17 января 2002
134

ОСКОЛКИ ЧЕСТИ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Аnnа Ноdоsh 2:5020/175.2 12 Осt 00 00:14:00 переводы Буджолд в АСТе -

`Коллекция ошибок`
(попытка критического сравнения АСТовских переводов с оригиналом )

------------------------------------------

Друзья меня иной раз спрашивают - зачем мы взялись делать свои переводы
Буджолд, если все уже давно переведено, издано и прочитано благодарной
публикой? Так вот, чтобы объяснить всем мои резоны, я хочу предложить
вашему вниманию замечательную коллекцию ошибок, собранную мною по
результатам анализа АСТовских переводов (заметьте, речь идет даже не о
стиле или языке - всего лишь об обильных фактических ляпах: о добавленных,
пропущенных или принципиально неверно переведенных словах и фразах).
Судите сами, хорошо ли знакомиться с прекрасным автором через кривое
зеркало небрежного перевода.

Причем здесь я сознательно ограничиваюсь в основном переводами только
трех первых книг цикла - `Осколки Чести` и `Барраяр` (пер. Черезовой) и
`Ученик Воина` (пер. Роя и Курдюкова). Просто потому, что ни времени, ни
сил писать многотомную монографию с примерами по всему десятку переводов у
меня сейчас нет. Даже в этих книгах примеров мне хватит с избытком.

Не стоит домысливать за автора.
Начнем с самых простых примеров; простых даже с точки зрения едва
знающего английский человека.

Самый показательный, на мой взгляд, пример небрежности перевода связан
с цветом дворцовой формы. В оригинале это всегда неизменный красный с
синим (`rеd-аnd-bluе`), родовые цвета барраярских императоров. Но, видимо,
нашим переводчикам такое показалось чересчур одноообразным, и вот,
пожалуйста:

`Военные щеголяли малиново-голубыми парадными мундирами.` (`Ученик
Воина`)
`Адмирал и лейтенант были в дворцовых красно-коричневых мундирах.`
(`Барраяр`)

(Так и хочется закричать `Долой фракцию коммунистов на Барраяре!` )
Впрочем, еще в одном переводе (`Память`) я своими глазами видела третий
вариант - `красно-белый` парадный мундир. Что все вместе предполагает
наличие в среде наших переводчиков по меньшей мере анти-императорского
заговора, ибо перепутать родовые цвета, как и фамилию - значит, нанести
оскорбление. Точно так же недопустимо, как назвать лорда графом (а именно
этот титул переводчик присвоил полковнику Форриди в `Цетаганде`). Казалось
бы, это мелочи - но, например, когда мы вели с коллегами-фэнами горячую
дискуссию на тему того, как по этикету одеваются форы, то такой разброд и
шатание в переводах вносил известную сумятицу.

Или родовые цвета графа Фордариана, которые с упорством, достойным
лучшего применения, именуются то `коричневым с золотом`, то даже
`бежево-золотыми` (!)
- хотя на самом деле это `mаrооn аnd gоld`. `Маrооn` же -
красно-коричневый цвет, малиново-коричневый, можно его назвать багряным
или бордо (губная помада еще бывает такого оттенка). Недаром
фордариановские войска надевали на рукав в качестве опознавательных знаков
красно-желтые повязки, в противовес форкосигановским коричнево-белым - вот
вам самый лучший аргумент в пользу того, что упомянутый цвет гораздо ближе
к красному, чем к коричневому, а уж с бежевым и близко не лежал... Но этот
намек переводчик пропустил.

Не только родовым сочетаниям цветов в переводе не повезло. Читая наш
перевод `Осколков чести`, я хорошо запомнила довольно `романтическое`
описание серо-зеленых глаз у императора Эзара и его сына. Каково же было
мое удивление, когда в оригинале я увидела словосочетание `hаzеl еyеs` -
глаза у мужчин Форбарра были просто `карие`, `светло-карие`... ну, если
сохранять образность буквально - `ореховые`. Как можно было подобным
образом ошибиться, если сейчас это английское слово отлично известно даже
детям, покупающим себе шоколадки, где на обертке крупными буквами написано
`hаzеlnut`?

Впрочем, могу привести примеры и более существенные. Не с отдельным
словом, а целыми нелепыми эпизодами, обязанными своим существованием
исключительно неуемной фантазии переводчика.

Вот Майлз с Айвеном (`Ученик воина`) прилетели на флаере на заседание
Совета, и на посадочной площадке замка Форхартунг их встречают
императорские охранники.

`Четверо высоченных парней в форме личной охраны императора внимательно
следили за приближением братьев. Один из часовых положил руку на кобуру. С
приездом домой, поздравил себя Майлз.`
Мне сразу показалось довольно странным, что для лорда-наследника и сына
регента кажется почему-то привычным и `домашним` поведение вооруженного
человека, который, увидев его, безо всякого повода хватается за оружие.

Смотрим оригинал:

`Оnе`s fingеrs twitсhеd intо а dеvil`s hоrns, dоwn by his sidе; hе hаd
а соuntrymаn`s fасе. Мilеs sighеd inwаrdly `Wеlсоmе hоmе`. ` - если
переводить дословно , то `Один из охранников, парень с крестьянским лицом,
украдкой сделал в сторону Майлза пальцами `рожки` от сглаза. `Вот я и
дома,` вздохнул про себя Майлз.`.
Фраза приобретает совершенно другой оттенок и обретает логичность - и
мы видим не пародию на `параноидально вооруженный до зубов` Барраяр, а эхо
старых суеверий, тех самых, о которых упомянуто буквально в первых строках
этой же самой книги (`...По крайней мере Костолиц не делает в его сторону
знаков от сглаза, как одна дряхлая старуха-крестьянка у них в
Форкосиган-Сюрло.`)

Еще одна странная черточка Барраяра, созданная исключительно фантазией
переводчика. Граф Фордроза на заседании Совета Графов достает свой
игольник - но увы, ничего хорошего ему этот жест не приносит. И Майлз
комментирует происходящее:

`Только на Барраяре, пригрозив заряженным оружием, ты рискуешь потерять
поддержку, а не обрести ее.`
Как интересно! Только на Барраяре, говорите? Интересно, а на какой
планете вербуют сторонников и завоевывают союзников, пригрозив им оружием?

Нелепость? Конечно - потому что в оригинале сказано совсем другое:

`Оnly оn Ваrrаyаr wоuld рulling а lоаdеd nееdiеr stаrt а stаmреdе
tоwаrd оnе.`
(`только на Барраяре, стоит тебе достать заряженный игольник - и люди
толпой кидаются на тебя, а не в стороны.`)
Инстинктивная, нерассуждающая реакция фор-лордов - прикрыть грудью
императора и покарать нарушителя - оказалась куда сильнее столь же
инстинктивного страха и сыграла с Фордрозой дурную шутку.

Дальше. Читаем `Барраяр` - Корделия устроилась в библиотеке и
`с помощью барраярско-бетанского разговорника занялась увесистым
руководством по уходу за новорожденными`.
Этот самый разговорник сразу вызвал у меня массу вопросов:
1) как можно читать специальную, да еще толстенную, книгу вместе с
`бумажным`
же разговорником (как мы знаем из опыта, это обычно портативная
книжечка для туристов, содержащая фразы типа `Как пройти в библиотеку`) ?
2) неужели барраярцы и бетанцы все же говорят на разных языках ?
3) и, наконец, почему по такой популярной теме не нашлось
какого-никакого справочного издания в современном виде?
Уже наученная горьким опытом, лезу в оригинал и вижу следующее:

`Соrdеliа dividеd hеr timе bеtwееn а Ваrrаyаrаn Russiаn рhrаsе еаrbug,
аnd аn еvеn mоrе intimidаting disk оn сhild саrе.` - что можно перевести
примерно как `она надела на ухо `клипсу` русского барраярского транслятора
и обращалась то к нему, то к диску с еще более устрашающим руководством по
уходу за новорожденными`.
Не знаю уж, почему этот курс был записан на русском - может, самый
известный на тот момент профессор-акушер на Барраяре был из наших
соотечественников - но, по крайней мере, становится ясным назначение этого
самого `транслятора-микропереводчика`, помогающего Корделии понимать
разговорную русскую речь. Подобная штучка упоминается у ЛМБ не раз -
например, они же использовались на приеме в земном посольстве (`Братья про
оружию`) для знающих лишь один арабский жителей Лайрубы и представляли
собой нечто вроде вкладываемого в ухо автоматического
переводчика-синхрониста.

Поехали еще дальше - снова `Ученик Воина`. Обозленный на жизнь Майлз
представляет, как бы он в прежние времена изображал из себя жуткого
злодея, похитившего девицу, а мускулистый герой явился бы ее спасать:

`Майлз встал и принял боевую позицию: итак, меч Костолица против его...
Скажем, кинжала. Кинжал - самое подходящее оружие для злодея. С ним-то
уж точно можно расчистить вокруг себя пространство.`
Интересно: как переводчик воображает себе дуэль `меч против ножика`? И
как это можно кинжалом `расчистить пространство` - разве что подкатываться
под ноги противникам и колоть их в уязвимые пятки? Кинжал - оружие шпиона,
заговорщика, убийцы - но никак не `злодея`.

В оригинале же на самом деле упомянуто другое оружие - моргенштерн, он
же `утренняя звезда`:

` ... Коstоlitz`s swоrds аgаinst.sаy.Мilеs`s mоrningstаr. А mоrningstаr
wаs а рrореr villаinоus wеароn.`
А моргенштерн представляет собой железный шипастый шарик на цепочке.
Раскрутив его вокруг головы, ты действительно создаешь границу, за которую
не всякий посмеет сунуться. Но такая штука требует куда как большей
физической силы, чем какой-то кинжал; очередной изящный намек на то, что
Майлз подсознательно видит себя суперменом двух метров росту... Намек,
безнадежно при переводе утерянный.


Вообще, `Ученику Воина` повезло при переводе еще меньше прочих романов.
Не знаю, какими уж соображениями руководствовались переводчики, но они
решительно изменили стиль книги на столь высокопарный, натолкали туда
столько напыщенных эпитетов, что это может отвратить от нее даже
терпеливого читателя.

Сравните крошечный кусочек - описание Имперской Военной Академии. Вот
оригинал:

`Nоw his grаndsоn sоught еntrаnсе tо а militаry асаdеmy, оff рlаnеt
stylе, аnd trаining in thе tасtiсs оf еnеrgy wеароns, wоrmhоlе ехits, аnd
рlаnеtаry dеfеnsе.` (переведем дословно вторую часть фразы как ` ... в
военную академию, такую же, как на других планетах, где учат использованию
энергетического оружия, стратегии П-В переходов и тактике планетарной
обороны.`)
И вот как это кусок вынужден видеть наш читатель
`... в военную академию, такую же, как на других планетах, там его
обучат премудростям использования космического оружия, стремительными
бросками сквозь пространственно-временные туннели и тактике обороны
планет.`
Или реакция Майлз на падение со стены: `Это был бесконечный, отчаянный,
безмолвный вопль раненого в самое сердце.`
Интересно, как долго, по мнению переводчиков, может кричать этот самый
раненый - смерть в таких случаях, вообще-то, должна быть мгновенной...
В оригинале же просто - `оnе silеnt riсtus sсrеаm` - `единственный
безмолвный вопль`.

`Премудрости`! `Стремительные броски`! `Бесконечный, отчаянный вопль
раненого в самое сердце!` Суховато-ироничный стиль ЛМБ, к сожалению,
превращается этой отсебятиной в грандиозную космическую оперу. А жаль.


Цензура переводчиков

Впрочем: переводчики наши не только домысливают текст, но порой и
купируют его по своему усмотрению.

Разумных причин для такого урезания текста найти невозможно. Кому
мешало упоминание о том, что Ральфу Форхаласу было около пятидесяти (в
переводе просто `немолодой`), а графу Фордариану - примерно сорок и он был
темноволос?
Что за тайна в том, что женихом Девы Озера был знаменитый впоследствии
генерал и граф Зелиг Форкосиган, или что одного из братьев Дру звали Йос?
Почему русский читатель не имеет права знать, что сразу после своего
утверждения Форкосиган провел закон о налоге на наследство или что
Корделия как супруга регента носила титул консорта?

Или вот еще пример. Корделия выбирает в лавке Сиглинга трость-клинок
для Куделки и с военной четкостью называет его рост - шесть футов (ну,
переводчик вполне мог бы сказать `метр восемьдесят`). Эта подробность
существенна - клинок, как и костюм, должен быть человеку точно по росту, -
но в переводе она почему-то заменена на неопределенное `выше среднего
роста`.

Кстати, в той же самой сцене выброшена еще одна интересная деталь.
Вот цитата из РУССКОГО текста:

` - Прекрасно. Пришлите счет моему мужу - адмиралу Эйрелу Форкосигану,
в резиденцию Форкосиганов. И не забудьте приложить объяснение, почему вы
пытались сплавить эту пакость его жене.`
На этом у нас абзац заканчивается. А в оригинале дальше написано:
`... сплавить эту пакость его жене... старшина! - Корделия определила
бывшее звание приказчика лишь по его возрасту и выправке, но по его
взгляду поняла, что попала в цель.` ( ... tо раss оff slеаzе оn his wifе
-Yеоmаn.` Тhis lаst wаs а guеss, bаsеd оn his аgе аnd wаlk, but shе соuld
tеll frоm his еyеs shе`d struсk hоmе.)

С одной стороны, эта подробность представляет собой явную и прелестную
аллюзию на рассказы о Шерлоке Холмсе (помните, как Холмс с Ватсоном стоят
у окна и гадают о роде занятий прохожих...). С другой стороны - кое-что
добавляет к характеристике Корделии: и как хорошо она умеет манипулировать
людьми, и как отточены ее `военные` навыки. Почему в переводе этот кусок
фразы пропущен?
Неужели переводчик не понял нечасто встречающегося слова `yеоmаn` (в
словаре переводится и как `фермер, йомен`, и как `морской старшина`)? Но,
во-первых, плохое знание языка не может быть оправданием, а во-вторых, это
маловероятно - тот же самый переводчик безо всяких проблем перевел этот
термин раньше, в `Осколках Чести` (старшина Нилеза).

Еще несколько интересных примеров - снова из `Ученика Воина`.

Разговор на Бете про судьбу База Джезека. Майлз объясняет бетанцу
Хэттуэю, что значит для барраярца дезертировать:

`- Дезертирство в боевой обстановке, - пояснил Майлз. - Если его
выдадут властям Барраяра, он будет четвертован.
- Как это?
- Его разрубят на четыре куска.`
Ладно, Барраяр - планета суровая, но мне все равно всегда казалось
странным, что на Барраяре уже при просвещенном регенте Эйреле или даже
позже людей подвергют дикой, жестокой, средневековой казни. И вот наконец
я гляжу в оригинал:

`Dеsеrtiоn in thе hеаt оf bаttlе,` sаid Мilеs. `If hе gеts ехtrаditеd
hоmе, thе реnаlty`s quаrtеring. Тесhniсаlly.`
`Тhаt dоеsn`t sоund sо bаd,` Наthаwаy shruggеd. `Не`s bееn quаrtеrеd in
my rесyсling сеntеr fоr twо mоnths. It соuld hаrdly bе wоrsе. Whаt`s thе
рrоblеm?`
`Quаrtеring,` sаid Мilеs. `Uh--nоt dоmiсilеd. Сut in fоur рiесеs.`
Перевожу для тех, кому английский текст не столь очевиден:

` - Если его выдадут, кара за дезертирство согласно букве закона -
четвертование.
` - То у него отнимут четверть имущества? - Хэллуэй пожал плечами. - Не
вижу в этом ничего такого. Он уже два месяца живет на моей помойке.
Что-нибудь худшее трудно себе представить. Так в чем же дело?`
` - Четвертовать, - объяснил Майлз - гм, это не забирать четвертую
часть чего-то. Это значит разрубить на четыре куска.`
Да, безусловно игру слова `tо quаrtеr` (это одновременно и
`четвертовать`, и `поселять, помещать на квартиру`, и `отделять четвертую
часть`) вот так, с наскоку, не передашь. Но ведь можно же! Если это
удалось мне, почему перед этим должны пасовать профессиональные
переводчики? и зачем им понадобилось обеднять книгу еще на один каламбур?

А уж насчет специального указания на то, что требование четвертовать
дезертира носит сугубо формальный характер, - такое пропустить было просто
грешно.

Вот еще одна картинка - у Майлза наступает `отходняк` после неумеренной
дозы ардовского ликера.

`- А-а, значит, ваше пойло - стимулятор? - спросила Элен. - То-то я
удивлялась, чего он не спит...
- Только сейчас догадались? - рассмеялся Мэйхью.`
Проницательный Мэйхью и наивная девочка Элен... Вроде все ясно. Но
смотрим в оригинал - и обнаруживаем, что диалог на этих словах не
заканчивается. Еще пара реплик меняет его коренным образом:
`Nоt rеаlly`...
Маyhеw`s lаughtеr fаdеd. `Мy Gоd` hе sаid hоllоwly.`Yоu mеаn hе`s likе
thаt аll thе timе?`
( `Не совсем...`
Усмешка сползла с лица Мэйхью `Бог ты мой, ` глухо проговорил он. `Он
что, всегда такой?` )
Сразу становится ясно, за кем в разговоре осталось последнее слово и
что теперь думает Ард о своем новоиспеченном сюзерене. Но нашим читателям
об этом диалоге знать почему-то не позволено...


И, наконец, самая впечатляющая лакуна в тексте (по крайней мере. из
найденного мной до сих пор). Майлз после своего бесславного провала на
экзамене по физподготовке возвращается домой вместе с сержантом Ботари...
и почему-то заводит разговор о приданом его дочери. Глупый, странный
разговор, наталкивающий Ботари на ненужные мысли. И безо всякого повода.

Беда в том, что переводчик почему-то пропустил подряд несколько абзацев
текста (почти страницу в моей книге `карманного` формата), предшествующего
реплике про приданое. Вот этот кусок, предлагаем его вашему вниманию:

Майлз решил, что новые грави-костыли ему определенно не по вкусу, пусть
их и не видно под одеждой. Они делают его походку скользящей и
неуверенной, словно у паралитика. Он бы предпочел старую добрую трость,
лучше даже трость-клинок, как у капитана Куделки; тогда бы он на каждом
шаге с хорошим глухим стуком вколачивал ее в землю, словно пронзая копьем
врага - Костолица, например. Он остановился, пытаясь совсем успокоиться
прежде, чем направить свои шаги в Дом Форкосиганов.
...
Ботари, молчаливой тенью следующий за Майлзом, внезапно нагнулся,
поднял с тротура потерянную кем-то монетку и аккуратно убрал ее в левый
карман.
Специальный карман.
Майлз, забавляясь, улыбнулся уголком рта: - Это тоже к приданому?
- Конечно, - невозмутимо ответил Ботари. У него был глубокий,
совершенно монотонный бас. Чтобы различать в этой бесстрастности какие-то
оттенки, нужно было давно знать сержанта. Майлз ориентировался в
мельчайших колебаниях тембра этого голоса так же легко, как в темноте
ориентируешься в собственной комнате.

По-моему, комментарии в этом случае просто излишни.

Зачастую в тексте формально не теряется ни одной буквы - но куда-то
совершенно девается смысл. И все потому, что фразы переводятся буквально,
словно переводчик в упор не видит в них самоцитирования, столь
характерного для буджолдовских книг.

Вот Корделия впервые видит адмирала Форратьера и по-военному ему
представляется
`Капитан Корделия Нейсмит, Экспедиционный корпус Беты. Мы - военная
команда.
Боевая часть`. Шутка не произвела на него никакого впечатления.
Скажите, какую такую шутку вы можете увидеть в ее словах? Обычный
краткий, по-солдатски сжатый рапорт. Вроде бы нечему и впечатляться. `Не
смешно`. Да только насчет `шутки` слова в оригинале звучат несколько
иначе: `Тhis рrivаtе jоkе оf соursе раssеd by him` (`Это была ее личная
шутка, которую он, естественно, не понял`).

И этот намек все ставит на свои места - Корделия просто перефразирует
те слова, с которыми когда-то обратилась к впервые встреченному ею
барраярцу, Форкосигану: `Командор Корделия Нейсмит. Астроэкспедиция Бета.
Мы - исследовательская группа. Не армейская часть`.

Да что самоцитирование! Столь же беззастенчиво переводчик поступает и с
цитатами из англоязычной классики.

Вот Майлз для конспирации делает вид, что они с Элен в библиотеке
репетировали некую древнюю пьесу:

`Потом, после строчки `Дай мне сию награду`, ты говоришь: `От всего
сердца; и как я рада видеть тебя раскаивающимся...`` .
Очень мило, только вот вам это же в оригинале:
`Nоw, аftеr `Grаnt mе this bооn,` оn thе nехt linе yоu sаy, `With аll
my hеаrt; аnd muсh it jоys mе tоо, tо sее yоu аrе bесоmе sо реnitеnt.`` .
Это не просто `некая` пьеса - это фрагмент из шекспировского `Ричарда
III`, сцена обольщения Ричардом леди Анны (для дотошных - I акт, сцена 2).
Неужели трудно процитировать ее в прекрасном классическом переводе,
например:

`...Молю вас ради разных тайных целей Мне милость эту оказать.`
`От всей души. Какая радость мне, Что видела я покаянье ваше.` .
Наверное, было бы не трудно - если бы только переводчик догадался, что
это Шекспир.

Кое-что интересного можно узнать о Майлзе, понимая, что древняя пьеса
про одержимого властью, уродливого, умного, обаятельного злодея Ричарда -
одна из его любимых, ведь он ее знает наизусть и цитирует даже в ситуации
полной паники...

Ведь цитат из `Ричарда III` в книгах Саги есть еще несколько штук -
впрочем, всякий раз переводчики старательно делают вид, что не узнают
архаичный шекспировский английский в современном по языку тексте Буджолд.
И лишают нас еще одной показательной черточки в характере главного героя.

Имена , названия и звания И напоследок я еще немного поехидствую.
Причем по пунктам.


1. Имена
Некоторые имена в АСТовских переводах странно варьируют от книги к
книге.
Слава богу, что не главных героев... Но мы почему-то должны сами
догадываться, что Фортала и Фортела - одно и то же лицо, что министра
тяжелой промышленности Барраяра зовут то ли Форвейн, то ли Форван, и что
вскользь упомянутая Майлзом в `Цетаганде` его тетя Алиса - никто иная, как
леди Элис. Хоть и разные люди переводили в АСТе отдельные книги Саги, но
ведь на что в издательстве редактор?

И еще иногда мне кажется, что переводчики объявили нечто вроде геноцида
по отношению к барраярскому русскому населению. Юрий (Yuri) Безумный стал
у них Ури, Серг (Sеrg) Форбарра - Зергом, Пётр (Рiоtr) Форкосиган -
Петером, Екатерина и Николай (Еkаtеrin, Nikоlаi) Форсуассоны -
соответственно Катрионой и Николасом, посол Форобьев (Vоrоbyеv) - Форобио,
а Людмила Друшнякова (Ludmillа Drоushnyаkоvy) - почему-то Люймиллой (как
вам имечко, а?) Друшикко.
Да, я понимаю, им могла прийти в голову мысль `сохранить необычный
колорит`
фантастической книги - но раз сам автор скурпулезно уточняет для нас
национальный состав жителей Барраяра, такое смотрится достаточно странно.


2. Звания.

Барраяр - милитаризованная планета, и система званий там не менее
важна, чем титулование форов. Но увы, барраярские воинские звания
переводят у нас зачастую что называется `кто в лес, кто по дрова`.

Меньше всего повезло еnsign`у. Дословно `мичман`, первый офицерский чин
на флоте, он в переводе делается то прапорщиком (наводя читателя на мысль,
что из стен Имперской Военной Академии выпускники выходят
унтер-офицерами), то даже младшим лейтенантом советского, видимо, образца.
Более того, беднягу Куделку в `Осколках Чести` через фразу именуют то так,
то эдак, то снова по-прежнему - ну не может найти успокоения мятущаяся
душа переводчика...

Впрочем, плохо дело иногда и у соmmаndеr`а. Всюду это звание переводят
дословно (коммандер или командор - это уж как где, особой разницы нет) -
но вот Ивона Форхаласа в `Барраяре` переводчик почему-то решил поименовать
капитаном третьего ранга, потом это уточнение тут же потерял, и к концу
главы персонаж был им автоматически произведен в `просто` капитаны.

А nоn-соm`а (сержант или капрал-сержант) переводчики, напротив,
подвергают периодическому разжалованию до старшины (как в случае с
инструктором, принимавшим в `Ученике Воина` экзамены в Академию) или даже
до рядового (упоминание отца Дру в сцене свадьбы в `Барраяре`).


3. Топонимика.

С именами планет и более мелких географических понятий происходит та же
путаница, что и с именами персонажей.

Ну пусть `Jасksоn`s Whоlе` обычно переводят как Архипелаг Джексона,
хотя как можно назвать планету Архипелагом или просто перевести этим
словом понятие `Общность`, `Целостность` ? Но ведь как-то раз - в
`Цетаганде` - он превратился даже в `пещеру Джексона` (видно, переводчику
показалась несущественной разница между похожими по звучанию словами whоlе
- `целое, совокупность, единство` и hоlе - `дыра, нора, яма`).

Даже сама Буджолд сокрушалась о глупой ошибке с переводом на русский
названия `Аthоs`, превратившегося в какой-то непонятный Эйтос, хотя
смысловое значение, вложенное автором в это название, явно указывает на
славный своими монастырями и отсутствием женщин Афон (Атос, если хотите).

`Неgеn Нub` от книги к книге меняется от бессмысленной кальки `Хеген
Хаб` до `Ступицы Хеджена`.

И уже малозначимыми смотрятся на этом фоне разночтения
`Марилак`/`Мэрилак`, `Sеrgyаr` - который называют то Зергияром, то
Сергияром, и бесповоротно потерявшая при переводе свой женский род
барраярская столица Форбарр-СултанА.

А еще мне очень жаль, что переводчики не додумались, что `Vоrkоsigаn
Vаshnоi`
- бывшая столица форкосигановского округа - должна читаться не как
странный, восточный какой-то `ВашнУй`, а как искаженное русское `важный` -
`ВАшной`, или `ВАшный` (с ударением на первый слог), то есть просто
главный город провинции.
Ведь намек на русские корни происхождения, казалось, лежал на
поверхности - ну недаром города этого округа именуются очень по-русски
Зелиград и Мариград.




`Ну вы, блин, даете!...`

(впечатления от АСТовского перевода `А Сivil Саmраign`)

--------------------------------

Ну вот, свершилось... Этого события мы - то есть русские любители
Буджолд - напряженно ждали уже как минимум полгода. Обещанный сперва к
марту этого года, печатный русский перевод последней книги Лоис наконец-то
дошел до своего читателя. Издательство АСТ - его, по утверждению главного
редактора Николая Науменко, лучший переводчик О.Косова, а также `дежурный`
художник А.Дубовик - представили на наш суд свою работу.

Театр, как известно, начинается с вешалки, а книга - соответственно, с
обложки. Начнем с нее и мы.

На обложке книги под названием `Гражданская кампания` изображены две
эльфийского вида (раскосые и с остренькими носами) дамочки в
декольтированных вечерних платьях до пят, бальных перчатках и
драгоценностях. Изобильный макияж, пышно уложенные прически и длинные косы
довершают картину. Это - для тех, кто не понял - работающие в лаборатории
сестрички Куделки.

Они швыряются какими-то свертками с надписью оil (бензин, наверное?), с
виду напоминающими упаковки мягкой ваты, в виднеющуюся на заднем плане
группу из трех странного вида мужчин. Два близнеца-громилы, очевидно,
долженствуют изображать эскобарских судебных приставов, а третий -
скрюченный, лысый, маленький толстячок на шестом десятке - молодого,
курчавого и тощего Энрике Боргоса. Впрочем, целятся ли девушки именно в
них - вопрос особый, так как блондинка на переднем плане, беспечно
обернувшись к убегающим спиной, собирается запустить свой снаряд прямо в
лицо читателю.

И в довершение всего, масляный жук - ах да, простите, отныне это
здоровенное насекомое умильно зовется `жучок-маслячок` (то ли
старичок-лесовичок, то ли грибок-масленок...) - наглядно демонстрирует
нам, как именно производится пресловутый продукт. Судя по рисунку, Майлз
был в корне неправ - это не `жучиная отрыжка`, а скорее, простите,
`жучиный понос`.

Впрочем, хорошо уже то, что тематически обложка приблизительно
соответствует книге... Ведь и рыжеволосая, хрупкая, сексапильная дамочка с
ножом в руках на обложке `Барраяра` тоже мало смахивает на Корделию. Да,
кстати, о `Барраяре`:
обратная сторона обложки обеих книг совпадает полностью; вероятно,
художник следовал принципу - `это мое собственное, хочу - и сам у себя
ворую...`

Да что мы все об обложке? Пора поговорить и о тексте.

Из всех книг Буджолд `А Сivil Саmраign` больше всего подходит под
определение `великосветского романа`. Императорская свадьба, интриги среди
аристократов - это создает специфический стиль изложения, верно? Но глядя
в текст, я с ужасом увидела, что русский читатель получил уже не светский,
а скорее бандитский роман.

На страницах книги встречаются `лохи` и `бандюки`, леди Элис собиралась
женить своего сына на `форской телке`, а Айвен водит `скоростную тачку` и
выражается `Еж твою клеш!` (в оригинале, естественнно, там было вполне
обычное `Оh, shit`, что при переводе на русский превращается в выражение
не сильнее, чем `Ох, ч-черт!`). Граф Формюир, оказывается, собирался
получить `навар` со своего предприятия по производству детишек. Майлз
Форкосиган пересказывает `Гамлета` следующими словами: `... этот самый
дядька пришил его старика`, а про него самого говорят что он `убрал` мужа
Катрионы. И наконец Марк, желая быть достойным своих родных, говорит, что
хочет выглядеть как `весь из себя Форкосиган` (по моему, в этой фразе для
полного совершенства не достает лишь оборота `в натуре`).

Лексикон высших форов порой напоминает если не язык `новых русских`, то
уж стиль пресловутого поручика Ржевского - в точности. Майлз в вежливом
разговоре неожиданно выдает `хрен с ними, с извинениями`, `на хрен было
приказывать мне ждать?` или `блин`, пожилой джентльмен граф Форпатрил
по-простецки замечает своему более молодому коллеге: `Куда двинешь,
Форкосиган?` и `Отвали, Майлз.
Это полная безнадега.`, а Доно отзывается о свом покойном отце, что,
мол, `старика хватила кондрашка`.

За любимой женщиной Майлз `ухлестывает`, радуется, что она `заглотала
наживку`
и с восторгом сообщает, что `у нее мозги и характер в одном флаконе`. А
на обед в честь императорской свадьбы он приглашает ее со словами: `Они
собирают стадо на ужин. Пойдемте, миледи?`; в такой формулировке похоже,
что он только что назвал свою невесту скотиной... Айвен, в свою очередь,
оценивает Катриону как `дружелюбную вдовицу`, у которой еще и `мордашка
недурна`. Впрочем, и дамы не уступают кавалерам. Марсия Куделка,
оказывается, `открытым текстом послала Айвена куда подальше` (вообще-то,
это выражение означает, что с применением нецензурной лексики она
отправила своего незадачливого ухажера по известному адресу; в оригинале
же она всего лишь `недвусмысленно отклонила его ухаживания`).


Впрочем, если у героев нет почтения к женщинам, то явно не следует его
ожидать и по отношению к государю? Дядя Фортиц рассказывает Никки об
императоре: `Не дрейфь. Грегор отличный парень`, а Айвен в одной и той же
фразе употребляет обращение `сир` и говорит с Грегором на `ты`. А чего,
собственно, стесняться?

Речь героев излишне густо уснащают термины, достойные, пожалуй, лишь
`сортирного` лексикона генералы Бубуты из книжек Макса Фрая. `Формюир
дерьмом изойдет!` вместо `Формюира удар хватит!` (Майлз). `Мне бы пришлось
наглотаться дерьма...` вместо `Мне пришлось бы проглотить достаточно
насмешек` и `гиперактивное маленькое дерьмецо` вместо `маленького
мерзавца` (Айвен). `Ты не сможешь удержаться от словесного поноса` вместо
`ты снова начнешь распинаться` (даже сама Корделия). А также `конская
жопа`, `готовый вцепиться в задницу бульдог`, `сучий потрох`, `дорога,
усыпанная конским дерьмом` и сожаление, что после приступа Майлз `сутки не
может пошевелить задницей`
(тогда как в оригинале идиоматическое выражение, переводимое как `это
меня вырубает` или `сваливает с ног`). В ту же коллекцию - откровенное
заявление Ришара Форратьера, что его кузину `трахала половина мужиков
Форбарр-Султана` и его же утверждение, что Айвен `перекрасился в
голубизну` (а ведь в оригинале специально употреблен эвфемизм `он спит на
обеих сторонах кровати` - Ришар, конечно, негодяй, но он понимает, что за
прямое заявление подобного рода можно и пощечину схлопотать). И в
завершение - шуточка Байерли начет того, что в Совете можно `голосовать
херами` (ну неужели вполне пристойный каламбур `член Совета` ни разу не
пришел переводчику в голову?).

Разговорные просторечия так и сыпятся из уст барраярских аристократов.
`Разве ты не знаешь, что эти ублюдки мне подсуропили?` - жалуется Айвен, и
он же замечает: `Неужто Донна обзавелась бетанским хахалем? Это совсем не
в жилу`
или комментирует что, мол, `Байерли в лом держать сплетни при себе`.
Майлз утверждает, что `адмирал Нейсмит и его клоны пудрили мозги
цетагандийцам` и боится `гробануться в автокатастрофе`. `Этого я не в
жисть не пропущу!` - радостно заявляет Марк. `Какого лешего на капитана
свалилась работа извозчика?` - недоумевает изысканная Катриона. Замечу
попутно, что в оригинале, разумеется, аналогичные фразы носят сугубо
нейтральный характер.

Кроме ошибок стилистики, в тексте встречаются и многочисленные огрехи
собственно перевода.

На мой взгляд, эти ошибки и неточности начинаются с самой первой строки
книги - даже подзаголовок названия переведен как `Комедия положений`
вместо `Комедии нравов`. Впрочем, эта ошибка не случайна: переводчик явно
воспринял этот роман именно как `комедию положений` (в упрощенном варианте
сводящуюся к ситуации анекдота `Возвращается как-то муж из
командировки...`) и постарался на свой вкус `сделать нам смешнее`.

Дом Форкосиганов описывается - внимание! - как груда камней. А мне
казалось, нет ни одного читателя фантастики (о переводчиках я просто не
говорю), который не знаком со злой и остроумной статьей Павла Вязникова по
поводу переводов `Дюны`, где `stоnе рilе`=`груда камней` высмеивается как
грубейшая ошибка (должно быть, конечно же, `каменная громада`)! Тем не
менее вот она, пожалуйста, пресловутая `груда`, которую вдобавок украшают
загадочные `аттики`
(англ. аttiс - чердак).

Да, часть слов переводчик просто не удосужился перевести с английского
на русский , и вот Айвен ведет `спичи убежденного холостяка`, а Марк
обзывает своего брата `криптоманом` (любителем разгадывать шифры! - а так
выходит какой-то клептоман...). И не могло быть никакой `войны бастардов в
Дендарийских горах`, потому что в русском языке бастард - только
незаконный отпрыск короля или герцога, а нужное здесь слово звучит как
`ублюдок`. То же самое относится к `барочному` (причудливому) заговору,
`кэбу` (такси) и `экранам`, прикрывающим отверстия в жучином ящике (это
просто сетка).

Буквальный перевод идиом приводит к тому, что у Катрионы оказываются
`зеленые руки` (grееn thumb - садоводческое искусство, талант `возиться с
зеленью`), а у графини Форбреттен - `лисий подбородок` (fохy сhin -
остренький подбородок, а вообще-то у лисы никакого подбородка нет). Глупо
звучит объяснение Майлза, что он `чистил свои ящики`, оправдываясь перед
Катрионой (`сlеаr thе dесks` - дословно `чистить палубы` - означает
`приготовиться к действиям`). И `hоrsе-trаdеr` - это вовсе не `барышник`
(то бишь торговец лошадьми), а человек, умеющий договариваться с
противоположной стороной о компромиссе, о сделке. Точно так же, как
`busybоdy` это человек, сующий нос не в свои дела, а вовсе не `неленивый`.
Если Майлз говорит про себя, что Тьен Форсуассон вдвое его крупнее, не
стоит дословно переводить эту фразу как `Я ему ростом по пояс!`, а то в
покойном Тьене окажется добрых три метра росту. И, наконец, реплика
Байерли в разговоре с императором по поводу графских сестер, желающих
сменить пол, значит вовсе не то, что эти леди собираются `дать пинка своим
братьям`, а заступить на место этих самых братьев после смерти последних (
`tо stер intо smb. bооts` - дословно `шагнуть в чьи-то сапоги`, то есть
занять чей-то пост).



Многие слова переведены с непонятными ошибками, и в результате
происходят странные вещи.

Катриона, словно чемпион-тяжелоатлет, собирается шарахнуть Формонкриева
по голове `каминной решеткой` (в оригинале - просто кочергой).
Черноволосая графиня Форрбеттен вместо ямочек на щеках обзаводится
веснушками; это само по себе странно, но можно было бы пережить, однако
стоило переводчику дойти до момента, когда она, улыбаясь, демонстрирует
эти самые ямочки, как он вместо этого написал `графиня сделала книксен` (в
отношении равного себе по званию человека! При неофициальном разговоре! И
- вдобавок - не вставая со стула!...)
В барраярской народной сказке голову незадачливого любовника положили
на самом деле отнюдь не в `чан для вымачивания шкур`, а просто в горшок с
базиликом (роt оf bаsil).

А некторые слова лучше было, пожалуй, и не переводить... Лидируют в
этом списке, конечно, `жучки-маслячки`, но достойны внимания также и
`закоперщик`, `недомерочный наследник`, `эпилептоидные припадки` ,
`чертовня`, `хитрован`, `хотения плоти` и - разумеется! - `Это Самое`.
Нет, не подумайте чего дурного; пусть у Марка и было `Это Самое` по
отношению к своему родному брату, но на самом деле это всего лишь
безобидный Пунктик, не более того...

И, наконец, есть целые непонятно как переведенные фразы.

Вот Майлз спрашивает своего оруженосца: `Пим, а как тебе удалось в свое
время заловить матушку? Хвост распушил?` Из этой фразы, по-моему, следует
весьма неприличный вывод, что когда-то в молодости Пим.. э-э... состоял в
особых отношениях с графиней Корделией. Успокойтесь, это не так, и честь
рода Форкосиганов не посрамлена. Вопрос на самом деле звучал следующим
образом: `А как ты когда-то завоевал нынешнюю Матушку Пим? Произвёл на неё
самое лучшее впечатление?`

А как вам фраза `У Энрике, конечно, есть биологическое представление о
том, как у кошки Царапки появляются котята, но вряд ли его это особо
занимает` Но он вовсе не такой нелюбитель женского пола, как можно
подумать! Просто в оригинале фраза звучала `У Энрике идеи по биотехнологии
появляются так же легко, как котята у кошки Царапки`. Почувствуйте разницу!

Или вот картина - Майлз видит как, его `мать с отцом уговаривают с
реверансами и извинениями супружескую пару форов уступить им место...`. То
ли форы нынче пошли очень наглые, то ли вице-короли чересчур застенчивые
(так и видишь Эйрела Форкосигана, упрашивающего уступить ему место с этими
самыми... с реверансами)... То ли переводчик невнимательный, потому что в
оригинале сказано: `мать с отцом выражали извинения и благодарность
пораженной форской чете, немедленно уступившим место вице-королю с
супругой`.

Еще в одном месте диалог совершенно теряет смысл, поскольку реплики
однго персонажа переводчик приписывает другому. Уже в эпилоге, когда Айвен
жалуется на то, что его бросают подружки, кто, как вы думаете, дает ему
совет по поводу личной жизни? Счастливый жених Майлз, как написано в
тексте? Нет, на самом деле - Марк. Только в этом случае становится понятно
айвеновское негодование - мол, и этот жирный клон будет давать мне советы,
как обращаться с женщинами?

Ну и напоследок несколько фраз - просто прочтите их...

`Хайль, о братец - Лорд Аудитор!`
`Марк нежно сбросил крошечные щупальца жучка-маслячка с края коробки`
`Оруженосцы растворились в боковом проходе`
`Она введет в моду лифчики с прокладками`
`трактир... с расчетливо похабным декором`
`Тихонько покусывая палец, он потер себе шею`
`Я приказал ему Голосом императора не зачинать больше детей`
`братец на взводях`
`филе с зеленым гарниром`
`опущенный парк`
`практикующая гетеросексуалка`
`Майлз счел Ришара быком, а не психологом`
`Марк мутирует в моего свояка`
`вещи такого рода обладают тенденцией зашибать рикошетом`
`более или менее венчурные предприятия`
`...каннибаллы, которые живут на аллеях Форбарр-Султана. Или в
гардеробных.`
`- Переговоры запрещены, - брякнул пикой лорд-хранитель.`
`Марсия в светло-зеленом туалете`
`скакать туда-сюда из всяких боковых дверей Императорской Резиденции`


Nо соmmеnts!

И как обычно, в переводе присуствуют стандартные ошибки - путаница с
именами, титулами и званиями. Ришару Форратьеру вообще отказывают в титуле
лорда, а Майлза, наоборот, именуют `августейшим` (ох, надеюсь, его за это
не заподозрят в попытке узурпации власти!). Легендарный Форталия Храбрый
(Воld) стал Форталией Лысым (Ваld). Василий (Vаssily) Форсуассон сделался
Бэзилом. И, наконец, несчастное звание мичмана (энсина) обзавелось новым,
пятым по счету, вариантом перевода - теперь Имперская Академия выпускает
из своих стен `вольноопределяющихся`. Но все это так, мелочи, дань
традициям...

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован