07 октября 2004
2382

Олег Митволь: У Аллы Пугачевой проблемы с банькой

Пресс-центр `Комсомольской правды` приветствует у себя в гостях заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, координатора Министерства природных ресурсов по проверке Московской области Олега Львовича Митволя и присоединившегося к нам буквально в последний момент депутата Госдумы Алексея Валентиновича Митрофанова. Тема пресс-конференции: `Проверка соблюдения природоохранного Законодательства в Москве. Ход проверок природоохранных зон Министерством природных ресурсов в Московской области`.


О.Митволь: - Сегодня должно было быть выступление министра в Государственной Думе, посвященное итогам проверки Подмосковья. Хочу сказать, что наше с вами общение приносит серьезные плоды. Дело в том, что большинство из публикаций в СМИ на тему проверок в Московской области и в Москве вызвали серию проверок соответственно областной и городской прокуратуры. По многим нашим совместным акциям возбуждены уголовные дела. Я даже не знаю, с чего начать...

Ведущий: - Давайте начнем с Москвы.

О.Митволь: - Давайте с Москвы! Присутствующий здесь депутат Митрофанов после нашей с вами встречи в последний раз отправил запрос. В чем смысл конфликта? Обратите внимание, он сначала разгорелся с чиновниками правительства Москвы, а потом начал рассасываться. Смысл конфликта очень простой. Есть закон о государственной экологической экспертизе и он действует на всей территории Российской Федерации. Любой объект обязан проходить государственную экологическую экспертизу. Некоторое время некоторые чиновники московского правительства нашли себе интересное занятие в определенных случаях разрешать не проходить эту экспертизу. Соответственно господин Митрофанов расскажет о результатах запроса. Дело в том, что он послал запрос в Генеральную прокуратуру. И этот запрос уже пришел в Министерство природных ресурсов. У нас с прокуратурой получается очень хорошая работа быстро. И уже есть ответ Министерства природных ресурсов касательно ситуации с Воробьевыми горами, Москва-Сити и другими интересными объектами в городе Москве.

А. Митрофанов: - Мною был направлен запрос в Генеральную прокуратуру относительно нарушения законодательства при строительстве высотных зданий. `Алые паруса`, `Воробьевы горы`, `Москва-Сити`, аквапарк `Трансваальпарк`. Были поставлены очень конкретные вопросы в этом запросе. Проводилась ли государственная экологическая экспертиза при строительстве этих объектов? Сейчас прокуратура готовит основательный ответ на мой запрос, но я знаю, что во внутренней переписке между ведомствами прокуратура запросила Министерство природных ресурсов и управление по Москве Министерства природных ресурсов, проводилась ли такая экспертиза? И уже в предварительных ответах ясно, что материалы по объектам с названием `Алые паруса`, `Воробьевы горы`, ... по городу Москве для проведения государственной экологической экспертизы не заявлялись. То есть никакой экологической экспертизы не было. О. Митволь: - Так как мы участвуем в подготовке ответа уважаемому депутату, я могу откомментировать. На сегодняшний день Москва-Сити, помните скандал, мы нашли у себя только то, что по участку No 10 Московского международного делового центра Москва-Сити есть заключение государственной экологической экспертизы, утвержденное приказом No 838 от 5.07.2004 г. По остальным участкам заключений нет. Это значит, что по закону об охране окружающей среды не только нельзя строить, но и нельзя финансировать объекты, не прошедшие, не имеющие положительного заключения государственной экологической экспертизы. По поводу `Алых парусов` добавлю. У нас есть документы, принятые Министерством природных ресурсов после всех этих скандалов, по 5-му корпусу. По 1, 2, 3, 4 корпусам документов никаких нет. В первом корпусе, насколько мне известно, находится аквапарк. И по пятому корпусу ответа нет, потому что очень серьезная ситуация с гидрогеологией. Это о чем все москвичи говорят. Соответственно эту информацию знают в правительстве Москвы. Почему молчат - непонятно! Приведу еще два примера. У нас есть письмо прокуратуры г. Москвы, адресованное всем прокурорам административных округов - межрайонным, транспортным, специализированным прокурорам. Там написано, что руководитель департамента правительства Москвы по экологии обратился с тем, что предложил не проходить экспертизу и заменять ее московской экспертизой. Есть разъяснение прокурора, написано, что указанная позиция проанализирована совместно с Министерством природных ресурсов, Федеральным агентством по строительству, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре и не может быть принята. И в конце: принимать все предусмотренные законом меры по пресечению нарушений требований закона об обязательной государственной экологической экспертизе. Таким образом, проведение государственной экологической экспертизы на всех стадиях разработки проектной документации и строительства обязательно по всем объектам, не включенным и т.д. При наличии оснований необходимо возбуждать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей такой-то. У меня собраны несколько художеств наших коллег из Москвы. Например, бензоколонка. Некоторые граждане, объединенные в акционерное общество, решили построить практически на территории детского сада No 1920 Ведущий: - По какой улице?

О.Митволь: - По Бутырской улице, владение 1 ... бензоколонку! Ни у кого не вызывает вопросов по поводу размещения емкостей с бензином под детским садом?! Эти люди подали документы на государственную экологическую экспертизу. Министерство природных ресурсов очень удивилось, что такие документы вообще могли быть, и ответило отрицательным заключением. Нельзя строить в детском саду бензоколонку. Дальше люди видят, что не могут построить любимую бензоколонку в выбранном месте. Они подают документы в Департамент экологии правительства Москвы, который пишет, что материалы проекта строительства АЗС по адресу: Бутырская ул., владение 1, Северного административного округа не является объектом обязательной государственной экологической экспертизы. И приклеивают вот такую марочку. И теперь на территории детского сада идет строительство бензоколонки.

Ведущий: - А кто подписал этот документ?

О.Митволь: - Заместитель руководителя департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы госпожа Наталья Бринза, которая в интервью `Коммерсанту` сказала, что все наши действия по строительному комплексу - это попытка МПР поучаствовать в делении пирога или что-то в этом роде. Она де факто признала, что пирог какой-то есть. А де юре сказала, что мы тут сами со своим пирогом справимся, что вы от нас хотите? Далее интересная ситуация. Куча материалов, мы по всем этим материалам, как обычно, будем документы передавать в прокуратуру. Нашли мы бассейн, очень похожий на комплекс `Трансваальпарк`. Департамент природопользования и охраны окружающей среды правительства Москвы, генеральному директору УСК `Наука`, Тверская, 24. Заключение и в скобках - `повторное рассмотрение`. По закону о государственной экологической экспертизе повторного рассмотрения быть не может! А если мы говорим о том, что в Москве у нас действуют отдельные законы, то здесь можно и повторно. Здесь наклеена пресловутая `марочка`. И написано, что `объект не является объектом обязательной государственной экологической экспертизы`. Даже в русском языке немножко режет слух. Теперь вам ясен характер конфликта между, условно, Министерством природных ресурсов и некоторыми чиновниками правительства Москвы. Далее я плавно перейду к вопросам судов. Поставлен очень интересный эксперимент. У нас в Конституции есть статья 19, в части 1 которой написано, что все равны перед законом. В части 2 написано: государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина. Несколько других статей. Так вот, представьте себе, в одном Тверском суде я подал иск по отношению к руководителю Департамента Бочину, который все эти художества и делал. Не зная его домашнего адреса, написал адрес его места работы: правительство Москвы, 103032, Москва, ул. Тверская, 13. Тверской районный суд. Через некоторое время на меня в этом же Тверском районном суде г. Москвы подал иск истец Ресин Владимир Иосифович, фамилию которого я до сегодняшнего момента ни разу не называл. Он почему-то обиделся за строительный комплекс, хотя любому неюристу понятно, что защита чести и деловой репутации может быть относительно, если бы я называл фамилию человека, чью честь я пытался затронуть. Опять же в этом Тверском суде пишется: ответчик - Олег Митволь, Москва, Б. Грузинская, д. 4/6. Мой домашний адрес не указан. Представьте себе, по иску Ресина ко мне уже было предварительное заседание суда, оно прошло через неделю после обращения Ресина, а по моему иску к чиновнику правительства Москвы я получил следующее определение: `Исковое заявление Митволя О.Л. к Бочину Л.А. о защите чести и достоинства, деловой репутации оставить без движения в связи с тем, что, как следует из искового заявления Митволя О.Л., место жительства ответчика Бочина не указано. В соответствии с требованием статьи 28 ГПК РФ иск предъявляется по месту жительства гражданина`. Как комментировать?! Был произведен чисто технический эксперимент. В одном суде поданы два одинаковых иска о защите чести и достоинства. Соответственно иск московского чиновника ко мне в течение недели было назначено предварительное заседание, мой иск к московскому чиновнику был отклонен.

Ведущий: - Оба иска без домашнего адреса?

О.Митволь: - Да, оба иска без домашнего адреса. Один и тот же суд. Вопросов в данной ситуации больше, чем ответов! В результате того, что прокуратура подтвердила то, что все объекты обязаны проходить государственную экологическую экспертизу, фактически де юре в Москве приостановлено строительство. Но де факто, как я понимаю, люди, которые попирали законодательство, они его и продолжают попирать. Вот адреса объектов 2005 года, 2006 года, которые без экспертизы спокойно строились до сегодняшнего дня. Сегодня инспекция по архитектурному надзору прекратила разрешать строителям сдавать такие объекты. Наконец-то начали действовать законы экологические.

А. Митрофанов: - Я хотел бы сказать два слова. Сегодня, 29 сентября, действительно было назначено выступление министра природных ресурсов Юрия Петровича Трутнева в Думе, к которому, насколько я знаю, он готовился. Но принято решение перенести на 17 ноября его доклад.

Ведущий: - Что за причина?

А.Митрофанов: - Называются чисто технические причины, дескать, совет Думы рекомендовал это сделать в связи с тем, что сегодня рассматривают бюджет. Но выделить час времени для рассмотрения вопроса с Министерством природных ресурсов было вполне возможно, насколько я понимаю. Потому что речь идет тоже о связанном с бюджетом вопросе. Я рассматриваю ситуацию с землями и строительством в Москве и Московской области, и вообще распределение земель и земли как таковые как естественную монополию. Такую же как газ, нефть, алмазы. То, что государство должно контролировать. Причем, на самом высоком уровне. Мы просто пропустили тот момент и плюнули на это дело, рассматривали вопрос о земле так: `Ну, чего-чего, а земли у нас много, 17 милионов квадратных километров территории!` Но выяснилось, что земля в Москве и области, возможно, и в Питере является фактически нашим общенародным достоянием. В принципе - земля, но по стоимости она равна бюджетам государства. А раз так, то контроль над этим должен быть совершенно другого класса. И мы считаем, что контролировать продажу земли, оборот ее, денежные доходы надо на самом высоком уровне и консолидировать хотя бы в виде серьезных налогов в бюджет. Никаких же серьезных налогов ни в Московской области, ни в Москве не платится. Все это теневые деньги, вся эта история развивается уже десять лет. Но рано или поздно кто-то должен был поставить этот вопрос и этим заняться! И сейчас я считаю, что очень органично наступает время назначения губернаторов, поскольку мы будем упираться в этом вопросе всегда в политическую систему. Если губернаторы избраны по Конституции, они контролируют ситуацию на своей территории. И трудно от них требовать, допустим, они будут говорить: `а что, это наши земли`, `я губернатор Московской области`, `я перевожу это из сельскохозяйственной земли и в землю иного назначения - это мое право, в чем проблема?` Но цена этих земель сопоставима с ценой всей остальной земли России. Но это же серьезная история. Как это можно отдать в руки отдельных районных руководителей, поселковых и даже губернаторов? Поскольку мы рассматриваем, что это деньги всей страны, всех 150 миллионов, проживающих на этой территории, кто работает на эту страну, кто ее защищал, образовывал и так далее. Поэтому деньги эти должны концентрироваться на самом верху. Я думаю, что кампания, которая идет, и сейчас складываются для этого политические условия, чтобы прижать губернаторов, мэров городов, глав администраций - во-первых, разобраться с их предыдущей деятельностью и прежде всего поставить вопрос об одном: это все должно приносить серьезные деньги в бюджет. То есть идти на то, чтобы мы могли платить другим людям пенсии и осуществлять инфраструктурные проекты, нормально платить армии, милиционерам. Не 6 тысяч рублей получает оперативник в отделении милиции и приносит бумагу за свой счет, потому что на бумагу ему не дает! А он исписывает вот такую гору бумаги. Это позор - такая ситуация с правоохранительными органами! На все это надо иметь деньги. И эти деньги есть! Мы считаем, что так или иначе будут введены налоги, другие налоги. Когда имеешь дом в природоохранной зоне, либо, если это особо ретивые люди и ничего не хотят делать, надо это действительно сносить по решению суда. Но если люди готовы на компромиссы, пусть платят в десять раз больше налог на имущество.

О. Митволь: - Алексей моделирует ситуацию как политик. А я снова скажу по ивотрепещущему вопросу по поводу сноса коттеджей! Рассказываю, что удалось сделать, несмотря на титаническое сопротивление тех людей, которые несут ответственность за все, что происходило. У нас налажена очень хорошая работа с прокуратурой Московской области. Результатом этой работы явилось то, что ответственность в первую очередь понесли чиновники. Вчера на допрос приходил один из заместителей губернатора Московской области. Соответственно были произведены обыски у некоторых руководителей лесного агентства. Против двух глав администраций были возбуждены уголовные дела - Гладышев и Рассказов. Хочу вам еще добавить, что несут ответственность также главы сельских округов. Я знаю, что один из них уже находится в местах лишения свободы. Без приговора суда, в СИЗО. Еще несколько кандидатов на эту процедуру имеются у следствия. Эта история с Екатерининскими валами. Она нас интересует по одной простой причине. Там есть все решения судов, выписаны в марте исполнительные листы. Есть пристав, который в апреле спросил у суда, с какой стороны сносить дом. Так вот, по этому приставу, насколько я знаю, 20 сентября прокуратурой на имя руководителя службы судебных приставов отправлено представление о недопустимости неисполнения законодательства и дан конкретный срок. Кроме того, прокуратура действительно работает активно. И там вопрос не только по этим судебным приставам. В стадии возбуждения уголовных дел находятся дела по двум судебным приставам Подмосковья. Соответственно у того пристава, который сейчас сидит в Солнечногорске и решает, исполнять ему свою работу или не исполнять, на исполнение своей работы все меньше времени. У нас решимость была, есть и будет! И если кто-то считает, что по искам северных или кавказских судов подмосковные приставы выезжают в один день и объекты бизнеса забирают друг у друга в течение дня, а в интересах государства с апреля можно не исполнять решения суда приставом, то я думаю, что данному конкретному приставу руководство Министерства юстиции по представлению прокуратуры должно все объяснить! Нет - значит будет прокуратура принимать возможные и предусмотренные законом меры.

Ведущий: - Спасибо, Олег Львович, а теперь ваши вопросы, коллеги!

Радио `Свобода`: - Сколько предполагается снести коттеджей? Что грозит их владельцам? Есть ли среди них известные люди с громкими фамилиями?

О.Митволь: - У нас все больше наше министерство начинает походить на силовую структуру. Поэтому у нас появляются такие понятия как `тайна следствия` и так далее. Вот конкретные примеры. Наше управление направило документы на земли, выданные главой Ильинской территориальной сельской администрации некой группе лиц. Прокуратура проверила данный факт, подготовила и передала документы в суд. Точно такие же документы у нас в компьютере. А дальше у нас идут исковые заявления в порядке статьи 45, 222.

Радио `Свобода`: - Что им грозит?

О.Митволь: - Рассказываю. На сегодняшний день за самовольный захват грозит только одно - снос! Система прозрачная: мы сидим и ждем, когда же у нас конкретный судебный пристав выполнит свою конкретную работу. У нас время есть. Пристав не будет исполнять требования закона, значит, будет сам отвечать перед законом. Выбор простой. Мы не пойдем никогда не противоправные действия, мы будем ждать всей процедуры. Этот пристав не справится с такой работой, видимо, служба судебных приставов найдет
другого. Здесь проблем нет. Публикация в МК - качестве примера хочу сказать - с видом колонн, Мякининской поймы - и сверху резолюция прокурора Московской области: разобраться! После этого в Министерство природных ресурсов приходит запрос от мытищинского городского прокурора Полуэктова о том, что просим вас до 15 сентября отправить всю информацию. После этого такие будут иски в суд. И не забывайте, что в Московской области 62 прокуратуры. Я общался с руководителем прокуратуры Московской области. Он говорит, что им кроме природоохранных задач еще надо некоторые задачи решать по убийствам, экономическим преступлениям. Сейчас Московская область загружена этой работой. Но, с другой стороны, все понимают, что это надо рано или поздно делать. По поводу `громких фамилий` - бывший министр культуры в поселке Балтия по фамилии Швыдкой. Там будут происходить суды. Там вся территория по этому поселку и по всем участкам прокуратурой поданы иски в суд о расторжении договоров, о признании недействительным, о сносе и так далее. В этом году, в следующем. Торопиться не надо! Надо соблюсти все формальности. Если вас интересует ситуация с домом Аллы Пугачевой, о котором весь Интернет все лето писал, то у Аллы Борисовны с домом, насколько я знаю, проблем нет. Есть проблемы с сооружениями, которые находятся в береговой защитной зоне. Там сарайчик или банька. Но мы в сентябре передали ей предписание о приведении этого в порядок. И о сносе этой баньки. Если она ее не снесет, будем в общем порядке подавать в суд. При этом я очень люблю ее творчество, уважаю. И моя жена смотрит `Фабрику` с ее участием.

Деловой экономический журнал: - За незаконное строительство в Москве только штрафуются фирмы-застройщики? И еще вопрос - не планирует ли МПР оказывать платные услуги по экологической экспертизе?

О.Митволь: - Федеральная служба по надзору не имеет права оказывать платные услуги по закону. Что здесь делать, непонятно. У нас существуют большие проблемы внутри Федеральной службы. Дело в том, что де факто с 20 августа у нас не происходит системы экологического надзора. То есть все, что делается, делается в порядке индивидуальной трудовой деятельности. Для примера, я в основном этим занимаюсь, потому что мои фамилия и имя здесь глубоко завязаны. И если мы не доведем дело до конца, то все зададут вопросы лично мне. Поэтому я лезу из кожи вон и делаю все, что можно и нельзя, и в том числе за свой счет, несмотря на то, что я единственный руководитель Федеральной службы надзора в сфере природопользования, который не утвержден. Делается все, чтобы мне надоело и я встал и ушел. Естественно, я не получаю никакой зарплаты, езжу на своей машине. Но при этом в связи с тем, что я несу в данной ситуации личную ответственность - я считаю, чиновники вообще должны работать под личную ответственность. Вот я сказал, что надо сделать максимум, чтобы навести порядок - мы сделаем максимум! Слава Богу, воля государства существует, слава Богу, что у нас есть прокуратура, которая очень хорошо работает. По поводу Москвы, незаконного строительства, дело в том, что пришла
архитектурная инспекция и заявила, что больше в связи с тем, что и прокуратуры придерживаются нашего мнения, соответственно, больше никаких объектов без государственной экологической экспертизы в строй пускаться не будет. Вопрос статьи 222 Гражданского кодекса о сносе самовольных построек мы все-таки считаем должен решаться в прокуратуре. Мы - служба надзора и наша задача, несмотря на сопротивление, выявить, задокументировать и передать все правоохранительным органам и судам.

Радио России: - Я видел документ, что все постройки будущие в Москве попадают на места, где строить точно нельзя! Раньше там не могли строить, потому что нельзя было, а теперь как бы все можно. Получается, что, скажем, те же разрекламированные московские небоскребы вообще строить нельзя?

О.Митволь: - Я сторонник того, что сначала надо проводить экспертизы, исследования, а потом ставить, извините, пожалуйста, опыты на людях. Я не знаю, слышали вы или нет, о случае, произошедшем на улице Гиляровского, 48 месяц назад. Там решили без государственной экологической экспертизы, просто без экспертизы(!) - было небольшое местечко - пристроить к дому высотному один подъезд. У нас в Москве как? Решили - сделали! Если упадет, ну, извините, кто-то виноват. Результатом явилось то, что находящаяся в 200 метрах котельная наполовину обвалилась. Слава Богу, никто не погиб. Второй пример: без оповещения жителей Москвы, без оповещения экологических служб, я не знаю, Алексей знает эту ситуацию - взорвали гостиницу `Спорт`. Что взлетело в воздух, что находилось в номерах, какая пыль!? Извините, в последний раз, насколько я знаю, сносили Храм Христа Спасителя подобным образом в 1932 году. Вопрос заключается в следующем: с экологическими службами такую ситуацию не согласовать, как это можно?!

А.Митрофанов: - Насколько я знаю, инженерные войска это проводили, руководство инженерных войск...

О.Митволь: - То есть, это войсковая операция была?

А.Митрофанов: - Да, была войсковая, нормальная операция.

О.Митволь: - То есть, вопросов на самом деле больше, чем ответов. Мы надеемся, что на все эти вопросы будут даны ответы. Причем, с одной стороны, чиновники правительства Москвы, так сказать, решили на меня в суд подать, подпилили, что называется, ножки и считают, что вот так они у меня выиграют. Вопрос заключается в следующем: прокуратура поддержала точку зрения федерального министерства. Соответственно, есть переписка между чиновниками правительства Москвы и тем же ВГУП НИИ геофизики, в котором после скандала тихо-спокойно все начали решать, а что ж теперь делать? А что ж делать действительно с этими оползневыми процессами? Я не говорю о том, что надо срочно что-то делать, кого-то переселять! Я говорю о том, что не надо ставить опыты над людьми! Давайте проводить изыскания, давайте проводить экспертизу, давайте делать хотя бы то, что необходимо по закону. Я не против небоскребов. У нас на самом деле нет норм высотного строительства, - это вопрос вообще даже не к нам. У нас СНИПов нету. Вы знаете, вот это русское `авось`: цемент гуще замешаем и все-таки в 60 этажей башню построим! Я не знаю как комментировать.

А.Митрофанов: - Я хотел бы вот что добавить. Со своей стороны мы будем делать все, чтобы ни одного высотного здания не было построено. И это мы московским властям заявляли. Значит, поднимем людей, у нас есть возможности партийные, так сказать, будем там держать сколько надо людей-активистов и не дадим это сделать. Это железобетонно! Это делать нельзя, потому что даже с точки зрения безопасности... Ну, мы видели, что в Нью-Йорке произошло. Надо прямо сказать: нет спасения в случае крупного пожара и
теракта, там спасения нет. Одно дело, что что-то там произошло с небольшим домом, там сотни и десятки сотен людей живут. А здесь тысячи - представляете, какая эффективность теракта? Эффективность терактов повышается десятикратно, один удар по такому зданию - и все, это ловушка! Что, кто-то будет прыгать с парашютом? Сейчас американцы хотят раздавать парашюты, учить людей прыгать и прочее. Кто будет прыгать? Бабушки, которые убирают там на 60-м этаже с парашютом? Значит, это капкан. И американцы залезли туда, еще не понимая, какие проблемы возникнут с безопасностью, а мы-то уже видели этот опыт их негативный. И что же мы, сумасшедшие, мы туда же лезем. Мы создаем для черных полковников и шахидок новую поляну для работы? Это же безумие!

Радио Маяк: - Хотелось бы уточнить количество нарушений в Подмосковье? Вот вы говорите о штрафах и сносе. А есть ли какой-то срок, который могут получить нарушители?

О.Митволь: - Вот у вас у самой есть дача?

Радио Маяк: - Нет.

О.Митволь: - Вот поэтому вам легко говорить о том, что есть ли срок. Дело в том, что человек, кстати, я привел некоторые каноны из Конституции, у нас хорошая Конституция или плохая - можно спорить. Но есть Конституция и ее надо соблюдать. Человек имеет право на судебную защиту. Сроков нашей работы судов мы не можем определить. Вот представьте себе: один истец подает в одном суде - неделя срок. А другому просто отказывают. Я вам расскажу другую историю.Музей-усадьба Архангельское, вы знаете, мы там просто сыграли, извините за ложную скромность, я этим просто горжусь, - мы просто вернули на вокзал поезд, ушедший далеко. Ситуация следующая: вы поймите одну простую вещь, там сейчас, кроме всего прочего, заведено уголовное дело. Так вот, мы в июне подали в Московский областной арбитражный суд вместе с прокуратурой документы на возвращение земель государству. Так вот, представьте себе, по этому затрагивающему большинство людей делу, которое действительно историко-культурное наследие - это Юсуповы, Голицыны, это театр Гонзаго с историческими декорациями, это парковые скульптуры, редкие сорта деревьев... Суд счел, что предварительные слушания надо назначить на 18 октября! Вы помните, когда Ресин ко мне подал иск, слушания назначили через неделю. Мы не можем гарантировать то, что судебная система сработает в данной ситуации эффективно, мы можем только говорить об общественном контроле. Сколько грозит чиновникам?.. Смотрите, как в этой ситуации нам удалось вместе с прокуратурой плотненько поработать. Возбудили уголовное дело по деятельности чиновников, которые выдавали музей-усадьбу Архангельское, и в начале октября это уголовное дело уже будет передано в суд. И в общем-то, по моему представлению, еще до арбитражного процесса, на который возлагаются надежды застройщиками, что удастся как-то с судьей договориться и удастся что-то сделать, будет уголовное дело, в рамках которого будут признаны все сделки мнимыми, виноватые, в том числе лесники, чиновники, я надеюсь, будут наказаны согласно действующему законодательству, насколько я знаю, до пяти лет.

Ведущий: - Общего режима?

О.Митволь: - Вы знаете, вот режимом я как-то не интересовался. Но, видимо, те люди, которые продавали не принадлежащие им земли, я думаю, должны понимать, что им хотя бы надо купить в Доме книги Уголовный кодекс и вот за эти огромные взятки почитать, что им за это грозит. Я вам еще интересную бумагу покажу. Ко мне даже обратилось государственное учреждение, Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры Министерства культуры РФ, и просит помочь им в защите огромного количества памятников. Но, соответственно, могу вам сказать, что Министерство природных ресурсов в свободное от основной работы время будет возвращать народу усадьбы, памятники. Вот эта история с усадьбой Мураново, вы в прошлый раз спрашивали. Рассказываю - это охранная зона. Соответственно, было принято решение правительства Московской области о том, что необходимо выделить эту землю в натуре, то есть, ограничить колышками эту охранную зону. И правительство Московской области выделило деньги, а моментом, когда нужно было сдать проект этой охранной зоны, выбрали 2005 год, то есть, к тому времени, когда уже все там застроят. Представляете? То есть, закон не действует, потому что чиновники решили, что сейчас немножко у них другие дела есть. Но Министерство природных ресурсов в этой ситуации ... мы встречались с директором музея-усадьбы Мураново и договорились, что те люди, которые купили ферму напротив на лугах, решили там построить коттеджи и продавать их. Мы решили действовать их же оружием: мы можем решать вопрос - дать или не дать экологическую экспертизу. Если мы ее не дадим, то тем ребятам, которые решили застроить музей-усадьбу, останется единственная возможность - пасти тех коров, которых они купили. Вот, думаю, это будет им настоящая, так сказать, работа. Понимаете, в этой ситуации памятники не разрушаются, новорусских коттеджей на противоположном берегу от музея-усадьбы не будет и там будут ходить коровы, как во времена 18-19 века. И этот вариант, я думаю, всех устроит. Вот у нас целый список таких усадеб, за которые надо заступиться, будем думать, что делать по каждой конкретной усадьбе. Ну и в первую очередь, конечно, будут нести ответственность чиновники.

Радио Маяк: - О количестве нарушений...

О.Митволь: - Я скажу так: у нас есть статистика прокуратуры. Дело в том, что прокуратура сейчас ссылается на тайну следствия, мы знаем, что уголовные дела там заведены. Мы сейчас передаем в прокуратуру, мы получили вот по этим 1400 гектарам, о которых еще летом говорили, получили акты протокола. У нас сейчас есть некоторые проблемы в министерстве, о которых я хочу сказать. Я, к сожалению, не утвержден, являюсь таким `дружинником-добровольцем` де-факто. А руководитель нашей федеральной службы - он из двух месяцев, как назначен, больше месяца то на больничном, то в отпуске. И, соответственно, нам подписать, извините, заявление в прокуратуру, чтобы передать, просто некому. Мы вот сегодня все утро всем министерством собирались... могу я, но не имею права. А те, кто имеет право - стесняются, боятся... Ну мне, наверное, уже все равно, а вот есть люди... Ну, соответственно, мы этот вопрос не решили, я не знаю, может, опубликовать в какой-то газете, чтобы все-таки передать в прокуратуру. Если у вас есть идея, как выйти из подобного круга... у нас будет совместная плодотворная работа и вы нам очень поможете. То есть, акт есть, на 1500 гектар, соответственно, там, можно догадаться, несколько тысяч застройщиков, с прокуратурой есть договоренность, что они эти документы примут и примут быстрые меры. У нас в службе надзора Федеральной по природопользованию подписать некому письмо в прокуратуру. Я просто пришел сам из бизнеса и этого не очень понимаю, но, к сожалению, такая история.

А.Митрофанов: - Я поясню, почему так происходит. Я уже говорил об этом, да, государство очень медленно все делает, очень медленно. Это особенность его. Но в государственной машине важно завести двигатель и каток этот запустить. А потом он закатает всех под асфальт - это сто процентов, тут не надо даже думать об этом! Он идет медленно, но верно. В бизнесе все происходит быстро и технично, да, но быстро и умирает. Быстро делается за взятку судебное решение и так далее... Государство делает все медленно... И сейчас я оцениваю нынешнее состояние, когда каток еще не двигается, но двигатель уже работает.

Ведущий: - А не будет так: пока двигатель как следует работать начнет, власть переменится?

А.Митрофанов: - Нет, нет! Что такое государственная машина? Власть - это отдельные люди, да. Но важно завести всю систему - от маленького инспектора природоохранного, который ходит, до судебного исполнителя, до депутата. Это все приводится в движение. И тогда импульс будет такой, что через пять лет этот маленький инспектор, который вырастет, он все равно эту тему будет добивать. Это и есть система. Вот есть системные враги, так сказать. Вы спросите где-нибудь в правоохранительных органах: кто такой для них Бурбулис? Это системный враг. Почему? Потому что они пришли на работу, услышали, что этот человек выдал списки наших агентов в 1990 году. Они росли, они это слышали, они слышали это за разговорами. Поэтому это не враг конкретных людей, это враг всей системы. И система свою работу сделает. Когда - неизвестно, но работу она обязательно сделает.

О.Митволь: - Я, человек, которому не безразличен результат, очень вас прошу следить за нашей работой. И если будет ситуация проворачиваться, надеяться можно только на тех людей, которым негде будет потом с детьми пойти погулять, негде будет к реке выйти. Дело в том, что ситуация парадоксальна вплоть до того, что через страницы СМИ я предлагаю прокуратуре Московской области - уже подготовлены для нее документы - у нас их просто изъять. Потому что, извините, подписать у нас некому. То есть, если завтра к нам придет прокуратура и их заберет, то все будет нормально, будут все уголовные дела возбуждены и т.д. Вы знаете, у нас в Федеральной службе надзора есть сфера природопользования, а большинство сотрудников у нас работает из этого `звездного состава` Госкомрыболовства. Вы представляете, какие конфликты у меня с моими коллегами новыми по работе! Лично я буду делать все, что возможно, чтобы эту машину сдвинуть и чтобы она, как Алексей действительно правильно говорит, все дело укатала, и чтобы нам с вами было не стыдно глядеть в глаза окружающим людям и своим детям, если выяснится, что все леса и все реки под Москвой при нашей жизни были неизвестно кому проданы.

Эхо Москвы: - Олег Львович, если можно, коротко о том, грозит ли опасность людям, вселяющимся в комплекс домов `Алые паруса`?

О.Митволь: - Смотрите, в данной ситуации, есть простая и ясная ситуация с захватом земли в Подмосковье. Ни у кого не возникает мысли, что нужно делать, кроме как сносить. Вот мы смотрели в августе передачу Си-Эн-Эн из Хорватии, где местные власти, экологи, взрывали взрывчаткой перед Си-Эн-Эн три дома в водоохранной зоне. Я не говорю, что их надо взрывать. Я говорю о том, что, если хорватские судебные приставы нашли в себе силы, то уж наших надо как-нибудь уговорить это сделать. Что касается людей, которые купили квартиры в этих домах? Я считаю, что они не должны нести ответственность. Я считаю, что люди, которые разрешали не выполнять федеральное законодательство, с одной стороны, а другие люди, которые не выполняли его - то есть, это застройщики и чиновники, которые разрешают, - вы обратите внимание, у нас по Подмосковью первые ответственность понесли, уже очень быстро, - чиновники. Я надеюсь, что ситуация такая же будет в Москве. Я считаю, что люди, которые живут в этих домах, не виноваты. Я считаю, что в срочном порядке, в срочном! - забыть надо все эти скандалы - там люди живут, надо провести исследования, надо провести экспертизы, надо провести гидрогеологию, надо проверить оползневые процессы и все остальное. И потом по каждому конкретному дому принять решение. Понимаете, о чем я говорю? Вот эта история с высотным строительством, информация, конечно, неофициальная, но мне некоторые мои товарищи застройщики рассказывают, что `количество этажей, которые вы будете строить, зависит только от вашего кошелька`. Я рассказывал на прошлой пресс-конференции историю о том, как МГУ хотел пятиэтажку на Воробьевых горах построить. Советское экологическое ведомство сказало: только три этажа. Что сейчас дальше делать? Ну, вот я разговаривал с застройщиками, так сказать, ничего такого особенного нет. Я говорю: ну вот есть закон, неужели нельзя сначала вызвать специалистов, институты...Но выхватили из моей фразы только про землетрясения в Москве! А кто, кстати, сказал, что будет землетрясение в Калининграде? Кто предупредил? Все ведь тоже спокойно сидели чай пили, в том числе те люди, которые должны были предупредить жителей Калининграда. Вопрос в следующем: мы не должны рассчитывать на
авось, а есть у нас оборудование, есть специалисты-физики. Кстати, у нас институты хорошие готовят их; давайте все сначала проверять, а потом строить. Мы никуда не торопимся. Вот ко мне поступило обращение: Рождественский бульвар. Нет заключения государственной экологической экспертизы, а там ведь все жители пишут, что там плывуны. Так вот, мы как будем проверять: мы сначала построим, посмотрим, поплывет или нет?

Вести-Москва: - Если вы конкретно не можете озвучить нам, сколько сегодня незаконно построенных коттеджей в Подмосковье, скажите хотя бы, сколько их там сегодня надо снести и когда это произойдет?

О.Митволь: - Я вам хочу сказать, что коттеджей, которые необходимо сносить, - тысячи! Соответственно, здесь лежат документы, по которым прокуратура уже на снос подала сотни. Вы понимаете, что это уже обработанные, это сотни! Мы не можем сказать сроки. Но вы понимаете, что рано или поздно в тех местах, где люди... ну вот поселок Балтия - бездействие государственных органов привело к тому, что сначала человек захватил 20 гектаров, потом еще 10, потом еще 10, а сейчас более 100! Мы что ждали-то, пока он все миллион двести тысяч гектар захватит!? Он же ни за что не платил, просто забором обносил. Вы понимаете - это бездействие чиновников. А сейчас, мне кажется, что все идет в направлении к тому, что систематизируется порядок. Но конкретную дату сноса я вам все равно не скажу.

Вести-Москва: - А у вас есть какая-то информация, что хотя бы один из этих незаконно построенных коттеджей был снесен в текущем или в прошлом году?

О.Митволь: - В Московской области, по моей информации, не было. Вот ко мне обращался товарищ, который указан в одном из обращений прокуратуры, владелец этого дома красивого, с колоннами - у него претензии только к береговым сооружениям, он решил небольшой кусочек Греции построить на берегу подмосковного водохранилища. Он спросил: а как быть? Я говорю: очень просто, надо вот это все снести, а потом получить лицензию на поверхностное водопользование, получить документы на строительство этого `греческого островка` и дальше эксплуатировать его. Я хотел с вами посоветоваться: то, как я убеждаю, это выглядит достаточно миролюбиво и нормально по сравнению с тем, как убеждает прокуратура. Вот почему-то многие граждане сейчас обращаются ко мне с просьбой вместе как-то это все снести так, чтобы прокуроры к ним не приходили. Через вас могу сказать: если вы сами снесете построенные вами сооружения, то проблем у вас в жизни будет меньше. Вы пойдете, получите необходимые лицензии, мы вам это обещаем. Естественно, по закону. И будете строить, по закону, то, что вы хотите. А вот то, что вы сами, исходя из наличия стройматериалов, соорудили, пожалуйста, снесите.

Газета: - Расскажите о проверках в Ленинградской области, в Сочи? Как обстоит ситуация с ГУПРами? И еще вопрос: несколько дней назад была пресс-конференция Трутнева и он говорил, что коттеджи, за исключением случаев самозахвата земли, сносить не будут, т.е. будут применяться экономические санкции. Не могли бы вы подробнее прокомментировать: что это за экономические санкции?

О.Митволь: - Тут недавно в одной из газет вышло интервью и там было рассказано, что у меня в принципе ничего нет на столе, кроме каких-то бумаг и кодексов РФ. Вот в законах в принципе все написано, в Гражданском кодексе статьи 222, если нет документов, то по идее надо сносить. Но есть места, где нельзя оформить документы - это, например, береговые защитные полосы, леса первой категории. А есть места, где при старании человек может, услышав шум, пойти и тихо-спокойно оформить документы. Имеется в виду, видимо, я `дружинник`, а это официально назначенный Министр природных ресурсов, я не могу комментировать его слова, но насколько я понимаю эту ситуацию, что есть вещи, где можно оформить документы, а есть вещи, где нельзя оформить документы. И там, где можно оформить документы, человек получит штрафы, представления и другие меры административного воздействия. Представьте, вы ночью на Красной площади построили ларек по продаже колбасных изделий, и никто вас не остановил. А утром к вам подходит милиционер и говорит: `Подождите, это же Красная площадь!` А вы отвечаете, что `места-то много, что же сносить, что ли, теперь?! Да и колбаса испортится!` Давайте же просто не застраивать какие-то конкретные объекты! То же самое относится и к музеям-усадьбам (я смотрю, некоторые коллеги улыбаются). Люди приняли музей-усадьбу за садовый домик. А Питер и Сочи. Вы знаете, дело в том, что с теми проблемами, с которыми мы столкнулись внутри Московской области и, соответственно, внутри Москвы, которые привели к тому, что кто-то специально или не специально просто дезорганизовал работу Федеральной службы, вот на сегодняшний день Федеральная служба по надзору в сфере природопользования работает очагами. То есть, в связи с тем, что руководитель лежит у нас в больнице, расстроился, видимо, ему не понравилось, что происходит... Вы представляете себе иметь меня в виде заместителя - это какой же руководитель такое дело выдержит!? Я ему сочувствую, пытался апельсины какие-то передавать... У нас существует проблема в Москве и в области, а в Сочах и в Санкт-Петербурге мы попросили тамошние подразделения провести какую-то проверку, но потом, если вы знаете, перед тем, как лечь в больницу, наш руководитель остановил работу ГУПРов, остановил экологический контроль, остановил государственную экологическую экспертизу и наконец лег в больницу, соответственно, вы понимаете, работать можно только вместе с вами и вместе с прокуратурой. То есть, я прокуроров вижу чаще, чем своего руководителя. Но при этом перед тем, как лечь в больницу, кто-то ему сказал... Представьте себе ситуацию: в России была система государственного экологического контроля - раз; государственной экологической экспертизы - два. Вот она действовала, плохо или хорошо, до 20 августа включительно. 20 августа Вячеслав Иванович Волох, как руководитель Федеральной службы надзора в сфере природопользования, реформировал всю эту структуру и в результате новой структуры еще нет, старой уже нет, она появится не раньше середины октября. Те застройщики, которые наконец прочитали закон и поняли, что надо его соблюдать, побежали на Варшавское шоссе, 39, там, где обычно всем выдавали экспертизы, там висит замок, везде написано `все ушли на фронт`, до Вячеслава Ивановича даже министр не может дозвониться... Вот такая проблема есть, как ее решать, я не очень понимаю. В принципе, решение было бы простое: надо было оставить действующую работу ГУПРов до начала работы новых подразделений и тогда бы люди могли получить и экспертизу, и мог бы продолжаться экологический контроль. То есть, все, что происходит в Москве и области - это результаты совместного труда депутатов Госдумы, мои, моих сотрудников и прокуратуры и органов Министерства внутренних дел.

Эхо Москвы: - Уточните, я не понимаю действительно кому что вменяется? Например, вот такие поселки, как Свердлово или Веденево, они с реки выглядят великолепно, их строят профессиональные строительные организации, там хайтек и очистные сооружения, но, конечно, катера спускаются прямо к воде, если они есть. На мой взгляд, от них гораздо меньше экологического вреда, чем от стихийных туристов, которые за один присест всю площадку выводят из строя навсегда. Скажите, пожалуйста, им что-то вменяется?

О.Митволь: - Смотрите. Даже если вы построили золотой колбасный киоск на Красной площади, то его все равно придется сносить! Мы должны отталкиваться от действующих понятий: действует у нас законодательство, должны мы его соблюдать или нет. Если мы его должны соблюдать, то законов `более легких` и `более тяжелых` не существует, правильно? В Московской области после того, как мы устроили вот то, что мы устроили - проверку по Подмосковью, наконец, после долгих лет непринятия законов, принят закон о водоохранных зонах Московской области. Мы считаем это нашей реальной победой, причем, в самом сложном для застройщика варианте: максимальные береговые охранные зоны - это 150 метров, там, где нельзя строить! Вопрос заключается в следующем: ну вот есть такой закон, плохой он или хороший, но наша служба надзора должна надзирать за соблюдением законодательства. Мы не можем говорить, что в этих двух деревнях пускай будет все красиво, а вот напротив - беда. Я говорю о том, что подход должен быть ко всем одинаковый - есть законы, давайте соблюдать, берем метр и отмеряем необходимое количество метров от воды

Ведущий: - Спасибо, Олег Львович! Коллеги, есть еще вопросы? Вопросов нет. Тогда спасибо всем.



Пресс-центр `КП`

5 октября 2004 г.http://nvolgatrade.ru/

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован