13 августа 2004
253

Олег Стриженов: `Назвать артиста звездой - это оскорбление`

ОЛЕГ Стриженов - не только один из лучших артистов советского поколения. Он - актер того высочайшего уровня, который `приподнимает планку` кино России за рубежом. Впрочем, сам он звездой себя не считает, потому что это `оскорбительно смешно`. У Стриженова вообще обо всем всегда оригинальное мнение. Например, однажды он даже отказался от роли Андрея Болконского, чем вызвал настоящий скандал в мире кино. 10 августа Олегу Стриженову исполнилось 75 лет, но по сей день Олег Александрович продолжает работать в кино. Хотя и говорит, что кинематографа у нас в стране нет.

- ОЛЕГ АЛЕКСАНДРОВИЧ, критики говорят о возрождении нашего кино и в качестве примера приводят последний Московский кинофестиваль, где отечественные картины забрали почти все призы.

- Да какие призы? Кто их раздает? Я вот хочу спросить: почему на каждом нашем фестивале иностранным артистам вручаются премии за вклад в киноискусство? Что, у нас нет своих актеров, которые обогатили мировой кинематограф? Почему Никиту Сергеевича, председателя Союза кинематографистов, совершенно не заботит, как сегодня живут наши великие актеры? Михалков меня на свой кинофестиваль не приглашал, даже билетов на киносеанс не присылал. Я по телевизору видел, как все эти звезды шли по лестнице. Что-то творцов я среди них не заметил. Творцам не до этого фестиваля. Ведь в семь часов вечера начинаются спектакли в театре. Настоящие актеры и режиссеры там. На фестиваль же приглашают западных отыгранных звезд, потому что это дешево. Потому что к нам просто так никто не поедет.

Наверное, есть какой-то спрос на этих звезд, если телеканалы закупают фильмы с их участием. Но вы посмотрите, какого года и какого сорта эти иностранные картины! Современные дети настоящего кино, которое можно назвать искусством, не знают. Как-то во время съемок фильма `Вместо меня` (моя последняя по времени кинороль), которые проходили в бывшем дворянском имении во Фрязине, я вышел утром на улицу. Там гуляли мальчишки из интерната, которые, видимо, по `ящику` только американские боевики и смотрят, а наших артистов в глаза не видели. Я уже был в образе моего героя - миллионера, в шикарном костюме. Слышу, перешептываются: `Гляди-ка, этот не хуже Брюса Уиллиса будет`.

Мой зритель умер
- СЕГОДНЯ вас часто приглашают сниматься в кино?


- Меня боятся приглашать. У кого есть мозги, тот даже и звонить не будет. Потому что сам понимает, какой у него сценарий. Если перечислить, сколько мне всего предлагалось, может быть, для кого-то это составило бы целый творческий путь. Но плохой путь, потому что из дрянного нельзя сделать хорошее. Я терпеть не могу сериалы. Талантливо - это когда роман уложился в полтора часа и после просмотра человек выходит обрыдавшись. Вот в этом у нас мастерюги были. С другой стороны, я никогда не стану отговаривать молодого актера от `сериальной` работы. Наоборот, скажу: `Беги скорее, снимайся, пока молод. Иначе потом и предлагать не будут. Это я в молодости знал: подожду недельку, и потом появятся интересные предложения. А сегодня ты можешь просидеть всю жизнь. Такое время. Так что иди и работай, раз приглашают`. Вообще не люблю судить актеров, потому что все шишки на них летят. Оператор плохо снял, режиссер - дурак, а виноват в результате актер. В Голливуде все по-другому. Там почему нет некрасивых актрис? Да потому, что, когда актриса плохо получилась на экране, не ее снимают с роли, а прогоняют оператора. И если уж вы копируете Голливуд, то во всем!

У нас же ситуацию, которая складывается в кино, можно описать словами `трудно, бедно, слабовато`. `Мосфильм` выживает, а не творит. Театр тоже в трудном положении, брошен на произвол. Приходится часть помещений сдавать в аренду. Да и билеты надо продавать, зрителя как-то заманивать. А чем теперь заманишь этого нового зрителя? Ведь мой зритель в большинстве своем уже умер, нового зрителя я не знаю. Иные режиссеры или актеры даже классику `переводят` на другой язык.

- Классику сегодня и на сериальный язык переводят, хотя есть мнение, что произведения Достоевского и Булгакова снимать в таком жанре нельзя.

- Некоторые утверждают: `Не надо снимать классику`. Нет, надо! И читать тоже надо. Читать и смотреть. А уж какая получится картина, зависит от таланта ее создателей, а не только от актеров. Ведь актер - человек зависимый. Не возьмут тебя сниматься - и все. У меня удачно сложилась судьба. Видать, ангел-хранитель помогал. До сих пор люди удивляются: `Как этот человек прожил так независимо и удачно?`

Это неправда, что кто-то кого-то в былые времена мог заставить играть роль, которую актер играть не хотел. Может быть, коммуниста и могли. Не знаю - не видел. Но я - свободный человек. Меня даже в партию вступать никогда не приглашали. А многие сейчас говорят, что их чуть ли не силком туда тащили. Вот смотрите, руки целые, никто за них меня в КПСС не волок.

Фурцева не приказывала
- ВЫ ГОВОРИТЕ, что вам не приказывали. Но ведь однажды Екатерина Фурцева пыталась заставить вас играть Андрея Болконского в `Войне и мире`.

- Да нет, история была такая. На роль Болконского Бондарчук решил пробовать весь Советский Союз, только не меня. Я посчитал, что Бондарчук меня унизил, не вызвав на пробы князя Андрея в числе первых. И вдруг он звонит: `Мне тебя срочно нужно видеть`. Я подумал: `Сейчас будет просить`. И точно, позвал. Я сыграл пробы. Их утвердили отдел культуры ЦК и коллегия министерства. Но я ждал, пока новость о том, что я играю Болконского, напечатают в журнале, чтобы потом никто не сказал, что Стриженова на роль не утверждали да и вообще не пробовали. И вот когда вышла статья в `Советском экране` с фото, где я в роли Болконского, я набрал номер Бондарчука и сказал: `Сниматься у тебя я никогда в жизни не буду`. Он не знал, что ответить: `Ты что, пьян?` Я говорю: `Собери всю группу и дирекцию, я приду покажусь`. Пришел, поздоровался, спросил, не нужно ли позвать врача? И после паузы повторил: `Сергей Федорович, я у вас сниматься никогда не буду`. А уже потом был звонок от Фурцевой: `Я хочу вас видеть`. Она собрала всю коллегию. Думала, я испугаюсь. Мне даже стыдно за нее было. Я взял Фурцеву ее же оружием. Сказал: `Знаете, Екатерина Алексеевна, обо мне в последнее время каждый норовит написать: `Очень жаль, что Стриженов не играет какого-нибудь простого советского человека`. А я делаю полезное дело, играю патриотические и романтические образы из классики, а не чушь разную. Но вы же никогда не заступились за меня. Так вот, я буду ждать роль простого советского человека`.

- Сегодня многих наших молодых актеров подкосила эпидемия звездной болезни. В советском кинематографе была такая же зараза?

- Для актеров моего поколения слово `звезда` звучало как оскорбление. Если тебя так называли, это значило, что ты плохой артист. Звезда на экране не играет, а демонстрирует моду. Меняет модные костюмы, появляется с модной прической, переходя из одного фильма в другой. А у меня цвет волос и прическа всегда зависели от моей роли, а не от сегодняшней моды. Представьте себе, назвать звездой Яншина, Грибова или Симонова?!! Это оскорбительно смешно. Достойное звание - это артист, трудная и уважаемая профессия.

- Считается, что человек подводит итог своей жизни в 30, 45 и 75 лет. Вы какой итог можете сейчас подвести?

- Моя судьба состоялась. Я играл то, что хотел, то, что любил. 75 - это настоящий юбилей, потому что до 80 можно не дожить, до 100 тем более. А в 75 я уже могу утверждать, что отработал от и до. После выхода на экран `Овода` приходили горы писем. Но запомнилось мне только одно, от молодого солдатика. Он писал: `Дорогой отец (а мне было тогда 25 лет, ему, соответственно, лет 19), я был плохим солдатом, служить не хотел. Но теперь, дорогой отец, разрешите доложить. После того как несколько раз посмотрел `Овода`, я стал отличником боевой и политической подготовки`. А недавно мне рассказали, как пацан лет 10, посмотрев `Бригаду`, подошел к матери с тесаком и заявил: `Не купишь мне пальтуган до пят, как у Саши Белого, - прирежу`. И вот скажите мне, ради чего сегодня работает актер, ради чего существует искусство и где оно, это искусство? Я играл со `стариками` МХАТа - Яншиным, Грибовым, Массальским, Тарасовой, Степановой. Они ушли вместе с тем зрителем. Жалко этой потери, это потеря культуры.

Меня до сих пор называют романтиком, и я верю, что наша культура начнет возрождаться. Потому что этого не может не быть! У нас страна глубокая, человек русский глубокий. Надо только забыть про `сколько` и `почем`, почитать книжку хорошую, а не комиксы. И тогда, глядишь, появится снова культура. Барон Тузенбах в `Трех сестрах` говорит: `После нас будут летать на воздушных шарах, изменятся пиджаки... но жизнь останется все та же. Жизнь трудная и счастливая. И через тысячу лет человек будет так же вздыхать: `Ах, тяжко жить`. И точно так же, как теперь, он будет бояться и не хотеть смерти`.




Валентина ОБЕРЕМКО

1997-2004 ЗАО `Аргументы и факты`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован