17 мая 2002
885

Органическая комбинаторика

Директор "Казань-оргсинтеза" встретил нас осторожно. Только убедившись в том, что перед ним не самозванцы, тихо сказал: -- А мы в рекламе не нуждаемся
В этом году Наилю Хабибовичу, вот уже шестнадцать лет занимающему пост генерального директора и президента открытого акционерного общества "Казаньоргсинтез", исполнилось семьдесят два года. Поверив в наши добрые намерения, он заметно смягчился, пригласил сесть и, улыбнувшись, пододвинул к нам газетную таблицу, на которой маркером были отмечены несколько фамилий.

-- Это "Коммерсантъ". Вот, только сегодня получили.

В таблице, озаглавленной "1000 самых профессиональных менеджеров России. Тор-100", на 59-м месте стояло: "Юсупов Наиль, "Казаньоргсинтез", химическая промышленность, Республика Татарстан".

Вторая половина XX века проходила в нашей стране под знаком органической химии. Наконец-то получила свое материальное воплощение знаменитая фраза Дмитрия Ивановича Менделеева: "Нефть не топливо. Коли на то пошло, то топить можно и ассигнациями". Нефть и газ уже не рассматривались советским правительством исключительно как сырье для производства горючего.

В 1958 году майский пленум ЦК КПСС принял решение об ускорении развития химической промышленности. Одним из его результатов стало начало строительства уже в августе того же года на северной окраине Казани нового химического предприятия. А уже через пять лет первая производственная линия нового завода дала первую продукцию -- фенол и ацетон.

Сейчас на территории объединения -- а территория немаленькая, 420 гектаров -- работают пять заводов. Завод этилена, кроме собственно этилена различных марок, выпускает еще пропилен, фенол и ацетон. Завод полиэтиленов высокой и низкой плотности производит разные виды полиэтиленового гранулята, девяносто процентов которого продается на сторону, а десять тут же, на заводе по переработке пластмасс, превращаются в полиэтиленовые трубы, мешки и контейнеры. И пятый завод -- завод оргпродуктов -- выпускает различные дезамульгаторы, катализаторы, инициаторы и другую продукцию, название которой далекому от химии человеку не скажет ничего, но без которой любое химическое предприятие просто невозможно.

По территории завода нас везли на машине. Если бы шли пешком, то до участка производства полиэтиленовых труб, куда мы направлялись, пришлось бы добираться около часа. Окружал нас пейзаж типичного химического комбината: трубы, трубы, трубы, большие и маленькие, переплетающиеся на земле и в воздухе, взлетающие ввысь и уходящие под землю, соединяющиеся и расходящиеся. И баки, баки, баки. Химики называют их "танками". Непривычно в здешнем пейзаже только то, что тянется он уж слишком долго.

Полиэтиленовые трубы -- один из основных видов продукции комбината. Хотя в общем объеме их доля невелика, всего чуть больше четырех процентов, но по важности они находятся на одном из первых мест. Во-первых, потому что "Казаньоргсинтез" является одним из немногих и, безусловно, крупнейшим производителем полиэтиленовых труб различных диаметров в России. А во-вторых, потому что вопрос замены обычных стальных водопроводных труб на трубы полиэтиленовые -- это вопрос, касающийся всех россиян без исключения.

По данным члена-корреспондента Российской экологической академии В.С. Ромейко, больше 70 процентов российской водопроводной сети не соответствует не то что стандартам качества, но даже нормам безопасности. Ущерб России из-за изношенных трубопроводов за год составляет сумму 314 000 000 000 рублей. Из них 210 миллиардов приходится на потери воды при транспортировке, 34 миллиарда -- на перерасход электроэнергии, ушедшей на перекачку воды по ржавым и "заросшим" трубам, и 70 миллиардов -- на потери в теплосетях. 314 миллиардов рублей -- это 10 миллиардов долларов. Сумма, сравнимая с бюджетом страны. Многие ученые и экологи считают плачевное состояние российских трубопроводов одной из главных причин экономического кризиса, в который погрузилась Россия. Поставленный нашей страной рекорд по потреблению питьевой воды на душу населения -- 500 литров на человека в сутки -- в первую голову обязан как раз не расточительности наших сограждан, а только потерям воды. Набирающий ванну житель Москвы тратит ее ничуть не больше, чем набирающий джакузи житель Нью-Йорка, а между тем американцы, хотя и находятся по уровню потребления на втором, следующем за Россией, месте, расходуют всего лишь 190 литров, то есть в два с половиной раза меньше.

Объясняется такой вопиющий разрыв весьма просто: практически ни в одной цивилизованной стране мира при прокладке трубопроводов не применяются стальные трубы. Везде давно поняли: полиэтиленовые трубы гораздо лучше, чем металлические, по многим параметрам. Их минимальное время службы на несколько порядков больше, на их внутренней поверхности не появляются и не могут появиться органические и неорганические отложения, у них гораздо больший коэффициент теплоизоляции, они проще в обращении, более эластичны и менее подвержены разрывам. Они лучше стальных по всем параметрам, кроме одного: они дороже. Ненамного, но дороже. Когда-то, в старые советские времена, правительству во что бы то ни стало требовалось создать миф о том, что жить в Стране Советов лучше, чем где бы то ни было, и одним из способов подкрепления этого мифа были просто смехотворные расценки на электроэнергию и воду. В то время как во всем мире кубометр питьевой воды стоил больше доллара (в Голландии -- один, в Германии и США -- по два, в Дании -- три с половиной), в Москве до недавнего времени тот же кубометр оценивался в девяносто копеек, то есть в три цента. Для того чтобы достичь таких фантастических показателей, советское правительство не брезговало ничем, в том числе и нанесением вреда здоровью народа. При прокладке водопроводов использовались самые дешевые материалы, и никого не интересовал тот факт, что стальные трубы рассчитаны максимально на восемь лет, а полиэтиленовые -- минимум на пятьдесят. Вот и получалось, что, гоняясь за копейкой, страна бездумно теряла заработанные для нее тем же народом рубли.

К сожалению, традиция прокладывать стальные трубопроводы жива в нашем отечестве и по сию пору. И сейчас многие руководители, принимая решение, часто ориентируются не на здравый смысл, а на сиюминутную выгоду, которая подсказывает: "стальная труба дешевле". И ржавеют у нас под землей тысячи и тысячи километров металла, продукты окисления которого потом поступают в наш организм. А ведь стоило бы только еще немного подумать и покопаться в бумагах, для того чтобы убедиться: даже при том что отдельная полиэтиленовая труба дороже, чем стальная, прокладка трубопровода из первых за счет легкости в транспортировке и простоты в обращении обходится в значительно меньшую сумму. Мы уже не говорим об обслуживании и чистке: здесь полимер запросто дает стали тысячу очков форы. Знаете ли вы, сколько различных видов отложений извлекают при ежегодной санации стальных труб? Минимум полкило и максимум пятнадцать килограммов смеси ржавчины, колоний железобактерий и кремнезема на погонный метр. А сколько стоит традиционная замена труб раз в пять лет?

Впрочем, на комбинате выпускают трубы не только для водопровода, но также и для газопроводов, канализации и технологических сетей. Пока объем их выпуска составляет 35 тысяч тонн в год, и цифра эта постоянно растет.

В то время как экономика России находится в кризисе, комбинат, напротив, до сих пор находится в стадии роста. В 1996 году здесь было запущено новое производство. Теперь уже ткацкое. Да-да, не удивляйтесь, именно ткацкое. Дело в том, что собрание акционеров решило, что, чем закупать мешки для упаковки основной продукции комбината -- гранулированного полиэтилена, дешевле будет наладить их производство здесь же, на комбинате. На новой линии выпускаются тканые полипропиленовые мешки и мягкие контейнеры типа "биг-бэг" (большая сумка такая, знаете, как у "челноков"). Производство пошло настолько хорошо, что скоро завод уже продавал большую часть своей продукции на сторону -- производителям минеральных удобрений и пищевых продуктов.

-- А знаете, почему мы так хорошо работаем? -- задал мне вопрос проработавший на заводе семнадцать лет наладчик трубного производства Шамиль . -- Потому что руководство у нас деловое. О рабочих заботится. У нас за все время перестройки ни одного сокращения не было. И получаю я здесь по пять-шесть тысяч, где я еще столько получу? Старое руководство только о себе заботилось, а новое -- о людях, о перспективе. С такими и работать приятно, и подводить не хочется.

Равиль АТЖАНОВ

http://www.ogoniok.com/archive/2002/4754-2/90-34-35/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован