19 января 2004
3994

Олег Сысуев: Страсти по 12-й статье.

Проверено на практике: если вы хотите испортить настроение представителю любой элиты (и местной, и региональной, и центральной), - заговорите с ним о проблемах местного самоуправления; если хотите увидеть на лице собеседника скуку, пообщайтесь на ту же тему с любым простым человеком, которого эти проблемы, по идее, прежде всего и затрагивают. Говорить о местном самоуправлении простым, доступным языком трудно - слишком сложна и запутана сама тема, плохо вписывающаяся в наши представления и об истории, и о текущей жизни.

Между тем понятие "местное самоуправление", сформулированное в Европейской хартии местного самоуправления (которую Россия ратифицировала в апреле 1998 года), означает право и реальную способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения.

В России конца XX века была реальная возможность выбора одной из двух принципиальных моделей местного самоуправления.

Первая модель - так называемая европейская континентальная - строится на основе государственной теории местного самоуправления. Согласно этой модели, местная власть признается, с одной стороны, властью, ориентированной на решение местных вопросов, с другой - властью, являющейся низовым звеном в системе органов государственной власти.

Вторая модель предполагает, что местное самоуправление - система власти, выделенная из системы органов государственной власти и в какой-то степени противостоящая ей, поскольку она формируется непосредственно населением. В теории эта модель называется англосаксонской и базируется на общественной теории местного самоуправления, обосновывающей необходимость ограничения вмешательства государства в дела общины.

В 1990 году депутаты Верховного Совета СССР не только закрепили понятие местного самоуправления в союзном законе "Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР", но и осознанно ориентировали закон на вторую модель организации местного самоуправления. Тем самым была разрушена существовавшая многие десятилетия в законодательстве о Советах народных депутатов вертикаль управления: исполнительные и распорядительные органы местных Советов были выведены из подчинения вышестоящим исполнительным органам государственной власти.

Верховный Совет РСФСР, приняв в июле 1991 года закон "О местном самоуправлении в Российской Федерации", сохранил и развил концепцию местного самоуправления, заложенную в законе СССР.

Как самостоятельный уровень публичной власти в России местное самоуправление состоялось 21 апреля 1992 года, когда в Конституцию России были внесены соответствующие изменения. В основу российской правовой системы местного самоуправления были положены идеи общественной теории местного самоуправления.

Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, поставила точку в спорах о сути системы местного самоуправления. Ключевыми стали положения статьи 12: "В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти". На конституционном уровне были подтверждены принципы местной власти как власти народа и для народа, власти, основное предназначение которой - решение социально-экономических проблем, защита интересов граждан, вытекающих из условий их совместного проживания и взаимодействия на определенной территории. Конституционное закрепление такой модели практически устранило возможность возврата к административно-бюрократической схеме государственного устройства.

Впрочем, 12-я статья Конституции продолжает будоражить политические и властные круги государства, вызывая у некоторых оппонентов изжогу и раздражение. Нередко в публичных выступлениях данная норма называется ошибкой, абсурдом и глупостью. Объяснить подобную позицию можно двумя причинами. Во-первых, нежеланием потратить время на изучение вопроса, к которому серьезные российские ученые не раз обращались на протяжении последних ста пятидесяти лет. Во-вторых, устойчивым несогласием с принятой в Конституции моделью государственного устройства.

Между тем конституционная формула категорична: "Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно". В расширенном законодательством понятии появляются и другие ключевые слова - "под свою ответственность". Как же может "самостоятельное и под свою ответственность решение населением" местных вопросов входить в систему органов государственной власти?

"Самостоятельное решение" может осуществляться в различных формах, но преимущественно реализуется через избираемые населением органы местного самоуправления. Суть та же: это органы населения, а не государства. Потому и не допускаются государственные назначения в органы местного самоуправления или какие-либо иные формализованные кадровые согласования и утверждения.

Отметим, что на уровне местного самоуправления не работает и принцип разделения властей, установленный 10-й статьей Конституции для системы государственной власти. Данная особенность зафиксирована в 131-й статье Конституции: "Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно". Следовательно, и по данному критерию органы местного самоуправления не могут входить в систему органов государственной власти.

Наконец, комментируемые положения 12-й статьи Конституции совсем не случайно размещены в главе 1 - "Основы конституционного строя". Это осознанное политическое решение, направленное на распределение функций между разными уровнями власти в государстве. Двенадцатая статья подчеркивает особую природу власти на уровне местного самоуправления, только ему присущие функции и предназначение. Разработчики руководствовались ярко выраженным намерением уйти от административной вертикали и соподчиненности всех органов власти в планово-распределительной системе предыдущих десятилетий, показавшей свою очевидную несостоятельность в решении социальных вопросов.

Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" 1995 года должен был заложить правовые основы построения системы местного самоуправления в нашей стране на принципах и нормах Конституции 1993 года. Закон принимался в условиях противостояния федерального центра и субъектов РФ, а также разногласий на уровне самого центра. К моменту его принятия отсутствовали целостная концепция системы власти в России и опыт функционирования институтов власти в демократическом федеративном государстве. В результате всех компромиссов усилиями сообщества муниципальных политиков удалось провести такой вариант конституционных норм и принципов построения местного самоуправления, который вполне может быть признан демократическим, хотя закон и приобрел расплывчато рамочный характер и оказался не лишенным серьезных дефектов.

В частности, безусловно полезен заложенный в законе принцип разнообразия конкретных форм реализации конституционного права на местное самоуправление в соответствии с интересами граждан и местной спецификой. Однако практика его реализации привела (и Федеральный закон позволил это сделать) к искажению не только принципов, но и конституционных основ местного самоуправления. Типичным стало постепенное укрупнение муниципальных образований, а значит - ослабление связи населения с властью. Сегодня в 6 субъектах Федерации муниципальные образования существуют только на уровне административных районов, в 37 субъектах - на уровне районов и городов, и только в 23 субъектах - на уровне районов, городов и сельских округов (волостей, сельсоветов).

Подобная ситуация обусловлена еще и тем, что регламентация данных правоотношений отнесена к компетенции именно субъектов Федерации (без установления при этом каких-либо критериев территориальной организации). Сегодня абсолютно ясно, что на федеральном уровне необходимо более четко определить общие принципы территориальной организации местного самоуправления, сохранив в компетенции регионов наделение конкретных поселений и территорий статусом муниципального образования и установление границ между муниципальными образованиями. Тем более, что выбор территориальной модели местного самоуправления в значительной мере предопределяет и форму отношений местного самоуправления с региональным уровнем государственной власти.

Действующий Федеральный закон не смог также исчерпывающим образом определить вопросы местного значения и полномочия по их реализации, соотнести их с полномочиями государственных органов, что зачастую приводит к их дублированию. Развернулась практика передачи функций или полномочий органов государственной власти (под видом вопросов местного значения) на исполнение органам местного самоуправления без обеспечения их ресурсной базой. Это тормозит решение острейших социальных проблем и затрудняет выполнение собственных задач местного самоуправления.

Надежды на то, что в рамках сформулированных общих принципов субъекты Российской Федерации своим законодательством уточнят контуры местной власти и создадут необходимые предпосылки для ее эффективной деятельности, не оправдались, да и не могли оправдаться в связи с развернувшейся на местах серьезной борьбой за ресурсы и полномочия.

Сегодня на местное самоуправление законодательно возложен чрезвычайно большой объем социальных обязательств. В то же время под этот мандат не передано необходимого объема средств. Доля местных бюджетов в консолидированном бюджете РФ постоянно сокращается.

В основном финансовые ресурсы концентрируются на уровне Федерации и субъектов Федерации, которые затем перераспределяют их между муниципальными образованиями. Это приводит к крайней нестабильности местных бюджетов, так как их доходная часть устанавливается в порядке регулирования или через дотации. У субъектов Федерации сегодня имеется практически неограниченная свобода действий в вопросе, сколько средств выделить тому или иному муниципальному образованию. Зависимость последних от субъектов РФ очень велика, поскольку за счет собственных источников доходов муниципалитеты обеспечивают лишь десятую долю всех поступлений в свои бюджеты. Между тем из года в год решениями федеральных и региональных властей сокращаются и эти источники.

Хуже того. "Урезание муниципальных бюджетов" стало весьма распространенным методом борьбы губернаторов против мэров городов во многих регионах. Таким образом, бюджетная сфера превратилась в систему политического давления. В настоящее время типичной является ситуация, когда доля отчислений от регулируемых налогов в местные бюджеты составляет величину гораздо меньшую, чем это необходимо для обеспечения жизнедеятельности населения. Словом, налицо несоответствие задач местного самоуправления имеющимся в его распоряжении ресурсам.

В принципе, это и стало одной из основных причин разработки и принятия новой редакции Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации",

разработки новых редакций Бюджетного и Налогового кодексов РФ. В рамках действующей Конституции и нового закона можно и необходимо разрешить наиболее сложные проблемы, которые сегодня тормозят процесс развития государственности и становления местного самоуправления.

Во-первых, необходимо четко разграничить предметы ведения и полномочия государственных и муниципальных уровней власти, а также между самими муниципальными образованиями, - естественно, с учетом новой территориальной организации местного самоуправления.

Во-вторых, следует выработать и принять новую концепцию и критерии распределения налоговых поступлений и бюджетного регулирования, уточнив объемы финансовых затрат для исчисления расходных полномочий бюджетов всех уровней.

В-третьих, необходимо уточнить концепцию разграничения собственности на федеральную, субъектов РФ и муниципальную, а также схему организации владения, пользования и распоряжения природными ресурсами страны.

Сделать это необходимо, поскольку около одной трети муниципальных образований у нас не имеют основных объектов муниципальной собственности (жилищного фонда, объектов коммунального хозяйства, образования, здравоохранения и т.д.); понятие муниципальной собственности на землю существует только на бумаге. Между тем нерациональное формирование состава объектов муниципальной собственности приводит к неэффективному управлению муниципальным хозяйством.

Не менее важная проблема, которую пытается решить новая редакция закона, - проблема вовлечения населения в осуществление местного самоуправления.

Если говорить о глубинном смысле, заложенном в словах "местное самоуправление", о его понятии, приведенном как в Федеральном законе, так и в Европейской Хартии местного самоуправления, то мы должны честно признать: наше население еще вне самоуправления.

Приняв в 1993 году Конституцию и прописав там главу 8-ю о местном самоуправлении как власти народа и для народа, мы решили, что эта власть будет осуществляться народом сама, граждане самоорганизуются и будут сами решать вопросы местного значения. Между тем для вовлечения граждан в управление не только обществом, но и местной жизнью не было сделано практически ничего.

Хуже того. Конституционный Суд Российской Федерации уже устал выносить решения об отмене норм законов субъектов Федерации, нарушающих права граждан на местное самоуправление (Республика Коми, Удмуртская Республика, Курская, Читинская, Ярославская области). Нередко можно столкнуться с ситуацией, когда в большом городе, административном центре субъекта Федерации, представительный орган состоит всего из 7-15 депутатов, да и те, как правило, работают на непостоянной основе. Во главе двух третей муниципальных образований (всего их у нас сегодня около 11 тысяч) стоят люди, которые - "по совместительству" - возглавляют не только деятельность местного самоуправления, но и его исполнительный орган, а заодно председательствуют в представительном органе местной власти, подписывают его решения, обладают правом решающего голоса... О какой демократии здесь можно говорить? О каком участии населения в управлении местной жизнью?

Наше законодательство практически не содержит механизмов по отзыву выборных должностных лиц местного самоуправления; главы муниципальных образований и органы местного самоуправления практически бесконтрольны. Необходимы конкретные меры по решению этих проблем, и они предусмотрены новым законом.




Процесс участия населения в решении вопросов местного значения нередко напрямую связан еще с одной проблемой - судебной защитой местного самоуправления. Хотя Конституция относит ее к числу федеральных гарантий местного самоуправления, положительный опыт в этом направлении нарабатывается медленно.

В настоящее время начала складываться практика судебных решений, принципиальных для понимания роли и значения местного самоуправления в современной политической системе России.

Важнейшую роль в этой сфере играют постановления и определения Конституционного Суда РФ в части соответствия правовых актов органов власти всех уровней основополагающим нормам российского законодательства. Не менее важны и решения судов общей юрисдикции: хотя эти решения не являются источниками права, ряд из них имеет по существу прецедентное значение; а сделанные в них выводы используются при подготовке региональных и муниципальных нормативных правовых актов.

Вместе с тем, есть судебные вердикты, вынесение которых расценивается муниципальными политиками как ущемление прав местного самоуправления (например, по вопросам реализации органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий).

Безусловно, судебная защита местного самоуправления затруднена неурегулированностью целого ряда правовых проблем общего характера. Зачастую судьи вынуждены исходить из собственной внутренней убежденности в правомерности принимаемых ими решений. Между тем эта убежденность должна базироваться на развитом законодательстве, полно и непротиворечиво регулирующем различные аспекты осуществления местного самоуправления, на высокой квалификации судей, глубоко знающих муниципальную тематику. Указанные условия в настоящее время обеспечены еще не в полной мере.

На наш взгляд, самыми существенными пробелами российского законодательства в этой области являются:

- отсутствие четкой правовой регламентации статуса муниципальных образований и органов местного самоуправления в отношениях, связанных с осуществлением судопроизводства;

- отсутствие регламентации вопросов подведомственности судам дел по рассмотрению споров между Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями;

- неурегулированность проблемы приведения в судебном порядке актов органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствие с актами, имеющими большую юридическую силу.

В связи с этим первоочередными должны стать правовые нормы, (1) наделяющие муниципальные образования правом обращаться в Конституционный Суд с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод граждан; а также на обжалование в судах общей юрисдикции и арбитражных судах нормативных правовых актов органов государственной власти, ущемляющих права местного самоуправления (в порядке нормоконтроля); (2) регламентирующие порядок рассмотрения судами бюджетных споров; (3) предусматривающие введение в судах общей юрисдикции специализации по вопросам взаимоотношений органов публичной власти; наконец, (4) уточняющие порядок участия муниципальных образований и органов местного самоуправления в судебном процессе.

Одной из самых острых является проблема финансового обеспечения полномочий местного самоуправления. Алгоритм ее решения, использованный при подготовке закона, предполагал прежде всего уточнение полномочий каждого уровня власти - федерального, субъектов Федерации, муниципального. Для местного самоуправления основным итогом этой работы стало сокращение объема полномочий и распределение их между двумя муниципальными бюджетными уровнями - поселенческим и районным.

По новой редакции закона, за поселенческими муниципальными образованиями остаются полномочия только по вопросам местного значения; полномочия по вопросам дошкольного воспитания, общего среднего образования и здравоохранения исключаются. Другими словами, услуги населению в области образования и медицинского обслуживания впредь не смогут предоставлять не только сельские поселения и поселки, но и большинство городов - малых, средних и больших, не получивших статус городского округа. (Правда, при этом сохраняется возможность взаимного делегирования полномочий между поселением и районом).

Одним из кардинальных изменений в разграничении полномочий для муниципальных образований является передача финансового обеспечения заработной платы и статей по обеспечению образовательного процесса (при организации начального и общего среднего образования) с уровня местного самоуправления на государственный уровень. В соответствии с изменениями и дополнениями, внесенными в июле 2003 года в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", эти полномочия передаются регионам. Субъектам Федерации передаются также полномочия по финансовому обеспечению платежей за неработающее население в систему обязательного медицинского страхования, а также по установлению и финансовому обеспечению выплаты адресных жилищных субсидий населению.

Эти полномочия становятся государственными, они делегируются только муниципальным районам и городским округам с соответствующей передачей финансовых средств в виде субвенций. Между тем передача финансового обеспечения важнейших социальных сфер на уровень субъектов РФ (с делегированием обязанностей по осуществлению непосредственных расходов на муниципальный уровень) фактически вводит прямое государственное управление муниципалитетами по данным вопросам. Добавим, что объем расходных полномочий был определен, исходя из существующего, с корректировкой на внесенные в соответствии с законами изменения расходных обязательств каждого уровня. При таком подходе искаженная структура расходов бюджетов всех уровней закладывается и на перспективу. В результате в местных бюджетах и в 2005 году не предусматриваются расходы на развитие материально-технической базы образования и здравоохранения, на ремонт и модернизацию жилищно-коммунального хозяйства, оплату долгов, средства, необходимые для покрытия кассовых разрывов. Кроме того, совершенно не учитываются расходы, обусловленные реформированием территориальной организации местного самоуправления.

Доходная база муниципальных образований определяется законопроектами "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ в части межбюджетных отношений" и "О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс РФ". Предлагаемая система формирования финансовой базы местного самоуправления, сокращая в равных объемах расходы и доходы местных бюджетов, сохраняет существующий разрыв между ними и, следовательно, не меняет сложившуюся ситуацию.

Состав местных налогов не предполагает существенных изменений. Они не становятся определяющими при формировании доходов местных бюджетов. Отнесенные к ним транспортный налог и торговый сбор пока не дают возможности оценить их потенциальное значение в изменении доходной базы местных бюджетов, а предварительные расчеты Минфина показывают их незначительный удельный вес как доходных источников.

Изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы РФ предусматривают, что рыночные механизмы использования земли и имущества должны способствовать существенному увеличению неналоговых доходов муниципальных образований, создавая основу муниципальных бюджетов. Между тем процесс разграничения земли между федеральными, региональными и местными органами власти приводит к тому, что земли на территории муниципальных образований все чаще закрепляются за субъектами Федерации и федеральным центром. Порядок разграничения земельных ресурсов необходимо изменить, поставив на первое место интересы муниципальных образований. Не они должны доказывать необходимость сохранения земель в собственности, а федеральная и региональные власти должны обосновать свою потребность в земельных участках на территориях городов, поселков и сельских населенных пунктов.

Что касается имущества, то в ст. 50 законопроекта "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" дан закрытый перечень муниципального имущества, предназначенного для решения вопросов местного значения, осуществления переданных государственных полномочий и обеспечения деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления, работников муниципальных предприятий и учреждений. По нашему мнению, данная статья перечеркивает перспективы муниципальных образований по наращиванию доходов за счет этой составляющей, в том числе по развитию рыночных механизмов использования земли и имущества.

С другой стороны, появление данной статьи обосновывается наличием в муниципальной собственности объектов, требующих неэффективных или излишних затрат местных бюджетов (в частности, в самой затратной коммунальной сфере).

Решение вопроса о формировании оптимального состава муниципальной собственности необходимо стимулировать экономически. Заметим, что нормы новой редакции Федерального закона "Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации" предоставляют муниципальным образованиям возможность функционировать в качестве полноценных субъектов хозяйствования. Соответствующие изменения в короткий срок должны быть внесены и в гражданское законодательство.

В проекте изменений Налогового кодекса не нашел отражения вопрос о налоге на недвижимость, хотя он поднимался и в Бюджетном послании Президента на 2003 год, и в Программе развития бюджетного федерализма в РФ; а сам налог способен стать самым значимым в бюджетах муниципальных образований. Необходимо разработать и провести мероприятия на федеральном, региональном и местном уровнях по введению налога на недвижимость, определить сроки его введения, с учетом этого пересмотреть доходную базу местных бюджетов. На первом этапе можно закрепить за местными бюджетами, помимо налога на землю, еще и налог на имущество физических лиц, а также 100% налога на имущество юридических лиц, что позволит увеличить налоговые доходы местных бюджетов на 130 млрд. руб.

Налог на доходы физических лиц должен получить статус местного, при этом ставка налога может устанавливаться местными органами власти в пределах, определенных на федеральном уровне. При таком подходе обеспечивается поддержка статуса местного самоуправления как равноправного уровня публичной власти; наглядной становится зависимость между уплатой одного из основных бюджетообразующих налогов и количеством и качеством услуг, предоставляемых населению; повышается ответственность и заинтересованность местных органов власти в расширении налогооблагаемой базы. Кроме того, дифференциация ставки налога будет способствовать здоровой конкуренции в выборе места жительства.

Налог на доходы физических лиц после соответствующей подготовки должен быть преобразован в подоходный налог, взимаемый по месту жительства.

На наш взгляд, ошибочным является отказ от закрепления за местными бюджетами 2% налога на прибыль. Для удвоения валового внутреннего продукта особое значение приобретает рост производства в машиностроении, легкой, пищевой и других отраслях обрабатывающей промышленности, всегда являвшихся градообразующей базой поселений. Рост заинтересованности местных властей в их развитии способствовал бы решению поставленной президентом задачи.

Наконец, с 2004 года отменен налог с продаж. В федеральном бюджете на 2004 год предусмотрены меры по компенсации субъектам Федерации выпадающих доходов от этого налога. Но 60% этого налога было законодательно закреплено за местными бюджетами. Поэтому было бы справедливым компенсировать выпадающие доходы от отмены налога с продаж (34 млрд. руб.) и муниципальным образованиям. Это можно сделать, например, через закрепление за бюджетами поселений 25% налога на доходы физических лиц. Дополнительное закрепление за бюджетами поселений 10% налога на доходы физических лиц по объему сопоставимо с потерями, которые местные бюджеты понесут от отмены закрепленных за ними 60% налога с продаж.

К сожалению, в проектах изменений по Бюджетному и Налоговому кодексам РФ формирование доходов и распределение налоговых источников между уровнями бюджетной системы базируется не на стабильных долговременных финансовых источниках, а в основном на процессах регулирования и выравнивания. Так, согласно проектам, доля финансовой помощи в бюджетах муниципальных образований в 2005 году возрастает до 46% (по сравнению с 29% в 2003-м); реально же по большинству муниципальных образований, особенно поселений, эта доля будет еще выше. Никакой самостоятельности местного самоуправления при таком подходе быть не может. Формирование бюджетов, особенно больших и крупных городов, будет полностью зависеть от исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации. За счет налоговой базы этих муниципальных образований региональные власти - теперь уже в соответствии с законом - будут заниматься пополнением собственного бюджета и выравниванием других муниципальных образований.

Предлагаемый подход не позволит создать долговременную, надежную и предсказуемую основу формирования доходной базы местных бюджетов; напротив, он приведет к еще большему снижению самостоятельности местных органов власти при осуществлении бюджетного процесса. Число дотационных муниципальных образований объективно не сокращается, а формирование бюджетов, особенно муниципальных образований с развитой экономической базой (налогооблагаемый потенциал которых всегда был определяющим в субъектах Российской Федерации), ставится в полную зависимость от региональных органов власти.

Таким образом, надежды, возлагаемые на решение важнейшей проблемы местного самоуправления - финансовой, при принятии законопроектов "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ в части межбюджетных отношений" и "О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс РФ" не оправдываются. Устойчивая тенденция превышения расходов местного самоуправления над доходами, которая является одной из основных причин постоянного ухудшения ситуации по жизнеобеспечению населения муниципальных образований, сохраняется и на перспективу.

Для обеспечения соответствия доходных полномочий местного самоуправления расходным и создания условий для развития местного самоуправления в России необходимо создать надежную собственную базу местных бюджетов. Местными налогами должны стать налог на недвижимость, налоги на малый бизнес, подоходный налог. Должны быть созданы законодательные условия для увеличения неналоговых источников местных бюджетов через эффективное использование муниципальными образованиями земли и имущества. В структуре доходов бюджетов муниципальных образований определяющими должны быть не регулируемые доходы и финансовая помощь, а местные и закрепленные на долговременной основе федеральные и региональные налоги.

Подводя итог, констатируем: в настоящее время в систему государственного устройства заложена обоснованная, аргументированная, конституционная модель местного самоуправления. Однако эту модель нужно выстраивать, развивая как федеральное, так и региональное законодательство, совершенствуя территориальную и организационную основы местного самоуправления, отношения государственных и местных органов власти, а также всемерно развивая ресурсную базу муниципальных образований.

Осуществление политических, экономических, законодательных мер в соответствии с предлагаемой системой приоритетов позволит существенно продвинуться в направлении гармоничной, эффективной, соответствующей современным требованиям системы взаимодействия всех уровней публичной власти в Российской Федерации.



СЫСУЕВ Олег Николаевич,

Первый заместитель председателя Совета директоров ОАО "Альфа-Банк",


президент Конгресса муниципальных образований РФ

http://www.fondedin.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован