25 мая 1988
2739

Олег Румянцев: О самодеятельном движении общественных инициатив (Неформальные объединения и их роль в перестройке общественной жизни в СССР).

В последние год-полтора наше внимание часто привлекает самобытное и непростое явление - самодеятельное движение общественных инициатив. По мере демократизации жизни и утверждения в ней самоуправленческих начал все большее развитие получают самодеятельные неформальные организации, объединения, клубы; считают, что число их превышает тридцать тысяч. Но есть и весьма настораживающие сигналы. В своей практике неформальные объединения нередко натыкаются на стену непонимания и предубеждения. В материалах, публикуемых прессой, непредвзятая информация и дельная критика подчас соседствуют с беспочвенными обвинениями и ярлыками. Неопределенность правового и социального статуса различных форм общественной самодеятельности, неполнота гласности в их освещении усиливают недоверие к ним некоторых слоев населения и официальных органов.

Тем не менее, именно сейчас - в начале сложного и длительного этапа практической реализации идеи перестройки - требуется научно обоснованное понимание ключевых вопросов, связанных с активизацией общественной жизни: это поможет правильно строить политическую работу в новых условиях. В данном док ладе отражено наше понимание содержания самодеятельного движения, его социальных механизмов, вопроса о месте и роли самодеятельных организаций в обновляющейся политической системе социализма, а также основных проблем и препятствий, стоящих на пути общественной самодеятельностью.

Феномен движения общественных инициатив и его социальные механизмы Решительная попытка перевести развитие общества на новые рельсы опирается на столь мощный социальный ресурс как активизация личности. По-видимому, одной из важнейших гарантий обновления является преобразование советского человека из социального недоросля в сознательного гражданина, дорожащего своим гражданским статусом. Мало быть просто исполнителем или начинать уметь быть потребителем. Только когда станет реальностью активная гражданственность членов общества будут сняты опасения в перерождении здоровых сил, провозгласивших новый курс, - подсказывает диалектика исторического развития. Вопрос о гарантиях перестройки, на наш взгляд, есть вопрос: насколько начатая "революция сверху" будет действенно поддержана и обогащена "снизу" - широким общественным движением.

Выполнение этого условия - дело нелегкое. Наша жизнь слишком долго напоминала "игру в одни ворота", в которой результат предрешался заранее, а арбитров не выбирали. Непререкаемый монолог привел к чрезмерной регламентации общественной жизни, отучил от соучастия и диалога. Собственного говоря, формирование нового мышления и призвано создать условия для превращения монолога в диалог, а лучше - в общественное многоголосие. Честная игра "по всему полю" предполагает снятие неоправданных ограничений на социальное творчество масс.

Сама практика предложила уже пути реанимации этого творчества: появление многочисленных общественных клубов, объединений, групп стало объективным и закономерным результатом ломки отживших табу, снятия ненужных запретов. Общественные инициативы помогают выявлять и сплачивать людей, убежденных в необходимости и возможности личного содействия перестройке. Это своего рода спонтанная реакция общества на пробелы, оставляемые командноадминистратвной системой. Как подчеркнул М.Горбачев в Узбекистане 9 апреля 1988 г., появление неформальных объединений и организаций не случайно. Они стали возникать "несмотря на наличие огромной сети общественных организаций, которые охватывают основные слои населения. Почему? Потому, что существующие организации не удовлетворяют людей своей деятельностью, атмосферой, методами". Правда, 1988, 10 апреля. Неформальные группы стремятся избежать участи многих организаций, растворившихся в бюрократической структуре и превратившихся из органов социального представительства в орудие манипуляции интересами. Очевидно, что опасность олигархического перерождения демократических систем остается и при социализме: "железный закон олигархии", несмотря на резкую его критику некоторыми марксистами в т.ч. А.Грамши, прошел проверку практикой законы природы и общества не ведают границ между регионами и системами...

"Железный закон олигархии" сформулировал представитель западной политической социологии Р.Михельс. Демократические организации при определенных условиях необходимо трансформируются в элитаристские. Необходимость управления большими организациями приводит к образованию специализированного руководящего слоя. Организация раскалывается: руководство и остальная масса находятся в разных социальных условиях. Осуществление контроля со стороны большинства практически оказывается невыполнимым. У руководства развиваются групповые интересы, отличные от интересов большинства, происходит закрепление постов и привилегий, фактической несменяемости лидеров. Организация существенно трансформируется. Первоначально установленные цели, выраженные в доктринах и программах, становятся недостижимыми, цели правящей группы и аппарата фактически становятся целями всей организации, отчего последние утрачивают движенческий и истинно общественный характер. Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии.

Неформальные организации, на наш взгляд, могут способствовать реализации и демократических ценностей в общественной жизни: они поднимают наши представления о роли малых групп в жизнедеятельности системы. Люди устали от давления множества масштабных мероприятий, от гигантомании форм общественной организации. Их неэффективность привела к обезличиванию конкретных индивидуумов, их превращению в "человеческий фактор" некой абстрактно-формальной, к тому же чрезмерно "огосударствленной" деятельности Малые группы, низовые формы объединений возникают за счет довольно устойчивого взаимодействия небольшого числа людей и становятся первичными ячейками истинно коллективного существования на добровольной основе. В отличие от "формальных" органов, связи внутри этих сообществ имеют не иерархическую вертикальную, а скорее горизонтальную направленность - ибо опираются на равноправные контакты по поводу общности интересов. Здесь скорее достижимо осознание понятия "мы". Самодеятельные объединения - это попытка отхода от однобокой трактовки коллективного единства, где чрезмерное идеократическое давление ложного коллективизма заслоняло личностное "я". Это движение в сторону как боль шей автономии и суверенности личности, так и в сторону добровольно-инициативного коллективизма.

У многих вызывает недоумение слово "неформалы", которым самоопределяются многие клубы и группы. Однако оно не случайно: формы отражения растущей социальной активности подчас действительно нетрадционны, их проявление не встроено в большинстве случаев в формальные структуры. И раз уже в общественном восприятии произошла легализация слова "неформалы", то и будем им пользоваться. Хотя и не всегда понятно, кто же неформал - тот, кто занимается свободным социальным творчеством и объединяется с целью более эффективно представлять и защищать свое мнение и свои интересы, или тот, кто негласно, безо всякого контроля занят "неформальным" и надзаконным "учетом" да и то нечастым различных интересов и мнений в ходе принятия решений за кулисами общественной жизни?..

Мы считаем, что имеем дело именно с движением общественно-инициативных клубов. Почему движением? Во-первых, бурная активность клубов не сопоставима с покоем, а, во-вторых, совокупность разнонаправленных гражданских акций, регулируемых потребностью в обновлении социальной практики, образует именно движение. Примечательно широк его спектр: от акций милосердия, спасения объектов природы, памятников истории и культуры - до социального проектирования, обучения советов трудовых коллективов и альтернативного правотворчества.. Почти исключительно за основу взяты поддержка индивидуальных и коллективных инициатив. Иначе - поддержка социальных действий, обладающих некоторой осмысленностью, ориентированных на поведение других людей или вещных объектов и нацеленных на взаимодействие с ними. Важный смысл таких действий состоит в развитии столь дефицитных ныне межведомственных и межпрофессиональных связей между членами различных социальных групп и слоев. Эти связи способствуют формированию нового понятия о труде - инициативном и творческом, свободном от подчинения и принуждения новаторстве, направленном на более полное самовыражение личности и эффективное обновление среды.

Следует признать, что инициатвная самодеятельность во многом нерациональна, ибо опирается по обыденной российской традиции больше на чувства, чем на логические понятия и умозаключения. Это объяснимо - на характер ее сильный отпечаток накладывает хронический дефицит социальной практики, гласности и демократических институтов. Отсюда спонтанность, присущая поступкам многих клубов: интуитивно "наощупь" они определяют те звенья общественного организма, которые в наибольшей степени нужадются во врачевании. Эта стихийность свидетельствует о жизненности рассматриваемого феномена. "Что стихийность движения есть признак его глубины в массах, прочности его корней, его неустранимости, это несомненно", - мысль Ленина, сказанная в сентябре 1917-го, может быть отнесена и к настоящему дню. Ленин В.И. П. с.с., т.34, с.217.

СПРАВОЧНО. Советская культура, 20.10.88. О добровольных обществах С.Черевань, Краснодарский край: - У нас в районе много добровольных обществ: по борьбе с пьянством, Красный Крест, ДОСААФ, любителей книги и другие. Каждое общество собирает взносы и с учащихся школ, которые денег не зарабатывают. На членские взносы содержится куча штатных работников. Какую работу ведут они в этих обществах, неизвестно, а в это время районным отделам культуры зачастую не хватает средств для приведения в порядок памятников архитектуры. Едино ли общественно-инициативное движение? Вопрос непростой. История предупреждает: не следует стремиться к навязыванию какой-то единой точки зрения или позиции, согласие возможно и через овладение искусством политической полемики и ненасильственного улаживания разногласий а при необходимости и принципиального размежевания. В движении общественных инициатив привлекает стремление к гибкости и открытости; оно пытается избежать бюрократизации, стараясь действовать на основе лояльности и доверия, плюрализма взглядов и уважения права на особое мнение. Однако достичь этого оказывается подчас не просто, что подтверждают высказывания и действия лидеров отдельных клубов им трудно быть свободными от "родимых пятен" среды. Вот почему нужна большая публичность в выявлении и оттачивании позиций: она поможет сплочению сходных убеждений и разоблачению неприемлемых взглядов. Недомолвки и неполная гласность ведут лишь к разобщению порою основанному на неинформированности, либо к ажиотажу вокруг одиозных - на поверку - позиций например, правое крыло "Памяти", либераты из "Демократического союза".

Говорить об определенном единстве в движении общественных клубов можно, поскольку оно есть и основано на схожей ценностной ориентации. "Перестройка, это революционный прорыв в будущее, и вместе с тем - возврат к непреходящим ценностям, отвечающим ленинской концепции социализма". Правда, 1988, 19 февраля. Общественная самодеятельность, на наш взгляд, активно участвует в обогащении и конкретизации несколько размытой застоем системы общественных ценностей. Примечателен набор принципов одного "да" и трех "нет", предложенных движению московским клубом "Перестройка" В конце 1987 г. этот авторитетный клуб разделился на несколько частей: "Демократическая перестройка", "Пере стройка-88", "Мемориал", "Гражданское достоинство".: "да" идеалам социализма и демократии, "нет" насилию и пропаганде насилия, "нет" идеям национальной или расовой исключительности и вражды к другим народам, "нет" претензиям на монопольное обладание истиной в ущерб праву других на самостоятельный поиск. Эти установки несколько растяжимы, но они позволяют достичь согласия в самодеятельном движении вокруг приоритета обще демократических и общечеловеческих ценностей. Согласия на базе антибюрократи ческой солидарности и единства перспективы: больше социализма, причем социализма с гуманным обликом. Это принципиальная основа единства, а реально оно достижимо лишь упрочением связей между клубами вокруг совместных дел: проектов, мероприятий, изданий Первой пробой публичного самоопределения стала для движения проведенная в конце августа 1987 года 1-ая встреча-диалог "Общественная инициатива в перестройке" встреча была созвана по инициативе Клуба социальных инициатив и подготовлена усилиями оргкомитета, созданного представителями КСИ, историкополитического клуба "Община", фонда социальных инициатив, при поддержке Брежневского Черемушкинского и Севастопольского РК КПСС, МГК КПСС; в ней приняли участие представители более 50 общественных клубов, групп и семинаров с географическим охватом от Иркутска до Бреста..

Встреча явилась начальным экспериментом в области практической демократии: неформальным организациям впервые доверили роль не пассивных учеников, а активных партнеров в практической политике, собеседников в общественном "многологе". И встреча-диалог достигла своей цели, показав широту устремлений на разнообразие форм работы органов самодеятельности, высветив букет нуждающихся в решении проблем. Был подготовлен и оглашен пакет рабочих документов, направленных на упрощение взаимодействия между объединениями. Достигнуты предварительные договоренности о совместной работе по ряду направлений экологические, культур-экологические инициативы, производственное самоуправление, информационно-координационная деятельность и др.. Явочным порядком на добровольной основе начали складываться ассоциативные формы Федерация социалистических общественных клубов. Предложены рекомендации по вопросам социальной защиты и правового обеспечения самодеятельного движения; обсуждены проблемы экстремизма в нем. Мероприятие стало также хорошей школой гражданственности: его участники принципиально отвергли некоторые безответственные заявления, несовместимые с принципами социалистической демократизации. Критика была дана открыто и публично, при этом проявился неожиданно высокий уровень политизации многих клубов.

Результаты встречи были положительно оценены в ряде изданий см.: Огонек, 1987, N 36; Московские новости, Культурно-просветительная работа, 11, 1987.

Однако спустя полгода после мероприятия поднялась волна его критики. Со стороны может показаться, что в августе кучкой "социальных имитаторов" и "самодельщиков" с подачи Запада была предпринята попытка "захватить инициативу, создать единую политическую платформу": в итоге же "всех участников встречи одурачили"... Подобные оценки - свидетельство рецидивов узко-аппаратного и неполитического мышления.

Называть мероприятие, определяющее многое в позициях и жизни общественно-инициативного движения, "примитивным делячеством" - это, на наш взгляд, политическая ошибка, в причинах которой следует разобраться. Критиков явно тревожит потеря монополии на социально-политическую деятельность. Однако сегодня они уже вряд ли могут произвольно определять - в каких сферах активность граждан полезна, а в каких она подпадает под "политический экстремизм". В новых условиях общественность уже не может остаться вне политики - из объекта она превращается в субъект политики, а аппараты управления, наоборот, - в инструмент обслуживания субъектов политической системы. Так должно быть при социализме и мы только подходим к пониманию этого. Ни в коем случае не следует путать роли.

Общественная роль самодеятельных организаций Самодеятельные общественные организации решают как минимум две очень серьезные задачи. Прежде всего, они активно участвуют в процессе формирования личности и всей общественно-культурной среды; во-вторых, становятся инструментами воздействия на формальные социально-политические механизмы.

Рассмотрим подробнее эти функции - "внутреннюю" и "внешнюю".

Неформальные объединения несут немалую социокультурную нагрузку, оказывая непосредственное влияние на интеллектуальный и моральный прогресс членов общества; прежде всего тех, кто в той или иной степени вовлечен в общественную самодеятельность. Это вовлечение способствует росту культуры, если пони мать культуру как "определенную этику, определенный образ жизни, определенное гражданское и личное поведение" по А.Грамши.

Критики неформалов говорят: надо работать, а не произносить громкие слова. Этот призыв будто перенесен из "застойной" модели, где разрыв слов и дел стал подоплекой ухудшения морального климата в обществе, причиной девальвации культуры, роста недоверия к слову и к политике. Выстраивается цепочка: недостаток веры - недостаток культуры - незрелость общественного сознания. Однако возводимое здание социальных перемен может быть прочным если только прочен его фундамент - культура граждан влется развитой, а их сознание - зрелым.

Укрепление этого фундамента - одна из задач масштабной культурной революции, которую предполагает перестройка. "В начале было Слово..." - и перестройка закономерно началась с очищения слов. Словов перестройки взято на вооружение и самодеятельными общественными клубами: они используют его не только в качестве средства общения, но и катализатора социальной активности и политических действий, внося свою лепту в переворот в общественном создании и практике.

Наяву пополняются ряды "застрельщиков" перестройки, так как самодеятельные объединения способны выходить на выжидающих и вовлекать их в общественный процесс, преодолевая барьеры между социально активными и пассивными группами общества.

Потенциально, движение общественных инициатив способно стать школой гражданственности. Уже сегодня многие клубы являются своеобразными "полюсами роста" гражданского самосознания: через активное усвоение современных знаний и форм поведения происходит социализация людей; они начинают осознавать себя полноправными членами общества, учиться ответственному использованию своих прав в том числе на участие в управлении общественными делами, на объединение в общественные организации и др.. Тем самым становится реальностью снятие нездорового отчуждения некоторых социальных групп от принятия важных и значимых для них решений, а это одно из условий развития социалистического самоуправления в нашем обществе.

Весьма конкретной задачей, выдвигаемой клубами, является восстановление и упрочение института социального контроля. Мощным инструментом социального контроля является общественное мнение. Политическая практика многих стран сегодня во многом опирается на регулярные опросы и изучение общественного мнения как на важны канал обмена информацией между общественностью и руководством. Изучение общественного мнения помогает своевременно распознать раз личные интересы, мнения, проблемы. Однако проявиться они могут не полностью, если отсутствуют условия для широкого обсуждения различных вариантов решения проблем. Перестройка нуждается не только в современной системе изучения общественного мнения, но и в формах непосредственной демократии - в форумах, где общественность сама имеет возможность изложения, обсуждения и отстаивания различных точек зрения.

Такие попытки предпринимаются самодеятельными организациями. С помощью арсенала доступных средств проведением семинаров и диспутов, принятием обращений и организацией петиционных кампаний, коллективной поддержкой и защитой гражданских инициатив, выпуском информационно-дискуссионных бюллетеней они стремятся выявить "болевые точки" нашего бытия и разобраться в при чинах упущений. Отметим: критика не всегда " повисает в возудхе". Во-первых, она публична в отличие от словопрений в курилках и за чаем; во-вторых, направлена на аудиторию, которая своим участием способствует проработке вопроса; в-третьих, имеется стремление к конструктивному выдвижению возможных альтернативных вариантов решений вопроса и принятию начальных мер по их реализации.

Будем объективны: предложения не всегда взвешены, юридически небезупречны, эмоциональны. Но они ценны инициативностью и желанием приобщения к общему делу; вероятно, без инициативного давления снизу не удастся демонтировать административную систему. Общественная самодеятельность наполняет реальным содержанием мысль нашего руководства, что "социализм - общество инициативных людей..." Правда, 1988, 19 февраля.

Культурно-инициативная деятельность в ряде общественных клубов включает серьезный научный поиск в вопросах политэкономии, экономики, социологии, политологии, истории, чаще всего нуждающихся в межпрофессиональном подходе.

Это не случайно. Известно, что вести правильную, научно обоснованную политику можно, лишь ясно осознавая ключевые тенденции реальной жизни, проникая в диалектику происходящего и его объективную логику. Увы, "большая наука" пока не стала у нас "логократической" авторитетной силой, серьезно воздействующей на ход общественно-политического процесса, придающей большую обоснованность принимаемым решениям. Слишком долго она ориентировалась на догмы и идеологические установки, входившие в противоречие с реальностью. Научная истина заменялась апологетикой, обслуживавшей волюнтаристские решения.

Однако поиск правды не терпит вакуума. Так стали возникать самодеятельные междисциплинарные семинары, дискуссионные клубы, трибуны межпрофессионального общения в Москве и Ленинграде, Свердловске и Тарту, других центрах научной мысли. Их инициаторами выступили молодые ученые; но среди участников немало студентов, рабочих - велика тяга к пониманию происходящего и осознанию перспектив. Лишь один пример: московский клуб "Демократическая перестройка" одной из форм своей работы избрал заседания дискуссионного зала; за год проведено два десятка крупных обсуждений - по проблемам бюрократизма, самоуправления, ценообразования, перспектив развития социалистического рынка, ряду законопроектов и др. Столь ли активны заседания ученых советов в наших академических НИИ? Ведущую роль в самодеятельных исследованиях клубов и семинаров многих городов играют обществоведы; они стремятся свести к минимуму опасность дилентализма. Хотя это и не всегда удается. Результаты мучительных раздумий порою "с умноженной годами безгласности энергией вырывается на публику, причем не всегда продуманно и ответственно" Правда, 1988, 5 апреля. Относиться к этому надо терпимее, последовательно преодолевая это наследие застоя.

Вместе с тем, вневедомственное и добровольное сотрудничество нередко обеспечивает проводимым исследованиям пионерный характер например - в вопросах совершенствования политической системы социализма. Помогает им в этом и решительность, и возможность работать без оглядки на начальство, которому, впрочем, легко назвать это "авангардизмом", ибо в своих выводах и предложениях клубы подчас идут на полшага впереди него...

Скажем прямо, не всегда культурно-просветительская и аналитическая работа неформалов вызывает понимание "наверху". В этой связи весьма важна установка февральского Пленума ЦК КПСС: "Нет и не может быть никаких ограничений для подлинно научного поиска. Вопросы теории не могут и не должны решаться никакими декретами. Нужно свободное соревнование умов. От этого только выиграет наша общественная мысль, умножится ее прогностическая сила" Правда, 1988, 19 февраля. К чести общественно-политических клубов - они начала это соревнование; в том, что в ответ на их деятельность стали возникать семинары в академических институтах, при райкомах и горкомах комсомола - немалая заслуга тех, кто были первыми. Вот только не стоит увлекаться контрпропагандой в ущерб свобод ному соревнованию умов. Практика выберет зернышки полезного из обильных пле вел активизирующейся общественной мысли.

Общественная роль движения самодеятельных клубов не ограничивается "интеллектуальными играми" в своем кругу. Инициативное творчество имеет ярко выраженную социально-политическую направленность. Проиллюстрирую это двумя примерами.

В феврале этого года в Москве по почину Советской социологической ассоциации и межклубной рабочей группы "Самоуправление" при Клубе социальный инициатив была проведена научно-практическая конференция "Производственное самоуправление - опыт, теория, практика". Участники ее - ученые и управленцы, рабочие и производственные социологи, члены самодеятельных объединений, приехавшие из разных городов, - в течение четырех дней обсуждали конкретные проблемы реализации Закона о трудовых коллективах и Закона о государственном предприятии объединении. После обмена полезным опытом были приняты конкретные рекомендации по совершенствованию коллективных форм управления производством в новых условиях. Характер рекомендаций имеет немалую ценность, ибо основным в них является проработка социальных и политических аспектов самоуправления предприятий, не получивших должного осмысления, а главное - отражения в ходе обсуждения и принятия упомянутых законов. Вслед за Москвой похожее мероприятие провел в Ленинграде при содействии местного отделения Всесоюзного экономического общества клуб "Перестройка"; здесь также были выработаны рекомендации по улучшению деятельности советов трудовых коллективов.

Еще пример из области "неформального" сочетания слова и дела, на этот раз - пример инициативного законотворчества. В конце 1987 года из разных источников стали поступать сведения о подготовке и обсуждении специалистами единого закона о самодеятельных организациях. Несмотря на общее развитие гласности, не наблюдалось стремления вывести законопроект на широкий суд общественности с целью использования мнений и предложений общественных и самодеятельных организаций по этому вопросу. В отсутствие официальной информации пошли слухи, что законопроект уже начал свое движение по инстанциям. Понятно, что рудименты "застойного" отношения к законотворчеству вызвали негативную реакцию многих клубов, ведь речь шла о конкретизации конституционного права на объединение граждан в общественные организации, имеющего самое прямое отношение к неформалам. Совместными усилиями целого ряда московских общественных клубов была начата не имеющая аналогов в "доперестроечной" практике предупредительная общественно-инициативная кампания, в итоге которой серьезная проблема - проблема юридического регулирования общественной самодеятельности - была вытянута из келейной тиши кабинетов на свет гласности. В ходе дискуссий и обсуждений доступных обозрению вариантов законопроекта "О добровольных обществах, органах общественной самодеятельности и самодеятельных объединениях" осуществлена критика спорных положений документа, недемократических методов его подготовки и проработки, выработаны более прогрессивные принципы и альтернативные проекты, подготовлены тематические бюллетени и открытые обращения ко всем общественным и самодеятельным организациям страны. По инициативе группы членов ряда московских клубов была подана заявка на проведение митинга "Неформальным организациям - участие в разработке закона о них!" Московский комсомолец, 1988, 13 февраля. Результатом стало достижение конструктивного решения о проведении встречи представителей движения общественных инициатив с разработчиками документа и должностными лицами; встреча состоялась 20 февраля в московском ДК им.Чкалова. Законопроект отправлен на переработку.

Данный случай показал, чего можно достичь совместными усилиями неформальных и формальных организаций, сочетанием различных форм работы, проявив с обеих сторон - культуру, терпимость и понимание. Вместе с тем, он высветил серьезные огрехи в механизме подготовки и принятия законодательных решений.

Проявилось отсутствие реального общественного контроля за правотворчеством, за тем - где, как и какими средствами государство вмешивается в дела чело века, дела общества. Правотворчество по-прежнему определяется волей соответствующий министерств, ведомств и их учреждений. Сути дела не меняют отдельные консультации с некоторыми общественными организациями, поскольку: а) последние не выполняют пока должной функции по представительству и защите социальных интересов б) консультация ведется с аппаратом этих организаций в) различия во взглядах минимальны, а если они и есть, то остаются скрытыми от глаз общественности в виду ограниченного характера консультаций.

Очевидно, само общество должно активнее использовать на практике свое конституционное право на участие в подготовке, обсуждении и принятии государственных решений и законов. И если это обсуждение инициировано самой общественностью, официальные органы обязаны оказать содействие в решении выдвинутых вопросов, обеспечив их детальную проработку в ходе широкой общественной кампании. Только путем вовлечения граждан в законотворчество можно реально обеспечить создание в нашей стране действительно правового государства.

Место самодеятельных организаций в обновляющейся политической система Анализ самодеятельного движения требует обстоятельной проработки вопроса о его месте и роли в обновлении политической системы социализма.

По мере того, как в жизни советского общества набирают силы позитивные тенденции, становится понятным: успех перестройки возможен только при условии сопряженного претворения реформы и хозяйственного и политического механизмов.

Об этом свидетельствует и опыт стран социализма, испытавших тяжесть кризисных явлений СССР - в начале 20-х, ВНР - в середине 50-х, СФРЮ - в середине 70-х, КНР - в конце 70-х, ПНР - начало 80-х годов. Выход из кризиса предполагает проведение определенной совокупности демократических мероприятий, модернизирующих политических механизм, в противном случае его инертность становится тормозом обновления, не обеспечивает своевременного вскрытия и эффективного раз решения противоречий, неизбежно обостряющихся в переходный период.

Нынешнее состояние системы политических институтов во многих социалистических странах, включая Советский Союз, является одной из главных причин социально-экономических и морально-психологических трудностей. На протяжении нескольких десятилетий имело место воспроизводство жестких командно-властных структур, не имеющих ничего общего с подлинным народовластием. Возникли и упрочились такие труднопреодолимые проблемы как отчуждение граждан от политических институтов, бюрократизация механизма принятия решений, отсутствие общественного контроля за действиями аппаратов власти. Ведущий венгерский политолог М.Бихари охарактерезовал ситуацию так: "В центре нашей политической системы сложился монопольный блок власти. Исключительная властная роль партии, по сути дела, сделала ненужным существование различных, имеющих собственный облик, реальных политических движений, организаций. Последствием этого явилось своеобразное положение, при котором сохранение сети общественных организаций, потерявших свое лицо и функции - при сохранении внешних признаков - стало задачей и интересом партии..." Bihari M. Politikai Rendszer es szocialista demokracia. Bp., ELTE, 1985, 111-112.old. В этих условиях общественная жизнь стала односторонней, лишенной какой бы то ни было альтернативности и возможности демократического выбора. Гражданские инициативы и сообщества очутились в явно неравноправном положении перед "официальными" звеньями политики, монопольно отправлявшими функции власти. Подобное неравноправие привело к нездоровому сужению фактического числа субъектов политической системы, снизив ее эффективность в целом. При этом не могли сложиться реальные демократические взаимосвязи между участниками общественно-политического процесса, что и привело к отлучению большинства общества от реальной политики. Более того, общественность даже стала помехой в монопольномелочном курировании адептами административной системы всех сторон социальной жизни.

В ходе начавшегося демократического процесса предстоит добиться преобразования системы политических институтов, ее обогащения на основе конкретноисторического опыта и ленинских концепций социализма. При этом очень важно учесть все лучшее из демократических завоеваний цивилизации. Не случайно, руководство партии ставит вопрос о необходимом внесении качественно новых структур и элементов в нашу политическую систему. Пришло время заново проду мать роль гражданских сообществ как органов непосредственной демократии, как реальных участников и творцов политики. Человек должен стать в этом процессе центральной фигурой.

Мы уже упоминали о важности восстановления и упрочения института социального контроля в обществе. Представляется, что совокупность общественных организаций различного уровня призвана стать одним из средств действенного демократического контроля за поведением механизма власти, придания ему характера истинного народовластия. Только общественный контроль может исключить опасность субъективизма в политике. Но контроль может осуществляться как официально закрепленными средствами (депутатский запрос, ответственность перед избирателями, ответственность перед органами правосудия, гласность в печати и т.п.), так и спонтанно - общественным мнением, органами общественной самодеятельности, гражданскими акциями. Это контроль со стороны социалистического гражданского общества.

На наш взгляд, сейчас уже можно говорить о практическом выявлении, становлении и самоорганизации начальных элементов социалистического гражданского общества в нашей стране. В рамках догоняющей модели развития этот объективный процесс должен был произойти рано или поздно по мере индустриализации и культурной революции, но его сильно задержала сталинщина. Попробуем разобраться - в чем особенности этого феномена? Понятие гражданского общества известно еще со времен римского права.

Новое значение оно получило в 40-х годах прошлого века в работах "младоге гельянцев", а затем - К.Маркса. Полемизируя с Б.Бауэром, Маркс дал ясную характеристику буржуазного гражданского общества. "Там, - писал он в 1843 году, - где политическое государство достигло своей действительно развитой формы, человек... ведет жизнь в политической общности, в которой он признает себя общественным существом и жизнь в гражданском обществе, в котором он действует как частное лицо.., низводит себя самого до роли средства и становится игрушкой чуждых сил" (К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч. 2-е изд., т.1, с.390391).

Политическая революция, по мнению Маркса, есть революция гражданского общества. При феодализме оно имело непосредственно политический характер элементы гражданской жизни (собственность, семья, способ труда и проч.) были возведены на высоту государственной жизни. Буржуазная же революция "уничтожила... политический характер гражданского общества", разбив его на независимых "индивидов... и их гражданское положение", конституировав политическое государство (там же, см. выше). Но политическая эмансипация была и эмансипацией гражданского общества от политики, уничтожение уз, сковывавших его эгоистический дух. В итоге буржуазное гражданское общество стало "сферой эгоизма, где царит война всех против всех" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.1, с.392); сферой, находящейся в противоположности к политическому государству на основе мирского противоречия с ним, на основе конфликта между общим и частным интересом.

Вместе с тем, с научной точностью Маркс сделал предположение о направлениях дальнейшего развития этого противоречия. "Всякая эмансипация состоит в том, что она возвращает человеческий мир, человеческие отношения к самому человеку. Политическая эмансипация есть сведение человека, с одной стороны, к члену гражданского общества, к эгоистическому, независимому индивиду, с другой - к гражданину государства, к юридическому лицу. Лишь тогда, когда действительный индивидуальный человек воспримет в себе абстрактного гражданина государства,.. познает и организует свои "собственные силы" как общественные "силы и потому не станет больше отделять от себя общественную силу в виде политической силы, - лишь тогда свершится человеческая эмансипация" (там же, с.406, см. выше).

Эти слова, по сути, дают нам ключ к пониманию особенностей нового гражданского общества, самоорганизующегося в условиях социализма. Вся суть нынешнего момента вновь, как и во всякой революции, состоит в политической эмансипации человека. Создаются предпосылки выхода гражданского общества из того аморфного "новофеодального" состояния, в котором оно пребывало в нашей стране: с одной стороны, наблюдалось гигантское огосударствление собственности и труда (а, впрочем, и семьи); с другой - отделение индивидуума от государственного целого, приведшее к тотальному отчуждению советского человека от политического механизма. Как и при феодализме, в период застоя механизм власти выступал "в виде особой функции обособленного от народа повелителя и его слуг" /аппарата/. Упразднить эту обособленность - одна из задач перестройки в политической сфере.

Социалистическое гражданское общество, в отличие от буржуазного, не должно быть эмансипированным от политики. Напротив, оно - часть самой политики: общественная сила обязательно должна стать силой политической. Элементы этого общества - самодеятельные организации граждан - стремятся реально участвовать в социально-политической жизни, выполняя при этом роль посредников между "управляющими" и "управляемыми", способствуя преодолению разрыва между отдельными сферами общественной жизни и активизируя отдельные группы населения к демократизации. Представляется, что социалистическое общество в перспективе сможет выполнять функции народного контроля за деятельностью органов народовластия. Ибо оно и есть наиболее массовый элемент обновляемой политической системы.

Не следует понимать этот контроль в бюрократическом смысле. Это контроль особого рода: через представительство, согласование и защиту многообразных интересов. Мир гражданского общества - это мир потребностей, труда, увлечений, склонностей, побуждений. Это мир интересов, выступающих как форма проявления естественной тяги человека к познанию и более глубокому отражению действительности. Проблема интересов сегодня выходит за рамки чистой науки: интересы становятся посредником социальных отношений, поэтому их формирование, своевременное проявление и эффективная реализация превращаются в задачу политики. Отнюдь не случайна мысль февральского Пленума ЦК КПСС: обновление политической системы должно основываться на "понимании того, что за каждой общественной организацией стоят определенные социальные слои со своими специфическими особенностями и интересами... и главная задача общественных организаций - развивать политическую активность, удовлетворять многообразные интересы..."/1/.

Организационные и правовые аспекты общественной самодеятельности Социалистическое общество следует рассматривать как живой организм, поступательное развитие которого обеспечивается не на основе директив, а за счет естественного и свободного сочетания и согласования социальных потребностей. Бытует неточный тезис: "критерий суждения о самодеятельных объединениях один - интересы социализма, интересы народа". Но ведь общность основных интересов формируется не из абстракций; она возникает из "броуновского движения" конкретных групповых и частных социальных потребностей, воспроизводящихся в реально существующих условиях. Из разнообразия особенностей работы, образования, места жительства, материального положения, мировоззрения, привычек, национальных и культурных традиций вытекает и естественное разнообразие интересов. Однако эти различия не получают пока публичного вскрытия, ибо не создан необходимый для этого социально-политический механизм. Во многом такая ситуация есть следствие ложных выводов о гомогенизации общества в условиях отсутствия в нем антагонистических противоречий.

Тем не менее, тождественность социального положения большинства членов общества отнюдь не исключает усиления дифференцированность и динамики групповых интересов. Люди ощущают, что их частные интересы могут более плотно реализоваться в коллективе: совместные усилия способствуют лучшей ориентировке личности на осознанные действия, создают условия для самопроявления. Происходит спонтанно-направленная группировка сходных стремлений на базе их социальной солидарности. (Пример такой солидарности: большинству членов неформальных объединений - тех, кто "из служащих" - терять нечего, кроме своих "белых воротничков"). Соединение интересов неизбежно затрагивает область убеждений, а через них - общественно-политических отношений. Вот где коренится неприязненное некоторым официальным лицам политизирование "снизу", вызывающее упреки в "представительстве от чьего-то имени без достаточных полномочий. На этом стоит остановиться подробнее: на практике мы далеко не всегда сталкиваемся с современным пониманием социалистического плюрализма мнений и интересов.

Если рассматривать политику как функцию отношений между различными социальными группами, стремящимися воздействовать на механизм принятия политических решений с точки зрения своих общественных идеалов (и стратегических целей), то становятся понятными "внутренние пружины" возникновения любых самодеятельных общественных организаций. Самодеятельные организации есть возникающие в недрах социалистического гражданского общества демократические формы проявления и представительства социально-групповых интересов. В этом-то общее, что позволяет понимать под "неформалом" и члена группы рокеров, и члена группы нетрадиционной религии, и члена общественно-политического клуба. Их знаменатель - спонтанное объединение с единомышленниками для защиты своих интересов. Процесс этот закономерен, ибо существующая система представительства далеко не всегда удовлетворяет требованиям общественной практики, т.к. фактически подавлена государственным блоком власти. Здесь необходимо решительное сокращение сферы государственной деятельности и достижимо это лишь через развитие многообразных представительств.

К самодеятельным организациям это имеет непосредственное отношение: постоянное расширение дозволенных рамок представительской функции должно стать одной из главных их задач. Эти рамки могут обхватывать, отражение общественного мнения, и отстаивание определенных позиций, действия через каналы депутатской системы и многое другое. Система представительства должна быть гибкой и эффективной, способной сглаживать столкновения противоречивых стремлений. Интерес, как точно подметил венгерский ученый Т.Шаркёзи сам по себе явление конфликтное, поэтому непременным условием является дополнение представительской функции возможностью действительной защиты, открытого альтернативного сопоставления и компромиссного согласования интересов.

При этом самодеятельными организациями может решаться двойная задача: а) внутренняя - поддержка интересов своих членов; б) внешняя - выступление в их защиту перед органами власти и общественными организациями. Из сказанного следует, что расширение системы представительства объективно необходимо и участие в нем низовых объединений и ассоциаций граждан обосновано. Резонно бы снять предубеждение: своевременное вскрытие, обнародование и согласование интересов - задача всех звеньев политической системы. Для стабильного развития системы требуется разрешить проблему Конструктивного взаимодействия этих звеньев.

Формальные и неформальные структуры в условиях перестройки; взаимовлияние, компромисс, взаимодействие. Неформалы появились не вдруг и конфликт их с формальными структурами не случаен. Это следствие явного разрыва, наблюдаемого между разными сферами на-шей жизни. Одни определяют его как противоречие между первым и вторым обществом (венгерский социолог Э.Ханкишш), другие (А. Липкий) - как фундаментальную разорванность официальной и неофициальной сфер культуры и жизни, резко усилившуюся в последнее время. В официальной сфере "первого общества" человек - это объект управления, безликий "винтик" в действиях государственных органов, учреждений и предприятий, подчиняющихся исключительно ведомственной и местнической командно-административной логике. За рамками этой логики остаются многие категории, нормы и ценности, центром которых является человек. В итоге - печальное раздвоение форм жизнедеятельности, гласности, культуры, со-знания, права - как в широком, так и узком смысле слова. Им вызваны такие плохо контролируемые и просматриваемые явления как теневая экономика, мафиозные структуры, укоренение негласно-неформального согласования вопросов в ходе принятия решений. Увеличилась число и глубина скрытых конфликтов в обществе. И самодеятельное движение общественных инициатив, оказавшись в латентной сфере "второго" общества, неизбежно вступило в противоречие с "застойными" структурами.

Можно констатировать: неприятие взаимное и вряд ли его можно назвать временным. Для того, чтобы говорить о достижении компромисса и выработке форм взаимодействия между формальными и неформальными общественными структурами, следует понимать мотивы противостояния.

В командно-административной системе все отношения, как социально-экономические, так и общественно-политические, строятся на базе бюрократической модели новофеодального типа: государственная политическая власть выступает носителем не только властных, но и хозяйственных и общественных функций, не являясь в то же время прямым субъектом ни хозяйственной ни социальной жизни. Подобная структура не приемлет гражданские объединения "горизонтального" типа, не дает возможности для их развития: решения принимаются в четкой иерархической направленности сверху вниз на основе командного подчинения. Воздействие в другом направлении, обратные связи - минимизированы. Военизированный характер системы словно требует борьбы со всем стихийным, живущим не по ее логике. Характерными становятся "зацентрализованность, чрезмерная иерархизация, и, как результат - неповоротливость, бедность в средствах...". Повсюду нужно вести борьбу - за урожаи, за план, за единомыслие. Логика борьбы за власть (сохранившаяся после того, как отпала нужда в подпольной организации и дик-тате жесткой дисциплины) приводит к тому, что на естественное стремление отдельных сообществ или индивидуумов к большей автономии, система реагирует политико-властными средствами (запретами, угрозами, кампанией в прессе и т.п.), вместо того, чтобы обеспечить истинное многообразие форм общественной жизни.

Та же логика имеет место и в отношении к самодеятельному движению. Обилие клубов, форм их работы, разнообразие идей напоминают многоцветье, начавшееся с отступлением заморозков. Но тут же слышны окрики бойцов административной системы, которым милее монокультурное однообразие, взращенное надежным садовником под оранжерейным стеклом... Самодеятельное движение - идеальная мишень для нападок, ибо не имеет ни четкого статуса, ни доступа к средствам массовой информации, ни средств отпора властно-нажимному воздействию со стороны. Справедлива мысль историка А. Фалине, что главный мотив данного конфликта - противоречие между логикой аппарата управления я "моторной" публичностью низовых гражданских инициатив, не вписывающихся пока в прежние традиции и практику нашей управленческой куль-туры.

Работа консервативных сил с общественной самодеятельностью напоминает борьбу с инициативой вообще, неоправданную по сути, но проводимую с упорством. Один ее путь - интегрирование самодеятельных организаций в уже существующую структуру, придание им статуса ведомственных придатков. Попытки втиснуть создаваемые "снизу" горизонтальные сообщества в конструкцию из давно не-эффективных, но укрепляемых "сверху" вертикалей - это попытки механизма торможения лишить движение общественных инициатив его принципиальной демократической ценности: свободы социального творчества и гражданской активности. Именно на это нацеливают должностных лиц некоторые инструкции, авторам которых не по душе перспектива "фактического закладывания структуры, параллельной государственным и общественным органам, включающей организационные звенья, действующие во всех сферах общественной жизни". Ошибкой было бы считать, что гражданская жизнь может удовлетвориться рамками раз и навсегда заданных общественных и государственных структур, порожденных и укрепившихся еще в 30-40-е годы.

Другой способ борьбы - селективный подход по Принципу "divide et impere". Процессу консолидации и сплочения сил в общественном движении препятствует вы-деление "хороших" и "плохих", уступчивых и неуступчивых, покорных и непокорных клубов. Воздвигаются искусственные барьеры между отдельными позициями, используется тактика силового компромисса. Примером может служить история информационной встречи Федерации социалистических общественных клубов (ФСОК) в конце ян-варя 1988 г. Мероприятие показало, что неформальные объединения вынуждены жертвовать многим в интересах легализации своей деятельности, во имя того, чтобы им дали спокойно работать. Но приобретения подчас не покрывают потерю суверенности и авторитета.

Вообще говоря, манипулирование всем, что не вписывается в "принятые" понятия о функционировании общества - свойство, внутренне присущее командно-административной системе. Мелочно-нормативная регламентация при этом дополняется неизбежным и постоянным "неформальным" давлением через негласные распоряжения, инструкции, внутренние предписания, кулуарные указки и пожелания.

Менее всего приемлемы "боевые" методы работы с органами самодеятельности. Инертные силы, неправомерно отождествляя себя с партией и советской властью, самовольно приписывают движению ярлыки "антипартийности", "антисоветской деятельности", "политического экстремизма", искажая его облик и превращая в объект для наладок. Это проявления того, о чем писала "Прав-да" (в редакционной статье "Принципы перестройки: революционность мышления и действий") - "консервативного сопротивления перестройке, ... проявляющегося в боязни движения мысли, поисков наилучших путей реализации потенциала социалистической демократии. Односторонняя подача в прессе дополняется конкретными запрети-тельными действиями: от лишения помещений до не разрешения публичных манифестаций, организованных в полном согласии с утвержденными Исполкомом Моссовета временными правилами. Следует подчеркнуть, что подавляющее большинство самодеятельных общественных организаций не имеет политической программы отличной от провозглашенного партией курса на коренную перестройку всех сторон общественной жизни, от революционных принципов демократического социализма: больше нового мышления и гласности, больше инициативы и социальной практики, больше сопричастности и гражданственности, больше культуры, терпимости и гуманности, справедливости и общественного контроля. Движение объективно противостоит административной системе; всей своей деятельностью оно призвано помочь авангардным силам общества в разблокировании важнейшего звена механизма торможения - бюрократизма.

Само появление органов общественной самодеятельности - угроза бюрократической все запретности: создаются независимые от аппаратных кругов центры реабилитации гражданской нравственности, где решения рождаются, принимаются и осуществляются непосредственно самой общественностью, без посредников. А ведь преодоление бюрократизма и есть преодоление независимости аппаратного меньшинства от гражданского большинства. Слом бюрократии достижим лишь через восстановление вкуса к инициативе и хозяйственной предприимчивости, социальному новаторству и демократической коллективности. Движение клубов воспитывает эти навыки и - пугает консерваторов.

Видимо, настала пора заново продумать вопросы взаимодействия формальных и неформальных структур в переходном периоде. "Время определяться" не должно означать время огульной критики, как его понимают отдельные работники аппарата. Ироничный патернализм, сквозящий в отношении к клубам многих, неплохо притертых к определенным социальным нишам товарищей, не способствует росту их авторитета в общественной среде. Не возведение барьеров между различными направлениями мысли и социальной практики, а поиск компромисса во имя содействия перестройке - таким, на наш взгляд, должен быть лейтмотив политической жизни в новых условиях. Каковы основы этого взаимодействия? Прежде всего, официальные органы обязаны перестраиваться на деле, а не на словах. С их стороны требуются терпимость к многообразию мнений и самостоятельности действий, известная гибкость и дальновидность, открытость и доверительность. Речь не идет не о противодействии, а о политической работе с неформалами. Предстоит овладеть новым стилем руководства, основанным на убеждении, силе примера и аргумента, культуре полемики, публичности и такте при разборе мировоззренческих позиций оппонентов, в т.ч. и их заблуждений. Показательно, что до сих пор ни на одном крупном форуме движения общественных инициатив не случилось выдвижения аргументированной позиции со стороны официальных лиц - они удовлетворились привычной ролью администраторов и наблюдателей, фактически устранившись от от-крытой политической работы. Самодеятельное движение нуждается в поддержке со стороны авангардных сил нашего общества: совместно решая многие проблемы в общественной самодеятельности можно реально расширить общественную базу перестройки, пополнив ее движущие силы. Органы власти должны уметь быть партнерами новых элементов нашей политсистемы только равноправное отношение к самодеятельным организациям станет реальной гарантией их сохранения в "силовом поле" социалистической демократии. Равноправный контакт - это еще и средство повысить обоснованность принимаемых решений, обеспечить их "обкатку и доводку" а затем и адекватное восприятие в среде общественности. При этом на партию ложится ответственная и непростая за-дача: вернуться к политизированию в массах, создать условия для своевременного вскрытия и предупреждения конфликтов, неизбежно сопровождающих процесс обновления".

Представляется, что руководящая роль партии в со временном, а не догматическом понимании, заключается отнюдь не в подавлении различий в мнениях и убеждениях (как ее нередко трактуют определенные силы), а в соотнесении этих различий. Поясню свою мысль. Укрепление общественного самоуправления позволит децентрализовать механизм монопольного принятия решений и постепенно преобразовать его в более демократичную общественную власть, основанную на взаимодействии различных интересов, сил и движений. В этом блоке общественной власти партия сможет играть руководящую роль, постоянно доказывая право на нее, занимаясь интеграцией различных, стремлений на принципиальной основе, причем - исключительно политическими средствами.

Поэтому неприемлемы судорожные, продиктованные политическим малодушием административные меры в работе о неформалами. Они приводят к обратному эффекту: целые пласты интересов и стремлений уходят из-под общественного контроля в скрытую от гласности теневую сферу. К атому ведет отсутствие в нашей политической практике легального, открытого согласования мнений и интересов на общественных форумах. Их нехватка - это и нехватка гарантий действительного учета различных социально-групповых интересов в принятии государственных решений.

Целесообразно продумать возможные пути использования богатого опыта братских социалистических стран - опыта молодежных парламентов, комиссий отечественного фронта, публичных форумов и проч. Идея, что называется, "витает в воздухе"; лидерами ряда московских клубов одновременно выдвинуты концепция ассоциации "Кольцо общественных инициатив", идеи народного парламента (парламента гражданской инициативы, форума общественной инициативы, демократического собрания). По сути, это идея парламентарного регулирования общественной самодеятельности - через проведение регулярных сессий представителей общественных (в т.ч. самодеятельных) организаций и государственных органов. Реализация этой идеи может стать одним из активных шагов к содержательному углублению социалистической демократии.

Интересен для нас конкретный опыт ВНР, где разнообразие форм проявления гражданской активности считается делом естественным. Так, в постановлении УШ съезда Отечественного народного фронта ВНР (декабрь 1985 г.) отмечалось: "Мы с удовлетворением констатируем, что на местах создается все больше работающих над осуществлением социалистических целей кружков, товариществ, обществ, клубов - достоверных свидетелей самодеятельности граждан. Работающие под знаком самостоятельности и ответственности, эти коллективы могут стать хорошей ареной для приобретения практического опыта в осуществлении социалистической демократии. Активную общественную роль граждан в ВНР не рассматривают в качестве дестабилизирующего фактора: если есть простор гражданским инициативам, то в народе крепнет доверие и готовность к сотрудничеству в решении более масштабных проблем. "Если инициатива снизу выходит за рамки местных проблем и затрагивает большую политику, то политическая система должна только содействовать в этом", - считает член ЦК ВСРП Ш.Лакошг. В ходе совершенствования системы политических институтов в ВНР намечают до минимума сократить отрыв граждан от субъектов "большой политики". Венгерская практика показывает, что создаваемые снизу - общества много эффективнее объединений, создаваемых сверху. Не совсем проясненным остается вопрос о государственной опеке различных объединений, но подчеркивается, что ключевым "вопросом должны быть доверие, внимание и тактичная координация. "В нашем обществе есть место для любых местных, региональных и всевенгерских организаций и объединений, которые действуют в рамках социалистической законности", - подчеркивает проект постановления Всевенгерской конференции ВСРП. Гражданскую самодеятельность в ВНР считают "но-вой сферой коммуникации" для партии, местом для диалога, для политической работы; при этом терпимость к разнообразным гражданским инициативам только подчеркивает силу партии и способствует росту ее престижа. ВСРП подчеркивает: надо создать все условия для того, чтобы самовыражение человека выливалось в творчество на благо всего общества. Помогает этому и децентрализация системы принятия решений, передача некоторых компетенции самим органам самоуправления. Это позволит самой партии сконцентрировать усилия на принципиальных вопросах руководства всем обществом.

Организационные проблемы в самодеятельном движении во многом связаны нечеткостью политического, правового статуса его органов. Перед движением стоит дилемма: как совместить демократизма работы с эффективной ее организацией? Самодеятельные организации ищут свои пути обогащения известных, в принципе, организационных форм, таких, как любительское объединение, клуб по интересам, фонд инициатив, ассоциация или федерация клубов, добровольное общество. Но здесь приходится практически решать сложные вопросы инфраструктуры демократии: нужно ли обязательное членство, в состоянии ли клуб выступить как юридическое лицо, а не от имени просто группы людей, каков может быть порядок приема решений - принципом консенсуса или принципом большинства голосов (и чьих голосов), есть ли гарантии меньашинству (на сомнение), есть ли гарантии выбранным от выбравших, каково разделение функций, едина ли исполнительская воля и т.д. Решение многих этих вопросов невозможно без создания четкой организационно-правовой базы развития гражданской самодеятельности.

Сегодня отношения между государством и самодеятельными организациями отличаются излишним патернализмом и волюнтаризмом. В этом проявляется явная недооценка бюрократами политической стабильности общества, хотя оно явно изменилось в 1930-1932 гг., когда были приняты постановления "О порядке учреждения и ликвидации всесоюзных общество и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли" и "О добровольных обществах и их союзах" (действующие по сей день). Нет-нет да и проявится стремление сохранить и даже усилить ведомственнобюрократическую процедуру разрешения организаций и контроля за их деятельностью. Именно так можно охарактеризовать содержание положение 1986 г. "О любительском объединении (клубе по интересам)" или некоторых вариантов проекта закона о добровольных обществах 1988 г. За этим примером стоит не столько нехватка демократических традиций, сколько не преодоленная и опасная болезнь "огосударствления" общественной жизнедеятельности.

Безусловно, нужен единый закон о самодеятельных организациях, который дал бы многосторонние гарантии и демократические правовые рамки для всех форм коллективной общественной активности. На наш взгляд, центральными вопросами в данном законодательстве являются: порядок регистрации и контроля органов самодеятельности, а также их права. Решение этих вопросов должно зависеть от двух условий: а) снятия неоправданных ограничений с процесса самоорганизации граждан в объединения по интересам и убеждениям; б) перехода на правовые рычаги контроля за самодеятельными объединениями. Пора наконец, в оценке гражданской активности перейти от принципа соответствия набору идеократических устаревших норм к принципу легальности: нужным и возможным следует считать все, что не противоречит Конституции, законам и указам, имеющим силу законов.

Сегодня, на восьмом десятке лет народной власти, объединения должны создаваться самими гражданами свободно, во имя любой законной деятельности. Правоспособность таких организаций определяется их уставными целями и закрепляется в программных документах. Регистрация должна осуществляться юридически, причем суд (а лучше - комиссия Минюста), исходя из начальной презумпции невиновности организации, лишь обязан проверить соответствие предоставленного Устава закону. При этом явочным путем осуществляется социальная саморегистрация - при исполкоме местного Совета (направлением извещения о самоорганизации). Отклонение в регистрации возможно лишь в случае несоответствия устава и программы клуба закону, но при этом правомерно сохранить за организацией право на обжалование этого решения в судебном порядке. Под наблюдением за самодеятельными организациями следует понимать не "неформальное" курирование, а контроль за законностью их действий" - через органы прокуратуры. Компетентные административные органы обязаны строить свои взаимоотношения в самодеятельными объединениями в строгом соответствии с Законом, который должен обязать оказывать содействие общественно-полезной деятельности самодеятельных организаций. Видимо, гарантией клубного самоуправления могло бы стать положение о недопустимости над правового вмешательства в дела клуба со стороны. Роспуск объединений также должен осуществляться строго в судебном порядке.

Некоторые объединения могут и не регистрироваться: например, численностью менее 20 человек, не обладающие обособленным имуществом и не намеревающиеся вести имущественные операции - им не нужны ни печать, ни расчетный счет в отделении банка. Возможно, что некоторые клубы сознательно передадут определенные представительские функции ассоциациям клубов, как более организованной форме, реально способной отражать их точку зрения на общественной сцене.

Акцентируя значение правового регулирования общественной самодеятельности мы должны учитывать невысокий уровень правовой культуры в нашем обществе. Исторически большую ценность являет не само право, но возможность уговора. Помимо кропотливой работы по совершенствованию советского законодательства следует прививать навыки деятельности в рамках правового государства. С этой точки зрения полезную роль может сыграть наделение самодеятельных объединений статусом юридического лица.

Юридическое лицо, прежде всего, является носителем гражданских прав и обязанностей. Поэтому следовало бы закрепить в законе следующие принципиальные права самодеятельных организаций: - право на свободу социального творчества на вневедомственной основе; - право на непосредственное участие в подготовке, обсуждении и принятии законов и решений общегосударственного и местного значения; - право на внесение в государственные и общественные организации предложений об улучшении их деятельности, а также альтернативных законопроектов и решений; - право на ведение переговоров с государственными органами в случае, если административные решения ущемляют интересы организации либо ее членов; должностные лица обязаны рассмотреть запрос самодеятельной организации и принять необходимые меры; - право на выдвижение своих кандидатов в Советы народных депутатов и выборные общественные органы; - право на свободное изложение своих взглядов в рамках различных форм общения и деятельности (дискуссионной, культурно-просветительской, информационной и др.); - право на ведение издательской деятельности в рамках действующего законодательства, содействующей достижению уставных целей организации (с определением порядка поступления доходов от этой деятельности); - право на организацию и поддержку коллективных гражданских инициатив: общественных кампаний, акций и мероприятий, публичных дискуссий и митингов, петиционных (подписных) кампаний и др. Ответственность за поддержание общественного порядка в этом случае полностью лежит на инициаторах и организаторах акции; непременно следует оговорить также порядок действия официальных лиц в случае поступления петиции с определенным количеством подписей; - право на объединение в ассоциации различного вида целевого назначения, местные и региональные.

О последнем следует сказать отдельно: в рамках ассоциаций клубов предстоит найти верное соотношение между автономией гражданских сообществ и координированностью их действий.

Виды ассоциаций, создаваемых близкими по системе ценностей и взглядов объединениями, могут быть различными: те из них, что создаются просто для обмена информацией и опытом, могут и не регистрироваться в установленном порядке. Справедливо наделить ассоциации клубов статусом юридического лица с повышенными полномочиями: тем самым можно гарантировать действенность их представительской функции. Ассоциации вправе требовать от должностных лиц проведения консультаций перед принятием административных решений, а в определенных случаях приостанавливать (по праву "вето") введение в действие того или иного акта или решения, если в ходе его подготовки государственные органы не провели широких консультаций с представителями общественности. Система консультаций и согласований при этом должна оставаться открытой, в них могут принять участие любые самодеятельные общественные организации.

Конечно же, принятие демократического закона о самодеятельных организациях не решит всех вопросов, связанных с политическим развитием органов самодеятельности и органов представительской системы. Тем не менее, он создал бы четкую нормативную основу для этого развития, стал бы звеном в системе комплексных демократических мероприятий, направленных на обновление существующего политического механизма.

Самодеятельное движение и проблема неразвитого общественного сознания Застой, царивший (с небольшими перерывами) в течение десятилетий в общественной жизни, не прошел бесследно. Он оставил отметины в мышлении людей, вызвав эрозию общественного сознания. Эта патология наглядно проявляется и в самодеятельном движении, являясь серьезнейшим тормозом его развития.

Одним из проявлений этой эрозии стала массовая инфантилизация (термин, введенный в научный обиход уже упоминавшимся венгерским социологом Э.Ханкишш). Проявляется она в том , что "взрослые люди постепенно деградируют, в своем поведении, сознании, самосознании превращаются в недорослей и так и не вырастают во взрослую, сознательную, независимую личность". Государство, с его административной системой, словно выключило граждан из той сферы, где нужно уметь самому сформулировать зада-чу, добыть нужную информацию, сориентироваться в изменяющихся окружающих условиях, выбрать правильные средства достижения цели, уметь взаимодействовать с партнерами на равных и т.п.

Практика движения самодеятельных клубов показывает, что становление элементов социалистического гражданского общества происходит в условиях преобладающего инфантилизма устремлений и действий.

Левый фланг движения нередко подтверждает, что не-полная информированность вкупе с безответственностью - прекрасная питательная почва для "героического" авангардизма. Максимализм соседствует с социальной показухой, революционность лозунгов - со стремлением к ниспровержению авторитетов. Идейная платформа представляет смесь лозунгов Че Геварры с концепциями "новых левых" конца шестидесятых. (Заметим, что многие построения не идут дальше известных на Западе идей самоограничения государства, терпимости к автономии общества, гуманизации
жизни и уважения свобод личности, либерального экосоциализма; сами по себе они ценны, но в наших реальных условиях излишне наивны).

Есть в движении и другой фланг, консервативный. Здесь - свои "специалисты"; вера в непогрешимость инструкций и мнений "старших товарищей". Отсутствие гибкости выявляется в неумении приспосабливаться к новым условиям, новому мышлению. Неприятие идей "реформизма" у одних выражается в нападках на "западнический" либерализм, у других - в поисках внутренних врагов. При этом увлечение патетическим критиканством явно идет в ущерб позитиву и компромиссу: некоторые псевдопатриотические воз-звания содержат на страницу машинописного текста, в сред-нем около двух десятков восклицательных знаков, что при-дает им истеричный тон, при минимуме дельных предложений...

Инфантильность нашего гражданского общества имеет как бы две стороны, и обе тягостны: это консерватизм и экстремизм. Консерватизм пока остается одной из наиболее укоренившихся традиций, и пока она сильна - сохраняется опасность реставрации застоя. Как верно под-метил американский историк С.Коэн, "консерватизм базируется на чувстве гордости и страха". Проявления кон-серватизма мы ощущаем постоянно; это и подсознательная цензура, питаемая конкретно-историческим страхом поколений, и нелюбовь к малоосязаемым и плохо понятным переменам, и глухое уважение к порядку и определенности.

Другая сторона проблемы - это экстремизм в самодеятельном движении. Считаю удачным рабочее определение философа М.Малютина, понимающего под ним одновременно безнравственные и противоправный действия практического или теоретического характера, осуществляемые в целях увеличения своего общественно-политического влияния. Эти действия на виду у всех осуществляют как отдельные лица, так и группы, излишне увлекающиеся назойливо-крикливой патетикой или активными площадными действиями. Спору нет, иногда они полезны, но эта полезность достижима лишь в сочетании с другими формами работы - как это произошло в истории с законопроектом о самодеятельных объединениях (с. 15-16 ). Если охлократическая самодеятельность становится основной, неформальная груша добивается тишь "толпотворительно-самопоказательного" эффекта. Это на деле ничуть не лучше апатии и бездеятельности, ибо в той же мере играет на руку защитникам командно-административной системы. К экстремизму безусловно следует отнести и "кликушество", которое способствует нагнетанию напряженности в отношениях между отдельными группами путем навязывания и бездоказательного отстаивания групповых амбиций. Оно уводит в тупик энергию, высвобождаемую перестройкой, и серьезно препятствует достижению общественного согласия в стране.

Одним словом, болезнь инфантилизма в движении не-формальных объединений далеко еще не излечена. От нее - общее пока неумение учитывать точку зрения партнеров оппонентов и неумение вовремя подкорректировать свои взгляды; от нее - нетерпимость и неспособность к диалогу и сотрудничеству; от нее - определенная гипертрофия представительской функции. Все это - понятные результаты нецивилизованной политической культуры, вынужденного дефицита социальной практики. Рецидивы инфантильности сказываются на характере и авторитете движения, мешая в достижении ощутимых и видимых результатов.

Преодоление перечисленных недугов возможно с посте-пенным взрослением членов общества, духовным и гражданским развитием личности. Личности более компетентной и ответственной, социально активной и восприимчивой к новизне, умеющей думать, ставить и решать задачи, умею-щей вести диалог. Социальное и нравственное формирование человека - задача, которая вполне по силам движению общественных инициатив.

Сегодня становится все очевиднее: вакуум, бытовавший в сфере гражданской активности, несовместим с идея-ми социалистической демократизации общества и гармоничного развития человека. Самодеятельные объединения направленно заполняют этот вакуум. Их действия затрагивают как "личностное ядро", так и общественную атмосферу в целом. Единение активистов перестройки - публичным словом, научным и социальным творчеством, культурно-просветительской работой - и есть реальное содействие политике обновления. Прочувствованное и ответственное решение вопроса о своей гражданской роли в перестройке значит сегодня неизмеримо больше, нежели выжидающе-пассивный отход за частокол "верных" штампов и норм по-ведения.

Да, за осуществление целей коренной и демократической перестройки надо бороться. Решающим условием должно стать укрепление общественного и политического согласия между силами, стоящими на позициях комплексной реформы, реализуемой как творение всего общества. Но достижение этого согласия возможно лишь при таком развитии политической системы, которое не ограничивало бы деятельность различных политических и общественных организаций и движений, отвечающую социалистическим общественным потребностям и правовым нормам. Действительно назрела необходимость в создании широкого Собрания демократических сил , которое осуществило бы поддержку гражданских инициатив, обеспечивая сочетание общественной активности с усилиями прогрессивной части партии по обновлению страны. В рамках этого форума может последовательно реализоваться публичный диалог и взаимодействие разных общественных сил. Форум не должен стать очередной вертикальной структурой, созданной по декрету "сверху". В ходе перестройки уже начали проявляться реальные силы (в партии, в движении общественных инициатив, в производственной сфере), которые все смелее выступают за преодоление деформаций, произошедших в рамках сталинской модели тоталитарно-диктаторского "социализма". В интересах поступательного развития перестройки следует, на наш взгляд, оформить механизм легального сотрудничества всех реформистских сил. Направленность такого механизма, думается, ясна: общественный контроль за функционированием управленческих структур, восстановление подлинного народовластия, последовательное признание самоценности личности и суверенности прав и свобод каждого советского гражданина. Создаваемое на добровольно-инициативной основе Собрание демократических сил в поддержку революционной перестройки может стать серьезным шагом, логически развивающим новую социальную практику в стране. Само общество занимается сегодня поиском путей перехода к демократическому социализму. Посему, важнейшей задачей настоящего периода является отработка ясных и взвешенных социальных и политико-правовых технологий, направляющих созидательную энергию масс на развитие и закрепление подлинно демократических форм и отношений общественного бытия.

ОГЛАВЛЕНИЕ
Феномен движения общественных инициатив и его социальные механизмы........... 3
Общественная роль самодеятельных организаций........................................................ 11
Место самодеятельных организаций в обновляющейся политической системе.. ..... 19
Формальные и неформальные структуры в условиях перестройки: взаимовлияние, компромисс, взаимодействие........................................... 27
Организационные и правовые аспекты общественной самодеятельности...... .......... 36
Самодеятельное движение и проблема неразвитого общественного сознания..... ........ 41

Редакционно-издательская группа ИЭМСС АН СССР

Подписано в печать 25.05.1988 г.

Заказ No 310 Объем 2 п. л. Тираж 300 экз. Бесплатно.

Офсетно-множительная лаборатория ИЗЛСС АН СССР партия порядка: это партия
ИЭМСС АН СССР. Препринт научного доклада. М., 1988

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован