24 апреля 2006
928

On-line конференция Московской школы политических исследований




Ответы на вопросы слушателей

Московской школы политических исследований

Сергей Обертас (Магнитогорск):

Прочитал на сайте делового издания "Ведомости" (19.04.06) очень хорошую Вашу статью "Банковская система: Страхи и угрозы". Отличный труд, краткий, но в тоже время очень ёмкий, с прозрачными выводами и логичной структу-рой. А вопросы мои таковы:

1. Каковы все же, по Вашему мнению, шансы России на вступление в ВТО, и так уж ли это хорошо для России в долгосрочной перспективе?

2. Насколько долго зависимость от "нефтяной иглы" позволит государству так безалаберно относиться к сверхдоходам?

3. Каково Ваше отношение к тому, чтобы расчеты за нефть и газ шли в нацио-нальной валюте России?

4. Не грозит ли нам призрак 1998 года? Многое схоже.

5. Считаете ли Вы, что такая форма размещения, как IPO, уже не так эффек-тивна, какой была, например, в прошлом году?

Уважаемый Сергей !

Большое спасибо за оценку моей статьи в "Ведомостях". Очень польщен тем, что Вы признали ее емкой и содержащей прозрачные выводы. Разумеется, их сложно изложить в краткой заметке, и в действительности проблема несколько сложнее - но я сознательно сделал ряд формулировок более острыми, чтобы они задевали читателя. Надеюсь, что эта тема будет подниматься и впредь.

Теперь к Вашим вопросам:

1. Мне кажется, что шансы на вступление России в ВТО в текущем году мини-мальны, а в ближайшем будущем не вполне очевидны. Для 2007 года я оценил бы их на уровне 30-40%. Проблема, как мне кажется, имеет два "измерения".

С одной стороны, у России нет явного повода стремиться к вступлению в ВТО. Экспортируя нефть и газ, страна не сталкивается с серьезными препятствия-ми для своих товаров за рубежом. При этом имеется возможность закрывать свой рынок в случае необходимости. Бюджет почти на 2/5 наполняется за счет раз-ного рода акцизов и таможенных пошлин, чего нет в нормальных стра-нах (хо--тя в африканских доходит и до 60%). Отечественные производители защище-ны, и во вступлении в ВТО не слишком нуждаются, что отражается в политике.

С другой стороны, замкнутость России серьезно вредит нам всем как потреби-телям, так как нам приходится переплачивать за импортируемые товары, по-купать некачественные российские, дышать воздухом, отравленным выхлопа-ми "Жигулей" и "Волг", которые давно бы уже не выпускались, если бы име-лась конкурентная среда. Кроме того, отсутствие любых прописанных правил позволяет правите-льству упражняться в волюнтаризме - пока что на виноде-лах Молдовы и Грузии, но и до нас дело тоже дойдет, можно не сомневаться.

Таким образом, вступление в ВТО приобретает в нашем случае парадоксаль-ный оттенок: участие в этой сугубо экономической организации важно для нас его политическими, а не экономическими, последствиями. Мне кажется, что в "повестку дня" правительства этот вопрос как бы перешел по наследству, и переговоры ведутся скорее по инерции. Предсказать их итог довольно сложно.

2. Я думаю, что долго. Сейчас нефтяные цены не завышены спекулятивно, как иногда принято считать. Добыча на пределе, а спрос со стороны США и Китая уверенно растет. Политика американской администрации перед выборами не поддается разумному объяснению, и несомненно будет способствовать новым обострениям обстановки на Ближнем Востоке. К тому же нефть торгуется за доллары, и рост ее котировок снижает реальную ценность валютных резервов, накопленных за пределами США. Более того; сейчас затраты на энергоноси-тели составляют не более 2% ВВП стран ЕС и Соединенных Штатов, а потому дальнейший рост цен опасен не столько для их экономик, сколько, например, для китайской - но у нее есть уравновешивающие этот фактор возможности привлечения дешевой рабочей силы. Таким образом, серьезных стимулов же-стко противостоять повышению цен у Запада нет, и потому рост продолжится.

Относительно сверхдоходов: хорошо, пока они "сверх-". Но мне кажется, что через три-пять лет лобби со стороны силовиков и поборников "национальных проектов" (в ходе реализации которых так легко "пилятся" бюджетные сред-ства) настолько нарастит расходную часть бюджета, что даже очень высокие доходы не покажутся излишними. Тогда Ваш вопрос встанет на повестку дня. Если же власти будут хоть немного более реалистичными, проблема отложи-тся на десять, пятнадцать и более лет. Эффект 1989 и 1998 гг. не повторится.

3. Отрицательное. Принятие решения о такой оценке возможно только в том случае, если рубль станет конвертируемой валютой и иностранные инвесторы получат возможность свободно покупать рубли в России и за рубежом. В таком случае давление на рубль (в сторону повышения его курса) возрастет, и впол-не реальными окажутся курсы в 25 или 20 руб./долл. Но так как Россия обеспе-чивает незначительную долю поставок нефти на мировой рынок (а большая их часть продолжит оцениваться в долларах), рублевые цены на нефть при повы-шении курса рубля начнут снижаться (последнее не уникально - в 2004 году, когда евро достиг своих максимальных значений, цены на нефть, выраженные в евро, de facto падали). Снижение цен приведет к дальнейшему укреплению рубля, запустит механизм дефляции и парализует местных производителей. В результате вырастет импорт, резко подскочит долларовое наполнение госрас-ходов (так как бюджет номинирован в рублях) - и все. Польза же окажется не более чем пропагандистской. Собственно, такой подход - рушить хозяйство ради пропаганды и отчетов - нам присущ,но не думаю, что в таких масштабах.

4. Не грозит. А что схоже, простите? Разве тогда резервы зашкаливали за 200 млрд.долл., а бюджет был профицитным почти на четверть? Так что не думаю.

5. Когда речь заходит об эффективности, необходимо прояснить вопрос о це-ли. Недавно, например, я был на одном "круглом столе", где обсуждали ад-министративную реформу, которая-де не повышает эффективность власти и не снижает бюрократизацию. Но почему если правительство декларирует, что целью реформы является прозрачность и дебюрократизация, мы обязаны ему верить? А если целью является умножение чиновничьего класса и его дохо-дов, то реформа еще как эффективна! А что является целью IPO, Вы знаете? Если привлечение капитала для развития передовых отраслей, я с Вами со-гласен. А если гарантирование своего бизнеса от наезда властей или форми-рование "заначки" за границей? То оно есть и будет эффективным способом решения этой задачи. И Михаилу Борисовичу остается только жалеть, что он не прибег к подобному методу в 2002 году - когда котировки ЮКОСа были на-много ниже, чем могли бы быть, но намного выше, чем оказались позднее.

Еще раз спасибо за Ваши вопросы.

Александр Любинский:

1. В рамках процессов концентрации капитала, как в частном секторе, так и в государственном секторе, какие, на Ваш взгляд, наиболее вероятные объекты концентрации? Интеллектуальная собственность, производственные мощнос-ти или HR-ресурсы?

2. Приватизационные программы в Восточной Европе и в России в своем пер-вом этапе (отток государственного присутствия), кажется, закончены. С каких отраслей начнется второй, обратный процесс и начнется ли он?

Уважаемый Александр !

1. Хороший и сложный вопрос. Мне кажется, что нынешняя логика поведения государства не изменится в ближайшее время. Объектом интереса со стороны крупных отечественных структур (а ими останутся государственные и квазиго-сударственные компании) по-прежнему будут сырьевые производства, а также те отрасли промышленности, где возможна монополизация и извлечение быс-трой прибыли. В 2005 г., например, процессы "концентрации" стремительно шли в производстве стройматериалов. В результате только за один год опто-вая цена цемента выросла на 76%! При этом производители цемента не были признаны монополистами и не обвинены в сговоре... Интеллектуальная соб-ственность и чело-веческие ресурсы нынешних концентраторов не интересуют.

2. Вы имеете в виду "приток государственного присутствия"? Если да, то не вполне правильно ставить в один ряд Россию и страны Восточной Европы. В России он уже идет, и начинается, как мы видим, с отраслей, в которых легче всего получить прибыль, не имея никакой внятной стратегии развития, или же с активов, имеющих монопольный статус на рынке. В Восточной Европе о де-приватизации пока, слава Богу, ничего не слышно. Продажа "Криворожстали" тому подтверждение. Еще дальше на Запад и вопрос даже не ставится. Мне не кажется, что государства Восточной Европы - бюджеты которых, в отличие от российского, дефицитны - инициируют этот "обратный" процесс.

Спасибо за эти два вопроса.

Светлана Петракова:

Каковы возможные направления развития банковской системы РФ в первой половине XXI века?

Уважаемая Светлана !

1. Я не могу дать однозначного ответа на Ваш вопрос. В ближайшие 5-10 лет российские банки будут ориентироваться на повышение качества обслужива-ния предприятий и частных лиц, но не смогут тягаться ни с государством, ни с западными банками в сфере выделения инвестиционных кредитов. Они оста-нутся в той нише, которую на Западе занимают средние (зачастую региональ-ные) банки. Перспектива в 30-40 лет не просматривается вообще: банковский сектор крайне сильно подвержен государственному регулированию, а характер изменения принципов такового сегодня практически не поддается прогнозу.

Алексей Кашкан:

Меня интересует тема взаимоотношений России и Белоруссии. Что Вы може-те сказать по этому поводу?

Уважаемый Алексей !

1. Я сам приехал в Москву в 1984 г. учиться в МГУ из небольшого белорусско-го городка; моя мама до сих пор живет в Белоруссии. Казалось бы, вопрос бе-лорусско-российских отношений должен меня весьма интересовать, но это не так. Сегодня между нашими странами нет границы и таможенных барьеров - как нет и недоверия или враждебности между нашими народами. И в России, и в Белоруссии существуют проблемы с политической системой, демократией и хозяйственной свободой. Однако и в России, и в Белоруссии подавляющее большинство граждан поддерживают режимы Путина и Лукашенко. Белоруссия отчасти даже показывает будущий путь России - и мне кажется, что вопрос о третьем сроке для Путина будет скоро решен по лукашенковскому сценарию.

В то же время за последние годы правящие бюрократии в обеих наших стра-нах ощутили себя прочной властью, не зависящей от своих народов и внешне-го мира. Любое изменение сложившегося положения - в том числе и создание реального Союзного государства - это большой риск для обеих сторон. Поэто-му при внешней популярности этой идеи она вряд ли будет реализована. Хо-рошо это или плохо, но в таком государстве нет нужды даже у наших народов. Если бы мы жили существенно по-разному или шли бы в разных направлени-ях, такая потребность могла бы появиться. Идти же параллельными курсами в нынешних условиях вполне можно и без всякого формального объединения.

Юрий Ковыршин (Липецк):

1. Как Вы считаете, способны ли создаваемые сейчас так называемые специ-альные промышленные и научные зоны оживить нашу промышленность, лик-видировать техническое отставание и обеспечить стабильное развитие?

2. Скажите, пожалуйста, может ли быть демократия в бедной стране или де-мократия - это привилегия богатых?

Уважаемый Юрий !

1. Я считаю, что не способны. Потому что они создаются преимущественно на бумаге. В Китае на протяжении периода с 1987 по 1996 г. шесть таких зон обе-спечивали около 20% ВВП и почти 55% экспорта. Вы слышали что-то подоб-ное о наших зонах? За указанные десять лет в эти шесть зон иностранцы "вка-чали" почти 65 млрд.долл. прямых инвестиций - т.е. денег, вложенных в обо-рудование и технологии, а не покупку акций. И предприятия в этих зонах как раз не "оживляли" китайскую промышленность, состоявшую в конце 80-х в ос-новном из убыточных госпредприятий (кстати, так никогда и не приватизиро-ван-ных), а строили новый производственный базис - ориентированный как на внутренний, так и на внешний рынок. Последнего у нас вообще не заметно.

2. Нет, демократия - это не "привилегия богатых". В наше время часто пишут, что у богатых больше шансов на построение развитого демократического об-щества. Это так, но бывают исключения как в ту, так и влц другую стороны. Са-мый впечатляющий пример: Индия - полунищая страна, демократии в кото-рой на следующий год исполняется уже 60 лет (страшно подумать). Ее основой ее стало не богатство страны, а политическая культура, сформированная еще во времена британского владычества. Поэтому проблема несколько сложнее, чем кажется, и ее решение не может быть найдено исходя лишь из благосос-тояния той или иной страны.

Марина Беспалова (Ульяновск),

председатель Ассоциации "Совет муниципальных образований Ульяновской об-ласти", депутат Ульяновской городской Думы:

Уважаемый Владислав!

Меня интересует вопрос целесообразности ежегодного наращивания профи-цита бюджета. Наше государство имеет достаточно объемный стабилизаци-онный фонд, имеются еще какие-то резервные фонды на "крайний случай". Все это создается за счет налогов, которые юридические и физические лица, проживающие в разных регионах России, перечисляют федеральный бюд-жет.

Между тем местные бюджеты не только дефицитны, они нищенские. В реги-онах, а тем более в муниципальных образованиях, нет и никогда не будет, средств на ремонт дорог, оснащение больниц, ремонт школ и детских садов и проч., и проч. Между тем, ежегодно мы слышим торжественные отчеты о воз-росшем профиците бюджета, в течение года - отчеты о помощи пострадав-шим от чего-либо странам. Получается, что Россия оказывает экономическую помощь за счет собственного населения, которое вымирает в буквальном смы-сле слова. Чем объясняется такая политика?

Уважаемая Марина !

1. Полностью согласен с Вашими доводами и рассуждениями - как и с Вашим вопросом. Меня, как и Вас, также интересует целесообразность наращивания бюджетного профицита. И, как и для Вас, я не нахожу ответа на этот вопрос. Иного, кроме неспособности власти квалифицированно расходовать средства и ее нежелания - порожденного, видимо, полной уверенностью в том, что гра-ждане не могут привлечь ее к ответу - работать на благо собственного народа. В нормальной стране власть, не способная распорядиться деньгами, должна была бы снизить налоги - но наша власть, похоже, нам ничего не должна...

Роман Плюта (Краснодарский край):

Позвольте задать два вопроса:

1. Для постиндустриального общества более характерно гностическое (может быть, атеистическое) или мифологическое мышление? Или же нас ждёт повы-шение религиозности в обществе - что мы, в общем-то, и сейчас наблюдаем?

2. "Возрождение СССР" - выгодно ли это для России экономически?

Уважаемый Роман !

1. Спасибо за интересный вопрос, выходящий за рамки обычной дискуссии, привязанной к российской проблематике. Мне кажется, что постиндустриаль-ное общество не должно быть ни атеистическим, ни религиозным - оно долж-но быть светским (каким, собственно, и является - особенно в Европе). Я бы даже сказал, что именно европейские общества сегодня только и могут счита-ться тем примером, на котором можно применять на практике рассуждения о постиндустриальном обществе. Мотивации европейцев гораздо менее утили-тарны, чем мотивации американцев или корейцев. США продвигают универса-льные (и по сути массово-индустриальные) бренды; европейцы - скорее осно-ванные на исключительности, креативности и индивидуальности. Отчасти мас-совостью общества объясняется и исключительно высокая степень распрост-ранения религиозности в Соединенных Штатах на фоне снижение влияния ре-лигии в Европе. Поэтому я бы повторил: постиндустриальное общество - это светское общество, характеризующееся снижением роли религиозного факто-ра в социальной жизни. Но - хочу заметить - это не диссонирует с Вашим за-мечанием о том, что "нас ждет по-вышение религиозности..." Просто наше об-щество никогда не было постиндустриальным. Оно не было в последние деся-тилетия даже просто успешным. А в таких условиях (достаточно посмотреть на арабский Восток) пресловутая "духовность" и выставляется главным достоин-ством в условиях отсутствия любых других. В какой-то мере нарастающая ре-лигиозность - черта практически всех "энергетических сверхдержав"...

2. Мне кажется, что нет. Присоединение менее развитых территорий к более развитым часто представлялось политически оправданным и необходимым, но никогда не было экономически выгодным.

Рашид Юнусов (Чеченская Республика):

Каково место Чеченской Республики в контексте "кавказской политики" РФ? И хотелось бы узнать Ваш прогноз развития российской политики на Кавказе и Ближнем Востоке в сфере последних событий.

Уважаемый Рашид !

1. Мне жаль Вас разочаровывать, но я не могу ответить на первую часть Ва-ше-го вопроса - потому, что не наблюдаю "кавказской политики" РФ как тако-вой. Скорее можно вести речь о спорадическом подавлении любых попыток к сопротивлению без желания понять, чем именно они вызваны и на достижение каких целей направлены. К этому в последнее время добавилась опора на ли-деров определенных кланов, из чего вытекает вседозволенность уже не толь-ко федеральных властей, но и тех, кто эти кланы представляет. Все это усили-вает ту угрозу отделения части территорий от России, с которой якобы борют-ся федеральные власти. Мне кажется, что через какое-то время такое отделе-ние может стать вполне реальным. Не нужно забывать, что Советский Союз был растащен на куски казавшимися вполне лояльными секретарями ЦК ком-партий республик и членами Политбюро ЦК КПСС. Внешняя преданность ны-нешних руководителей кавказских регионов, формально назначенных Моск-вой, мало что говорит об их истинных планах, а еще меньше - о реальных на-строениях населения этих республик. Я считаю, что четкой политики в отноше-нии Кавказа у Москвы нет. И прогнозы, кроме самых общих, делать сложно.

Александр Попов (Москва),

экономический обозреватель журнала "Финанс":

В последние годы активно обсуждается идея новой региональной экономиче-ской политики, основанной на приоритетной поддержке т.н. "регионов-локомо-тивов". На Ваш взгляд, насколько концепция локомотивов подходит для рос-сийской экономики? Сможет ли создание нескольких "регионов роста" суще-ственно повлиять на ее ускоренное развитие? И вообще - насколько реально переориентация экономической политики государства в отношении регионов?

Уважаемый Александр !

1. Скажу сразу: идея, которая "активно обсуждается" "уже на протяжении не-скольких лет", никогда не превратится в жизнь. Потому что идеи, которые дей-ствительно -переворачивают мир, не обсуждаются так долго. Если же касаться самой концепции "регионов-локомотивов", то тут возникают две аллюзии. Во-первых, хорошо известен только один пример таких "локомотивных" регионов: это все те же прибрежные районы южного Китая, о которых я уже говорил вы-ше. Но эти регионы были не просто "регионами роста", а "регионами-связка-ми", через которые китайская экономика втягивалась в мировое разделение труда и пробивала окошко в мир. В России можно предположить, что некото-рые регионы могли бы сыграть похожую роль: в первую очередь на ум прихо-дит Калининград. Однако для того, чтобы его роль "мостика" с Европой могла бы быть выполнена, необходима воля центрального правительства, направ-ленная на интеграцию российского рынка с европейским, российской правовой системы - с правовой системой ЕС, российских стандартов - с мировыми. Вне такого подхода развитие "отдельных регионов" не даст эффекта. Во-вторых, можно предположить, что какие-то иные регионы смогут стать цент-рами роста. В этом случае необходимо посмотреть на то, какие из регионов являются до-норами федерального бюджета, и по каким-то критериям выбрать наиболее перспективные из них и снизить в них налоги, обеспечивая тем самым ускоре-нный рост. Последнее, однако, предполагает высокую степень самостоятель-ности регионов - а власть взяла курс на свертывание федерализма. В такой ситуации "переориентация государства в отношении регионов" не выглядит слишком реальной. Поэтому, мне кажется, регионы - в отличие от отраслей - не станут "локомотивами" роста российской экономики. Единственным утеше-нием в этом случае может быть то, что и в большинстве других стран они то-же не играют подобной роли (в лучшем случае оказываясь просто территори-ей, на которой возникают новые отраслевые кластеры, но не более того).

Алеся Кармалинская (Башкортостан),

исполнительный директор общественной организации "Союз предпринимате-лей города Октябрьский":

Уважаемый Владислав!

Возможно, мой вопрос не будет выглядеть глобальным, но для регионов, чьим представителем я являюсь, это экономически важный основополагающий мо-мент.

С 1 января 2006 года органы местного самоуправления получили достаточно много полномочий, в том числе частичное формирование системы налогооб-ложения бизнес-сообщества городов и районов. Как показала практика, мест-ные чиновники в силу разных причин (отсутствие экономического образова-ния, непонимание проблем предпринимательства и малого бизнеса и пр.) не были готовы к этому шагу и в основном пользовались рекомендациями, ко-торые спускались "сверху". И ироничная поговорка - "какая страна, такие и налоги", - в данном случае оборачивается весьма негативными последствия-ми. Думаю, при таком раскладе теряются изначальные идеи реформы мест-но-го самоуправления, а также шансы на создание экономически здоровой сре-ды малых городов и районов России.

Каков Ваш взгляд на эту ситуацию? Как Вы считаете, есть ли у предпринима-тельства, которое все больше становится основой городской жизни, надежда на нормальные, здоровые налоги?

Уважаемая Алеся !

Мне очень жаль, но я могу лишь согласиться с некоторыми Вашими тезисами, но не ответить на поставленные вопросы - просто потому, что не считаю себя в них экспертом, чье мнение могло бы кого-то интересовать.

Извините.

http://www.inozemtsev.net
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован