07 октября 2004
1919

Олег Митволь: Министерство природных ресурсов превращается в `Министерство по борьбе с мафией`

Пресс-центр `Комсомольской правды` приветствует у себя в гостях и. о. заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, координатора Министерства природных ресурсов по проверке Московской области Олега Львовича Митволя и депутата Госдумы РФ Алексея Валентиновича Митрофанова. Тема пресс-конференции: `Ход проверок природоохранных зон Министерством природных ресурсов в Московской области и планы работы на ближайшие месяцы`.

О.Митволь: - Я думаю, что у общественности накопилось очень много вопросов - мы это чувствуем по публикациям в средствах массовой информации. И сегодня мы сочли необходимым совместно с Алексеем Митрофановым, который явился инициатором приглашения министра природных ресурсов Трутнева Юрия Петровича с отчетом о ходе проверок в Подмосковье 29 сентября на заседание Госдумы. Перед вами сейчас сидят люди, которые заинтересованы в том, чтобы наконец навести порядок. Я для наглядности принес карту тех проверок, которые удалось провести. Кто-то придумал дату - 1 августа надо сносить дома. Видимо, это из той логики, что 1 августа - один дом, 2 августа - два дома, 15 августа - 15 домов. Вы понимаете, что речь идет о собственности, мы должны соблюсти все необходимые процедуры. Будут идти суды, мы будем готовить документы. Наша задача - выявить то, что происходит. Вчера произошло происшествие, которое усилило необходимость нашей пресс-конференции. Может быть, некоторые из вас видели сюжет, который мы совместно с Российским телевидением готовили, точнее, они совместно с нами по поводу эллингов в г. Сочи. Если вы в курсе, вчера были расстреляны из автоматов два судебных пристава с контрольными выстрелами в голову. Вы знаете, что такое в Адлерском районе эти эллинги. Прокуратура уже несколько лет пытается с ними бороться.

Политобозреватель `КП` Н.Андрущенко: - А эти судебные приставы работали по вашей программе?

О.Митволь: - В том числе. Мы начнем с неожиданной темы. Проблему знают все, кто был в городе Сочи. Пишутся заявки в горсовет об установке гаражей для яхт. Потому люди ставят в пяти метрах от воды так называемые гаражи и вместо того, чтобы затаскивать туда на зиму яхты, они делают гостиницы, а канализацию выводят в воду. Задействованы очень серьезные люди, и прокуратура г. Сочи давно и безуспешно борется с этим. Эти приставы в том числе занимались этими вопросами.

Н.Андрущенко: - Алексей Валентинович, что вы об этом скажете?

А.Митрофанов: - Я считаю, и раньше считал, что земля, лесные ресурсы в целом в стране - это такое же национальное достояние наше, как нефть, газ, алмазы и всё другое. По рыночной стоимости только в Подмосковье земли и лесных угодий на 60 млрд. долларов - по тем рыночным ценам, по которым распределяется. Только в Подмосковье равно по масштабам половине бюджета нашего государства! Поэтому надо и относиться к этому как к ресурсу дорогому, и рачительно государство обязано подходить. И ситуация, при которой за 5 копеек в течение десяти лет раздавалась земля, а на самом деле не 5 копеек, на самом деле всё остальное шло в карман, - эта ситуация не может дальше происходить. Лавочка закрывается! У меня бумаги, это типовые вещи, письмо Громову. Дачное, некоммерческое товарищество `Озерное` обратилось с просьбой о выделении земельного участка на территории Рузского района. Товарищество зарегистрировано в Московской областной регистрационной палате 17 июля 2001 года. Просят 120 гектар. Далее по тексту: `Одновременно администрация района просит разрешить в порядке исключения приобретение членам товарищества в собственность земельных участков размерами до 10 га на одного человека. Просим вас предоставить право принятия решения по целевому землеотводу администрации Рузского района`. Пишет глава Рузского района губернатору Громову. Громов пишет резолюцию: `Решить положительно`. Вот схема решения вопросов! По 10 гектаров каждому. Кому? Какому-то некоммерческому товариществу `Озерное`, которое зарегистрировано где-то, - и 120 гектар земли! Если так всё это будет продаваться, а государство ничего не будет получать, то это то же самое, что раздавать нефтяные скважины - и пусть качает кто куда хочет, это его дело! Надо сейчас приравнять землю - особенно землю особо ценную - к нефти и газу, рассматривать это как точно такой же ресурс и прекратить такое вольное использование. Об этом мы говорили и год, и два назад. К сожалению, только сейчас государство действительно в лице нового Министерства по природным ресурсам повернулось лицом к этой проблеме. Но без коллективных усилий всех ветвей власти - судебной власти, законодательной, исполнительной, судебных приставов - ничего не сдвинется! Здесь должна `поехать машина` всего государства - не Митволь и не Митрофанов, допустим, а всё государство, все шестеренки должны покатиться, и люди должны понять, что они имеют дело не с отдельно взятыми сумасшедшими людьми, которые хотят что-то у них забрать, а с государством в целом, с которым, как известно, бороться бесполезно! У государства есть такая особенность - оно, как каток, очень медленно начинает. Но если каток поедет - он всех разравняет. Это мы знаем из истории. Наша задача - каток этот запустить. Это очень тяжело, это долгая история. Но если каток поедет, как мы это видели в истории с ЮКОСом, - тоже никто не верил! Мол, договорятся, посидят. А оказалось, что не договорились. Самых сильных укатали достаточно серьезно. Вот ситуация, которая может сложиться и в этом вопросе.

О.Митволь: - Я предвижу вопросы, я понимаю коллегу Митрофанова в том, что есть серьезные документы, которые должны стать достоянием общественности, я могу рассказать только некоторые вещи из той плеяды дел, с которыми мы столкнулись. Проверку мы начали, когда предыдущий руководитель по Москвовской области, некто Гаранькин, доложил руководству министерства, что нарушений в Московской области всего 19, из них 3 - в Одинцовском районе. Но на деле вдруг оказалось, что их не 19, а 250 тысяч! Поэтому возникло у некоторых людей непонимание, почему же у нас вдруг объявилось так много работы? Потому что в предыдущей команде Министерства природных ресурсов нарушений в Московской области было 19. Расскажу только о некоторых громких вещах, о которых многие журналисты писали. Например, история с музеем-усадьбой `Архангельское`. Несмотря на то, что была непонятная позиция у других исполнительных органов государственной власти, мы решили взять инициативу в свои руки и совместно с прокуратурой все-таки остановили то, что там происходит; выписали предписание на остановку всех процессов, выписали необходимые документы о том, чтобы акты и постановления нами были совместно с прокуратурой Московской области подготовлены, а заявления поданы в кратчайшие сроки в суд. И представьте себе, прокуратура Московской области, Министерство природных ресурсов обращаются в суд 30 июня, а предварительной слушание суд Московской области назначает на 18 октября! Это только предварительное слушание. То есть, логика, в принципе, понятна. Через полтора-два года мы вообще забудем, что у нас такой парк существовал, музей. Интересная ситуация - деревня Пятница Солнечногорского района. Коллеги из издания `Газета` написали, что мы начали с нее (речь идет о сносе строений именно в этой деревне), потому что это небольшие дома и это не новые русские. Мы осветили эту ситуацию только потому, что это единственное место в Московской области, где были выиграны два суда и были получены исполнительные листы. Вроде, наше министерство сделало всё, что необходимо. Так представьте себе, пристав Солнечногорского района обращается в городской суд с просьбой разъяснить, каким образом сносить дома: граблями, экскаватором, с крыши начинать? Он имеет такое право - обратиться в суд за разъяснениями. Но у него есть жесткая позиция суда: дома подлежат сносу за счет владельца. Если он будет спрашивать, какой бензин или солярку лить в бульдозер, мы с этой ситуацией далеко не поедем. Проблемы реально большие, и мы обращаемся к вам, средствам массовой информации, чтобы вы нам помогли в этом процессе. Только общими усилиями мы сможем сделать так, чтобы на сегодняшний день у нас в Подмосковье остались хоть небольшие клочки не захваченных и не спиленных лесов. Что мы еще сделали? Может быть, вы слышали: поселок Балтия. Там был участок земли, непонятно каким образом застроенный под ИЖС во время строительства трассы Москва - Рига. И к этому участку земли предприимчивые хозяева начали неожиданно прирезать лесные участки. Они захватывают землю, против них возбуждается уголовное дело. Суд выносит наказание в виде небольшого штрафа. Они быстренько прирезают еще участок леса и штраф платят. Против руководителя фирмы `Гудвин-3` было возбуждено 10 уголовных дел. Максимальное наказание, которое он понес, - это полтора года условно исправительных работ. По профилю суд ему присудил лесоповал - видимо, он там как раз на Новой Риге и валил этот лес. Представьте себе, в каких условиях приходится работать! Понятно, что при этом он захватил у государства более 70 гектаров леса. Есть люди, причем, очень уважаемые, которые там живут; фамилии вы их знаете, в том числе известные певцы. Позицию людей, которые покупают дом (им при покупке говорят: знаете, документов нет, но они будут обязательно потом, потому что здесь всё так круто и всё схвачено), объяснить, видимо, трудно. У нас процедура работы такая: мы своими силами пытаемся найти нарушения, запротоколировать, заактировать их, сопроводить документами и передать в прокуратуру. Например, только по Балтии, вы представьте себе, что там около 180 лесных участков. На сегодняшний день уже прокуратурой подан иск о признании договора на этот маленький кусочек земли недействительным и поданы иски о сносе всех строений. До 15 августа они взяли срок уточнить дома, то есть домовладельцев; далее будут юридические процедуры. Дальше начинается суд. Мы свою часть работы выполним быстро. Далее у нас в работу включаются приставы, суды. Если у нас не будет здесь проблем, мы всё необходимое сделаем.

Программа `Вести`: - Какова ситуация с музеем-усадьбой `Мураново`?

О.Митволь: - Там тоже очень интересная ситуация. Мы почему-то стали единой службой спасателей. Сегодня к нам пришло письмо, подписанное директором музея-усадьбы `Мураново`. Они позвонили в пятницу, и директор музея-усадьбы говорил о том, что это охраняемая территория федерального значения. У нас есть государственные службы, которые занимаются охраной памятников. Но мы готовы выполнить чужую работу. Сегодня письмо поступило в канцелярию министра Трутнева Юрия Петровича. Им даны указания разобраться, в том числе и мне. Я думаю, в течение ближайшего времени мы попробуем, если там есть нарушения, то сделаем то же самое, что мы сделали с Архангельским. У меня есть документы, что еще одна `группа товарищей` хотела забрать этот же музей-усадьбу Архангельское, но только не успели. Мы сейчас работаем в режиме МЧС. Мы думаем, что когда-нибудь настанет время, когда люди будут задумываться о преступлениях в сфере водного и лесного кодекса так же, как они задумываются сейчас об уголовных преступлениях. Законы такие есть, и они действуют.

3-й канал `Московия`:

- Почему первой выбрана деревня Глухово?

О.Митволь: - По деревне Глухово. Много говорят, что там будет снесен первый коттедж. Наша задача - сделать всё, чтобы государству вернуть государственную землю, чтобы люди смогли пройти к берегам рек и водоемов. Я знаю, что владельцы этих домов опротестовали решение суда в Московском областном суде. Естественно, без решения суда, без судебных приставов мы не сядем за руль бульдозера и не будем сносить дома. Если мы говорим о нарушениях закона, то можем бороться с этим только законными методами. Я знаю, что там идут процедуры: люди имеют право на защиту и это право у них прописано в Конституции. Они защищаются, нанимают, кстати, лучших адвокатов - вы, наверное, видели. Сейчас, кстати, хорошая пора для адвокатов, потому что никогда вообще не думали, что нельзя у государства что-то забирать. Все думали - видимо, с советских времен, что `всё вокруг народное, всё вокруг мое`. И городили на берегах рек замки, которые мы видели во многих телевизионных программах. Теперь вдруг выяснилось, что государство может хотя бы поставить вопросы, и я думаю, что мы вернем всё государству. Я тоже многие вещи не понимаю. Мы начали просто работать - и вокруг этого поднялся ажиотаж, какие-то сроки придумали. Меня разбудила в воскресенье, 1 августа в 9.30, одна очень уважаемая и любимая мною радиостанция, и предложили: `Давайте вы уже вставайте и езжайте сносить деревню Глухово!` Я им ничего плохого не ответил, я только сказал: `Вы знаете, я, наверное, не поеду`.

ИТАР-ТАСС: - Но пока не утверждены природоохранные зоны, будет ли эффективной борьба?

О.Митволь: - Спасибо за вопрос. Нам на днях вернули в третий раз проект постановления Московской области `О водоохранных зонах`. Мы все понимаем, неясности в этих вопросах кому-то очень выгодны. Наверное, это вопрос больше Государственной Думы. Чем больше неясностей в законе - тем для некоторых людей лучше. Есть постановление 1404, которое определяет порядок определения водоохранных зон, но естественно, что Московская область категорически не хочет принимать границы, создает большие проблемы - теряются сотни гектаров земли, и мы идем к тому, к чему мы пришли: большинство водоемов практически застроены. Журналисты, которые ко мне приходят, жалуются, что они не могут высадиться на островах на наших водоемах подмосковных, катаясь на лодках. Подходят к острову, а им говорят, что остров - частный. Представьте себе, у нас уже частные острова появились!

Н.Андрущенко: - Алексей Валентинович, может быть, Вы что-то скажете? Дума ушла на каникулы. Закон по водоохранным зонам планируется? Это губернатор области должен принять?

А.Митрофанов: - Я думаю, губернатор Московской области ничего принимать не будет, потому что руководство области понимает, что четыре года их предыдущей работы были работой вне правового поля или в полуправовом поле! Вот бумага. Громов пишет Касьянову и просит выделить на какое-то ЗАО `Агроимпульс` 144 га, на ООО `Этон+` - 73 га. И пишет в конце: `Данное решение позволит значительно улучшить обеспечение жильем всех нуждающихся, в том числе лиц, уволенных с военной службы, сохранит накопленный опыт строительства и расширит количество рабочих мест`. То есть, исключительно ради того, чтобы пристроить военнослужащих. Хочется посмотреть на тех военнослужащих, уволенных из армии. Я думаю, чин не меньше генерала армии, если кто-то есть из военнослужащих. Это лицемерие и просто раздача земли! Всё имеет свой конец, и я думаю, что нынешняя кампания долговременная, я уверен, что она поддерживается руководством государства, правоохранительными органами, Государственной Думой; Этим государственным институтам удастся повернуть судебную власть в эту сторону, - считаю, что это вообще важнейшее мероприятие! И еще один момент, это просьба к Министерству природных ресурсов. Безусловно, нужно на сайте министерства разместить четкие, внятные правила приобретения земли, чтобы все знали, или создать консультационный центр, куда любой человек может позвонить перед покупкой земли и узнать, делает ли он всё по закону или без закона. Потому что опираться на местных юристов-посредников невозможно, у них свои интересы. Они вам должны продать - и всё! Остальное их не волнует. И нужно, по всей видимости, рекламировать, что такая информация имеется, чтобы человек мог точно понять, какая существует жесткая процедура, какие законы не должны быть нарушены для того, чтобы правильно приобрести землю. Многие добросовестно покупали, но просто бестолково. Им говорили: все бумаги будут, всё нормально. В этом плане людей жалко, потому что они просто безалаберно подходили к делу.

Н.Андрущенко: - А не проще ли в этом смысле подать в прокуратуру иск по поводу подмосковного руководства, а не отдельных хозяев?

А.Митрофанов: - Я думаю, что сейчас проблема существует. Любой иск Министерства природных ресурсов к хозяевам - это цепочка. Хозяева - люди непростые, это не уволенные военнослужащие, вы же понимаете, кто это. Это люди, как правило, состоятельные. Эти люди пойдут к тем, кто продавал им. А те, кто продавал, пойдут дальше - к Громову. И цепочка эта заработает. В итоге спросят со всех по цепочке: ребята, а как так получилось? Мы купили, отдали деньги, а почему такой шум идет? Конечно, это большая проблема для областного руководства, для районного руководства. Но надо это решать, иначе раздача за 50 долларов соток будет продолжаться. А цена сотки в районе Барвихи перевалила за психологическую отметку 100 тысяч долларов и, по некоторым расчетам, дойдет до 150 - ближе к даче Президента. Чем ближе к даче Президента - там будет 150, а может быть, и 200 тысяч! 100 тысяч долларов за сотку - и по 50 долларов продается это государством. Это же смешно. Второй момент, который мне хотелось бы порекомендовать, и я думаю, законодатели здесь скажут свое слово: нужно привлечь к оценке земли западные компании. Я сильный патриот, но считаю, что в этих условиях только пятерка известных западных аудиторских фирм может добросовестно в нынешних условиях оценивать землю. И надо их официально, по закону привлечь, а наших отстранить на время, чтобы мы наконец знали, сколько стоит сотка земли, и чтобы они давали официальное заключение, а не компания Х, которая напишет, что всё стоит 100 долларов за сотку. Мы вынуждены будем это сделать и порекомендовать для того, чтобы получить картину объективную, сколько же реально стоит земля.

О.Митволь: - Хотелось бы разъяснить еще и некоторые термины. Практически все леса Подмосковья - это леса первой категории. Вывод лесов первой категории возможен только при наличии постановления правительства. Последние выводы под ИЖС были, насколько я знаю, в 2001 году. Представьте себе, с 2001 года кому-то очень хотелось торговать лесами. В связи с тем, что легальной возможности не было, появился интересный рынок. Рынок называется `право аренды для культурно-оздоровительных, туристических и спортивных целей`. В этой ситуации нет необходимости в распоряжении правительства. У меня есть целый список, кому и когда на такие `культурно-оздоровительные и спортивные цели` повыдавали по 100 гектар и т.д. Я хочу через средства массовой информации объяснить людям, что незнание законов не освобождает от их выполнения. Есть закон Московской области по поводу этих культурно-оздоровительных целей, и там написано, что можно строить на этих участках, то есть как можно пользоваться данными лесными участками. Представьте себе эти особняки многоэтажные в лесах, которые мы все по телевизору видели, и попробуйте найти подходящий пункт. `Пользование участками лесного фонда для этих рекреационных целей включает в себя: прогулки, в том числе пешие, на лыжах, велосипедах и лошадях, отдых у воды, занятие различными видами спорта, в том числе на специальных площадках и трассах (у меня есть список организаций, которые 20, 40, 50, 100 га взяли. Это как же надо бегать-то хорошо!), проведение культурно-массовых спортивных мероприятий (смотров, конкурсов, представлений, гуляний, соревнований)`. Представляете?! Люди берут под гуляния 100 га, огораживают и распродают. Опыт поселка Балтия свидетельствует о том, что, в принципе, ничего плохого за захват быть не может - максимум, небольшой штраф. Дальше. В том числе ведь можно ставить какие-то сооружения, мраморные особняки. Давайте попробуем здесь какой-то пункт найти. Первый пункт (какие сооружения могут стоять на таких участках) - это пляжное оборудование лодочной станции; 2) малые архитектурные формы (на сваях, там фундамент нельзя), аттракционы летних эстрадных кинозалов; прокладка туристических маршрутов с обустройством палаточных лагерей для промежуточного отдыха и размещение спортивных площадок, прокладка спортивных трасс с их инженерным обустройством. Представьте себе, какие интересные чиновники у нас придумали сделать такие смешные розовые свидетельства с надписью `Аренда на 49 лет` под такие цели! Люди, не читавшие этого закона, покупают и начинают громоздить особняки. А где обязательная экологическая экспертиза, во-первых? Во-вторых, местные чиновники в Московской области на уровне районов, образований знают все эти участки и знают, что там стоит. Понимаете, что ни о каких площадках речи быть не может. Очень серьезная ситуация у нас сложилась в Национальном парке Лосиный остров. Большое количество земли там выделено главами городских образований. У нас есть проблема с некоторыми чиновниками Московской области, когда люди, не имеющие права выделять заповедник, Национальный парк, вдруг берут белую бумагу и каким-то образом выделяют по 20-100 га. Эта проблема есть, и она не только там. Музей-усадьба `Мураново` - это только один частный случай, и видимо, у нас таких случаев будет много. Есть просьба: если у нас 250 тысяч нарушений нужно выявить, запротоколировать, передать в прокуратуру, то мы были бы заинтересованы, чтобы музеи и другие памятники исторического и культурного наследия у нас были бы протоколированы в первую очередь. Обращаюсь к вам, мы с удовольствием будем принимать письма-заявления и будем действовать со всей необходимой принципиальностью. Г-н Митрофанов сказал, что мы работаем с правоохранительными органами. У нас очень хорошо налажен с ними режим работы.

Н.Андрущенко: - Олег Львович, понятно, что вы вступили в противодействие с очень серьезным капиталом. Поступали ли Вам угрозы и представляете ли Вы, с кем имеете дело?

О.Митволь: - Все читали криминальную хронику в разных московских газетах, и вы примерно представляете, сколько стоит на сегодняшний день заказное убийство. Если сотка земли стоит 100 тысяч долларов или даже 50 тысяч долларов, а гектар, соответственно, стоит миллионы долларов, - понятное дело, мы, пытаясь вернуть государству, вступаем в прямые противоречие с огромными деньгами. Но надежда у нас - только на государство.

Н.Андрущенко: - Вам лично угрозы поступали?

О.Митволь: - Дело в том, что у меня семья и у меня проблемы дома из-за моей работы. У меня есть куча товарищей, хороших и добрых, которые говорят моей жене: `Что ж твой муж делает? Ты видишь, какие особняки, ты понимаешь, какие там деньги? Сейчас ему голову оторвут`. Угрозы поступали, но я когда совсем испугаюсь, тогда уйду с работы.

А.Митрофанов: - Тогда вместо Олега Львовича продолжит это кто-то другой.

Н.Андрущенко: - Алексей Валентинович, неужели Вы? А, кстати, где у Вас дача?

А.Митрофанов: - Нет-нет... Я хочу сказать, что это система. Олег Львович начал это дело, а дальше процесс пойдет. И процесс этот никто не остановит. Бороться с отдельными представителями государства бесполезно совершенно, потому что есть системные интересы! Да, они нарушены здесь. Никто не позволит какому-то Громову распределять вот так землю при живом Президенте, живом премьер-министре! Это просто руки не доходили до них. Так же как никто не позволит нефтяным компаниям так вести себя самостийно. Это система, они должны понять, что весело было 4 года, пока руки до них не доходили. Сейчас дойдут. Дойдут до них руки, и будет наведен порядок, поскольку это системная операция. Они должны понять, что это не может происходить. Государство потихоньку возвращает себе контроль в разных областях. У нас и Газпром вел себя весело: ни с кем не рассчитывался и душил всю экономику до 2000 года. Тоже пришел конец отцам Газпрома! Нормальное государственное движение. Жалко, что это происходит у нас годами, это можно сделать гораздо быстрее.

О.Митволь: - Мы уже говорили о том, что Министерство природных ресурсов каким-то образом неожиданно превращается в `Министерство по борьбе с мафией`- у нас есть такая мафия, в нашу зону ответственности попала еще рыбная мафия. Рад вам доложить, что мы сделали невозможное - мы получили исполнительный лист на Преображенскую базу тралового флота, которая выбросила минтай в море, и было им начислено 180 миллионов рублей штрафных санкций. Это первый раз в истории Министерства природных ресурсов. Эти рыбаки даже не ожидали, что может государство при простом выбросе этой рыбы в море наложить такие серьезные штрафные санкции. Первый раз мы получили реальный штраф за реальное экологическое нарушение. И будем стараться это производить и дальше. Мы боремся не только с Подмосковьем, но и на Дальнем Востоке с рыбной мафией.

Интерфакс: - На сегодняшний день сколько проверок и исков по Подмосковью?

О.Митволь: - У нас проводились проверки по двум направлениям. Есть проверки, производимые Департаментом контроля - нашей подведомственной службой. У нас есть около 1000 актов, мы эти акты должны обработать. Там есть нарушения, которые можно устранить, есть неустранимые нарушения. И будем мы передавать в суд. Например, по поселку Балтия, по Лосиному острову - 15 дел в судах находится. У нас есть 1395,7 га самозахвата в лесах первой категории. Мы собираемся эти акты аккуратно сложить в ящики и в начале сентября обрадовать прокуратуру таким большим количеством работы! Я общаюсь с прокурорами, и они говорят, что мы их работой перезагружаем, но проблема в том, что наша задача - выявить нарушения, составить акты и передать это в прокуратуру или суд, а дальше - по закону, автоматически всё будет решаться. Нашими делами сейчас занимаются Генеральная прокуратура, областная прокуратура, межрайонные прокуратуры и все районные прокуратуры. Неожиданным август получился для прокурорских работников.

РБК: - Есть ли механизм возмещения ущерба, который понесут добросовестные приобретатели недвижимости в Подмосковье? И поступали ли Вам предложения о примирении?

О.Митволь: - Вопрос по поводу предложений урегулировать такую проблему мне лично поступали. Проблема следующая: смотрите - замкнутый круг. В связи с тем, что сейчас происходит, и с тем, что есть у нас в министерстве люди, которые занимают в этом вопросе непримиримую позицию, есть большое количество противников моего пребывания на этой должности в Министерстве природных ресурсов. Я исхожу из следующего: я пришел на государственную службу не деньги зарабатывать, а мне просто интересно. Единственное, что я могу сделать, как честный человек, - если мне предложат через средства массовой информации зарплату 100 миллионов долларов в год, то я готов уйти с государственной службы! С меньшими предложениями, по пустякам прошу не обращаться! Были уже обращения, коррумпированная система была, приносили какие-то пачки денег, но не впечатлило меня. По поводу добросовестности. Мне даже интересно, что дальше. Проблема ведь еще в том, что когда показывают деньги или пытаются в карман сунуть, я устраивал аттракционы в коридорах министерства, когда выбивал руками деньги по 30 тысяч долларов. Мне говорили: а мы их сейчас в урну выбросим, а я говорил: выбрасывайте, меня эти 30 тысяч долларов вообще не впечатляют. Представляете, как интересно у нас сейчас работа происходит. Меня интересует сам интерес! Есть большая проблема, я чувствую, что я могу попробовать ее решить - я начну ее решать, и я несу ответственность за ее решение, хотя мы не установили сроки. По поводу добросовестной приватизации. Там есть другая проблема. Один из юристов, который был нанят счастливыми владельцами домов, сказал, что если приобретать, не проверив происхождение этой земли, то он несет ответственность наравне с застройщиком. То есть, если вы купили за 10 тысяч долларов краденый, без документов `Мерседес` и установили на нем свой двигатель, а потом продали своему товарищу, то, вы понимаете, у вас есть документы на двигатель, на сам `Мерседес` у вас документов нет, и вашего товарища, который будет на первом посту гаишникам объяснять, что добросовестно купил автомобиль, гаишники его слушать не будут. И этого мы уже добились. Будем делать так же, чтобы речь шла не о стоящем 100 тысяч `Мерседесе`, а стоящих миллионы долларов домах.

А.Митрофанов: - Я думаю, что для добросовестных приобретателей хорош сталинский сценарий. Вы помните эту историю, когда Сталин приехал к Папанину на дачу и сказал: `Какой красивый дом, прекрасный будет детсад!` На следующее утро товарищ Папанин написал заявление в ЦК о том, что надо передать это для детского сада.

О.Митволь: Это не очень правовой способ.

А.Митрофанов: - Нормально, это был добросовестный приобретатель!

О.Митволь: - Я все-таки сторонник действий в правовом поле. Но есть другая проблема. Представьте себе. Вы знаете аварию с самолетом ЛИ-2, которая недавно произошла не далеко от аэродрома `Мячиково`. Этого поселка, который там стоит, по картам нет. Это зона отчуждения аэропорта. Что делать с такими домами? Люди там построили, купили, но самолет ЛИ-2 мог и должен был сесть на поле. Но неожиданно там кто-то настроил домов. И он зацепился крылом за третий этаж мансарды. И развалился в воздухе, погибли люди. Сколько нужно погибнуть людей, чтобы понять, что это все серьезно?! По поводу добросовестности. Там наверняка человек пятнадцать в этом поселке, который находится на летной полосе в Мячиково, добросовестные приобретатели. Вы знаете, они тоже шум подняли: разлетались тут! А в документах посмотреть, что они собственно находятся на летной полосе аэродрома, и в голову не приходит.

Программа `Вести`: - Вы сказали, что сотрудничаете с прокуратурой. Но мы сегодня позвонили посреднику, и он сказал нам, что земля в Мураново по-прежнему продается по 1400 долларов за сотку!

О.Митволь: - Может, вы купите и вернете государству? Недорого по московским меркам. Во это письмо по музею-усадьбе `Мураново`. Они сегодня, 9 августа, нам прислали бумагу. Вы поймите, у нас ведь с музеем-усадьбой Архангельское тоже такая проблема. Это подразделение Минкульта. И только потому, что мы вдруг неожиданно проявили свою настойчивость.

Программа `Вести`: - До 10-го сентября вы все проверить успеете? И Мураново тоже?

О.Митволь: - Про Мураново я сейчас и говорю. В Архангельском Минкульт должен был работать в этой ситуации. Но мы сработали. На сегодняшний день мы получили письмо, где написано, что указанные земли входят в состав зоны охраны памятника архитектуры федерального значения, номер государственного реестра 501037703. Вы понимаете, кто ведет реестр. Явно не Минприроды. Мы будем говорить о том, что у Минприроды на сегодняшний день гражданская и государственная позиция, и мы готовы работать. Мною сегодня даны распоряжения до конца августа провести проверку этого. Потому что ведь мало того, что мы видим такие факты, но мы не очень хорошо знаем, как там оформлено. Мы же не можем действовать не в правовом поле. Мы должны понимать, что единственное решение, которое будет по этому поводу, это решение суда. Соответственно мы должны подготовить это все. По ходу проверки, у нас есть две контрольные даты по проверкам в Подмосковье, мы сейчас в связи с огромным количеством нарушений - в том числе у нас музеи без очереди, как говорится, мы ограничили зону проведения проверки. И с учетом того, что министр пойдет на пленарное заседание в Госдуму 29 сентября, мы к 10 сентября будем подводить промежуточный итог этих проверок, будем знать, сколько и каких решений, сколько заявлений мы передали в суд и так далее. Соответственно мы готовы встретиться, мы понимаем, что это людей интересует, мы понимаем, что это у всех наболело! Мы понимаем, что детям негде гулять, взрослым негде купаться, что некоторые застройщики в зоне питьевых заборов ставят просто жизнь людей под опасность. Давайте в районе 10 сентября встретимся и мы вам ответим.

Н.Андрущенко: - А конкретнее?

О.Митволь: - Смешная ситуация. По музею-усадьбе Архангельское тоже очень много государственных органов всполошились. И всех на уши поставили мы! Видимо, мы тут последняя линия фронта, но мы будем держаться. Вот еще депутатов попросили помочь. Но мы должны понимать, что делать! Мы же должны в правовом поле тоже действовать. Такие факты, конечно, имеют место, конечно, это позор для государства.

А.Митрофанов: - Я думаю, если местная прокуратура дала по Мураново отказ, это объяснимо. Но это не значит, что это единственная прокуратура, которая есть в стране! Есть Генеральная прокуратура, которая глобально смотрит на вопрос, понимает линию Президента, премьер-министра, директора ФСБ , Думы, депутатов, министра природных ресурсов. Я думаю, там реакция может быть иная.

О.Митволь: - Вот маленькая выдержка по Мураново из письма директора господина Пацукова: `Со стороны правительства Московской области нас заверили, что вопрос сохранения историко-культурного и природно-ландшафтного комплекса Борис Всеволодович берет под личный контроль`.

Н.Андрущенко: - Тем не менее лично раздает участки.

О.Митволь: - На сегодняшний день этот факт есть. Значит, как-то мы будем реагировать.

Н.Андрущенко: - Личный контроль - это личная раздача.

О.Митволь: - Да.

РИА-Новости: - Осуществляет ли МПР проверки в Ленинградской области?

О.Митволь: - У нас на сегодняшний день начались проверки и в Ленобласти, и даже в городе Москве. Соответственно, у нас просто, когда мы сейчас посмотрели, где мы работаем, где ни начни проверку - там будут умопомрачительные результаты и сенсация за сенсацией! Но в связи с тем, что принято решение Юрием Петровичем Трутневым, министром природных ресурсов, все-таки проверить в первую очередь особо важные объекты, которыми для нашей страны являются Москва и область, Ленинградская область, Петербург, Сочи и так далее - соответственно мы сейчас начали эти работы. По высоткам тоже очень интересная история! Когда я пришел на работу три с половиной месяца назад в Министерство природных ресурсов, один коллега, который осуществлял научное консультирование, мне сразу сказал, что в Москве ситуация ясна, существует много проблем с экологической экспертизой, по взаимодействию с экологическим подразделением московского правительства. Я сам с ними сталкивался. Они предложили оградить нас от необходимости проведения государственной экологической экспертизы, которая записана в 1995 году в законе о государственной экологической экспертизе. То есть они нам сказали: `У вас сил нет, мы сами как-нибудь тут с экологическими экспертизами разберемся, вы даже внимания не обращайте`. Соответственно вы имеете в виду ту статью, которая появилась в `Коммерсанте` в субботу. У меня есть это письмо, я вам потом покажу. Ни для кого не секрет, что Москва является зоной новой сейсмической активности. У нас при Министерстве природных ресурсов есть наш ведомственный институт, который занимается геофизикой. Они занимаются в том числе и мониторингом подвижности и так далее. Они прислали письмо (на самом деле очень приятно, что очень многие люди обращаются ко мне, звонят, собирают подписи. Попробуй не разочаровать людей!), в котором пишут о геодинамической нестабильности глубинных зон в Хорошевском районе. Мы знаем, что Москва находится в новой сейсмической зоне, что идут колебания. Соответственно вы должны четко понимать, что на десятом этаже десятиэтажного дома колебания увеличиваются на 2 балла. Если колебание 5 баллов, то на десятом этаже 7 баллов. Соответственно не так давно в российской столице и в России были изменены строительные нормы. И вместо расчетных 6 баллов землетрясения в советские годы, Москву перевели в зону с 5 баллами. Теперь здания надо строить, которые меньше должны выдерживать баллы землетрясений. У нас сразу возник вопрос по высоткам. Это зона нестабильности, они пишут по два конкретных объекта: `Алые паруса` и `Москва-Сити`. Мы знаем эти вольности с оформлением различных документов. Я с чего начал? Этот товарищ пришел и сказал: `А ты знаешь очень интересную историю про Воробьевы горы? В советские годы МГУ обратился к правительству Москвы, к Моссовету, с просьбой построить там пятиэтажные панельные общежития для студентов МГУ. Было обращение в Госкомэкологию, но экологи дали ограничение по нагрузке. Написали, что максимум, что там можно поставить, три этажа панельных домов`

А.Митрофанов:.- Там не только экологи, но и те, кто знал, что под землей.

О.Митволь: - Видимо, да. То есть МГУ не стал там строить общежитие пятиэтажное панельное и уехал к себе на Юго-Западную. Мы хотели сейчас сначала провести эти проверки, а потом уже конкретно вам доложить их результаты.

Н.Андрущенко: - То есть `Алые паруса` построены, а `Москва-Сити` строится в сейсмоопасной зоне?

О.Митволь: - А Воробьевы горы в советские годы были ограничения по этажности. Пять этажей панельного дома. Вы понимаете, что там сейчас стоит, сколько этажей, я даже уже не помню, сбился считать. Я очень отчетливо представляю, что на сегодняшний день, когда у нас страна из социализма шагнула в капитализм, с геодезистами и так далее можно договариваться, в том числе на рыночных условиях. Но, честно говоря, я считаю, безопасность людей - это самое важное для нас. Мы сейчас будем проводить проверку, привлечены ученые. Если действительно подтвердятся эти данные, то мы будем обращаться в прокуратуру и правительство Москвы о том, что необходимо принять меры. И здесь вопрос к депутатам Государственной Думы.

Н.Андрущенко: - А как его решать? Квартиры же куплены.

А.Митрофанов: - Вопрос о высотках несколько раз обсуждался в Государственной Думе. Пока там нет твердого понимания. Есть разные мнения по этому поводу. Но в принципе действительно есть два соображения: это то, о чем говорилось. Я здесь могу добавить: отсутствие строительных норм и правил для высотных домов. Они не утверждены и не апробированы, как те стандартны которые действуют. И третье - соображение безопасности. Мы все видели, что было в Нью-Йорке, и после этого идти туда же - малопонятная история. Тем более, что абсолютно ясно, что при пожаре никто не спасется с высоких этажей. Здесь иллюзии быть не должно. Выдумки про парашюты, про то, что все уборщицы будут с парашютами прыгать с 500 метров, все это ерунда! Нет спасения при серьезном теракте и сразу увеличивается эффективность терактов в десятки раз. Потому что речь идет о тысячах людей. Надо это учитывать. Есть тонкость, связанная вообще с Москвой, о которой мы вслух не говорим. Москва есть наземная и подземная. И великая. Когда-то мне в эпоху гласности предлагали снять фильм в 1992 году, когда открылась информация о подземной Москве. Я думаю, что если бы мы тогда не проваландались лето, потом запретили это. Надо было снять. Это фантастические вещи. Не секрет, что города под Москвой существуют. И с этим учетом, не зря на Дмитровке провалилась машина, у нас полости везде существуют. И как здесь строить это все?! Когда на Воробьевке был концерт с огромным количеством зрителей, то Юрий Михайлович взял на себя ответственность. Ему сказали, что может провалиться вообще все. Сотни тысяч людей вниз уйдут. Если вы хотите собрать до миллиона человек, берите на себя ответственность. Все прошло нормально, а могло провалиться вполне серьезно.

О.Митволь: - Еще вопрос о государственной экологической экспертизе. Не зря ведь в законе написано, что экспертизу надо проводить обязательно. Я недавно видел документы из ГУПРа. В другом районе Москвы построен такой же бассейн, как `Трансвааль`, на разрешении на его строительство такая марочка наклеенная и написано: `Обязательную государственную экологическую экспертизу можно не проводить`. И подпись соответствующего департамента правительства Москвы. Вы представляете себе? Проблема!

Н.Андрущенко: - У нас не только Громов, но еще и Лужков...

О.Митволь: - Мы проверку только начали.

А.Митрофанов: - Это отдельная тема вообще. Москва - это до утра можно говорить.

`Русское международное радио` - Вы говорили о 250 тысячах нарушений. Есть общая оценка ущерба?

О.Митволь: - У нас сейчас есть очень сложная процедура определения этого ущерба. Дело в том, что по музею-усадьбе `Архангельское` возбуждено уголовное дело против конкретных чиновников. Соответственно, прокурорам ясно, какого вида ущерб нанесен государству. Выведены земли музея незаконно и так далее. Прокуроры предъявляют обвинение. И обращаются к нам за экспертизой. Так вот, то, что у нас по нормативам удалось официально посчитать для 46 гектар парка Архангельское, это 5 миллионов рублей. Мы же не можем сверх нормативов сказать, что сейчас в этом месяце сотка стоит 100 тысяч долларов, давайте ущерб так и посчитаем. Проблема, у нас есть свои нормативы. У нас есть проблемы. Дело в том, что у нас очень много лесников работает, которые работали раньше. Сейчас происходит такая психологическая ломка. Те лесники, которые раньше выдавали эту землю, теперь считают ущерб некоторым своим коллегам. Основной обвиняемый по делу Архангельского, директор Истринского лесхоза Сарафанов. Был приглашен на допрос и бывший руководитель ГУПР по Московской области Горанькин.



Пресс-цент `КП`

12 августа 2004 г.http://nvolgatrade.ru/

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован