18 декабря 2001
104

ОНИ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Варткес Тевекелян.
Рекламное бюро господина Кочека

-----------------------------------------------------------------------
М., `Московский писатель`, 1970.
ОСR & sреllсhесk by НаrryFаn, 11 Sерtеmbеr 2000
-----------------------------------------------------------------------


1

Ранней весной 1931 года из порта Пирей вышел небольшой пароход под
греческим флагом, совершавший регулярные рейсы между Балканами и южным
берегом Франции. Единственными пассажирами на его борту была супружеская
чета из Чехословацкой республики. Молодые люди продолжали свадебное
путешествие по Европе. Около месяца они прожили в Швейцарии. Потом
побывали на земле древней Эллады - осмотрели бессмертные развалины
Парфенона, восхищаясь гением народа, много давшего человечеству во всех
отраслях искусства и науки, полюбовались пламенной синевой моря,
окаймляющего берега Греции, и теперь ехали во Францию.
К вечеру подул крепкий норд-ост, началась качка. Огромные волны играли
пароходом, как щепкой.
В отличие от своей жены, муж не страдал морской болезнью. И когда она,
вконец измотанная, задремала в каюте второго класса, он поднялся на
палубу, сел на скамью и с интересом стал наблюдать, как беснуется море.
Волны с ревом обрушивались на палубу, а потом, шипя и пенясь,
скатывались с нее. Свинцовое небо то и дело прорезали молнии, грохотал
гром.
Поеживаясь от холодных соленых брызг, молодой человек задумчиво смотрел
вдаль. Проходивший мимо матрос крикнул ему по-французски:
- Смотрите, мсье, как бы вас не смыло за борт!..
`Ну уж нот, не для того я исколесил столько стран, чтобы на пороге к
цели очутиться за бортом!` - подумал, усмехнувшись, молодой человек и в ту
же минуту ясно представил себе, как он входит в кабинет своего начальника.
Тот встает из-за большого стола, идет к нему навстречу и, пожимая руку,
спрашивает:
- Как самочувствие, товарищ Василий?
- Отличное, - бодро отвечает он.
- Прекрасно! Значит, пора браться за новую работу. За трудную,
интересную, а главное - очень нужную работу...
- Я как пионер - всегда готов!
Худое, усталое лицо начальника на мгновение смягчает улыбка.
- Сядем сюда, - он указывает на кожаный диван у стены. - Слушайте меня
внимательно. Первоочередная задача - найти надежное прикрытие и, как
говорят актеры, войти в роль. Когда справитесь с этим и пустите корни в
стране, где вам предстоит работать, только тогда возьметесь за дело, ради
которого едете. Только тогда!.. Вы отправляетесь за границу с единственной
целью: быть в курсе всех событий, связанных с фашистской опасностью. Для
вас, конечно, не новость, что правящие круги некоторых капиталистических
стран настолько ослеплены ненавистью к Советскому Союзу, что не замечают,
вернее, не желают замечать тучи, собирающиеся над Европой. Больше того,
своей близорукой политикой они вольно или невольно помогают фашистским
молодчикам, рассчитывая, что в конечном итоге сумеют направить фашистскую
агрессию против нас...
Начальник замолкает на минуту, словно взвешивая все сказанное им.
Молчит и он, Василий...
- На днях отправитесь в Чехословакию, - продолжает начальник. - Поедете
с советским паспортом, поживете среди словаков, поближе познакомитесь с
бытом, нравами. Главное - язык. Я знаю, вы изучали словацкий, но владеете
им слабо. Поэтому вы хотя и будете словаком, но долго жившим с родителями
в России, хорошо знающим русский язык и слабо родной. Получив
чехословацкое подданство - в этом вам помогут, - поедете в Швейцарию и,
только основательно акклиматизировавшись, попрактиковавшись во французском
языке, отправитесь во Францию. Ваша внешность, обширные знания и опыт
помогут вам войти в роль. Хочу еще раз напомнить: самое трудное в нашем
деле - это прикрытие. Мобилизуйте все свое умение и не спеша создавайте
такое прикрытие, чтобы, как говорится, комар носа не подточил!..
- В качестве кого я поеду в Швейцарию и когда, каким путем должен
возвратиться на родину?
- В Швейцарию поедете с женой - в качестве молодоженов, совершающих
свадебное путешествие. А когда и как вернетесь домой, вам сообщат в свое
время...
Когда все это было? Почти год назад. Времени прошло немало, а кажется,
что только вчера был этот день, послуживший поворотным пунктом в судьбе
Василия...
Ветер начал стихать. Василий встал и, держась за канат, протянутый
вдоль палубы, спустился в каюту. Жена его, Лиза, спала. Не зажигая света,
он разделся и лег. В каюте было душно, пахло краской. Василий ворочался с
боку на бок, но сон не шел: в памяти одна за другой вставали картины
недавнего прошлого.
...До Словакии они добрались без всяких приключений. Словаки пришлись
им по душе: народ добродушный, с юмором, очень гостеприимный, во многом
напоминающий украинцев. Все шло хорошо - Василий побывал и в том маленьком
городке, где он якобы родился. Повидался со своими `родственниками`,
внимательно разглядывал их лица и запоминал имена, фамилии, прозвища. В
Братиславе зашел в ремесленное училище, которое будто бы окончил, - по
специальности он автомеханик. Единственным затруднением был язык.
Начальник оказался прав; его словацкого языка почти никто не понимал, -
произношение никуда не годилось. Пришлось задержаться в Словакии дольше
условленного срока - на целых три месяца, чтобы хоть немного освоить
разговорную речь.
С получением чехословацкого паспорта не было особых затруднений. Голова
городка, который Василий избрал местом своего рождения, жил около трех лет
в России и горячо сочувствовал Советскому Союзу. Получив оттуда письмо с
просьбой помочь Василию, он выдал ему официальную справку, в которой
говорилось, что предъявитель ее действительно является Ярославом Кочеком,
1897 года рождения, сыном Мореики Кочековой. Потом, вернувшись из
Братиславы, куда ездил для переговоров с чиновником полицейского
управления, голова вручил Василию бумагу, адресованную полицейскому
управлению, с просьбой выдать заграничные паспорта Ярославу Кочеку и его
жене Марианне, желающим совершить свадебное путешествие по Швейцарии и
Франции.
Чиновник полицейского управления Братиславы, получив от головы двести
крон (значительные деньги по тем временам), не стал утруждать себя
излишними вопросами и, записав фамилию, имя и возраст, сличив фотокарточки
с натурой, на следующий день выдал Василию и Лизе заграничные паспорта.
Первый шаг в предстоящем долгом пути был совершен: Василий Сергеевич
Максимов стал подданным Чехословацкой республики, словаком по
национальности, католиком по вероисповеданию, автомехаником по профессии,
а его жена Елизавета Владимировна - Марианной Кочековой...


На вторые сутки ранним утром пароход под греческим флагом причалил к
одной из торговых пристаней Марселя.
После соблюдения пограничных и таможенных формальностей, прежде чем
возвратить паспорта подданным дружественной Франции Чехословацкой
республики, полицейский офицер счел необходимым поинтересоваться: надолго
ли приехал во Францию мсье Кочек и имеет ли он намерение заняться
коммерческой деятельностью? Есть ли у него во Франции родственники или
близкие знакомые, если да, то где они проживают? Не состоит ли мсье Кочек
в коммунистической партии? Получив исчерпывающие ответы, полицейский
офицер повертел в руках паспорта и, не придумав ничего лучшего, спросил:
- Мне хотелось бы запросить Братиславское училище, в котором вы
учились, о правилах приема иностранцев. Не скажете ли, мсье, на какой
улице находится это училище?
Прием был явно неуклюжий, и `мсье Кочек`, внутренне усмехнувшись,
спокойно назвал адрес училища и добавил:
- Свой запрос вы можете адресовать директору училища, господину Кибалу.
Несмотря на почтенный возраст, старик все еще продолжает руководить
училищем.
Полицейский офицер, видимо вполне удовлетворенный ответом, возвратил
паспорта и напомнил, что мсье Кочеку и его супруге разрешается проживать
во Франции и свободно передвигаться по ее территории в течение двух
месяцев, после чего они обязаны либо покинуть страну, либо продлить
разрешение на право проживания во Франции в департаменте полиции или в его
местных органах.
С тремя чемоданами и небольшим саквояжем Василий и Лиза вышли с
территории порта и, наняв такси, попросили отвезти их в недорогой, но
приличный отель.
Прогуливаясь после обеда по многоязычным, шумным улицам Марселя, они
обсуждали дальнейшие планы поездки по Франции.
- Лучше всего купить подержанную машину и в ней совершать путешествие,
если, конечно, удастся получить водительские права. Так будет и дешевле, и
мы больше увидим, - негромко сказал Василий по-русски.
- А потом?
- Когда будем уезжать, машину продадим, выручим те же деньги. Ты ведь
знаешь, в моих руках любая машина будет в целости и сохранности.
Василий тут же купил в газетном киоске карту автомобильных дорог
Франции, изданную специально для туристов, и правила уличного движения. На
следующий день, узнав в отеле адрес магазина, в котором продаются
подержанные автомашины, они поехали туда.
Такси доставило их на окраину города, к воротам с огромной вывеской:
`Автоателье`. На огороженной площадке - ряды подержанных машин всех стран
мира, всех марок. Подбежал юркий человечек, любезно осведомился; какую
автомашину и примерно за какую цену хотел бы приобрести мсье?
- Хорошую, надежную, но не очень дорогую, - ответил Василий на сносном
французском языке.
- Могу предложить почти совсем новые - `рено`, `испано-сюиза`,
`паккард`, `бьюик`, `фиат`.
После долгого осмотра Василий остановился на черном итальянском
лимузине `фиат` выпуска 1929 года.
- Мсье понимает толк в автомашинах! - сказал юркий человечек и заломил
такую цену, что Василий только рукой махнул.
- Какую цену желает предложить мсье?
Прежде чем ответить, Василий попросил заправить автомобиль бензином,
сел за руль, проехал по площадке. Проверил тормоза, прислушался к работе
мотора и, убедившись, что машина в хорошем состоянии, предложил за нее три
тысячи франков. После утомительной торговли сошлись на трех тысячах
восьмистах франках. Василий внес аванс с условием, что ателье берет на
себя труд получить дорожные знаки и поможет ему достать любительские
права.
Вечером, прежде чем лечь спать, Василий долго изучал правила уличного
движения во Франции. Они оказались проще, чем у него на родине. Потом
разложил на столе карту Франции и отметил карандашом дороги, по которым им
предстояло ехать. Лиза, полулежа на кровати, читала книгу.
- А не завернуть ли нам по дороге на Лазурный берег? - предложил
Василий. - Поживем там немного, поглядим, как проводят свой досуг
состоятельные люди. Эта хитрая наука может пригодиться нам на будущее.
- Но жить там, наверно, очень дорого?
- Это уже зависит целиком от нас!..
На следующий день, к двенадцати часам, как было условлено, к дверям
отеля подкатил черный `фиат` с номерными знаками.
Василий не поленился еще раз осмотреть машину. Убедившись, что все в
порядке, уплатил продавцу остальные деньги и отправился с ним в дорожную
полицию за правами.
Там ему сказали, что обычно права выдаются через два дня, но поскольку
мсье иностранец, то в отношении его действуют иные правила...
Прошло три дня, Василий стал волноваться, - досадно было сидеть в
Марселе без дела. Он снова отправился в `Автоателье` и разыскал знакомого
продавца.
- Могу посоветовать только одно, - сказал тот, - выложите сотни две
франков, и все будет в порядке. Чиновники дорожной полиции тоже хотят
жить... Через два часа я принесу вам в гостиницу права - и не временные, а
бессрочные!..
И он сдержал слово.


Дороги во Франции были отличные. По обеим сторонам тянулись фруктовые
сады. Деревья стояли в полном цвету, и Лизе казалось, что машина мчится по
сплошному цветнику. Поражала тщательность, с какой обрабатывался каждый
клочок земли.
- Пока все идет отлично, да? - спросил Василий, не отрывая взгляда от
дороги.
- Не будем испытывать судьбу. Ты ведь знаешь, я суеверная...
- Смешно это слышать от тебя!
- Ничего смешного нет. Я просто не люблю ничего загадывать вперед...
- Ерунда! За любое дело нужно браться как следует, и все сбудется.
- Завидую твоему характеру, уверенности в себе...
- Ну, это как сказать, - пробурчал Василий, и они замолчали,
погрузившись каждый в свои мысли.
На ночь остановились в дорожном отеле. Не спрашивая документов, портье
молча вручил им ключи от номера. Это понравилось Василию.
- Похоже, в этой благодатной стране можно жить без всяких разрешений и
виз, - сказал он Лизе.
- Вряд ли из порядков в дорожном отеле следует делать такие выводы!..
На рассвете они снова пустились в путь. У Василия был адрес недорогого
пансионата на Ривьере. Хозяйка, благообразная старуха, похожая на классную
даму, приняла их очень любезно и предложила им две чудесные комнаты на
втором этаже, с видом на море.
Курортный сезон еще не начался, но на Ривьере жизнь била ключом. В это
еще нежаркое время года здесь отдыхали главным образом ушедшие от дел
старики и молодящиеся старухи. Вода в море была уже достаточно теплой, и в
дневные часы огромный пляж с золотым песком пестрел от разноцветных
больших зонтов, кабинок, купальных костюмов. По вечерам пожилые люди,
словно боясь упустить время, веселились до изнеможения. Из открытых окон
ресторанов, казино и ночных клубов гремела музыка. Мужчины в вечерних
костюмах, накрашенные старухи в сильно декольтированных платьях танцевали
сколько хватало сил.
Василию скоро стало ясно, что, живя в недорогом пансионате, где
останавливаются люди среднего достатка, главным образом иностранцы,
невозможно завязать полезные знакомства. Переехать же в дорогой отель,
посещать фешенебельные рестораны они не могли из-за ограниченности
средств. Поэтому Василий решил не задерживаться на Ривьере. Впрочем, и
здесь, в пансионате, он не терял времени даром.
Будучи по характеру сдержанным, даже замкнутым человеком, Василий умел,
когда этого требовали обстоятельства, быть любезным и обходительным. Умел
он быстро и правильно оценивать людей. Эти его свойства и помогли ему
отыскать среди восемнадцати жильцов пансионата нужного человека и
сблизиться с ним.
Василий в первый же день приметил стройного брюнета средних лет,
одетого модно, со вкусом, веселого и, похоже, легкомысленного француза
Жана Жубера.
Мсье Жубер всегда был в отличном настроении и, поднимаясь по лестнице в
свою комнату, насвистывал оперные мелодии, что, нужно сказать, делал
мастерски. Очевидно, он любил музыку, и Василий решил воспользоваться этим
обстоятельством для знакомства.
Как-то вечером моросил мелкий, надоедливый дождь. Многие жильцы
пансионата разошлись по своим комнатам, другие собрались в гостиной.
Кое-кто сел за карты, большинство же скучало, не зная, чем себя занять.
Василий попросил Лизу сыграть что-нибудь на рояле. Лиза, отличная
пианистка, села за рояль, и вскоре все присутствующие повернулись к ней, -
даже картежники отвлеклись от своего важного занятия.
Услышав звуки шопеновского полонеза, Жубер на цыпочках подошел к роялю.
Видно было, что он искренне наслаждался музыкой, - слушал сосредоточенно,
задумчиво. Когда Лиза кончила играть, Жубер схватил ее руку, поцеловал.
- Ах, мадам! - воскликнул он. - Вы прекрасная музыкантша! Своей
великолепной игрой вы доставили мне, - впрочем, я смею думать, что не
только мне, - он окинул взглядом сидящих в гостиной, - истинное
наслаждение. Спасибо, большое спасибо!
Знакомство состоялось.
На следующий день Жубер пригласил Василия с женой в бар, угостил их
коктейлем, а к вечеру того же дня Василий и Жубер были добрыми приятелями.
Прогуливаясь с веселым французом, Василий узнал, что тот - владелец
рекламного бюро в Париже. Дела идут хотя и не блестяще, но все же можно
жить прилично, и он, Жан Жубер, жил бы припеваючи и даже сумел бы отложить
кое-что на черный день, если бы не некоторые обстоятельства... После
непродолжительной паузы он доверительно сообщил новому другу, что он
женат, но отношения с женой у него натянутые: жена не понимает его.
Поэтому у него есть другая - прелестная женщина. `К сожалению, в наше
время это обходится очень дорого`, - заключил он со вздохом.
Перед отъездом с Ривьеры Жубер вручил Василию свою визитную карточку и
просил навестить его, когда тот будет в Париже.
Вскоре и чета Кочеков покинула Лазурный берег.


За то время, что Кочеки провели во Франции, они укрепились в решении
остановиться на первых порах в окрестностях Парижа, осмотреться и потом уж
решить, как действовать дальше.
И когда перед ними раскинулся маленький уютный городок, утопающий в
зелени, чистенький, с мощеными улочками, черепичными крышами, им
показалось, что они нашли именно то, что искали. В центре городка -
небольшая площадь. На ней - мэрия, напротив - старенькая церковь со
стрельчатыми окнами и высокой колокольней. Чуть подальше - пожарная
каланча. На единственной торговой улице, начинавшейся от площади,
разместились аптека, лавки мясника, булочника, бакалейщика, зеленщика,
мастерские сапожника, портного, парикмахерская. Улицу украшали вывески
универсального магазина и бара `Свидание друзей`.
Словом, это был типичный провинциальный городок - хорошо знакомый по
описаниям Бальзака, Флобера, Мопассана. В самом конце городка, у обочины
шоссе, приютились заправочная станция, маленький гараж и мастерская для
несложного ремонта автомашин.
Этот тихий городок находился всего в каких-нибудь двадцати пяти -
тридцати километрах от Парижа, что дает свои неоспоримые достоинства.
- Кто знает, - сказала Лиза, - может быть, именно здесь, в `Свидании
друзей` - когда-то наверняка это был постоялый двор, - останавливался по
дороге в Париж д`Артаньян...
- Возможно, - весело отозвался Василий. - Только куда ему, д`Артаньяну,
до нас с тобой!
С кем, если не с хозяином заправочной станции и ремонтной мастерской,
найдет общий язык автомеханик? Василий поехал прямо туда, и не успел он
выйти из машины, как около него выросла фигура коренастого, грузного,
краснолицего человека лет сорока, в кожаном фартуке, клетчатой рубашке с
закатанными по локоть рукавами.
- Чем могу служить, мсье? - спросил он.
- Попрошу вас - смените масло, налейте в бак сорок литров бензина. - И,
пока хозяин работал, Василий завязал с ним разговор: - Красивый у вас
городок, уютный, тихий...
- О, мсье, такого города, как наш, не найти во всей Франции! - Хозяин
оказался человеком общительным и патриотом своего городка. - Наша церковь
святой Терезы, которую вы видели на площади, построена в середине
шестнадцатого века. В ней есть фрески знаменитых итальянских мастеров. У
нас не раз останавливались короли Франции, чтобы поохотиться в окрестных
лесах. Позднее сюда приезжал маршал империи Мюрат. Вы обратили внимание на
дом с мезонином у пруда? Именно в нем и жил прославленный полководец. А вы
чувствуете, мсье, какой у нас чудесный воздух? Нашим воздухом не
надышишься, - он как целебный бальзам!
- Вы так расхвалили свой город, что мне захотелось пожить здесь
немного, - сказал Василий.
- За чем же остановка?
- Если бы я мог снять небольшой домик или в крайнем случае
меблированную квартиру...
- Это не проблема. Дом тетушки Сюзанн как раз пустует. Вон на том
холме, - хозяин показал рукой. - Дом очень удобный, но вы туда не
доберетесь на машине: нет дороги.
- Не беда, машину можно оставить у вас в гараже. Не так ли?
- Разумеется! - Хозяин еще больше оживился. - Можете быть совершенно
уверены, что ваша машина будет у меня в целости и сохранности.
- Я не сомневаюсь в этом, - сказал Василий.
- Может быть, вы хотите осмотреть дом?
- Если возможно.
- Сейчас все устроим. - И хозяин крикнул: - Гастон!
На пороге мастерской появился смуглый лохматый мальчуган лет
четырнадцати.
- Проводи мсье к тетушке Сюзанн и скажи ей, что мсье имеет намерение
пожить у нас некоторое время.
Домик тетушки Сюзанн удовлетворил бы самый изысканный вкус. Три
светлые, просторные комнаты на втором этаже, обставленные старинной
мебелью, две комнаты и кухня на первом. И - прекрасный вид на город, на
окружавшие его холмы и леса. Лиза была в восторге.
С тетушкой Сюзанн, пожилой добродушной женщиной, договорились быстро, и
Василий сам внес чемоданы на горку в дом. Лиза распаковала чемоданы, и
скоро все комнаты имели вполне жилой, уютный вид.
- Тихо здесь, хорошо! У меня такое ощущение, что после долгих
странствий мы вошли в спокойную гавань, - негромко сказала Лиза. Она
стояла у окна, глядя, как за дальними холмами угасала заря. Василий
промолчал, только ласково провел рукой по мягким волосам жены. Он понимал,
что тихий этот городок - лишь временная остановка на их большом и трудном
пути...


Жизнь в маленьком городке налаживалась легко и быстро. При помощи того
же мсье Ренара, владельца заправочной станции, они наняли служанку. `Сам
кюре рекомендует ее!` - сказал мсье Ренар. Последнее обстоятельство
порадовало Василия: служанка, рекомендованная кюре, невольно будет
осведомителем полиции. Исповедуясь каждое воскресенье, она расскажет кюре
все, что делается и говорится в доме иностранца, а кюре в свою очередь
поставит об этом в известность комиссара местной полиции. Тем лучше: пусть
убедятся, что Кочеки обыкновенные туристы, решившие провести свой отпуск в
городке близ Парижа по тон причине, что жизнь здесь значительно дешевле,
чем в столице.
Вскоре Василий познакомился почти со всеми видными гражданами городка -
с нотариусом, учителем, булочником, с хозяином бара `Свидание друзей` мсье
Дюраном и с самим кюре, не говоря уж о Франсуа Ренаре - владельце
заправочной станции. С ним у Василия сложились самые дружеские отношения.
По вечерам Василий ходил в бар, играл в карты или в домино с новыми
знакомыми и не позже девяти часов возвращался домой. По воскресеньям они с
Лизой отправлялись на утреннюю мессу и ни разу не забыли бросить мелочь в
урну.
Местные жители вскоре привыкли видеть на улицах, в баре или в церкви
хотя и молодого, но степенного иностранца атлетического телосложения и его
хрупкую миловидную жену.
Все складывалось как будто удачно. Василий нашел подходящее место для
временного пристанища, познакомился с нужными людьми и, кажется, завоевал
их симпатии. Но время шло с катастрофической быстротой, - приближался
конец разрешения на его пребывание во Франции. Еще немного, и его
вышвырнут из страны. Тогда вообще всему конец. Василий думал об этом денно
и нощно, но пока ничего практического придумать не мог. Он послал письмо
`домой`, подробно описав положение дел, просил у `отца` совета и помощи. В
ответном послании `отец` писал, что способности людей, их умение находить
выход из любого положения как раз и проявляются во время трудностей и
сложных ситуаций. Намекал на то, что сам, мол, не маленький - думай
собственной головой...
Положение казалось безвыходным, но помог случай. Предполагая, что ему
скоро предстоит уехать и что нужно заранее подготовить машину, Василий
зашел в мастерскую Ренара и попросил у него разрешения разобрать мотор и
смазать узлы. Тот полюбопытствовал:
- Неужели мсье собирается нас покинуть?
- Придется!.. Законы Франции по отношению к иностранцам очень строги,
скоро кончается срок моей визы.
Василий надел комбинезон и занялся мотором. Он работал долго. Ренар не
отходил от него, внимательно наблюдая за работой иностранца, и, когда тот
снова собрал мотор, сказал с восхищением:
- Вы хотя и любитель, но работаете не хуже профессионала механика!
- Вы не ошиблись, у себя на родине я работал автомехаником, - ответил
Василий, вытирая тряпкой руки.
- Вот бы нам объединиться и работать вместе! Я давно ищу себе
компаньона... Подумайте, при небольших затратах нам удалось бы расширить
дело, прилично заработать и отложить кое-что на старость.
- Я-то не прочь поработать с вами, да и кое-какой капитал у меня есть.
Но, к сожалению, срок моей визы скоро кончится. К тому же иностранцам на
территории Франции нельзя заниматься предпринимательством без особого
разрешения...
- Все это пустяки, формальности! При желании мы бы нашли выход.
- Каким же образом?
- Очень просто. Мэр нашего городка и начальник полиции - мои друзья
детства. Они не откажутся помочь, при условии, конечно, что мы с вами
договоримся обо всем.
- Думаю, договоримся. Мне ведь все равно приходится зарабатывать на
жизнь. Где же, как не во Франции, можно заработать прилично? Городок ваш и
люди пришлись мне по душе. Почему бы мне и не остаться здесь?
- Только учтите, мсье Кочек, - для расширения дела нам придется
приобрести некоторое оборудование. Ну, для начала, скажем, универсальный и
шлифовальный станки, более мощный электромотор. Нужно заказать новую
вывеску, поместить объявление в газетах. А все это стоит денег...
- Понимаю!
- Если станете моим компаньоном, то все пополам - расходы и доходы, не
так ли? - спросил Ренар.
- Разумеется! - с готовностью согласился Василий. - Мы учтем капитал,
вложенный вами в дело, подсчитаем предстоящие затраты, и если половина
суммы не превысит мои скромные возможности, то я ваш компаньон. При
условии, конечно, что будет продлена виза и получено официальное
разрешение властей заняться мне здесь предпринимательством.
- Уверен, что мы с вами найдем общий язык! - заключил Ренар, и они
направились в заведение Дюрана пропустить по стаканчику вина.
Василий пришел домой в веселом настроении.
- Ну, старушка, дела наши, кажется, налаживаются! В скором времени я
стану совладельцем заправочной станции, гаража, ремонтных мастерских и
буду загребать кучу денег. И превратимся мы с тобой в типичных буржуа! -
Василий говорил по-русски, зная, что служанка давно ушла домой.
- О господи! Именно об этом я и мечтала всю жизнь... А еще что?
- А еще мы получим разрешение на проживание во Французской республике и
на право заниматься предпринимательством! - И Василий рассказал ей о своем
разговоре с Ренаром. - Ну что, стоящий парень твой муж?
- А иначе я бы за тебя и замуж не пошла! - рассмеялась Лиза.
- Только во всем этом есть одно `но`, - сказал Василий.
- Какое?
- Войдя в компанию с Ренаром, мне придется много работать в мастерской,
- свободного времени не останется вовсе. И получится, что я приехал за
тридевять земель, чтобы жить как средней руки буржуа.
- И все-таки пока ничего другого не остается. Разве ты забыл, что мы
должны пустить корни в стране и только потом...
- Сам знаю, что нужно ухватиться за это предложение, ухватиться обеими
руками!
- А что, если ты поставишь Ренару условие, что сам работать не будешь?
Можешь сослаться на меня, - жена, мол, не хочет, чтобы я работал простым
механиком...
- Чудачка, Ренару нужны прежде всего мои руки. Компаньонов с деньгами
он найдет, а вот высококвалифицированного механика... Кажется, впрочем, я
уже придумал! По существующим правилам, иностранец, желающий получить
разрешение, дающее право проживать на всей территории Франции, сперва
получает квитанцию, которая называется `ресэ-писэ`, подтверждающую подачу
заявления, и имеет право жить во Франции до получения ответа. Случается,
что ответ задерживается и владелец квитанции преспокойно живет здесь хоть
до скончания века. Вот я и предложу своему будущему компаньону, что по
получении квитанции внесу в дело свой пай и буду работать в мастерской три
дня в неделю, - разумеется, с соответствующим уменьшением моей доли в
прибылях. После же получения разрешения остаться во Франции -
`карт-д`идентитэ` - стану полноправным компаньоном и начну работать в
полную силу. К тому времени много воды утечет в Сене и мы придумаем
что-нибудь еще!
- Вроде все получается логично, - ответила Лиза. - Все знают, что мы
приехали во Францию, чтобы побывать в музеях, картинных галереях,
посмотреть памятники архитектуры. А вот уже почти полтора месяца сидим
здесь и, по существу, ничего не видели. Почему бы нам не воспользоваться
случаем и до получения разрешения не бывать чаще в Париже, тем более что
я, твоя жена, изучаю историю искусства!..


Дня через два к Василию прибежал мальчуган из гаража.
- Мсье Кочек, вас просит зайти хозяин! Он сказал, что у него срочное
дело.
- Хорошо, Гастон, сейчас приду. А это тебе на кино! - Василий бросил
мальчугану серебряную монету.
Ренар сообщил Василию, что сегодня они могут встретиться с мэром города
и начальником полиции.
- Мы условились встретиться в Сен-Клу, недалеко отсюда, и там, за
ужином в ресторане, обо всем договориться. Такие дела, знаете ли, лучше
всего решать подальше от посторонних глаз и ушей!..
Они приехали в Сен-Клу пораньше, чтобы встретить мэра и начальника
полиции. Столик был заказан по телефону, метрдотель встретил их и провел в
глубь зала.
Ренар заказал закуски, вина и доверительно сообщил Василию:
- Мои друзья вполне одобряют идею нашей с вами совместной работы. Они,
как и все жители нашего городка, весьма высокого мнения о вас и о вашей
очаровательной жене. Вы человек деловой, трезвый, скромный, к тому же
религиозный. Не смотрите на меня так удивленно. Я знаю, что говорю!..
- Очень рад, что у вас и ваших друзей сложилось такое лестное мнение о
моей скромной персоне. Я тоже сразу почувствовал к вам расположение и
доверие, дорогой мсье Ренар!
Вскоре появились гости. Ренар представил мэру города и начальнику
полиции будущего своего компаньона.
Ужин прошел непринужденно. Фурнье, мэр городка, он же директор
отделения банка `Лионский кредит` и представитель страховой компании,
господин лет сорока пяти, с заметным брюшком, оказался веселым и
остроумным собеседником. Он много пил не пьянея, только лицо его стало
багровым. Начальник полиции Руле, высокий, худой, подтянутый, был угрюм и
малоразговорчив. На вопросы, обращенные к нему, отвечал вежливо, но
односложно.
Во время десерта перешли к обсуждению деловых вопросов. Мэр сказал, что
ему известно желание господина Кочека обосноваться в их городке и стать
компаньоном всеми уважаемого мсье Франсуа Ренара, и тут же добавил, что
стать самостоятельным предпринимателем или компаньоном подданного
Французской республики иностранцу не легко. Все предприятия регистрируются
в торговой палате департамента, и непременным условием регистрации
является наличие у будущего предпринимателя достаточно солидного текущего
счета в банке, указание об источниках состояния и доходов и рекомендации
людей, пользующихся безукоризненной репутацией.
- У меня на родине, - сказал Василий, - кроме приданого жены есть
небольшие сбережения. Приданое мадам Кочек составляет значительную сумму,
но является для меня неприкосновенным: сами хорошо понимаете, всякое
случается в жизни... Я напишу отцу, и он немедленно переведет мне тысяч
семь-восемь франков. Думаю, что на первых порах такая сумма вполне
достаточна для расширения дела. - Василий посмотрел на Ренара, и тот
кивнул в знак согласия. - Кстати, если не ошибаюсь, господин мэр является
директором местного отделения банка `Лионский кредит`. Если разрешите, я
открою свой текущий счет у вас и попрошу отца перевести деньги в ваш банк.
- Пожалуйста, вы можете открыть текущий счет хоть завтра! - сказал
Фурнье и добавил: - Утром можете подать заявление через начальника
полиции, нашего друга Руле, - он выдаст вам квитанцию. Не так ли, Жермен?
Тот молча кивнул.
- Как видите, мсье Кочек, все складывается вполне благоприятно. После
поступления денег на ваш текущий счет я дам вам рекомендацию для
представления в торговую палату. Думаю, что то же сделает по нашей просьбе
и владелец бара, мсье Дюран. Я не ошибаюсь, Франсуа?
- Разумеется, - отозвался Ренар.
- Дюран весьма уважаемый в наших краях человек. Кроме бара он владеет
еще большими виноградниками, - добавил мэр.
- О, Дюран денежный мешок! - вставил начальник полиции.
- Почему бы нам не отметить наши первые успехи? - Ренар позвал гарсона
и велел подать бутылку шампанского.
Оплатить ужин хотел было он же, но Василий запротестовал:
- Мы с вами будущие компаньоны, мсье Ренар, - следовательно, все
пополам - и доходы и расходы, так будет справедливо! - сказал он шутя и
оплатил половину счета.
Его поступок не ускользнул от внимания мэра и начальника полиции. Они
одобрительно переглянулись, что, похоже, должно было означать: `Этот
Кочек, кажется, не скупой, но и не мот, - он себе на уме...`
Вернувшись домой, Василий занялся письмом `отцу` в далекую Словакию.
Понимая, что хотя Франция и свободная страна, но начальник полиции
наверняка захочет ознакомиться с содержанием письма иностранца,
адресованного за границу, Василий писал с особой тщательностью, обдумывая
каждое слово.
Закончив письмо, он позвал Лизу и прочитал ей вслух:

`Дорогой отец!
Прежде всего, рад тебе сообщить, что мы с Марианной, слава богу,
пребываем в добром здоровье и чувствуем себя здесь, на благодатной земле
Франции, отлично. Мы молим бога, чтобы он послал тебе и всем нашим
родственникам здоровья и благополучия.
Дорогой отец, как я уже писал тебе, я познакомился с хорошими людьми и
решил обосноваться здесь. Хозяин здешнего гаража и заправочной станции,
мсье Франсуа Ренар, на редкость достойный человек, предложил мне стать его
компаньоном, вложить некоторую сумму денег и расширить дело - превратить
гараж в ремонтную мастерскую. Сам понимаешь, это то, что мне нужно. Я ведь
неплохой автомеханик, - во всей Словакии едва ли кто-нибудь сможет лучше
меня отремонтировать моторы внутреннего сгорания всех систем.
Разумеется, я с большим удовольствием принял предложение мсье Ренара.
Уверен, что дело у нас пойдет. Правда, я еще точно не знаю, сколько
придется вложить в дело денег, но полагаю, что моя доля будет не такой уж
большой - в пределах моих возможностей.
Надеюсь, ты одобришь и благословишь мое начинание. Если я не ошибаюсь в
своих предположениях, то прошу тебя перевести на мой текущий счет в
здешнем отделении банка `Лионский кредит` семь тысяч французских франков,
по нижеуказанному адресу.
Тебе низко кланяется Марианна. Привет всем родственникам и знакомым,
особенно тете Кларе.
Остаюсь твой любящий сын и покорный слуга
Ярослав Кочек.
26 мая 1931 года
город Н., близ Парижа`.

Закончив чтение письма, Василий спросил:
- Ну как, достаточно ясно?
- Вполне. Хорошо бы скорее перевели деньги...
- Переведут, в этом я не сомневаюсь! Скоро мы перейдем с тобой на
полную самоокупаемость и не будем нашим в тягость!
- Это было бы чудесно, - ответила Лиза.
Как было условлено накануне, Василий явился утром к начальнику полиции
Жермену Руле с просьбой выдать ему разрешение на проживание во Франции,
так как он имеет намерение вложить значительную сумму денег в предприятие
Франсуа Ренара, гражданина Французской республики, и стать его
компаньоном.
Руле принял Кочека учтиво, усадил в кресло, внимательно прочитал
заявление.
- Отлично, да, очень хорошо! - наконец изрек он, но решил все же
продемонстрировать свою власть. - Не будет ли мсье Кочек любезен сказать:
работая у себя на родине автомехаником, он состоял в профсоюзе? В каком?
- Что вы, мсье Руле, какой там еще профсоюз! Я ведь был младшим
компаньоном, то есть в глазах профсоюзных руководителей презренным буржуа!
- Понятно, - полицейский одобрительно кивнул головой и, подумав
немного, задал следующий вопрос: - Вы газеты выписываете?
- Нет, иногда покупаю в киоске `Матэн` или `Энтрансижан`, чтобы
практиковаться во французском языке и узнать новости.
- А за какую партию вы голосовали во время последних выборов у себя на
родине?
- За нашего президента, господина Бенеша.
- Кажется, у вас в Чехословакии много коммунистов?
- Понятия не имею! Я вообще политикой не интересуюсь...
- Как вы думаете, мсье Кочек, можно ли установить на земле равноправие,
как утверждают коммунисты?
- Чушь! Я работаю не покладая рук, берегу каждый сантим и, накопив
небольшой капитал, открываю собственное дело. А другой, лентяй и лежебока,
хочет равняться со мной, ничего не делая! Нет, мсье, это несправедливо!
- Я тоже так думаю, - заключил начальник полиции и выдал Василию
квитанцию.
Недели через полторы пришел ответ от `отца`. Кочек-старший писал, что
он одобряет решение сына стать компаньоном достойного господина Франсуа
Ренара, тем более в таком деле, которое он хорошо знает. Правда, коль
скоро Ярослав решил обосноваться во Франции, было бы лучше жить в Париже,
где, без сомнения, гораздо больше возможностей для способного и делового
человека. Конечно, нехорошо молодому человеку жить вдали от родины, но, с
другой стороны, настоящая родина там, где хорошо живется. Старик извещал,
что перевел семь тысяч франков по адресу, указанному сыном. `Пойми, -
писал он, - семь тысяч франков - это целое состояние, потерять их легко, а
вот заработать куда труднее`.
Читая письмо `отца`, Василий улыбался. `Молодцы, все понимают`, - думал
он. А слова о том, что в Париже больше возможностей, вполне ясны: ведь его
конечная цель - Париж. Но для этого требуется солидная подготовка, - вот
он и занят этой подготовкой.
Вскоре Фурнье известил господина Я.Кочека официальным письмом о том,
что на его текущий счет поступило из Чехословакии семь тысяч франков.
Теперь Василию нужно было зарегистрировать в торговой палате
департамента половину ремонтной мастерской на свое имя и тем самым
окончательно упрочить свое положение. Человек, имеющий собственное дело, -
фигура, столп общества. Власти относятся к нему с доверием.
Утром Василий, свежевыбритый, в белоснежной накрахмаленной рубашке с
модным галстуком в полоску, бодро вошел в гараж. В этот ранний час шоссе
пустует, - редко кто заправляет машину бензином. Ренар сидел за конторкой
и, подперев рукой щеку, смотрел на дорогу. Увидев Василия, он сразу
оживился.
- О, мсье Кочек, доброе утро! Как хорошо, что вы зашли! - Он крепко
пожал руку будущему компаньону.
Василий приступил к делу.
- Отец перевел на мой текущий счет семь тысяч франков, - сказал он, -
об этом известил меня вчера уважаемый мсье Фурнье. - Василий показал
извещение и сразу понял, что весть о поступлении денег уже дошла до
хозяина гаража.
- Очень рад! - Ренар вежливости ради пробежал глазами записку. -
Надеюсь, мы с вами сегодня же договоримся обо всем и, не теряя времени,
оформим наши взаимоотношения. Сами видите, гараж пустует, заправочная
колонка бездействует. Другое дело - ремонт!
- Вы, вероятно, уже подсчитали средства, вложенные вами в дело, и
дополнительные расходы на организацию ремонтной мастерской? - спросил
Василий.
- Да, да, конечно! - Ренар подошел к конторке и достал толстую
бухгалтерскую книгу. - Тут учтено все до сантима и, уверяю вас, ничего не
преувеличено.
- Мсье Ренар, я вам верю, как самому себе. Не затрудняйте себя
подробностями, достаточно будет, если вы назовете итоговые цифры.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован