19 декабря 2001
122

ОПАСНЫЕ СНЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андрэ Нортон. Опасные сны.

Часть первая. ИГРУШКИ ТЭМИСАН.

Глава первая.

- Лорд Старекс, у Фустмэм она числится настоящим мастером снов
действий десятой мощи!
Джебис был слишком нетерпелив: она нажимал чрезмерно. И Тэмисан
мысленно усмехнулась, но из осторожности сохранила безразличное лицо, хотя
бросала быстрые взгляды из-под полуспущенных век. Этот торг близко касался
ее, потому что именно она была предметом спора, но ей в этом деле нечего
было сказать.
Она предполагала, что это была символическая небесная башня. Она,
казалось, плыла, поскольку ее подпоры, тонкие и хорошо скрытые, поднимали
башню высоко над Ти-Кри. Однако, ни одно из окон не выходило на настоящее
небо. Все они показывали разные ландшафты, иллюстрирующие, по мнению
Тэмисан, сцены другой планеты; некоторые, возможно, были сновидениями,
запомнившимися или внушенными.
На ковре из живой травы располагался шезлонг, где полусидел-полулежал
владелец. Но Джебису даже не предложили придвинутой к стене скамейки, и два
других человека в присутствии лорда Старекса тоже стояли. Они были
настоящими людьми, не андроидами, что относило ее владельца к очень
богатому классу Один, как подумала Тэмисан, был телохранителем, а другой,
моложе и худощавый, с недовольным ртом, был одет почти также, как и человек
на ложе, но с некоторой разницей, показывающей более низкое положение в
доме.
Тэмисан запоминала все, что видела, и откладывала для будущих справок.
Большинство мастеров снов мало обращало внимания на окружающий мир, они
были слишком запутаны в собственных творениях, чтобы думать о реальности.
Тэмисан нахмурилась. Она была мастером снов. Джебис и Фустмэм могли
подтвердить это; лежащий в шезлонге тоже сможет подтвердить это, если
заплатит требуемую цену. Но она была еще чем-то, хотя и сама не была
уверена, чем именно. В ней было что-то, отличающее ее от других мастеров, и
у нее хватало ума скрывать это с тех пор, как она впервые узнала, что
остальные в Улье Фустмэм не могли чисто выходить, и поэтому некоторых
приходилось кормить, одевать и заботиться о них, словно они не знали, что
имеют какие-то тела.
- Мастер снов действия... - Лорд Старекс передвинул плечи, и обивка
кресла немедленно приспособилась сама к его движению с целью дать человеку
максимум удобств. - А действие во сне - это ребячество.
Тэмисан владела собой, но внутри у нее вспыхнула искра злобы.
Ребячество? О, она показала бы ему ребячество в сновидении, которое она
сможет сплести для клиента. Но Джебиса не задело унижительное замечание
возможного покупателя: в его глазах это было логичным шагом в торговле.
- Если вы желаете Е-мастера... - Он пожал плечами. - Но вы требовали
от Улья именно А...
Он рискнул быть чуточку резким. Не ужели он так уверен в этом лорде? -
подумала Тэмисан. Видимо, у него была какая-то внутренняя информация,
которая позволяла ему такую самонадеянность, потому что Джебис мог бы
съежится от страха и ползти на брюхе, как последний нищий, если бы считал,
что этим заработает один-два кредита.
- Кейс, это твоя идея. Какова цена мастеру снов? - небрежно спросил
Старекс.
Младший из его компаньонов сделал два шага вперед. Он был причиной ее
появления здесь. Он был Лордом Кейсом, кузеном владельца всего этого
великолепия, хотя наверняка, по мнению Тэмисан, не имел в доме никакого
авторитета. Тот факт, что Старекс лежал в шезлонге, был продиктован не
пренебрежением, а тем, что пряталось под шелковым халатом, покрывающим до
половины тело Старекса. Человек, не могущий более ходить прямо, мог найти
удовольствие в способностях мастера деятельных сновидений.
- У нее десятый класс, - напомнил Кейс.
Черные брови Старекса сдвинулись:
- Это верно?
- Верно, лорд Старекс, - быстро вмешался Джебис. - Из роя
этого года она выше всех. Именно поэтому... мы и сделали предложение вашему
лордству.
- Я не стану платить только за репутацию, - ответил Старекс.
Джебис не обиделся.
- Десятый класс, милорд, не делает демонстраций. Как вам известно,
свидетельство Улья не может быть подделано. У меня важное дело в Броке, и я
должен остаться здесь, поэтому только я и продаю ее. Сама Фустмэм
предлагала сдавать ее в аренду.
Тэмисан, не имея ничего, чтобы держать пари, и никого, с кем его
держать на сей раз поставила бы на своего дядю. Дядя? Тэмисан считала, что
у нее нет кровной связи с этим насекомым в образе человека, с его
морщинистым лицом, вечно бегающими глазами и худыми руками с
полускрюченными пальцами, которые всегда напоминали ей вытянутые клешни
краба. Конечно, ее мать нисколько не напоминала дядю Джебиса, поскольку
отец нашел в ней какую-то ценность для постели, и не на одну ночь, а на
полгода. Не впервые Тэмисан думала о своих родителях. Ее мать не была
мастером снов, но у нее была сестра, которая умерла (прискорбно для
семейного благосостояния) в Улье во время юношеской стимуляции как Е-
мастер. Ее отец был из другого мира, чужак, но достаточно гуманоидный,
чтобы дать потомство. Он снова исчез с планеты, когда желание бороздить
звездные пути начало слишком одолевать его. Если бы Тэмисан не показала
рано свой талант мастера снов, дядя Джебис и остальной выводок клана Кески
никогда бы не задумались о ее будущем, когда ее мать умерла от синей чумы.
Тэмисан была полукровкой и достаточно умна, чтобы рано понять, какое
преимущество дает ей разница между ее силой и силой других в Улье.
Способность творить сны - врожденный талант. Для мастеров низкого класса
это был уход из мира, и такие мастера широко использовались. Но другие,
которые могли проецировать сновидения, включая других в цепь, брали высокую
цену в соответствии с силой и стабильностью своих творений. Е-мастера,
творящие эротические и сладострастные сны, ценились выше, чем мастера снов
действия. Но в последние годы произошел переворот в обратную сторону, хотя
Тэмисан не знала, долго ли это продержится. Те, кому повезло иметь для
продажи А-мастера, старались сбыть свой товар побыстрее, пока цена не
упала.
Скрытый талант Тэмисан состоял в том, что она никогда полностью не
оставалась в мире сна, как было с теми, кого она отправляла туда (она
обнаружила это совсем недавно и держала это открытие при себе). И таким
образом она могла в какой-то мере управлять связью, а не быть бессильной
пленницей, вынужденной видеть во сне чужие желания.
Она вспоминала то, что знала о лорде Старексе. Что Джебис хотел
продать ее владельцу небесной башни, было ясно с самого начала, и
естественно, что он выбирал то, что, по его мнению, будет самой лучшей
сделкой. Но хотя по Улью бродили слухи, Тэмисан была уверена, что многое из
рассказов о других мирах было неточным и искаженным.
Мастера снов были ограждены от любой реальной встречи с повседневной
жизнью, их талант лихорадочно питался и укреплялся продолжительными
занятиями с проекторами Три-Ди и информационными лентами.
Старекс, в противовес большинству людей своего класса, был деятелем.
Он нарушил обычаи касты, отправившись в длительное путешествие к другим
мирам. Только после какого-то таинственного несчастного случая,
искалечившего его, он стал затворником, видимо, скрывая увечное тело. Он не
из тех, кто идет сам в Улей за товаром. И наверняка их вызвал сюда лорд
Кейс.
О Старексе трудно было судить, когда он вытянулся в шезлонге, и
большая часть его тела скрывалась под сказочным шелком. Тэмисан считала,
что стоя он на голову выше Джебиса он выглядел хорошо сложенным и
мускулистым, и этим больше походил на своего стража, чем на кузена.
Лицо его было необычным: от широкого лба и скул оно сужалось к
крепкому подбородку, и это придавало его голове клинообразную форму. Кожа
его была темная, почти такая же, как у космолетчиков. Черные волосы были
так коротко острижены, что казались плотной бархатной шапкой, особенно по
контрасту с длинными прядями его кузена.
Его лютрексовая туника модного цвета была из дорогого материала, но
менее украшена, чем у молодого человека. Рукава были широкие и свободные и
легко соскальзывали, когда он поднимал руки. На нем была единственная
драгоценность - камень корос, вставленный в серьгу, которая качалась на
уровне челюсти.
Тэмисан не назвала бы его красивым, но чем-то он приковывал внимание.
Возможно, своей надменной уверенностью, что никто никогда не пойдет
наперекор его желаниям. Но он никогда еще не встречался с Джебисом, и
теперь, возможно, даже лорду Старексу придется чему-то научиться.
Изгибаясь и вертясь, негодуя и убеждая и пользуясь всеми хитростями
давней тренировкой в делах, Джебис торговался. Он призывал богов и демонов
в свидетели его бескорыстного желания угодить, его отчаяния, что его
неправильно понимают. Это был совершенно выдающийся акт, и Тэмисан отобрала
лучшие отрывки в свой мысленный резервуар для применения в сновидениях. Это
было гораздо более возбуждающим, чем три-ди, и она удивлялась, почему живой
драматический материал не ценится в Улье. Может быть, Фустмэм и ее
помощницы боялись любого клочка реальности, могущей пробудить мастеров от
их кондиционного погружения в собственные творения.
На минутку она подумала, что лорд Старекс тоже развлекается этим. Но
затем в его лице появилось нечто вроде усталости, намекающей на скуку, хотя
это ненормально для любого желающего иметь личного мастера снов. Затем
внезапное как будто ему все надоело, он перебил самую страстную мольбу
Джебиса о небесном понимании его правоты одной простой фразой:
- Я устал, парень. Возьми свою цену и уходи...
И лорд закрыл глаза.
Стражник достал из своего пояса кредитную пластинку, вытянул длинную
руку через спинку шезлонга, чтобы лорд Старекс приложил большой палец к
поверхности пластинки, утверждая платеж, и швырнул ее Джебису. Она упала на
пол, и маленький человечек заскреб по ней пальцами. Тэмисан увидела
выражение его бегающих глаз. Джебису не слишком нравился лорд Старекс, но
это не означало, конечно, что он презирает и кредитную пластинку, которую
он силился схватить.
Он откланялся, не взглянув на Тэмисан. Она осталась стоять, как будто
была андроидом. Лорд Кейс шагнул вперед и легко коснулся ее руки, как бы
считая, что она нуждается в руководстве.
- Пошли, - сказал он, и его пальцы схватили ее запястье и потянули за
собой. Лорд Старекс не обратил никакого внимания на свое новое
приобретение.
- Как тебя зовут? - Лорд Кейс говорил, медленно, подчеркивая каждое
слово, словно должен был пробить какую-то завесу между ними. Тэмисан
догадалась, что он имел контакт с мастерами высшего класса, которые всегда
теряются в реальном мире. Осторожность советовала оставить его в
уверенности, что она также ошеломлена. Поэтому она медленно подняла голову
и посмотрела на него делая вид, что ей трудно сфокусировать свой взгляд.
- Тэмисан, - ответила она после достаточной паузы. - Я - Тэмисан.
- Красивое имя - Тэмисан, - сказал он, как если бы обращался к
тупоумному ребенку. - Я лорд Кейс. Я твой друг. Но Тэмисан, восприимчивая к
оттенкам голосов, подумала, что хорошо сделала, что разыграла
растерянность. Кем ни был бы Кейс, другом он ей не был, разве что это
отвечало его целям.
- Вот твои комнаты, - он провел ее по холлу к дальней двери, где
провел рукой по поверхности, чтобы открыть световой замок. Затем он ввел
Тэмисан в овальную комнату с высоким потолком. Окон в ней не было. Центр
комнаты спускался рядом широких ступеней к водоему где маленький фонтан
поднимался душистым туманом и капал обратно в белый костяной бассейн. На
ступенях лежало множество подушек и мягких ковриков нежных оттенков
голубого и зеленого. Овальные стены были задрапированы тканью эпдекс
светло-серого оттенка с лиловым и завитками бледно-зеленого цвета.
В создание и убранство комнаты было вложено много заботы. Возможно,
Тэмисан была последней в серии мастеров сна, потому что это было настоящим
местом отдыха и такой роскоши для мастеров не знали даже в Улье.
Полоса ткани на стене поднялась, и вошла личная телохранительница-
андроид. Голова ее представляла собой овал с фасеточными глазами-
пластинками и слушающими сенсорами. Гуманоидное белое тело было белым, как
слоновая кость.
- Это Пурпей, - сказал Кейс. - Она будет следить за тобой.
Мой страж, - подумала Тэмисан. Работа робота-андроида, возможно, будет
ей неприятна, а самое главное - Тэмисан в этом не сомневалась - это белое
существо будет стоять между ней и надеждой на свободу.
- Если ты что-нибудь пожелаешь, скажи Пурпей. - Кейс выпустил ее руку
и повернулся к двери. - Когда лорд Старекс пожелает видеть сны, он пошлет
за тобой.
- Я в его распоряжении, - пробормотала в ответ Тэмисан; это был нужный
ответ.
Она проводила Кейса глазами и повернулась к Пурпей. Тэмисан имела все
основания считать, что андроид запрограммирован записывать каждое ее
движение. Но неужели же кто-нибудь здесь думает, что мастер снов имеет хоть
какое-то желание стать свободным? Мастер сна желает только сна: это ее
жизнь, вся жизнь. Оставить место, которое благоприятствовало такой жизни,
было бы сродни самоубийству, о чем дисциплинированный мастер снов и
подумать не может.
- Я хочу есть, - сказала она андроиду.
- Пища готова, - Пурпей подошла к стене, снова откинула в сторону
полоску ткани, за которой была серия кнопок: Пурпей нажала на них сложным
образом.
Прибыл закрытый поднос с яствами, каждое в своем горячем или холодном
отделении. Тэмисан поела. Она узнала обычные блюда диеты мастеров, только
они были приготовлены гораздо лучше и поданы красивее, чем в Улье. Она ела,
пользовалась ванной за другой стенной обивкой, куда Пурпей привела ее, и
хорошо спала на подушках рядом с бассейном, где легкая игра воды убаюкивала
ее.
Время почти ничего не значило в овальной комнате. Тэмисан ела, спала,
мылась и смотрела три-ди, который по ее просьбе принесла Пурпей. Будь она
такой же, как остальные в Улье, это существование было бы для нее
идеальным. Но Тэмисан, наоборот, становилась беспокойной, когда ее долго не
звали показать свое искусство. Она была наемницей здесь, и никто из
обитателей небесной башни, похоже, не знал о ней.
Можно сделать только одно - решила Тэмисан после второго пробуждения.
Мастеру снов разрешалось, хотя в обязанность и не вменялось, изучать
личность хозяина, которому она должна служить, если она личный мастер, а не
арендована от Улья. Теперь она имела право просить ленты, касавшиеся
Старекса. В сущности, могло бы показаться странным, если бы она этого не
сделала, так что она потребовала их. Таким образом она узнала кое-что о
Старексе и его домочадцах.
Кейс имел когда-то личное состояние, которое Улетучилось в резУльтате
какой-то катастрофы, когда он был еще ребенком. Он был в некотором роде
усыновлен отцом Старекса, главой клана, и после болезни Старекса действовал
в качестве его поверенного. Телохранителем был Улфилес, инопланетный
наемник, которого Старекс привез из своих звездных странствий.
Но Старекс, если не считать нескольких голых фактов,
оставался загадкой. Он как-то совсем не походил на других. Он искал
перемены в других местах и мирах, но то, что он мог найти там, не излечило
его от вечной усталости жить. Данные о его личной жизни были очень скудны.
Теперь Тэмисан была уверена, что любой из домочадцев был для него только
орудием, которым он мог пользоваться или отбросить. Он не был женат, и
связи с женщинами, которых он приближал к дому (больше их стараниями, чем
прямыми действиями с его стороны), не длились долго. По существу, он
настолько закрылся в раковине безразличия, что Тэмисан сомневалась, есть ли
в этом укрытии реальный человек.
Она стала размышлять, почему он позволил Кейсу добавить ее к его
собственности. Чтобы как можно лучше использовать мастера снов, хозяин
должен быть готовым участвовать, а прочитанные Тэмисан ленты ясно давали
понять, что безразличие Старекса поставит барьер любому реальному
сновидению.
Чем больше Тэмисан узнавала негативного, тем более это казалось ей
вызовом. Она лежала возле бассейна в глубоком раздумье, хотя мысли блуждали
даже больше, чем она сама догадывалась, от жестоких упражнений,
полагающихся мастеру десятого класса. Придумать сон, который может пленить
Старекса - это действительно вызов.
Он хотел действия, но, как ни сильна была тренировка Тэмисан, ее не
хватало, чтобы увлечь его. Следовательно, ее действие должно принять новый
оборот.
Это был сверхутонченный век, когда звездные путешествия стали фактом,
и, хотя ленты не указывали детально, что Старекс делал в других мирах, было
ясно, что лорд много экспериментировал с реальностью своего времени.
Значит, он будет удовлетворен неизвестным. Она не нашла в лентах
намека на садистские или извращенные наклонности, и она знала, что если бы
он потянулся к такому образу сна, она, Тэмисан, не годилась для этого. Да и
Кейс выставил бы ей в Улье такие требования.
Здесь было много исторических лент, из которых она могла бы кое-что
взять, но все они были копаны и перекопаны. Будущее было чересчур
затаскано, надоело. Темные брови Тэмисан сдвинулись над закрытыми глазами.
Банально. Все, о чем она думала, было банальным! И вообще, чего ради она
беспокоится? Она даже не знает, почему ее так сильно увлекает желание
создать сон, который вытряхнет Старекса из его раковины и докажет ему, что
Тэмисан достойна своего разряда. Может, отчасти потому, что он и не думает
посылать за ней и дать ей возможность доказать свою силу. Судя по его
безразличию, он думает, что она ничего не может предложить.
Тэмисан имела право затребовать хоть всю библиотеку лент из Улья. Это
был самый большой комплект в звездных путях. Ну, еще бы! Корабли посылались
только для того, чтобы привезти новые знания, которые будут питать
воображение мастеров сна!
История... Ее мысли вернулись к прошлому, хотя оно было слишком
изношено для ее целей. История... Что такое история? Это серия событий,
действий личностей или наций. Действия имели результаты. Тэмисан села на
подушках. Р е з у л ь т а т ы д е й с т в и я! Иногда от одного
единственного действия получались далеко идущие результаты: смерть
правителя, исход одной битвы, посадка звездного корабля... или его гибель
при посадке.
Так...
Мерцающий огонек идеи окреп. История может иметь множество дорог рядом
с уже известной. Но могла ли Тэмисан воспользоваться этим? А ведь тут
имелись бесчисленные возможности. Руки Тэмисан вцепились в полы халата.
Проблема начала вырисовываться. Но требуется время... Тэмисан больше не
сетовала на равнодушие лорда. Пусть оно длится - ей дорога каждая минута.
- Пурпей!
Андроид материализовался из-под сетки.
- Мне нужны некоторые ленты из Улья. - Она заколебалась. Несмотря на
нетерпение, она должна действовать гладко и точно. - Послание Фустмэм:
прислать Тэмисан ленты истории Ти-Кри пятилетней давности.
Это была история единственного города, который основал небесные башни.
Тэмисан начнет с малого, но попробует свою идею. Сегодня это будет один
город, завтра планета, а затем - кто знает, может, и солнечная система Она
обуздала свое возбуждение. Сделать надо многое. Ей нужно время и рекордер.
Но, во имя Четырех Грудей Власты, только бы ей удалось это сделать!
Время, похоже, у нее было, хотя в душе все время тлела искорка страха:
вызов лорда может прийти в любое время. Но вот из Улья прибыли ленты и
рекордер, так что она металась от одного к другому, делая выписки из этого,
что узнавала. Когда ленты были прокручены, она стала лихорадочно изучать
заметки. Теперь для нее ее идея означала больше, нежели просто инструмент
для развлечения трудного хозяина. Идея поглотила Тэмисан целиком, словно
она была мастером низшей ступени, попавшей в собственное творение.
Когда Тэмисан осознала опасность этого, она бросила изучение и
вернулась к лентам дома, чтобы снова узнать, что можно, о Старексе.
Но когда наконец пришел вызов, она снова пробежала свои заметки. Она
не знала, сколько времени провела в небесной башне, потому что дни и ночи в
овальной комнате одинаковы. Она ела и спала только заботами Пурпей.
За Тэмисан пришел лорд Кейс. Она только только имела время исполнить
свою роль растерянного мастера, когда он вошел.
- Ты здорова, счастлива? - спросил он, как это было принято.
- Радуюсь хорошей жизни.
- Лорд Старекс желает войти в сон. - Кейс потянулся к ее руке, и она
не возражала. - Лорд Старекс требует многого. Предложи же ему самое лучшее,
мастер снов. - Он как бы предупреждал ее.
- Мастер снов спит, - ответила она неопределенно, - и ее сон можно
разделить.
- Правильно, но лорду Старексу трудно угодить. Сделай для него самое
лучшее, мастер.
Она не ответила. Он вывел ее из комнаты в серый коридор, а затем вниз,
к нижнему уровню. Комната, в которой они в конце концов очутились, имела
знакомое ей оснащение: ложе для мастера, второе для разделяющего сон-
мастера, и между ними связующая машина. Только тут было еще и третье ложе.
Тэмисан удивленно взглянула на него.
- Спят двое, а не трое.
Кейс покачал головой.
- Лорд Старекс хочет, чтобы другой человек тоже разделил сон. Связь
новой модели машины очень сильная. Это уже проверено. Кто же будет третьим?
Ульфилес? Неужели лорд Старекс хочет тащить телохранителя с собой в сон?
Дверь отворилась, и вошел лорд Старекс. Он вошел с трудом, волоча
ногу, словно не мог ни согнуть ее в колене, ни управлять ею мышцами, и
тяжело наваливался на андроида. Когда слуга уложил его на кушетку, он даже
не взглянул на Тэмисан, а только слегка кивнул Кейсу.
- Займи свое место, - приказал он.
Может быть, Старекс боялся сонного состояния и хотел иметь Кейса в
качестве контроля, поскольку Кейс определенно спал и раньше.
Затем Старекс повернулся к Тэмисан и, взяв корону для сна, скопировал
движения, которыми Тэмисан прилаживала такой же обруч на свою голову.
- Покажи нам, что ты можешь предложить.
В его голосе слышалась тень враждебности и вызова, из чего она
заключила, что и он не верит в ее возможности.


Глава вторая.
Она не могла позволить себе сейчас думать о Старексе: она должна
думать только о сне. Она должна творить и не сомневаться, что ее творение
будет идеальным. Она закрыла глаза, укрепила волю потянула в свое
воображение все нити изученных лент и стала ткать сон.
С минуту все было, как и в начале любого сна, а потом...
Она не исследовала, а лишь наблюдала, внимательно и критически за тем,
что сама проворно крутила. Но получилось, будто сетка внезапно стала
реальной и туго сплела Тэмисан, как паутина фис-паука запутывает
синекрылого мотылька.
Такого сна Тэмисан еще никогда не знала и паника так крепко охватила
ее, что она не могла крикнуть, да и голоса не осталось. Она падала все ниже
и ниже из какой-то точки наверху, задела за кустарник, немного задержавший
ее падение и наконец больно ударилась, почти потеряв сознание. Она лежала
неподвижно, тяжело дыша, с закрытыми глазами и боялась открыть их и
увидеть, что она и в самом деле попала в какой-то кошмар, а не в правильное
сновидение.
Она медленно оправилась от своей кружащей голову растерянности и
попыталась обрести контроль не только над своими страхами, но и над своими
силами мастера снов. Затем она осторожно открыла глаза.
Над ней было бледно-зеленое небо со следами тонких серых облаков,
похожих на длинные слепившиеся пальцы. Небо было таким же реальным, как
любое небо, находись она в собственном мире и времени. В с о б с т в е н н
о м в р е м е н и и м и р е!
Она подумала об идее, которую она создала, чтобы поразить Старекса.
Разум ее оживился. Неужели тот факт, что она работала с новой теорией,
пытаясь создать поворот сновидениям, могущим пробить безразличие усталого
человека, вызвал это?
Тэмисан села, вздрагивая от боли ушибов и огляделась. Она была на
гребне небольшого бугра. Страна вокруг не была дикой... Местность была
гладкой, обработанной, там и сям виднелись скалы, разумно обтесанные и
обвитые цветущими виноградными лозами. А другие скалы были абсолютно голые,
мрачные и все же они спускались к стене. Они имели самую разнообразную
форму: от смутно приемлемой гуманоидной до гротескно чудовищной. Тэмисан,
разглядев их поближе, решила, что их вид ей не нравится. Они были не из ее
воображения.
За стеной начиналась группа строений. И поскольку Тэмисан привыкла
видеть небесные башни и меньше, но зато более основательные здания, эти
показались ей необычно приземистыми и тяжелыми. Насколько она могла видеть,
самый высокий дом имел три этажа. Здесь люди не тянулись к звездам, а
жались к земле.
Но где это - з д е с ь? Это не ее сон. Тэмисан закрыла глаза и
сосредоточилась на начале того сна, который она планировала. Они должны
были попасть в мир, созданный ее воображением, а вовсе в не этот. Ее
основная идея была довольно проста, но, насколько она знала, ни один мастер
ею не пользовался. Идея состояла в том, что прошлая история мира Тэмисан
могла быть изменена много раз за время своего течения. Тэмисан взяла три
основные точки изменения и изучала, что могло произойти, если бы судьба
дала этим точкам противоположное решение.
Зажмурившись, чтобы не видеть этой кажущейся реальности, в которую она
попала, Тэмисан сосредоточилась на выбранных ею точках.
Приветствие Верховной Королевы Ахты - это первая точка.
Что бы случилось, если бы первый звездный корабль при своем
приземлении не был бы принят за сверх естественное явление, и маленькое
королевство, в котором он коснулся почвы, не приняло бы его экипаж как
богов, а встречало бы его отравленными дротиками?
Потеря, `Странника`, - это вторая точка.
Это был корабль колонистов, отклонившийся от предписанного ему курса
из-за поломки бортового компьютера. Ему пришлось приземлиться здесь, иначе
его пассажиры могли погибнуть.
Что бы произошло, если бы поломки компьютера не было, и `Странник`
продолжил бы свой путь?
Смерть Силта Сладкогласного до того, как он добрался до алтаря Иктио -
третья точка.
Этот проповедник мог бы не оказаться той жестокой силой, что вела
кровопролитное восстание от храма к храму и погрузила во тьму три четверти
планеты.
Тэмисан выбрала эти точки, но даже не была уверена, что одна не может
зачеркнуть другую. Силт вел восстание против колонистов со `Странника`.
Если бы приветствие не состоялось... Тэмисан не знала, она лишь пыталась
найти рисунок событий, а затем вообразить современный ей мир, исходя из
этих перемен.
Она снова открыла глаза. Нет, это не ее воображаемый мир. Во сне никто
не ушибает ребра, не сидит на влажной земле, не чувствует ветра и не
позволяет дождю мочить волосы и платье.
Она подняла руки к голове: что с сонной короной?
Ее пальцы коснулись металлического плетения, но шнуров не было. Тут
она впервые вспомнила, что была связана со Старексом и Кейсом, когда это
случилось.
Тэмисан встала и огляделась вокруг, надеясь увидеть их где-нибудь
поблизости... Нет, она была одна, и дождь усиливался. Возле стены был
навес, и Тэмисан поспешила к нему. Три кривых столба поддерживали маленький
купол. Стен не было, и она встала в самом центре, чтобы избежать приносимой
ветром влаги. Она никак не могла избавиться от ощущения, что это не сон, а
самая настоящая реальность.
Тэмисан попыталась победить панику и обдумать возможности Неужели она
попала в вероятностный Ти-Кри, который мог бы существовать, если бы
выбранные ею три ключевые точки и в самом деле имели бы другое решение?
Если так, не может ли она вернуться, пересмотрев эти точки в обратном
порядке? Она закрыла глаза и сосредоточилась.
Выворачивающее желудок головокружение... Она покачнулась. Сотрясаемая
тошнотой, она оставила попытку и открыла глаза дождю. Она силилась понять,
что же произошло. Это кружение напоминало ощущение нарушенного сна, и это
означало, что она во сне. Но было совершенно ясно, что она пленница в нем.
Но Но к а к и п о ч е м у? Глаза ее сузились, хотя она смотрела внутрь,
а не на дождь. И з к о г о?
`Допустим... допустим, что один или оба из тех, кто делил мой сон,
также появились в этом месте, хотя оно и неправильное. Тогда я должна найти
их. Мы должны вернуться вместе, потому что оставшийся станет якорем для
остальных. Нужно найти их как можно скорее!`
В первый раз она взглянула на мокрое платье, прилипшее к ее стройному
телу. Это не был серый чехол мастера снов, а длинное, хлюпающее по лодыжкам
платье темно-фиолетового цвета, почему-то показавшееся ей уместным и
приятным.
От колен до низа на платье был бордюр замысловатой вышивки. Узор был
так запутан, что Тэмисан не могла выделить ни одной его детали. Но, как ни
странно, чем дольше она рассматривала его, тем более он казался ей не
нитями на ткани, а словами на странице рукописи, какие она видела на
видеолентах по древней истории. И нити эти были металлически-зеленые и
серебряные, и среди них только несколько мелких штрихов более светлого
оттенка фиолетового.
На ее талии был пояс из серебряных звеньев с широкой пряжкой из того
же металла, усыпанный пурпурными камнями. К поясу была пристегнута сумка.
Платье от горловины до пояса было зашнуровано серебряными шнурками,
продетыми сквозь металлические глазки в ткани. Рукава платья длинные,
широкие, разрезанные от локтя вниз на четыре части, отлетевшие от рук,
когда Тэмисан подняла их, чтобы снять корону сна.
Она сняла отнюдь не знакомый ей колпак, плотно прилегающий к ее
коротко остриженным волосам, а нечто вроде серебряного обруча; внутренние
проволочки или полоски металла поднимались вверх по крайней мере на фут и
сходились конусом. На его верхушке было прекрасно сделанное летающее
существо со слегка опущенными крыльями и крошечными блестящими камешками
глаз.
Когда она повернула голову, длинная шея существа изменила положение, и
крылья его дрогнули. Тэмисан сначала так испугалась, что чуть не выронила
корону, подумав, что существо живое.
Но она вспомнила одну из исторических лент. Птица была флэкаром Олавы.
Тэмисан носила ее, значит, она была устами Олавы - частично жрица, частично
чародейка и, как ни странно, - частично развлекающая. Но судьба
благоприятствовала ей в этом. Уста Олавы могли бродить: где угодно и,
кажется, просто заниматься своими обычными делами.
Тэмисан провела рукой по голове, прежде чем снова одеть корону. Ее
пальцы коснулись не короткого ежика мастера снов, а мягких влажных прядей,
завивающихся на лбу и шее.
Конечно, она придумывала себе одежду для сна; но на этот раз она
представила себя не такой, и то, что она стала Устами Олавы, тоже не было
по ее воле. Но ведь Олава относился ко времени правления Верховной
Королевы. Значит, Тэмисан каким-то образом пронеслась назад во времени. Чем
раньше она узнает, где она и когда, тем будет лучше.
Дождь утихомирился, и Тэмисан вышла из-под купола. Взбираясь обратно
на холм, она приподняла платье обеими руками. Поднявшись на вершину, она
медленно повернулась в попытке обнаружить, что не одна в этом странном
мире.
Но здесь не было ничего, кроме каменных фигур и растительности. Внизу
были стена и купол. Но позади Тэмисан был второй холм, выше этого, и
наверху была крыша, видимая только отдельными кусками через экран деревьев.
Крыша имела гребень, заканчивавшийся с каждой стороны резким завитком, так
что здание как бы имело на каждом конце ухо. Крыша была зеленая, блестящая,
несмотря на тучи над ней.
Направо и налево Тэмисан мельком видела изгиб стены, опять каменные
фигуры и цветы или кустарники.
Подобрав юбки, Тэмисан стала подниматься по крутизне высокого холма в
поисках дороги или тропинки, ведущей к зданию. Она обнаружила ее, обойдя
густой, плотный куст с громадными красными цветами. Это была широкая
дорога, вымощенная мелкими цветными камешками по прочному основанию, и вела
она к воротам здания на вершине холма.
Строение по форме казалось чем-то знакомым, но Тэмисан не могла точно
определить. Может, что-то похожее она видела на три-ди. Дверь была такая же
блестяще-зеленая, как и крыша, а стены - бледно-желтые, и в них правильными
интервалами были прорезаны узкие окна, высотой от крыши до низа.
Когда она остановилась, недоумевая, где она видела такой дом, оттуда
вышла женщина. На ней было такое же, как и у Тэмисан платье, зашнурованное
на груди и с разрезными рукавами, но зеленое, как дверь дома, так что,
когда она встала в дверях, ясно были видны только ее голова и руки. Она
сильно жестикулировала, и Тэмисан внезапно поняла, что это именно ее зовут
и ждут. И она снова почувствовала неловкость.
В снах она широко использовала встречи и прощания, но они всегда были
придуманы ею самой, и ничто не происходило помимо ее желания. Люди в ее
снах были игрушками, фишками, чтобы двигать их туда или обратно по своему
желанию, и она всегда управляла ими.
- Тэмисан, тебя ждут, иди скорее! - кричала женщина.
Тэмисан на минуту подумала, не убежать ли ей в другую сторону, но
необходимость узнать, что же произошло, заставила ее двинуться в возможную
опасность, подойти к женщине.
- Ну, ты вся промокла! Сейчас не время гулять по саду. Первая Стоящая
просит что-нибудь из уст. Если ты рассчитываешь на щедрость ее кошелька,
поспеши - иначе ей надоест ждать!
Дверь вела в узкий проход, и женщина толкнула Тэмисан во вторую дверь,
расположенную напротив первой. Они вошли в большую комнату, в центре
которой кружком стояли кушетки. Возле каждой стоял маленький столик,
заставленный блюдами. Прислуживающие девушки уносили их - видимо, еда была
закончена. Между кушетками также стояли высокие, в рост Тэмисан,
подсвечники. В каждом были свечи толщиной в руку, от которых исходил не
только яркий свет, но и нежный запах.
В середине круга диванов стояло кресло с высокой спинкой и балдахином.
В нем сидела женщина со стаканчиком в руке. На ней был меховой плащ,
закрывающий почти все ее платье, только кое-где мерцало золото, выхваченное
огнем свечей. Капюшон из той же, похожей на металл, ткани открывал только
ее лицо, лицо старой женщины с глубокими морщинами и ввалившимися глазами.
Диваны были заняты мужчинами и женщинами - женщины со стороны кресла,
а мужчины как можно дальше от древней благородной дамы. Прямо напротив нее
стояло другое внушительное кресло, только без балдахина и перед ним стоял
стол, на четырех углах которого размещались небольшие чаши: кремовая,
бледно-розовая, светлоголубая и зеленая, как морская пена.
Кладовая знаний Тэмисан дала ей некоторую подготовку. Это было сидение
для магии уст, и от Тэмисан требовалось явно ее услуги, как
предсказательницы. Что же она сделала, позволив привести себя сюда? Сможет
ли она сыграть роль достаточно хорошо, чтобы обмануть эту компанию?
- Я голодна, Уста Олавы. И жажду, но не того, что питает тело, а того,
что удовлетворяет разум. - Старая женщина слегка наклонилась вперед. Голос
ее был слабым от возраста, но нес в себе силу власти, силу человека,
который очень давно не встречал противодействия своему слову или желанию.
Придется импровизировать, - решила Тэмисан. Она была мастером слов и
разрабатывала в сновидениях многие странные вещи, и теперь нужно было
только вспомнить. Ее мокрые юбки прилипли к ногам и бедрам, когда она вышла
вперед, не оглядываясь на женщину позади себя, и села в кресло напротив
своей клиентки. Она потянулась к слабым всплескам памяти, которая вроде бы
и не совсем ее собственная, но Тэмисан еще не осознала это полностью.
- Что ты хочешь знать, Первая Стоящая? - она инстинктивным жестом
подняла руки и коснулась пальцами висков.
- Что будет со мной... и с моими... - Последние два слова были
произнесены почти как вздох.
Руки Тэмисан двинулись сами собой, и она в изумлении задохнулась. Она
словно повторила действие, известное ей также хорошо, как и техника мастера
снов. Левой рукой она зачерпнула песок из кремовой чаши. Он был на два тона
темнее, чем сама чаша. Резким движением она бросила песок, и он рассыпался
по столу тонким, как пленка гладким слоем.
Это не было ее сознательным действием: будто кто-то другой руководил
ею. Женщина в кресле наклонилась вперед, и по ее молчанию было ясно, что
все идет правильно.
Опять-таки без приказа разума правая рука Тэмисан взяла синего песку
из голубой чаши. На этот раз она не бросила песок, а сжав в кулаке его
мелкие зерна, медленно провела им над столом, так что песок сыпался тонкой
струйкой и оставил рисунок на первом слое.
Это был именно рисунок, а не случайный разброс. Он изображал меч с
эфесом чашеобразной формы и чуть изогнутым лезвием и сужающимся до тонкого
острия.
Теперь рука Тэмисан потянулась к розовой чаше. Песок в ней был темно-
красный, он казался пятнышками только что пролитой крови. Тэмисан тоже
зажала его в кулаке, и высыпавшаяся струйка превратилась в космический
корабль. По своим контурам он слегка отличался от тех, что Тэмисан видела
всю жизнь, но ошибиться было невозможно. Это был корабль, и он парил над
столом, как бы угрожая опуститься на остроконечный меч. А м о ж е т, э т
о м е ч у г р о ж а л е м у?
Тэмисан услышала вздох изумления, а возможно, и страха. Но этот звук
исходил не от женщины, которая ждала предсказаний; он вырвался, видимо, у
какого-то другого члена компании, напряженно следившей, как Тэмисан рисует
цветным песком.
Теперь она потянулась к последней чаше, но взяла оттуда только
щепотку. Она высоко подняла руку над рисунком и разжала пальцы. Зеленые
пылинки поплыли вниз и собрались в знак в виде круга, в котором не хватало
одной части.
Тэмисан уставилась на него, и под силой ее взгляда он немного
изменился. Он стал символом, который Тэмисан хорошо знала. Это была
эмблема, правда, упрощенная, но легко читаемая - эмблема дома Старекса, и
она легла одновременно на край корабля, и на эфес меча.
- Прочти это! - резко потребовала благородная дама.
К Тэмисан откуда-то пришли слова:
- Это меч Ти-Кри, поднятый для защиты.
- Точно, точно! - пробежал шепоток по диванам.
- Корабль идет, как опасность.
- Эта штука? Но это не корабль.
- Это корабль со звезд.
- Вай, вай, вай ! - это был уже не шепот, а крик страха. - Во времена
наших отцов мы имели дело с фальшивыми существами. Ахта, пусть твой дух
будет нашим щитом, нашим мечом!
Благородная дама жестом призвала всех к молчанию.
- Хватит! Скликая почитаемых духов, можно вызвать субстанцию, но это
не значит, что они будут помогать нам, а не сражаться в собственных
интересах. Во времена Ахты здесь бывали небесные корабли, и мы имели с ними
дело - для наших целей. Если такой корабль придет - мы предупреждены, а

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован