14 сентября 2004
86

Олимпийские откровения Вячеслава Фетисова

В минувшую пятницу на `Деловом завтраке` в `РГ` побывал руководитель Федерального агентства по физической культуре, спорту и туризму Вячеслав Фетисов. Эмоциональный разговор шел в основном об итогах афинских Игр и перспективах отечественного спорта на очередной олимпийский цикл.


Небольшая часть беседы, где гость редакции, в частности, поделился своими впечатлениями о поведении в Афинах руководителей федерации плавания, уже опубликована в `РГ` (см. выпуск за 11 сентября). В своем рассказе не обошел Вячеслав Фетисов и другие виды спорта:

- А что происходило в гимнастике? Я, например, узнал, что у уважаемого Леонида Аркаева одновременно был контракт с греческой федерацией. Это же нонсенс - президент федерации, главный тренер параллельно готовит греческую сборную. Дело даже не в том, что их парень выиграл золотую медаль. Встает другой вопрос: почему команда отправилась на Олимпиаду почти за три недели до ее начала? Тогда как многие спортсмены, приехавшие в Афины буквально накануне старта, добились успеха. Что же произошло с нашей гимнастикой? Лариса Семеновна Латынина, с которой мы постоянно обсуждали эту тему, просто в шоке была. Мы первый раз вернулись на Родину, не имея ни одной золотой медали. Аркаев многое сделал для гимнастики, но наступает время, когда ты уже не можешь оценить ни самого себя, ни то, что происходит вокруг.

- Но не сам же он себя назначал. Есть люди, которые были, что называется, над ним и другими тренерами. Никто ничего не видел?

- Вы имеете в виду штаб нашей делегации? Тот же Аркаев получал от него полную поддержку. А Анатолий Иванович Колесов, возглавляющий этот штаб и считающийся незаменимым специалистом, в канун выезда на Олимпиаду как заклинание повторял, что Аркаев - великий тренер.

Где же профессиональный подход тех людей, которые сегодня руководят олимпийским движением в России? Они не умеют работать ни на самих соревнованиях, ни в международных федерациях по защите наших прав, а команда в результате недосчиталась наград: вместо золота получали серебро, вместо серебра - бронзу, вместо бронзы - четвертое место.

- Не говорит ли в вас обида? Колесов обвинил Фетисова в том, что он `открестился от команды`, а спортсменов считает `безликой серой массой`.

- Да не в обидах дело. Я ж никому не жаловался, что у меня, к примеру, даже не было доступа в Олимпийскую деревню, куда я мог попасть только по приглашению штаба. Такую мне сделали аккредитацию - только на соревнованиях бывать и на трибуне сидеть. И в то же время видел множество совершенно неизвестных мне людей, не имеющих никакого отношения к спорту, с аккредитациями `проход всюду`. Причем список этих людей держался в строжайшем секрете, хотя это должно быть делом публичным - как в тех же США, где любой человек может ознакомиться с официальным составом делегации. Я готов был взять на себя любую ответственность, но что я мог сделать, не имея доступа ни в Олимпийскую деревню, ни к спортсменам, ни к тренерам? Я не имел права даже зайти в смешанную зону, чтобы поздравить или поблагодарить спортсменов, пообщаться с ними.

В свое время я восстал против советской системы. Но не убежал, а отстаивал свои права. Психологию спортсменов я знаю, как никто. Был лидером команды, прожил 13 лет в профессиональном спорте на самом высоком уровне. Видел, как хозяева-миллионеры относятся к спортсменам - для них они дети родные, если не больше. Менеджеры за свою работу получают сумасшедшие деньги. Для меня спортсмен - это и соратник, и партнер, он понимает меня, я понимаю его. Прибежать сфотографироваться с победителем, наверное, почетно, но подготовить чемпиона, поддержать его в трудную минуту - еще почетнее и намного сложнее...

А что касается деловых качеств Колесова... Давайте вспомним Сидней. Почему в 2000 году руководство штабом в самый разгар Игр взял на себя Виталий Георгиевич Смирнов? Если уже тогда шеф штаба не справлялся со своими обязанностями, как он вновь оказался на этом посту?

Задача руководителя - не заниматься подсчетом медалей, а обеспечивать спортсменам наилучшие условия, максимально приближенные к домашним. Олимпийцы приехали в Афины не на короткий срок - провели там несколько недель. И им должно было быть там тепло и уютно. У других делегаций оборудовали и комнату отдыха, и место общения, и компьютеры стояли. У нас - один компьютер на всех, к которому спортсменам было запрещено подходить без специального разрешения Анатолия Ивановича, которого еще надо было застать на месте.

Особая история произошла с Лешей Немовым. Почему не был подан протест после его выступления на перекладине? Получается: либо согласились с оценками, против которых восстал весь зал, либо есть какие-то иные причины. Существует правило: в течение 15 минут после выступления спортсмена старший тренер может подать протест в письменной форме, внеся определенную сумму денег, чтобы протест был принят. Технический комитет ждал 15 минут, а потом его глава, так и не получив протеста, сам пошел к судьям и попросил пересмотреть оценку. Ее подняли, но настолько, чтобы не повлиять на распределение мест. После соревнований я спросил у тренера Немова, почему не было протеста. `Я не имел на это права`, - ответил он. Значит, его должен был подать кто-то другой, тот, кто имеет право, но это не было сделано.

- Однако, как было сказано журналистам тем же Колесовым, на имя президента МОКа Жака Рогге за подписью Тягачева и Фетисова ушло письмо с жалобой на судейство в гимнастике.

- После выступления Немова мы с женой и дочерью ждали его у выхода. Позвонил Леонид Васильевич Тягачев, кстати, единственный раз за всю Олимпиаду, хотя накануне я сам предложил: опыт у меня есть, используй меня, звони в любой момент, я всегда готов помочь. Так вот Тягачев говорит: мы должны срочно написать протест, подать его на имя президента МОКа, команда юристов составит письмо, и завтра утром мы с тобой его подпишем и повезем к Рогге. Я сказал: хорошо, давай посмотрим, что там будет написано, насколько все будет аргументировано, соберемся с утра и обсудим.

Я приехал в гостиницу, набрал Рогге по местному телефону и договорился о встрече. До тех пор, думаю, обсудим ситуацию, чтобы понять, может ли протест на что-то повлиять. Жду звонка, письма от Тягачева - звонка нет. Пошел к Рогге, он мне определенно сказал, что никакой предвзятости ни к одной делегации, в том числе российской, у МОКа нет. С другой стороны, он признал, что к скандалу с Немовым привело несовершенство правил, и его выступление в Афинах войдет в историю гимнастики как момент, с которого начался пересмотр правил. Хотя, добавил Рогге, `я прекрасно понимаю, что это вас не утешает`.

А что с письмом, так и не знаю. Я его, во всяком случае, не подписывал, что бы ни говорили сотрудники штаба.

- Именно о гимнастах больше всего вопросов у читателей. Спрашивают, в частности, что произошло со Светланой Хоркиной.

- Все те же проблемы менеджмента. Спортсмена, знаю об этом не понаслышке, на таких ответственных соревнованиях одолевают эмоции, и рядом всегда должен находиться человек, который может его успокоить, проконтролировать. А я читаю в газете: то Хоркина проводит всю ночь в кафе олимпийского спонсора, то полдня торчит в аэропорту, встречая свою сестру. И что - тренер даже не знал, где у него находится спортсменка? Конечно, обидно, что со Светланой такое произошло - она столько времени пахала, готовилась, у нее был шанс выиграть золотую медаль. Но что помешало ей выступить, почему она сорвалась? Насколько профессионально дорожим мы людьми, которые являются гордостью страны? Почему все это время рядом с ней никого не было?

Понимаете, главное, что изменилось в худшую сторону на этих Играх, - отношение к тренерам, спортсменам, членам команды. Уже в Москве ко мне обратился первый вице-президент Федерации настольного тенниса России, старший тренер женской сборной нашей страны Виктор Батов и старший тренер мужской команды Игорь Подносов. Они рассказали о проблемах, с которыми столкнулись в Афинах, не успев сойти с трапа самолета. Старших тренеров команд поселили вдали от их подопечных, и добираться до домиков спортсменов им приходилось на автобусе. Об удобствах там вообще не было разговоров: комнаты без кондиционеров (при 40-градусной жаре), санузел на этаже. Но это было только начало.

С 18 августа начали звонить из штаба российской делегации и требовать принести билеты, чтобы изменить дату вылета на более раннюю и быстрее отправить их домой. И все это до окончания соревнований. А 21 августа, когда проходили полуфинальные матчи с участием наших теннисистов, тренерам позвонили с последним предупреждением сдать билеты. Естественно, и Батов, и Подносов не отреагировали на угрозы. В тот же день их аккредитации аннулировали, не поставив их даже в известность.

Наставники сборной попытались пройти на стадион в день соревнований, чтобы помочь настроиться и подготовиться должным образом своим подопечным. Но пришедшие по просьбе волонтеров полицейские популярно объяснили, что срок аккредитации истек. Тренеры пробовали связаться с кем-то из нашего штаба - безрезультатно.

На протяжении нескольких дней российским специалистам приходилось незаконно проникать в Олимпийскую деревню. Спортсмены носили им еду из столовой, так как тренеры старались лишний раз не выходить из комнаты и не попадаться на глаза полицейским и волонтерам. А 22 августа их все-таки отправили в Москву.

Разве не показательная история? Получается, что нашим олимпийцам и тренерам приходится бороться с соперниками в зале и с чиновниками вне спортивной арены.

Менеджмент в спорте - это отношение к спортсмену. Мы живем не в советское время, когда у нас полно было резерва и чиновник командовал спортсменами. Мы радуемся за наших теннисисток на Открытом чемпионате США. Почему же они не так успешно выступили в Афинах? Просто на турнире в Нью-Йорке они попали в привычные условия. А на Олимпиаде, скажем, никто не поехал встречать Марата Сафина, который, конечно же, привык к определенному отношению к себе. Нам говорят: у нас все равны, не надо считать себя выше других. Но других-то встретили, а Марата - нет. Человек прилетает, видит, что никому он не нужен, и задается вопросом: а мне тогда зачем все это надо? Надо понимать менталитет профессиональных спортсменов. Они получают колоссальные деньги, приезжают на Олимпиаду не за гонораром, а постоять за честь страны. Но тогда следует создать им условия, к которым они привыкли. А в Афинах Тарпищев из своей гостиницы подушки девочкам передавал - они спать не могли. Вспоминаю, то же самое было в Солт-Лейк-Сити. Я туда приехал как генеральный менеджер и главный тренер хоккейной сборной. И чем занимался? Телевизоров не было ни в одной из наших квартир - пришлось покупать на свои деньги. Как и Тарпищев, доставал подушки, потому что отдых для спортсмена - самое главное.

- Невозможно перечислить имена всех читателей, приславших свои вопросы, но многих из них интересует проблема допинга.

- Тема очень щекотливая. Но ее надо поднимать. Международный олимпийский комитет, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) ясно всем сказали: с допингом будет беспощадная борьба. И мы должны принять это во внимание - по крайней мере, в ближайшее время никаких послаблений не ожидается. Ирина Коржаненко - достаточно опытный человек, и что-то подсунуть ей в момент сдачи анализа трудно. С другой стороны, эти пробы уходят под определенными номерами, которых не знает никто. Если проверка дает положительный результат, для вынесения приговора собирается комиссия, куда входят известные спортсмены. В Афинах, кроме того, работало множество общественных наблюдателей - бывших олимпийских чемпионов, которые следили за тем, чтобы не было никаких подтасовок. Не доверять этим людям неправильно. Смотрите, у греков была куча всяких допинг-скандалов, хотя у них самая современная лаборатория, о которой легенды ходят. Перед Олимпиадой мы тоже проверили практически всех спортсменов. Заявки на приобретение оборудования утверждалась нашими специалистами. И провели перед Афинами беспрецедентное для нашей страны количество проб - более шестисот!

Здесь у меня возникает вопрос: как к Коржаненко мог попасть этот препарат за те несколько дней, что прошли между ее выездом на Олимпиаду и стартом. Как говорят специалисты, тот препарат не пропустила бы и наша аппаратура. Кроме того, этот допинг принимают не во время соревнования, а в подготовительный период. Значит, или подсыпали, или произошло что-то другое. Зачем это нужно было Ирине, если она и так на голову сильнее всех? Логики я здесь не вижу.

Видимо, требуется расследование. Будем разбираться с нашей лабораторией, антидопинговым центром, врачом Коржаненко. Пока же все печально. Хотя еще за месяц до Олимпийских игр мы собирали всех президентов федераций, старших тренеров и врачей, предупреждали их о недопустимости допинговых скандалов. Вроде все поняли, подписали бумагу, в которой была определена мера ответственности каждого - тренера, доктора, спортсмена.

- Спецкорам `РГ` удалось попасть в Афинах во `Французский дом` - клуб французской делегации. И с завистью увидели, как живет их олимпийская семья. Дом открыт для всех, там ходят вместе министр спорта и президент Национального олимпийского комитета, можно поговорить с олимпийскими чемпионами, для журналистов оборудованы специальные помещения... Все друг для друга доступны. Мы действительно увидели единую семью, приятную атмосферу. Почему же у нас так не получается?

- Потому что это никому не нужно. Я тоже побывал в нескольких национальных домах - такая же атмосфера везде. Победителей чествуют там, а не, как у нас, утречком на скорую руку на пороге штаба в Олимпийской деревне, где никого нет: люди спешат на тренировку, им всучили награды, они побежали дальше... Это все о том же - об отношении к спортсменам.

Я еще в Солт-Лейк-Сити не понимал, зачем и для кого был создан `Русский дом`, куда никто попасть не мог. Там должна крутиться жизнь, это одна из форм пропаганды спорта. Ведь на волне интереса к Олимпиаде можно было через рассказы чемпионов привлечь к спорту детишек, для которых они - кумиры. А как это нужно сегодня - в борьбе и с наркотиками, и с терроризмом, и с бедностью.

Для работы в Афинах, оказывается, наняли целое PR-агентство, чьи услуги очень недешевы. Какой-то прок, видимо, от него был. Во всяком случае, учли опыт Солт-Лейк-Сити и не проводили стихийных пресс-конференций. Ну а для `пиара` чемпионов агентство не нужно - достаточно аккредитованных журналистов, которые, имея доступ к олимпийцам, могли бы рассказать о них нашим болельщикам. Не так, правда, как это делала небезызвестная газета, которая выходила с оскорбительными, на мой взгляд, для атлетов материалами и заголовками типа `Попов утонул как спортсмен и т.д.`. На мой взгляд, это - оскорбление спортсмена. Нельзя допускать такие вещи, если мы хотим, чтобы дети наши стремились походить на великих спортсменов.

- Кстати, Ирина Чумакова из Новгородской области и Р. Васильева из Псковской жалуются, что им недоступен телеканал `Спорт`. И спрашивают, когда его можно будет увидеть не только в крупных городах, но и в провинции.

- Вопрос, конечно, не ко мне, а к телевизионщикам. Но, признаюсь, радует интерес к каналу. У многих ведь были сомнения, нужен ли нам федеральный спортивный канал. Значит, нужен. А рейтинги во время Олимпиады превзошли все ожидания.

При этом надо понимать, что каналу всего год, он еще развивается. И, не сомневаюсь, со временем появится во всех уголках страны.

- Еще один вопрос касается возможной реформы федераций по видам спорта.

- Мы уже об этом говорили. Их эффективность зависит от того, кто и с какой целью их возглавляет. Возьмите стрелков, художественную гимнастику, фехтование. Этими федерациями руководят люди, не ищущие личной выгоды. Наоборот, они сами готовы вложить свои деньги, свой авторитет ради достижения результата.

Но так ведь далеко не везде. Вы пообщайтесь со спортсменами, спросите, кто какую помощь получает от своей федерации. Скоро, уже через полтора года, зимние Игры в Турине. Я, приехав из Афин, собрал нашу конькобежную федерацию в полном составе - тренеры, врачи, массажисты, президент, вице-президент. Они вообще к такому разговору оказались неподготовленными - привыкли обсуждать проблемы в узком кругу, где принимается резолюция, и все на этом заканчивается. Я спрашиваю: вы помогаете спортсменам? Нет. Помогаете тренерам? Нет. Коньки, комбинезоны спортсменам покупаете за счет спонсорских денег? Нет. А что делаете? Ответа не услышал...

Слава богу, у нас появился конькобежный каток - на днях в Крылатском открыли фантастический ледовый дворец. Еще один откроется к концу этого года в Челябинске. Приятно, когда люди от слов к делу переходят. Я вообще благодарен субъектам Федерации, губернаторам, которые вкладываются в спортсменов.

Зато те, кто ничего не делает, сидят спокойно от одних выборов до других. Над ними не каплет. А в Америке, самой демократичной стране, за последние пару лет убрали двух президентов Национального олимпийского комитета - мощнейшей структуры с многомиллиардным бюджетом. Там конгресс поднял этот вопрос. Может, и при нашей Думе какую-то комиссию учредить, чтобы давать оценку общественным организациям?

- А депутаты готовы такую идею поддержать?

- Не знаю. Дума меня приглашала на парламентские слушания, но в связи с известными трагическими событиями их перенесли. Так что еще предстоит узнать, что думают депутаты, насколько они были дальновидны, принимая закон, по которому за развитие спорта у нас отвечают не госорганы, а общественные организации.

Система управления спортом вообще растащена по горизонтали. И сами спортсмены уже не знают, к кому идти, куда бежать. Леша Немов пришел ко мне, спрашивает, что теперь делать. Я задаю ему вопрос: а с тобой хоть поговорил президент федерации? Он отвечает: нет, похлопал по плечу и сказал: ну, с окончанием. Вот вам и федерация...

- Кстати, о системе управления. Председатель Спорткомитета Смоленска Лысаков Александр Михайлович пишет вам: `Хотелось бы, чтобы у нас было не агентство федеральное, а министерство федеральное, потому что наша отрасль стратегическая. Стыдно иметь в такой великой стране, как Россия, агентство в качестве органа управления`.

- Видите, пишет председатель спорткомитета. Получается, что в регионах многие губернаторы сохранили статус комитета, а в республиках - министерства спорта. На федеральном же уровне - совсем другое название.

Этот несчастный орган за последние десять лет преобразовывался 11 раз. Вдумайтесь в это. О какой системности можно говорить? За два года, не имея чиновничьего опыта, я уже две реорганизации пережил. В минздраве, в котором находится агентство, по-моему, есть отдел физкультуры, спорта и туризма в количестве трех человек, есть начальник департамента, есть замминистра, но им еще надо разобраться, что такое вообще спорт. Поверьте, не любой менеджер может управлять спортом. Существуют нюансы, не зная которые, нельзя руководить этой сферой.

Могу сказать, что нигде в мире спорт не входит в систему минздрава. Мы здесь - пионеры. Насколько я знаю, в развитых странах статус спортивных руководителей повышается, там, наоборот, создаются министерства ради консолидации усилий. У нас не так много специалистов, чтобы их растаскивать. Спортивная система - очень жесткая система.

- Была высказана хорошая идея: пусть в школы придут профессиональные тренеры, ветераны спорта. А сами школы готовы принять сегодня знаменитого спортсмена?

- Что происходит сегодня? Урок физкультуры неинтересен, дети на него не ходят. В залах стоят `козлы` и канаты висят - послевоенные стандарты для сдачи норм ГТО... Сегодня нужны другие технологии. Девочкам не надо ходить по бревну и прыгать через `козла`, им ритмической гимнастикой хочется заняться. Или взять систему соревнований: всегда приятно обыграть ребят из соседней школы. Значит, нужно развивать игровые виды спорта - чтобы соревноваться класс на класс. Как это происходит в других странах? Приходит ребенок в школу и перед ним висит список: десять команд по разным видам спорта, записывайся куда хочешь. И еще приятеля приведи. Так каждый находит для себя спорт по душе. И в каждой школе - обязательно стадион, обязательно игровой зал, обязательно бассейн, обязательно команда. Выступает сборная школы со своим логотипом, со своим названием - вот где воспитывается патриотизм. Смотрите, что в Америке творится. Соревнования на каждом уровне: школа против школы, двор против двора...

А `Золотая шайба` или `Кожаный мяч` в нынешнем виде - это чистая профанация. Потому что сегодня у такой махины уже нет прежнего фундамента в виде целой армии тренеров-общественников, инвентаря, спортплощадок, и все это - под руководством ВЛКСМ. Наши дети большую часть времени проводят в школе, и не каждый поедет записаться в детскую спортивную школу на другой конец города. А учитель физкультуры - это человек, тренер, который должен быть заинтересован в том, чтобы его талантливый ученик попал на более высокий уровень.

- Еще один школьный вопрос из Смоленска: `Было ваше хорошее письмо, чтобы детско-юношеские спортивные школы олимпийского резерва из ведения органов управления образованием перешли в ведение органов управления физкультурой и спортом. Когда это произойдет?`

- Я говорил об этом на Совете по физической культуре и спорту при президенте. Президент мое предложение поддержал, дал поручение, но, к сожалению, оно еще не выполнено - в связи с реформой правительства, процессом разграничения полномочий между ведомствами. Мы должны понимать, что речь идет не об образовательной школе. Фактически это клуб, где тренируются самые одаренные юные спортсмены. Как показывает практика, детские спортивные школы, находящиеся в системе Госкомспорта, в разы эффективнее работают, чем те, которые являются учреждениями дополнительного образования. Но так как есть установка, чтобы все, что связано со словом `школа` или `учеба`, перешло в минобразования, мы рискуем вообще потерять всякую управляемость. Приходится доказывать очевидное: школа, училище олимпийского резерва, институты и университеты - это единая система подготовки членов сборных. Если олимпийская команда будет у ОКР, а система подготовки спортсменов - у минобразования, нам не наладить систему эффективной работы со спортсменами. Уже сейчас мы получили поддержку более 60 регионов, готовых передать эти школы в систему нашего ведомства.С нынешним министром был разговор, он, судя по всему, ситуацию понимает и нас поддерживает. Так что будет надеяться на то, что вопрос разрешится.

- Вот короткий, но, видимо, непростой вопрос директора детско-юношеской спортивной школы из города Тимошевска Краснодарского края: `Ожидается ли повышение заработной платы тренерам?`

- Тренеры, спортсмены получают сегодня зарплату у государства. И, думаю, не сильно ошибусь, если скажу, что находятся они в категории наименее оплачиваемых работников. Спасибо президентским стипендиям, благодаря которым многие спортсмены и тренеры получают ежемесячно по 15 тысяч рублей. Но тарифные ставки основной массы даже стыдно называть. Зависело бы это от Федерального агентства, мы бы, конечно, немедленно подняли их. Я считаю, что тренер должен получать достойно и, главное, у него должны быть материальные и моральные стимулы - за достигнутый результат полагается поощрение. Тренер в спорте - главный человек, потому что, если он не профессионален, может загубить любой талант, а с другой стороны, все наши достижения, та же гимнастическая школа, созданы руками прекрасных наставников, которые смогли найти талантливых ребят и воспитать из них чемпионов.

Сегодня многие тренеры, да и спортсмены живут в очень плохих жилищных условиях. И если губернатор, скажем, вручит чемпионам и их наставникам за успехи ключи от новой квартиры, это хороший стимул. Человек, который много сделал для региона, воспитал плеяду отличных спортсменов, должен быть вознагражден. Ведь их, высококлассных тренеров, не так уж много по стране. Это наша элита, у которой есть своя цена на мировом рынке, за ними охотятся, но они не уезжают, остаются работать в России, невзирая ни на что.

- Еще об одном `почему`. Сколько людей задаются вопросом: как это так, российский спорт в руках Фетисова, а наш хоккей испытывает одни неудачи? Думаете об этом?

- Постоянно. Переживаю за ребят, за болельщиков. Здесь та же проблема - непрофессионализм, безнаказанность, незнание и неумение. Зачем что-то менять, когда лично у меня все хорошо...

- От хоккея, понятное дело, к футболу. Олег Судариков из Челябинска спрашивает: `Устраивает ли вас на посту президента Российского футбольного союза Колосков?`

- А я отвечу, обратившись опять к хоккею. Что говорит Стеблин? Вот что: я - избранная персона, хотел уйти в отставку, подал заявление, а коллеги мне сказали: `Саша, если ты уйдешь, хоккей вообще умрет`, и я решил опять взвалить на себя этот груз... Какая-то удивительная вера в собственную незаменимость.

В футболе, наверное, ситуация схожая. Я очень давно знаю Вячеслава Ивановича, отношусь к нему с огромным уважением. Но сегодня сантименты должны отойти на второй план, если мы хотим добиваться побед. И вновь повторю: пока у нас не будет ответственности за свою работу, сложно спрашивать за результаты. В конце концов, дело не в Стеблине, Колоскове, Колесове или Фетисове. Налицо, убежден, системный кризис, для выхода из которого нужно и кризисное управление. Но к демократическим переменам мы сегодня не готовы ни законодательно, ни морально. Что делать? Или продолжать движение по инерции, пока не зайдем в тупик, или остановиться и сказать: давайте все вместе подумаем, куда нам идти?

- Но нам уже пообещали выиграть Олимпиаду в Пекине.

- Я уже запутался во всех этих подсчетах. То наши медали складывают с украинскими, то с белорусскими. Ну а если вместе с Китаем? Мы же тогда вообще непобедимы. Все оттого, что мы постоянно ищем какие-то извинения за свой непрофессионализм. Это путь в никуда.

Да и зачем задолго до Олимпиады во всеуслышание объявлять количество будущих медалей? Мало того, что это некорректно, это - давление на своих тренеров, спортсменов, болельщиков, судей. Такой совковый подход себя изжил. А наш штаб четыре предыдущих года считал медали и продолжает это делать.

Наши же соперники тем временем не дремлют, делом занимаются.

- Опять вопрос от читателя все на ту же тему: `Как вы сами оцениваете выступление нашей олимпийской команды в Афинах?`

- Не может здесь быть однозначной оценки. С одной стороны, нельзя не восхищаться, скажем, нашими волейболистками - вытащить такой полуфинал! Или же Димой Носовым, который боролся за бронзу с травмой, без одной руки.

А с другой, почему мы не помогли спортсменам добиться лучшего результата? Вот в чем надо разбираться. Существует, повторю, системный кризис, выход из которого не в количестве медалей. От того, будет их 27, 32 или 38, мало что изменится. Если, конечно, не считать главной задачей рапортовать о своих успехах. Во всяком случае, я, пока нахожусь на своем посту, буду делать все, чтобы выстроить эффективную систему отечественного спорта. Очень хочется, чтобы получилось. И - чтобы не мешали.

Александр Зеленков, Александра Гегучадзе, Виталий Дымарский
Дата публикации 14 сентября 2004 г.

1998-2004 `Российская газета`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован