рассказе.

Что ни говори, а как только вышел на улицу, так и попал в неё, в сказку. Вокруг всё было покрыто снежным инеем. Толстый снежный покров земли, деревья, провода, столбы, рекламные щиты. Всё это великолепие играло в лучах дневного цвета, подчёркивая наряд природы. И очищенная до асфальтного покрытия дорога казалась ненужной ложкой дёгтя в снежном убранстве.
На перекрёстке дорог, у светофора, поджидая автомобиль, молча оглядывал прохожих, которые, не замечая снежного великолепия, с озабоченными, хмурыми лицами, не удивляясь красоте, спешили по своим делам. На автовокзал, "Пятёрочку", или, как и я томились у дороги, поджидая попутную машину в сельскую глубинку, Камышин и далее соседнюю область. Прошло довольно много времени, пока нужный автомобиль остановился перед носом. Смахнул с него сосульку и нырнул в тёплый салон.
- Задержались немного, - глава администрации района коротко бросил извинение. - С утра приходится решать проблемы. Вот сейчас заедем в одно место и потом к цели нашего похода.
Так и очутились на базе предпринимателя Сергея Молоканова.
Чуть в глубинке двора в ряд стояли новые микроавтобусы "Ситроен". От удивления глаза полезли на лоб.
- Вот! - кивнул на покупки Шрайнер, заместитель главы, - Новые автомобили для обслуживания района.
- Да я, какой день не нарадуюсь! - в разговор вступил водитель Балыклейского маршрута. - Тепло, мягко, безопасно. Комфортно, одним словом. А то - старый "Пазик". Сколько мучений и мороки в пути?
Ничего не понимая, спросил:
- А сказывали про бумагу, мол, закрывается АТП? Работяг на улицу, а пассажиров на лошадях зимой, а летом - велосипеды. Вроде китайских рикшей.
- Всё расскажу по дороге, - не обращая на мою иронию, отмахнулся Александр Иванович и продолжал уточнять вопросы рабочего порядка с хозяином машин.
- Итак, в скором времени, будет ещё четыре автобуса? Хорошо! - подвёл итог Ляшенко и нырнул в салон автомобиля, Александр Шрайнер следом, и дальше, в путь.
- Какая закавыка! - наконец стал пояснять ситуацию глава администрации. По закону вся собственность принадлежали области. Автобусы, строения, забор..
- Скворечник... - показал свою сообразительность.
- Он то же. - Легко согласился Ляшенко. - Итак, всё принадлежало вышестоящей организации. А когда мы попросили, чтобы району дозволили самостоятельно решать вопросы перевозки пассажиров, то... - после паузы продолжил.
- Правильно говорите, пришла бумага из области, где чёрным по белому написано: "передать собственность Дубовского АТП в безвозмездное пользование районной администрации". Заметь, "пользование". Т.е. имущество, как и прежде, будет областным. Но ремонт, обслуга транспорта, будет проводиться на районные деньги. И в любой момент договор этого пользования может быть расторгнут.
- Ничего не понимаю, а есть ещё вариант?
- Конечно! Было бы написано "передать в безвозмездную собственность", вот тут и есть резон говорить о сохранении нашего АТП, гаражей, котельной, конторы и прочих строений, потому как всё будет принадлежать району и на правах собственника можно решать, что продать на смену старого, перестроить, ну и тем же вальсом. Но кто просто так откажется от собственности?
- Ну, если отбросить все высокопарные слова, то тогда можно понять граждан области.
- Потому после многих "за" и "против" было решено отказаться от "заманчивого" предложения и пойти своим самостоятельным путём. Главное дешевле. И, слава Богу, есть человек, который взвалил этот груз на себя. Имею в виду Сергея. Покупает грубо говоря, в кредит. Микроавтобусы как и прежде, будут ходить во все села района. В какое время, в какие дни, какое количество раз в сутки, эти вопросы будут решать сами жители сёл. Будет поток пассажиров в определённый час, будет рейс, а если нет, то какой смысл транжирить бензин и гонять впустую автомобиль. Тем более покрытие дорог желает лучшего.
А машина между тем накручивал километры пути. Проехали таборные лачуги "Ручейка", далее, показались запорошенным инеем строения Оленьевского селения.
- А где место, о котором печалились жители? - с интересом старался найти голый участок с торчащими пеньками старых тополей.
- Это не тут - пояснил Александр Давыдович. - Это у конторы. Она, Модина, давно выкупила и здание конторы, и участок. А теперь хочет соорудить нечто, подобное тому, что уже есть у разъезда к Водяному. Ты видел, что и как там?
Отрицательно покачал головой.
- Да-а! Вам с редактором следует больше посещать нашу глубинку. Тогда и увидите не только плохое, но и хорошее в нынешнем времени.
- Да время то слишком изменчиво, - пришлось дипломатично защищаться. - И скорее вопреки той политике, которая велась.
Наконец, очередной поворот, мимо развалин склада химических удобрений, наконец, машина покатила по улице Стрельно-широкого.
Так же, как и всё вокруг, куда не упирался взор, снежная пелена. И лишь триколор над зданием администрации выглядел неким елочным украшением, ярко развеваясь над крыльцом.
Тут следует нырнуть в историю, чтобы читатель не плутал в словесном лабиринте повествования.
Когда то колхоз был не худшим в районе. Потом, после всех экономических передряг, потихоньку стал хромать, как и все хозяйства. Конечно, не во всём вина колхозников, но это другая тема, и чтобы не обижать селян, промолчим.
В одно прекрасное время, оказалось, что появились долги у хозяйства. Потом ещё и ещё. Тогда же руководство и приняло решение обратиться к человеку, который поможет сохранить колхоз. Потекли кредиты. Но положение дел не улучшалось и, наконец, пришло время платить по кредитам. А платить нечем. И был суд, и была победа инвестора. Всё имущество колхоза поступило в собственность частного лица. Того, кто помогал выжить колхозу. Так в одночасье колхозники лишились своего имущественного пая. А это и колхозные МТС, коровники, свинарники, здания контор, и других вспомогательных помещений. Итак.
Здание старого правления колхозом, двухэтажное, кирпичное, с давно некрашеными окнами. Сиротливо как то затаилось чуть в глубине улицы и смирно ожидает своего последнего часа. Когда лом и кувалда превратят его в кучу мусора и в некоторую стопку кирпича под названием "БУ". Аккурат супротив страдальца, домишко нынешней администрации. Небольшой, приземистый, с высоким крыльцом и деревянным пандусом. Чтобы инвалид на тележке не забывал дорогу к власти и мог на неё жаловаться самостоятельно. Узкий коридор, по обе стороны двери, как в любом заведении. Таблички. В кабинете приема, почему то на стене только большие плакаты на случай ядерного взрыва. Мелкими буквами расписаны обязанности, места схорона и прочие прелести атаки. Как не вспомнить Гоголевского "Ревизора"?
На стульях уже сидят местные жительницы. Они добродушно улыбаются, неторопливо переговариваются, терпеливо ожидают начала приёма.
- А что, мужиков нет? - задаю законный вопрос. - Или полный матриархат? Мужики доверили вам общественные заботы?
- Нет! - словоохотливо ответствуют - Мужики заняты другим.
- Чем другим, кремлёвскими проблемами?
- "Фанфуриками"! - беззлобно и сожаления раскрывают страдания мужиков собравшиеся.
- А это что за оказия? - стараюсь быть дотошным.
- Ну, это, - в глазах хитринка, - ну... в общем, "Перчик"!
- Опять непонятно!
Но тут приглашают собравшихся на встречу с главой районной администрации, Ляшенко Александром и его заместителем.
Собравшиеся немного успокоились и предложили встречаться не сообща.
- Мы тут собрались по частным вопросам, удобнее будет, если по одному. - Высказала пожелания селян одна из присутствующих.
- Хорошо, кто первый? Прошу. - Приглашающий жест рукой и приём начался.
Первая посетительница сразу высказала упрёк в адрес энергосетей:
- Кому только не жаловались, а света на улицах села так и нет! А тут дети приезжают, как им в ДК пройти? К соседям?
Потом плавно переходит вопрос о подключении света к домовладению.
- Раньше хоть Петрухин был, Царствие ему небесное! А теперь, кто поможет?
Александр Иванович выслушал, взял телефон, набрал номер. Было понятно, говорит с энергетиками.
- Линия ремонтируется! Ну, так уж повелось. Старые провода, линии, изношенное оборудование. Ну, потерпите, сделают, уверяю. А по поводу ремонта линии к домовладению, надо писать заявление в райцентр. Только после этого они приедут и выполнят работу.
- А сами мужики не могут подключить? - провокационный вопрос закидываю.
- Ну почему же? Есть товарищ, но он просит за работу тысячу рублей. А откуда у меня эта сумма?
Наверное, в крови у населения душить себе подобного так, чтобы самому в этот момент было комфортнее от собственной удавки.
Новая посетительница представившись, села на стул и начала тему, далёкую от личного благосостояния.
Сразу скажу, в некоторых моментах, не будем называть фамилии, дабы не вставлять палки в колёса в общество жителей.
- У нас есть ТОС. Когда проходят собрания, как отчитываются, никто не знает. Вот, получили миллион рублей, а куда его использовали? Какие сделали блага для жителей села?
- Эти вопросы решаете вы, селяне и члены образованного ТОСа. - в целом прав Иванович. - Обратитесь к районному руководству ТОСами. Напишите заявление. Соберитесь, если считаете работу руководителя не праведной. Ну почему администрация района должна вымешиваться в самостоятельную организацию?
- Да нас никто не слушает! Круговая порука. Брат-сват, кум. А если против, то неприятности сплошные.
- Чтобы решать вашу проблему, напишите заявление, подпишитесь!
- Так нам же тут жить! А можно без заявления? - взгляд мудреца, который и волков насытил, и овец сохранил.
- Без заявления ну при всём желании помочь не могу.
Далее следовало обещание подумать, поздравления с наступающим. Очередная посетитель начала с имущественных паёв, которые вроде сеть, а пощупать их нет возможности.
В разговор вступил Шрайнер Александр:
- Да по существу, нет у вас паёв на имущество! Растранжирили! Кто виноват? Это другой вопрос.
Далее шел пересказ вышеизложенного.
Куликова Мария обратилась с плохой доставкой дров и угля, которые обещали подвезти ещё осенью. Глава опять взял телефон в руку.
После недолгой беседы было понятно, не забыли, и к началу января договор на привоз будет выполнен.
Ключникова, Овчинникова, Коврижкин, каждый приходил со своими заботами. Кто то говорил о детском садике, который когда то был. Кто - то опять вспомнил фирму "Исток", которая при помощи азиатских гастербайтерах ловко орудует ломиками и лопатой, разбирая строения бывшего колхоза.
Со слезами на глазах, дама просит помощь за дочь, которая не может получить гражданства, т.к. не имеет справку с места работы. А на работу не берут, потому, как отсутствует это самое гражданство.
Много - внучковая бабулька слезами заливается:
- Тяжело мне одной поднимать четверых внуков. Дочь на заработках. Отца нет, пенсия - слёзы. Вот даже к новому году не знаю, как и чем порадовать ребятишек.
Тяжело было смотреть, как приняла в дар пожилая россиянка материальную помощь от руководства района. Казалось, вот - вот рухнет в ноги в знак благодарности. И ура патриотичные выступления Главы правительства, его "...кое - где имеются...>>, представляются вроде насмешки в адрес этой самой глубинки.
Были и просьбы, которые как бы заявляли о том, что не совсем умерла периферия.
Титова Наталья предложила сделать в районе свой "Арбат".
- У нас много талантливых людей, которые занимаются рукоделием. Пишут картины. Различные поделки из дерева, металла. Почему бы не организовать на площади города нам уголок, чтобы мы могли показать своё творение. Да если кто и купит, нам это какая никакая помощь. - Говорила долго, глаза загорелись, и видно эта идея давно поселилась в голове.
- А мне нравится ваше предложение, и я его поддержу. Давайте решим эти вопросы организации места проведения в городе с руководством культуры. Думаю, возражений не будет.
Последним в комнату вошел Кузнецов Владимир Михайлович. Человек приезжий, не обременённый узами родства, потому как бы и в стороне под - ковёрной возни жителей села. Что там греха таить, кумовство процветает как в любом подобном сообществе. Называйте, как хотите: клан, семейственность, но это так. Потому без всяких вступлений, вошедший заговорил о тех проблемах, которые нужно решать сиюминутно.
- Может быть, удастся сохранить то, что осталось! - горько замечает и продолжает, - В сарае имущество администрации 20 тонн металлолома. Но ключи не у главы, и возвращать их не собираются. Куда только не обращались, ответ один, ваши проблемы.
Опять следует предложение о подаче заявления.
- Сейчас и прокурор, и начальник милиции, новые люди. Может ещё раз разберутся в вашей ситуации. Но, повторяю, нужно ваше заявление.
Наконец, приём был окончен. И нас пригласили в Дом культуры.
Наверное, всё же в царское время было проще большевикам, когда присвоили власть. Ни тебе электричества, ни радио, ни тем более, клуба.
Внутреннее убранство стен, потолков, освещения, как бы переместило нас в 60-е годы прошлого столетия. Известковая побелка, темно-синие панели, обшарпанный деревянный пол, который явно недавно подвергался окрашиванию так же тёмной краской коричневого цвета. В актовом зале, на сцене, чувствовалась жизнь. Шла репетиция к новогоднему торжеству. Девчонки, смущаясь гостей, говорили текст, заглядывали в шпаргалки и стреляли в нашу сторону глазами. Наконец, руководитель сделал перерыв и в адрес главы района посыпались жалобы.
- Протекает крыша в зале биллиардной. В библиотеке стена долго и постоянно сырая. Мы своими силами пытаемся сохранить фонд, но этого недостаточно, чтобы победить напасть.
В это время на улице появился житель села, явно в хорошем расположении духа.
- Чего й то приехали? - с усмешкой спросил, с любопытством разглядывая Давыдовича. - 30 лет проработал в колхозе. А теперь все рухнуло!
- А кто виноват? - спросил прямо и уставился на собеседника.
Он не стал отвечать на вопрос, полагая, что это не его дело, а плавно переключился на нашего последнего посетителя, Кузнецова.
- Живёт без году неделя, а туда же! Лезет в главы администрации!
- Может, ему со стороны виднее проблемы, которые вы не замечаете?
Опять в сторону ответ:
- Надо молодёжь ставить на главу!
- Ну и кого поддержите 9 февраля?
- Да, вон, директора школы нынешнего. Она вон как боролась с Клочковым.
- Так бывший глава администрации ваш земляк. Я думал, вы тут в масле катаетесь. - задал вопрос.
- Ты чего тут рот раскрыл? - в разговор вступила незаметно подошедшая дама.
- Да, я этого, то во! - начал оправдываться собеседник. - Приехали тут, и давай вынюхивать!
- Пошли! - властный голос потянул словоохотливого собеседника за собой.
- Моя жена раньше работала в сельсовете! - гордо просветил мужичок и, спотыкаясь, смирно пошёл за женой.
- Александр Иванович, наверное тяжело работать? - задал вопрос после долгого молчания? - Ведь в других поселениях не меньше проблем? Ведь ни одного колхоза не сохранилось. Как в средние века, процветает натуральное хозяйство.
- Трудно, но интересно! - немного подумав, ответил Ляшенко.
- Района сельскохозяйственный, как фермеры живут? Ведь ни один не пришёл.
- Гос-политика такова, что сворачиваются наши фермеры. - в разговор вступил Александр Шрайнер, заместитель главы района. - И если раньше имели по две и более тыс. пашни, то теперь оставляют 500-700 гектаров. Остальные гектары раздают тем колхозникам, у которых брали их в аренду.
- Ну, как же! С экранов так и плещется забота о крестьянстве! - было удивительно слышать эти речи. - Днём и ночью бдят интересы сельских тружеников!
- Вот и печально, что слишком пристально бдят. У семи нянек... - Ляшенко вздохнул и оборвал фразу, так и не закончив её.
Зазвонил телефон, Ляшенко что то начал говорить, потом выключил трубу, мрачно проговорил:
- В Вишнёвой балке на дороге перевернулся внедорожник. Упал с большой высоты. Никак не могут его поднять, надо ехать, может, нужна помощь.
- А жертвы есть?
- Да! Наверное, муж и жена. Он, кажется жив. Уже в больнице. Только обморожен, не сразу заметили, а женщина погибла.
Я стоял на дороге и уныло смотрел в след автомобиля, который увозил главу района на внеплановое мероприятие, которое ещё не раз будут ставить крест на свободном от работы времени Александра Ивановича.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован