19 декабря 2001
100

ОРДЕН ТЬМЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIP НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Майкл МУРКОК
ОРДЕН ТЬМЫ



ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru


Анонс

Воинство Хаоса готовится выступить в поход, чтобы завоевать мир,
населенный племенами древних германцев. И лишь Вечный Воитель - Джон Дейкер
может остановить орды Тьмы и спасти свою возлюбленную.

Пролог

Я - Джон Дейкер, жертва мечтаний и снов всего мира. Я - Эрикезе, Защитник
Человечества, который истребил всю человеческую расу. Я - Урлик Скарсол,
Владыка Ледяных Башен, я - хранитель Черного Меча. Я - Илиана Гаратормская,
Эльрик Убийца Женщин, Хокмун, Корум... И еще во мне скрыто много, много
других личностей - мужчин и женщин. Я был всеми этими людьми, всеми воинами
в непрерывной Войне Равновесия за поддержание справедливости во вселенной,
которой всегда угрожают поползновения Хаоса, стремящегося установить свое
господство во Вселенной. Но даже и это не есть моя истинная судьба.
Мое истинное предназначение - помнить каждую инкарнацию по отдельности,
каждый момент бесконечности жизней, великое множество эпох и миров,
соперничество и его последствия.
Время - это одновременно агония Настоящего, длительное страдание Прошлого
и ужасные перспективы неисчислимых Будущих. Время - это сочетание мягко
перескающихся реальностей, непредсказуемых последствий и неопознанных
причин, огромных напряжений и взаимозависимостей.
Я так и не понял, почему именно меня выбрали для этой судьбы, как
получилось, что я замкнул круг, который хоть и не отпустит меня, то по
крайней мере обещает ограничить мою боль.
Все, что я знаю, мой удел - вечно сражаться и хранить мир, хотя бы на
короткое время, ибо я - Вечный Воитель, одновременно защитник справедливости
и ее нарушитель. Во мне все человечество воюет, во мне сосуществуют мужчина
и женщина и сражаются друг с другом; во мне многие расы и народы стремятся
превратить в реальность свои мифы и чаяния...
Тем не менее я не в большей и не в меньшей степени человеческое существо,
чем все другие. Я подвержен любви и отчаянию, страху и ненависти.
Я был и продолжаю оставаться Джоном Дейкером, и наконец я обрел некоторый
покой, который выглядит как окончательный. Эта книга - моя попытка изложить
на бумаге мою последнюю, финальную исповедь...
Я уже описывал, как меня вызвал Король Ригенос и повелел сражаться с
элдренами; как я влюбился и совершил ужасный грех. Я рассказал, что
приключилось со мной, когда меня позвал Ровенарк (это, вероятно, было
наказанием за мое преступление); как я был приобщен к владению Черным Мечом
против своей воли; как я столкнулся с Серебряной Королевой, и что мы делали
с нею вместе на равнинах Южного Льда. Я описал и многие другие приключения и
странствия; рассказал о плавании на черном корабле, который вел слепой
кормчий. Не уверен, описал ли я, как случилось, что я покинул мир Южного
Льда и как стал Урликом Скарсолом, поэтому начну свою историю с последних
воспоминаний об умирающей планете, земли которой постепенно покорял холод и
застоявшиеся моря которой стали настолько насыщены солью, что вполне
выдерживали вес взрослого человека. Мне удалось до некоторой степени
восстановить этот мир, и я решил, что этим частично искупил свою вину и
теперь снова смогу воссоединиться со своей любимой, единственной Эрмижад,
принцессой элдренов.
Хотя я был героем для тех, кому сумел помочь, тем не менее я страдал от
отчаянного одиночества. Временами тоска становилась столь невыносимой, что я
подумывал о самоубийстве. Иногда я впадал в бессмысленную и безысходную
ярость. Я бунтовал против своего предназначения, против того, что разлучило
меня с моей женщиной, лицо и незримое присутствие которой заполняло мое
одиночество и днем и ночью. Эрмижад! Эрмижад! Любил кто-нибудь тебя так, как
люблю я! Так долго и так преданно!
На серебряно-бронзовой колеснице, запряженной огромными белыми медведями,
я носился по земле Южного Льда, всегда в горячке, всегда куда-то неудержимо
стремящийся. Меня до краев наполняли воспоминания, мольбы о возвращении
Эрмижад, боль от отчаяния разлуки. Я мало спал. Временами я возвращался к
Красным Фьордам, туда, где всегда много тех, кто был бы рад стать моим
другом. Но обыденная, полная хлопот жизнь людей вызывала у меня раздражение.
Опасаясь, что люди сочтут меня неблагодарным и неприветливым, я стал
избегать их гостеприимства, всякого общения с ними при любой возможности. Я
все чаще оставался в своих комнатах, и там, полусонный, я чувствовал себя
вконец измученным. Я искал случая отказаться от своей души, отдать ее в
чистилище, куда-нибудь подальше, отделить от своего тела, уйти в астральную
плоскость, лишь бы найти свою утраченную любовь. Но оказалось, что
параллельных миров, плоскостей существования бесконечно много в
мультивселенной, и есть широчайший простор всех возможных хронологий и
географий. Разве мог я исследовать все эти бесчисленные миры и найти там
Эрмижад?
Мне сказали, что, возможно, она в Танелорне. Но где этот Танелорн? Из
своих воспоминаний по прошлым инкарнациям я знал, что этот город принимал
различные формы, что он всегда эфемерен и летуч, даже для того, кто искусен
в перемещениях между многочисленными слоями Миллиона Сфер. Какие шансы были
у меня, единственного на одной земной плоскости, найти Танелорн? Если
страстного желания было бы достаточно, то я обнаружил бы этот город тысячу
раз!
Истомленность моего духа и истощенность тела дошли до крайности.
Некоторые думали, я умру от изнурения, другие опасались, что я сойду с ума.
Но я заверил их, что силы воли у меня достаточно. Однако согласился на
лечение. Они погрузили меня в глубокий сон, и во сне, к моей великой
радости, я испытал совершенно невероятные приключения.
Сначала я будто плыл по поверхности безбрежного океана всех цветов
радуги. Постепенно я понял, что лицезрею всю мультивселенную. До некоторой
степени я воспринимал одновременно каждый параллельный слой, каждый период
мироздания. Поэтому мои чувства оказались неспособны отбирать конкретные
детали этого поразительного видения.
Затем я осознал, что падаю, хотя и очень медленно, сквозь эпохи, эры,
столетия и зоны обитания, сквозь области реального, сквозь целые миры,
мегаполисы, группы мужчин и женщин, леса, горы, океаны, пока не увидел
впереди небольшой плоский зеленый островок. Он притягивал меня и будто
обещал столь желанный уголок покоя и удаленности от суеты. Когда мои ноги
коснулись поверхности острова, я ощутил аромат трав и полевых цветов. Все
вокруг меня выглядело удивительно просто. Веселая пестрота чистых тонов
освещалась лучами непрерывно меняющейся яркости. На этом фрагменте
реальности я увидел фигуру человека. Он был в клетчатых доспехах желтого и
черного цвета от шлема до пят. Его лицо скрывала маска.
Однако я уже знал его: мы прежде встречались. То был Рыцарь в Черном и
Золотом. Я поздоровался, но он не ответил мне. Я подумал, уж не замерз ли он
в своих доспехах. Между нами трепетал на ветру бледный флажок с
символическим изображением. Это могла быть эмблема примирения, говорящая,
что мы не враги друг другу. Когда мы встречались в последний раз, мы стояли
на холме и наблюдали за ходом боя двух армий в долине. Сейчас нам нечего
было наблюдать. Я хотел, чтобы он снял шлем и открыл лицо. Он не сделал
этого. Я хотел, чтобы он заговорил со мной. Он молчал. Я хотел, чтобы он
удостоверил меня, что он жив. Он не сделал и этого.
Мой сон повторялся множество раз. Прежде чем я смог задавать вопросы,
Рыцарь в Черном и Золотом сказал мне;
- Я уже разрешил вам задать любые вопросы, я отвечу на них.
Будто он продолжал беседу, начало которой я давно позабыл.
- Как я могу воссоединиться с Эрмижад?
- На Темном Корабле.
- Как мне найти Темный Корабль?
- Корабль сам приплывет к вам, - Долго ли мне этого ждать?
- Дольше, чем вам хотелось бы. Наберитесь терпения.
- Это не ответ.
- Я обещал: другого ответа не будет.
- Ваше имя?
- Как и вы, я отягощен великим множеством имен. Я - Рыцарь в Черном и
Золотом. Я - Воитель, Который Не Может Сражаться. Иногда меня называют Белым
Флагом.
- Позвольте увидеть ваше лицо.
- Нет.
- Отчего же?
- Это тонкий вопрос. Думаю, еще не пришло время. Если я открою слишком
многое, это повлечет за собой слишком много хронологий. Вы должны знать, что
Хаос угрожает всему и на всех землях мультивселенной. Равновесие слишком
накренилось в его сторону. Закон надо поддержать. Мы должны проявить
осторожность, чтобы не навредить еще больше. Вы скоро услышите мое имя, я
уверен. Скоро, в терминах вашей шкалы времени. А по моей шкале, пройдет
десять тысяч лет...
- Вы можете помочь мне вернуться к Эрмижад?
- Я уже объяснил, что вы должны ожидать корабля.
- Когда я обрету духовный покой?
- Когда выполните все задания. Или когда заданий не будет.
- Вы жестоки, Рыцарь в Черном и Золотом, потому что отвечаете слишком
туманно.
- Уверяю вас, Джон Дейкер, я не в состоянии ответить яснее. Вы не
единственный, кто обвиняет меня в жестокости...
Он сделал какой-то жест и исчез, и я увидел скалу, на которой вдоль всего
края стояли ряды воинов, пеших и на лошадях, но в боевом облачении и с
оружием. Я находился достаточно близко и мог разглядеть лица воинов. Нас же
они не видели, но мне показалось, что они молились то ли нам, то ли Рыцарю в
Черном и Золотом.
- Кто вы? - крикнул я.
- Мы - потерянные, мы - последние, мы - недобрые. Мы - Воители Края
Времени. Мы опустошены, в безысходности, мы были преданы. Мы - ветераны
тысяч психических войн.
И тут будто я подал им сигнал о возможности выразить страх, тоску
несбывшихся стремлений, агонию столетий. Они затянули песнопения холодными,
печальными голосами. Я понял, что они стояли на краю утеса целую вечность и
впервые заговорили только сейчас, когда я задал им вопрос. Их
песня-заклинание не прерывалась, но постепенно становилась все громче...
- Мы - Воители Края Времени. Где наша радость? Где наша печаль? Где наш
страх? Мы глухи, мы немы, мы слепы. Мы - неумирающие. Здесь, на Краю
Времени, так холодно. Где наши матери и отцы? Где наши дети? Как холодно на
Краю Времени! Мы - нерожденные, неизвестные, неумирающие. Как холодно на
Краю Времени! Мы устали. Мы так устали. Мы устали на Краю Времени...
Их боль была такой сильной, что передалась мне, и я закрыл уши руками.
- Нет! Не зовите меня! Вы должны уйти отсюда прочь! - закричал я.
Они смолкли. Потом исчезли.
Я повернулся поговорить с Рыцарем в Черном и Золотом, но он тоже исчез.
Был ли он одним из тех воителей? Возможно, он и привел их? Или же они есть
размноженный образ меня самого, как знать?
Я не только не мог ответить на их вопросы, но не хотел знать даже ответы
на них.
Не уверен, в этот момент, или несколько позже и в другом сне, но я
оказался стоящим на скалистом берегу и глядел на океан, затянутый густым
туманом.
Сначала я не видел ничего сквозь туман, но потом постепенно различил
темные контуры: то был корабль, бросивший якорь неподалеку от берега.
Я знал: это был Темный Корабль.
На борту корабля я заметил светящиеся оранжевым точки. Приятный,
притягивающий свет. Услышал голоса на палубе. Кажется, я крикнул, и мне
ответили. Скоро за мной прислали баркас, и я очутился на главной палубе
перед высоким человеком в мягкой кожаной куртке до колен. Он приветственно
прикоснулся к моему плечу.
Помню, что корпус корабля был покрыт богатой и красивой резьбой:
странными геометрическими изображениями, непонятными существами, сценами из
незнакомой мне истории неизвестного народа.
- Значит, вы снова поплывете с нами, - сказал капитан.
- Снова, - подумал я. Но не мог вспомнить, когда я уже бывал на борту
этого корабля.
С тех пор я много раз уходил с этого корабля, и всякий раз в иных
обличиях во время своих странствий. Одни приключения надолго врезались в
память, другие улетучивались. Особенно ярко запомнился эпизод, когда я носил
имя Клен из Клен Гара. Тогда шла война между Небесами и Преисподней. Помню
обман, предательство и нечто вроде победы. Тогда я тоже был на борту этого
корабля.
- Эрмижад! Танелорн! Мы поплывем туда?
Капитан прикоснулся кончиками длинных пальцев к моему лицу, и я ощутил
слезы на щеках.
- Нет, пока нет.
- Тогда я не останусь на корабле...
Я рассердился. Предупредил капитана, что он не смеет держать меня как
военнопленного. Я не наемный матрос на его корабле. Я хозяин собственной
судьбы и буду жить как хочу.
Он не помешал мне уйти с корабля, хотя и опечалился.
Я снова проснулся на своей постели в квартире в Красных Фьордах.
По-видимому, меня лихорадило. Вокруг суетились слуги, среди них выделялся
красивый рыжеволосый Бладрак Морнингспир, который когда-то спас мне жизнь.
Он был встревожен. Помню, я накричал на него, требуя помочь: взять нож и
освободить меня от моего собственного тела.
- Убей меня, Бладрак, убей, если тебе дорога наша дружба!
Но он не сделал этого. Долгие ночи наступали и проходили, я просыпался.
Во сне я снова бывал на корабле. В другие ночи я слышал, как меня зовут.
Кто? Эрмижад? Это был ее зовущий голос? Я ощутил присутствие женщины...
Но когда открыл глаза, то увидел карлика с заостренными чертами лица. Он
танцевал и напевал песенку. Мне показалось, что я узнаю его, но никак не мог
вспомнить имени:
- Кто ты? Тебя послал ко мне слепой кормчий? Или ты явился от Рыцаря в
Черном и Золотом?
Вероятно, я удивил карлика. Он обернулся ко мне, улыбнулся и ответил:
- Кто я? Не хочу ставить вас в неловкое положение. Мы старые друзья, вы и
я, Джон Дейкер.
- Ты знаешь меня под этим старым именем? Как Джона Дейкера?
- Я знаю все ваши имена. Но вы должны иметь только два имени, которыми
назывались бы чаще одного раза. Звучит загадочно?
- Да, это загадка. Я должен найти ответ?
- Если желаете. Вы задаете много вопросов, Джон Дейкер.
- Предпочитаю, чтобы ты называл меня Эрикезе.
- Ваше желание сбудется. А теперь прямой ответ! Я не такой уж плохой
карлик, разве не так?
- Я вспомнил! Тебя зовут Кривой Джермес. Ты такой же, как и я, - вечный
странник среди миров. Мы встречались в пещере морского оленя.
Мне пришла на память та давняя беседа. Не он ли первый рассказал мне о
Черном Мече?
- Мы были старыми друзьями, Господин Воитель, но вы тогда не вспомнили
меня, как не вспомнили и сейчас. Может быть, у вас слишком много
воспоминаний, просто не хватает памяти? Нет, я не обижаюсь за это. Вы,
кажется, потеряли свой меч...
- Никогда больше не стану носить меч. То было ужасное оружие. Мне он
больше не нужен. И вообще мне не нужно никакое оружие. Вы, помнится,
упоминали, что мечей два...
- Я сказал, что иногда их два. Возможно, это просто галлюцинация, и на
самом деле есть только один меч. Не знаю, не уверен. Вы носили тот, который
сами назовете (или назвали) Приносящий Бурю. А теперь, полагаю, вы ищете Меч
Скорби.
- Вы говорите о некоей связи моей судьбы с этими мечами. Считаете, мое
предназначение тоже связано с оружием...
- В самом деле? У вас явно улучшается память. Очень хорошо. Вам это,
несомненно, пригодится. А может быть, и нет, как знать? Вы уже знаете, что
каждый из мечей - сосуд, в котором что-то содержится. Мечи и были специально
так изготовлены, чтобы служить вместилищем, которое чем-то заполняется или
кем-то заселяется. Там может находиться, если угодно, душа. Вижу, вы
смущены. К сожалению, я и сам частенько бываю сбит с толку. Конечно, мне
намекали на наши различные судьбы. Но эти намеки бывают такими сбивчивыми.
Боюсь, я сейчас перепутаю вас и себя! Вижу, вы и без того плохо себя
чувствуете. Это лишь физическое недомогание или болезнь затронула ваш
разум?
- Вы можете помочь мне найти Эрмижад, Джермес? Скажите, где находится
город Танелорн? Я хочу знать только это. Остальное мне безразлично. Я не
желаю больше говорить о предназначении, о мечах, о кораблях и чужих странах.
Где этот Танелорн?
- Туда плывет корабль, не так ли? Как я понимаю, Танелорн есть пункт его
прибытия. Существует множество городов под названием Танелорн, и корабль
везет груз огромного множества сущностей. Однако все эти сущности более или
менее одной индивидуальности. Нет, этого уже слишком много для меня,
Господин Воитель. Вы должны вернуться обратно на борт.
- Но я не желаю возвращаться на Темный Корабль.
- Вы слишком рано сошли на берег.
- Я не знал, куда везет меня этот корабль. Боялся, что потеряю
направление и никогда больше не встречу Эрмижад.
- Так вот почему вы сошли! Думали, доберетесь до цели? Думали, есть
какой-то иной путь найти то, что ищете?
- Разве я сошел на берег против воли капитана? И что же, теперь я наказан
за это?
- Это маловероятно. Капитан не наказывает. Не он судья. Скорее он -
передающее звено, так сказать. Но вы все поймете, как только вернетесь на
корабль.
- Я не хочу возвращаться на Темный Корабль.
Я вытер слезы, заливавшие мне лицо, как будто при этом я стер из памяти
Джермеса и вообще все увиденное.
Я встал, оделся, крикнул, чтобы принесли доспехи. Мне помогли облачиться
в боевые доспехи, хотя мне трудно было стоять на ногах. Затем я приказал
подогнать морские салазки, запряженные могучими цаплями, специально
обученными для транспортировки саней по этим перенасыщенным солью холмистым
равнинам умирающего океана. Прогнал тех, кто вознамерился следовать за мной.
Велел им возвращаться в Красные Фьорды. Я отказался от их дружеской помощи.
Я хотел уйти подальше от человеческих глаз, умчаться в тяжелую соленую ночь.
Я откинул голову и завыл, как пес, и стал выкрикивать имя моей Эрмижад.
Ответа не последовало, ночь молчала. Я и не ожидал ответа. Тогда я стал
звать капитана Темного Корабля. Я призывал на помощь всех богов и богинь,
имена которых помнил. И наконец я позвал самого себя - Джона Дейкера,
Эрикезе, Урлика, Клена, Эльрика, Хокмуна, Корума и всех остальных. В
последнюю очередь я вызвал Черный Меч, но ответом на все было черное и злое
безмолвие.
Я залюбовался бледным рассветом и подумал, что вижу тот утес, на краю
которого выстроилась рать воинов. Да, это были те же самые воины, которые
стояли на краю утеса вечности, и у каждого было мое лицо. Но - нет, я не
видел ничего, кроме облаков, плотных, как океан, по которому скользил на
санках.
- Эрмижад! Где ты? Кто или что приведет меня к тебе?
Я услышал недобрый, неприятный шепот ветра у самого горизонта. Услышал
хлопанье крыльев моих цапель. Услышал, как шуршат полозья моих санок по
соляным волнам. И свой собственный голос, вещавший, что есть только одно,
чего бы я хотел, если никакая сила не приходит ко мне на помощь. По этой
причине я здесь и оказался в полном одиночестве. Зачем же я облачился в
боевые доспехи воителя Урлика Скарсола, Владыки Ледяных Башен?
- Ты должен броситься в море, - сказал я. - дать себе утонуть. Ты должен
утопиться. Умирая, ты обретешь новую инкарнацию. Возможно, тебя вернут снова
в сущность Эрикезе и тогда ты воссоединишься с Эрмижад. Ведь это акт
верности, который даже боги не могут проигнорировать. Может быть, они именно
этого и ждут от тебя? Хотят увидеть, насколько ты смел на самом деле. И
насколько искренне любишь ее. Тогда я отпустил поводья птиц и приготовился
нырнуть в ужасный, ядовитый океан.
Но сейчас рядом со мной на возвышении стоял Рыцарь в Черном и Золотом. Он
положил мне на плечо руку в стальной перчатке. В другой руке он держал Белый
Штандарт. Он поднял забрало, и я увидел его лицо.
Это было лицо великого человека, оно осталось в моей памяти навсегда. Оно
выражало колоссальную и древнюю мудрость. Рыцарь в Черном и Золотом видел
столько, что это было несравнимо с моим опытом многочисленных инкарнаций. На
его аскетическом и прекрасном лице горели огромные выразительные глаза,
проникающие прямо в душу. Цвет лица Рыцаря был как черный янтарь, голос -
глубоким и низким, голосом прирожденного руководителя и вождя, раскатистый,
как гром небесный.
- Дело не в храбрости, Воитель. Храбрость - это глупость, в лучшем
случае. Вы думаете, что ищете чего-то, но на самом деле это попытка избежать
мучений. У Воителя есть несколько аспектов бытия, гораздо менее выносимых,
чем ваше нынешнее положение. Кроме того, могу сказать, что теперешние
страдания не будут длиться слишком долго. Я пришел бы к вам раньше, но
задержали дела в других местах.
- С кем связанные?
- С вами, конечно. Но эту историю надо рассказывать в другом мире, и
возможно, в вашем будущем, ибо Миллион Сфер катится сквозь время и
пространство с самыми разными скоростями, и когда и где они пересекутся -
совершенно непредсказуемо, даже для меня. Но могу заверить, сейчас не лучшее
время уходить из жизни духовно или телесно. Я не могу говорить о
последствиях, хотя убежден, что они были бы неприятны. Великое и мимолетное
приключение ожидает вас. Если вы выполните свой долг как Воитель и наиболее
эффективным путем, это даст вам частичное освобождение от собственной тяжкой
судьбы. Это может породить начало и конец весьма значительного для вас дела.
Пусть же вас позовут. Вы, конечно, уже слышали голоса.
- Я не выделил ничего из голосов, которые доносились до меня. Ведь это не
голоса тех воинов, которые...
- То, что они призывали, - освобождение от собственной судьбы. Нет, речь
идет о других. Вы не услышали какого-нибудь имени, незнакомого вам?
- Кажется, нет.
- Это означает, что вы должны вернуться на Темный Корабль. Это все, что я
могу посоветовать. Я озадачен...
- Если вы озадачены, Господин Рыцарь, тогда я просто сбит с толку! У меня
нет ни малейшего желания отдавать себя в руки этого человека и его корабля.
Более того, я остаюсь в собственной материальной оболочке. В этом теле я в
состоянии найти Эрмижад. Я должен снова стать либо Эрикезе, либо Джоном
Дейкером.
- Возможно, ваша новая индивидуальность еще не готова. Проверки и
измерения Равновесия требуют большой точности и занимают немало времени. Но
я знаю совершенно точно, что вы должны вернуться на корабль...
- И ничего другого вы предложить не можете? Не можете подать мне надежду,
что, если я вернусь на борт этого Темного Корабля, я найду мою Эрмижад?
- Простите меня, Господин Воитель. - Рука чернокожего гиганта осталась на
моем плече. - Я вовсе не всеведущ. Да и кто может знать все, когда сама
структура Времени и Пространства пребывают в аморфном состоянии?
- О чем вы говорите?
- Я не могу сказать больше, чем знаю сам. Пусть корабль возьмет вас с
собой - вот все, что я могу сказать. При помощи корабля вы сможете
перенестись к тем, кто нуждается в вашей помощи, а это, в свою очередь,
поможет вам освободиться от ваших нынешних страданий. Кроме того, вы
приобретете цельность, нужную для дальнейшего совершенствования. Вот это я
могу вам гарантировать...
- Но где искать этот корабль?
- Если вы решились, корабль сам приплывет к вам. Он вас найдет, не
беспокойтесь.
Потом Рыцарь в Черном и Золотом неожиданно свистнул, и из оранжевого
тумана возник вдруг огромный жеребец, который скакал галопом, его копыта
били по воде, не погружаясь. На этого коня и вскочил Рыцарь в Черном и
Золотом. Меня привело в восхищение, как этот прекрасный всадник в плаще
такого же черного цвета, как и он сам, справляется с волнами без видимого
усилия. Я был так поражен увиденным, что забыл задать всаднику оставшиеся
вопросы. Мог только стоять как вкопанный и наблюдать, как всадник поднял
Белый Штандарт прощальным жестом, потом развернулся и быстро умчался вдаль.
Я остался в недоумении, но Рыцарь в Черном и Золотом все-таки заронил в
моей душе некоторую надежду и снял помрачение ума. Я не стал сводить счеты
со своей жизнью, хотя мне очень не хотелось путешествовать на Темном Корабле
и далее. Уж лучше, думал я, лечь на морские санки, и пусть цапли везут меня
куда захотят. (Возможно, обратно к Красным Фьордам: ведь у них скоро
иссякнут силы, или же они сами устроятся на санках отдохнуть перед тем, как
начать трансокеанское путешествие. Но скорее всего, они просто возвратятся
домой.) Я хотел спросить у Рыцаря его имя. Иногда имена будят воспоминания,
помогают предвидеть будущее, вызывают память об отдельных событиях.
Я заснул, и воспоминания вернулись во сне. Я услышал далекие голоса: это
были песнопения Потерянных воинов.
- Кто вы? - спросил я. Я устал от собственных вопросов, да и непонятного,
таинственного было уж слишком много. Тон песен воинов Края Времени изменился
и вдруг превратился в одно имя: Шаридим! Шаридим!
Это слово не имело для меня смысла. Ведь это не мое имя. И никогда не
было моим. И не будет. Может быть, я жертва какой-то ужасной космической
ошибки?
- Шаридим! Шаридим! Дракон в мече! Шаридим! Шаридим! Мы просим, приди к
нам! Шаридим! Шаридим! Дракона надо освободить!
- Но я не Шарадим, я не могу помочь.
- Принцесса Шаридим, нельзя отказывать нам!
- Я не принцесса, и не Шарадим. Я жду вызова, это верно. Но вам нужен
другой человек...
Неужели есть еще одна несчастная душа, подумал я, которая обречена так
же, как и я? Много ли таких же страдальцев?
- Если дракон будет освобожден из заточения в мече, то целая раса получит
свободу! Не допускай, чтобы мы оставались в изгнании, Шаридим! Послушай,
Фардрейк рычит и беснуется в мече. Ей тоже надо воссоединиться со своим
народом. Освободи нас, Шаридим! Освободи нас всех! Только люди твоей крови
могут взять в руки меч и сделать то, что необходимо сделать!
Все это было мне знакомо, но я знал в глубине души, что я не Шарадим. В
качестве Джона Дейкера я бы сравнил ситуацию с радиостанцией, принимающей
сообщения не на своей частоте. Положение усугублялось еще более тем, что я
постоянно стремился вырваться из своей телесной оболочки и приобрести
другую, предпочтительно тело Эрикезе, и воссоединиться с Эрмижад.
Но совсем отказаться от ответа на призывы я не мог. Мольбы становились
все громче и настойчивее, и еще я заметил: фигуры теней - женские фигуры -
образовали круг, и я оказался в его центре вместе со своими санками. Хоровод
продолжал медленно вращаться вокруг меня, сначала по часовой стрелке, потом
- в обратном направлении. Потом образовалось два круга: внешний и
внутренний. Внутренний состоял из бледных огней, которые почти ослепили
меня.
- Но я не могу прийти к вам! Я не тот, кто вам нужен! Ищите в другом
месте!..
- Освободи Фардрейк! Освободи Фардрейк! Шаридим! Шаридим! Освободи
Фардрейк!
- Нет! Это меня надо освобождать! Поверьте, кто бы вы ни были, что я не
тот, кого вы ищете! Отпустите меня! Отпустите!
- Шаридим! Шаридим! Освободи Фардрейк! Их голоса звучали отчаянно.
Сколько бы я ни звал их, они не слышали меня, потому что пели сами. Я ощущал
какое-то родство с ними. Я бы поговорил с ними, попытался бы передать часть
сведений, которыми владел, но мой голос остался неуслышанным.
Я постарался припомнить прежний разговор. Ведь мне однажды рассказывали о
драконе в мече. Упоминался ли он в словах Рыцаря в Черном и Золотом? Или о
нем говорил Кривой Джермес? Или капитан сказал как-то, что меня выбрали для
выполнения трудной миссии поиска меча... Нет, не могу вспомнить! Все сны и
воспоминания перемешались с многочисленными инкарнациями, часто трудно
отделимыми одна от другой...
Вдруг какой-то новый голос крикнул:
Эльфрид!
Потом - Асквиол!
Другая группа призывала Корума. Еще одна - Хокмуна, Зфшоно, Малан`ни. Я
закричал, чтобы они замолчали, я не мог больше этого выносить! Никто не
призывал Эрикезе. Никто не звал меня! Но я знал, я был всеми личностями,
которые они называли. Все, все они и еще многие, многие другие. Но я не был
Шарадим. Только не Шарадим. Я стал убегать от этих голосов. Я просил, умолял
об освобождении. Мне была нужна только Эрмижад. Мои ноги завязли в солевой
корке на поверхности океана. Я думал, что утону, потому что бросил сани. Я
брел по пояс в воде, держа меч над головой. Передо мной сквозь туман
вырисовывался силуэт корабля с высокими башнями на носу и корме, с крепкой
толстой мачтой посредине. На мачте я увидел прочный парус. Нос был украшен
резьбой. По обе стороны корпуса были установлены большие колеса для
управления.
- Капитан! Капитан! Это я, Эрикезе! Я вернулся, чтоб завершить задание. Я
согласен сделать то, чего вы хотели от меня! - закричал я.
- А, Господин Воитель. Я надеялся найти вас здесь. Поднимайтесь на борт,
рад вас приветствовать. У меня пока нет других пассажиров. Вам тут будет,
чем заняться...
Я знал, что капитан обращается ко мне и что я ушел из мира Ровернарка,
Южного Льда и Красных Фьордов, они остались в прошлом. Все будут считать,
что я спасся в океане, благодаря встрече с морским оленем. Я сожалел только
о том, как нехорошо расстался с Бладраком Морнингспиром: ведь он был мне
хорошим товарищем.
- Мне предстоит долгое путешествие, капитан?
Я взобрался наверх по трапу, который капитан специально опустил для меня.
Я обратил внимание, что был одет только в простую шотландскую юбку, килт, из
мягкой кожи, обут в сандалии. На груди - широкая перевязь. Я посмотрел в
глаза капитана. Он улыбнулся и протянул мне мускулистую руку, чтобы помочь
подняться. Он был одет очень просто, как и в прошлый раз.
- Э, Господин Воитель, плавание покажется вам совсем коротким. Между
Законом, Хаосом и амбициями эрцгерцога Баларизаафа начались какие-то сложные
взаимоотношения. Я и сам толком не знаю, кто он такой.
- Вы не знаете цели нашего плавания? Я прошел вместе с ним до маленькой
каюты на шканцах. Там стоял накрытый стол для обеда на двоих. Разносился
аппетитный запах угощения. Капитан жестом пригласил меня сесть за стол.
- Думаю, нам предстоит взять курс на Маашенхайм. Вам знакома эта земля?
- Нет, незнакома.
- Значит, скоро познакомитесь. Может быть, мне не надо было говорить вам
о пункте прибытия. Хотя курс - не самая важная из наших проблем. Ешьте, вам
скоро предстоит снова сойти на берег. Хорошая еда укрепит ваши сипы.
Мы оба плотно поели, особенно мне понравилось вино. Оно придало мне заряд
бодрости.
- Не расскажете ли вы о Маашенхайме, капитан?
- Этот мир расположен не так далеко от того, в котором вы были Джоном
Дейкером. Он гораздо ближе, чем другие миры, в которых вы бывали. Жители
мира Дейкера говорят, что это - одна из земель Срединных Болот, и Болота
часто пересекаются с их миром. В то же время Земля - не часть той структуры,
к которой принадлежит Маашенхайм. Внутри структуры имеется шесть стран, и
население называет их Землями Колеса.
- Шесть планет?
- Нет, Господин Воитель. Шесть земель. Шесть космических плоскостей,
которые вращаются вокруг центральной ступицы колеса. Вращаются независимо и
вокруг своей оси, поворачиваясь разными сторонами друг к другу в разных
точках траектории вращения. Каждая из земель вращается также вокруг своего
солнца. Совсем как в вашей стране, то есть в стране Джона Дейкера. Ибо
Миллион Сфер суть аспекты одной планеты, которую Джон Дейкер называл Землей,
так же как вы есть один из аспектов бесконечности героев. Некоторые называют
эту структуру мультивселенной, как вы уже знаете. Сферы внутри сфер,
поверхности скользят внутри поверхностей, миры - внутри миров. Иногда они
встречаются друг с другом, образуют проходы один внутри другого. Иногда - не
встречаются. Вот почему трудно пересекать параллельные миры, если не плывешь
на таком корабле, как этот.
- Вы нарисовали довольно мрачную картину, господин капитан, для меня,
который преследует определенную цель во всем этом множестве сущностей.
- Вы, наверное, шутите, Воитель. Если бы не существовало всего этого
разнообразия сущностей, вы вообще не жили бы на свете. Если бы был только
один аспект вашей Земли, один-единственный аспект вашей сущности, один
аспект Закона, другой - Хаоса, то все сущее исчезло бы почти сразу после
сотворения. Миллион Сфер предлагает бесконечное разнообразие и неисчислимые
возможности.
- Которые Закон стремится сократить?
- Именно, а Хаос - оставить без контроля. Вот почему вы сражаетесь ради
Космического Равновесия. Для поддержания истинного эквилибра между этими
двумя силами, с тем чтобы человечество могло процветать и использовать
собственный потенциал. На вас лежит огромная ответственность, Господин
Воитель, какой бы образ вы ни приняли.
- И какой образ я приму в будущем? Может быть, женщины? Или некоей
Принцессы Шарадим?
Капитан отрицательно покачал головой.
- Нет, не думаю. Вы сами скоро узнаете свое имя. И если вам повезет в
грядущем предприятии, вы должны пообещать вернуться ко мне, когда я приду за
вами. Обещаете?
- С какой стати?
- Потому, что это для вашей же пользы, поверьте.
- А если я к вам не вернусь?
- Не знаю, что из этого выйдет.
- Тогда и я не стану обещать. Я люблю, когда на мои вопросы мне дают
конкретные ответы, господин капитан. Все, что я могу гарантировать - это то,
что, вероятнее всего, я буду искать ваш корабль.
- Искать? Да вам скорее удастся найти Танелорн без посторонней помощи! -
Капитана позабавили мои слова.
- - Нас не ищут. Мы, находим сами. Он вдруг встревожился, покачал
головой, и неожиданно закончил разговор вежливо, но твердо:
- Уже поздно. Вы должны выспаться и восстановить силы.
Он повел меня в просторную каюту на корме корабля. Каюта была явно
рассчитана на несколько человек, но я был в ней один. Я выбрал себе место,
умылся и лег спать. Занятно, но я умел видеть сон внутри другого сна и еще
внутри третьего. Бог знает, внутри скольких слоев я действительно находился,
не считая того, о котором говорил капитан!
Я погрузился в дрему и услышал опять те же песнопения, тот же женский
голос. Я снова пытался сказать, что я не тот, кто им нужен. Теперь я знал
это наверняка. Да и капитан подтвердил мою правоту.
- Я не ваша Принцесса Шарадим!
- Шаридим! Освободи дракона! Шаридим! Возьми меч! Шаридим, дракон спит в
заточении внутри стали меча. Это сделал Хаос! Шаридим, приди к нам на мессу,
принцесса Шаридим, только ты можешь взять меч. Приди к нам! Мы будем ждать
тебя здесь!
- Но я не Шарадим!
Голоса стали стихать, одно песнопение сменилось другим.
- Мы устали, мы печальны, мы ничего не видим. Мы слепые Воины Края
Времени. Мы устали, мы так устали. Мы устали от любви...
Я на краткий миг снова увидел воинов, ждавших на Краю. Попытался
заговорить с ними, но они уже растворились. Я громко закричал. А когда
проснулся, надо мной стоял капитан.
- Джон Дейкер, вам пора уходить. Снаружи было еще темно, пасмурно и
туманно. Над головой раздувался парус, как живот умирающего от голода
ребенка. Внезапно парус обвис и прилип к мачте. Будто корабль снова встал на
якорь.
Капитан показал на поручни, я проследил за его взглядом и увидел
какого-то человека. Он походил на капитана, но был слеп. Он дал мне понять,
чтобы я спустился по трапу и сел вместе с ним в лодку. Сейчас на мне не было
килта, я был безоружен и совершенно гол.
- Разрешите, я возьму одежду и меч. Но капитан покачал головой:
- Все, что вам нужно, уже ждет вас, Джон Дейкер. Тело, имя, оружие... Но
помните: будет гораздо лучше, если вы вернетесь к нам, когда мы придем за
вами.
- Я бы предпочел сам быть хозяином собственной судьбы, - ответил я.
Как только я спустился по трапу и ступил на борт баркаса, я услышал тихий
смех капитана. Нет, он не насмехался надо мной. Но тем не менее этот смех
был комментарием на мое последнее заявление.
Баркас увез меня из тумана и вывел к холодному рассвету. Серый свет
сочился из низких серых облаков. Большие серые птицы пролетали над этим
болотом с отдельными прогалинами серой воды. Среди зарослей редкого камыша я
заметил фигуру человека. Он походил на статую своей неподвижностью. Но я уже
понял, что он не из бронзы и не из камня. Человек был из плоти. Я мог
догадаться об этом по его чертам...
Я уже увидел, что человек был одет в темный, плотно облегающий кожаный
костюм и плащ, откинутый на плечи. На голове - коническая шляпа. В руке он
держал длинную пику и опирался на нее.
Когда наш баркас приблизился, я заметил еще одну фигуру, стоявшую в
некотором отдалении. Второй незнакомец был одет совершенно не подходящим для
путешествия образом. Он, видимо, устал и походил на преследуемого врагами.
На нем были остатки наряда двадцатого столетия. Голубоглазый, сильно
потрепанный ветром и беспощадным солнцем, лет тридцати пяти, с непокрытой
головой, он казался довольно высоким и крепким, хотя и худощавым. Он что-то
прокричал и замахал руками. Он побежал ко мне, спотыкаясь о болотные
растения.
Двойник капитана показал жестом, что пора выходить из лодки. Мне не
хотелось выходить.
- Джон Дейкер, позвольте мне пожелать вам не только удачи. Когда придет
время, желаю вам найти в себе силы, уверенности и благоразумия в момент,
когда они будут вам особенно нужны. Прощайте! Надеюсь, что вам захочется
снова, отправиться с нами в плавание...
Эти слова нисколько не тронули меня, когда я выходил из баркаса.
- Я уверен, что у меня никогда не возникнет желания видеть ни вас, ни
этот баркас еще раз...
Эти слова ничуть не улучшили моего настроения. Я осторожно выбрался из
баркаса.
Но баркас, лодочник и застывшая фигура - все вдруг исчезло. Я повернул
голову посмотреть на них и неожиданно почувствовал тепло. Я понял, почему
исчезла фигура в плаще: я заселил это замерзшее тело своей личностью и
оживил. Но я по-прежнему не знал ни своего имени, ни цели появления на этой
земле.
Тот второй человек все еще шагал ко мне и старался криком привлечь мое
внимание. Я поднял пику в знак приветствия.
Тут я ощутил приступ страха. Возникло предчувствие, что в этой новой
инкарнации я потеряю все, что когда-либо имел, все, чего желал от жизни...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Он называл себя Эрих фон Бек и говорил, что явился сюда из немецкого
лагеря Заксенвальд. Его преступление состояло в том, что он был добрым
христианином и выступал против нацистов. Был освобожден друзьями в 1938
году, а в 1939-м после неудачной попытки убить Адольфа Гитлера сумел
избежать застенков гестапо благодаря тому, что проник в тот мир, в котором
мы оба сейчас находились. Я называл этот мир Маашенхайм, а он - просто
Срединными Болотами. Он удивился, что я так хорошо знаком с порядками того
мира, который он покинул.
- Вы очень похожи на воина из песен о Нибелунгах! - заявил он мне. - Да и
говорите на странном архаичном немецком, который, похоже, здесь
распространен. И в то же время утверждаете, что родом из Англии. Как же так?
Я не видел смысла расписывать ему подробности моей жизни в образе Джона
Дейкера или сообщать, что родился в том мире, где Гитлер потерпел поражение.
Мне уже давно стало ясно, что такие откровения могут привести к трагическим
последствиям. Ведь он пришел сюда не только для того, чтобы избежать
гестапо, но и затем, чтобы найти и уничтожить монстра, который завладел
душами жителей его страны. Что бы я ни сказал, это отвлечет его от основного
замысла. Насколько я знал, фон Бек мог быть тем человеком, который погубит
Гитлера в конечном счете. Я рассказал лишь то немногое о себе, что казалось

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIP НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован