30 января 2007
4312

Особое мнение Станислава Кучера и Леонида Млечина. 30.01.2007

Передача : Особое мнение
Ведущие : Матвей Ганапольский
Гости : Станислав Кучер, Леонид Млечин


М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ведь сегодня только вторник, дорогие друзья. И что, собственно, должно произойти за этот понедельник, за этот вторник, ничего, после активного отдыха в субботу и воскресенье. Тем не менее, события есть. Здравствуйте, в студии программы "Особое мнение" Матвей Ганапольский, вместе со мной два известных журналиста, Леонид Млечин, добрый день, Леонид.

Л. МЛЕЧИН: Добрый день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Станислав Кучер.

С. КУЧЕР: Приветствую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте начнем, я напоминаю, что все ведущие программы "Особое мнение" по-разному строят свою программу, вопросы берут из разных источников. У меня четко, я беру из новостной ленты. Итак, давайте начнем. Первое свежее сообщение, которое появилось, вот оно появилось, новые обвинения в адрес России выдвинул белорусский лидер Александр Лукашенко, он утверждает, что российское руководство не желает сближения двух стран. Цитата, правда состоит в том, что мы оголтело больше не можем бежать в Москву, потому что этого не хочет Москва, этого не хочет руководство России. Камни в сторону Белоруссии швыряли еще во времена первого президента России, но мы договаривались. Здесь же при нынешнем руководстве России не первый год идет массированная атака на Белоруссию. Об этом Лукашенко сказал на встрече с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Ваше "Особое мнение" по поводу этого заявления, пожалуйста, Леонид.

Л. МЛЕЧИН: А что ж тут особого, тут мнение самое, что ни на есть, обычное. Лукашенко дико обижен на эту историю с газом, естественно, он не ожидал, он все так умело, все так красиво говорил много лет, так хорошо говорил, что рассчитывал, что за эти красивые речи ему будут хорошо платить газом. Так, в общем, и происходило, и газом, и нефтью, и всем прочим. А сейчас он, конечно, чудовищно обижен, да, действительно, так. Что касается вопроса об объединении Белоруссии, то давайте прямо скажем, что ни наши руководители, ни белорусские этого в реальности не хотят. Т.е. наши готовы на объединение только в том смысле, что Белоруссия вольется в состав России в качестве одного из субъектов, губернии, так сказать, области. А Лукашенко, естественно, на это не согласен, он президент, с какой стати он будет терять президентский пост.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. обида, обида и еще раз обида, да?

Л. МЛЕЧИН: Обида с обеих сторон, обида, потому что он обижается, что перестали поставлять по льготным ценам энергоносители, наши на него обижаются, что, в общем, за те энергоносители, которые ему давали, он мог бы себя вести более лояльно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я только обращу внимание, дело в том, что разные говорят о разном. Например, известный аналитик, экономист от журналистики и журналист от экономики Юлия Латынина, она в нескольких своих публикациях смеется над этой точкой зрения. Она говорит, что, на самом деле, не мы высекли Лукашенко, а Лукашенко высек нас, достаточно почитать ее публикации, из которых становится понятно, что в результате, как они получали по 40 с копейками наш газ, так в результате, если все подсчитать, они и так и получают. Но я не хотел бы сейчас вдаваться в эту историю, что, страны наши уже не будут объединяться?

С. КУЧЕР: Во-первых...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это главный вопрос.

С. КУЧЕР: Лукашенко, Лукашенко сказал то, что он сказал, на встрече с Зюгановым, это уже многое объясняет. Т.е., я думаю, встречался бы он, допустим, с Гарри Каспаровым, к примеру, его речи были бы немножко другими.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это Зюганов, и это многое объясняет.

С. КУЧЕР: Во-вторых, помимо, т.е. это объясняет, по крайней мере, риторику определенную. Во-вторых, помимо, собственно, чувства обиды, Александр Григорьевич, действительно, человек обидчивый, точно также он легко, точно также он и отходчивый, точно также он и убеждаем. Я очень хорошо помню, как Борис Абрамович Березовский вместе с господином Гусинским повезли в Минск целую компанию российских журналистов, которые убеждали Лукашенко освободить Шеремета, что, собственно, и произошло именно после этой теплой дружеской встречи, когда Лукашенко всерьез доказывал группе совершенно разных российских журналистов. Там были такие деятели, как Доренко и как Леонтьев, представляющие разные лагеря, он доказывал тогда, почему он взял Шеремета, а потом с большим удовольствием его отпустил под влиянием этого разговора. Т.е. он такой, для него личные чувства играют огромную роль. Помимо личного, есть еще и история того, что любой диктатор, а Лукашенко все-таки является, хорошо, не диктатором, но авторитарным руководителем, так вот, любому авторитарному руководителю, находящемуся еще в известной изоляции, для того, чтобы пользоваться уважением и поддержкой определенной части своего общества, народа, ему нужно периодически подчеркивать, что его страна находится в изоляции, что она в кольце врагов, что вот-вот будет все хуже, хуже и хуже. Поэтому если бы истории с газом не было, то Александру Григорьевичу нужно было бы ее придумать. Либо Путину ее нужно было придумать. Лукашенко придумал бы другой повод для того, чтобы обидеться на Россию. А что касается сближения, это как все разговоры об СНГ вообще, как могут существовать абсолютно на одинаковых правах страны с разным уровнем, скажем так, модернизации экономики, т.е. есть такое понятие, как модернизация государства, модернизация державы. Сюда входят экономические понятия, политические, в политические понятия входят демократия, развитие демократических институтов. Здесь-то как раз мы постепенно ближе к Белоруссии подходим. Но экономики разные. И, безусловно, если бы и состоялось некое объединение, могло бы состояться только на основе поглощения, как это произошло с Западной и Восточной Германией.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, я понял, я понял, не будет Лукашенко поглощаться, не хочет он.

С. КУЧЕР: Леонид, по-моему, говорил уже в этой студии, уже однажды очень правильно сказал, что, собственно, до тех пор, пока будут живы-здоровы и во главе государства эти два человека, Путин и Лукашенко, не будет никакого объединения вообще.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, я не возражаю, как скажете.

С. КУЧЕР: Секундочку, Матвей, вы считаете, что нехорошо, что не будет объединения России и Белоруссии?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня вообще нет своего мнения. Кто я? Червь жалкий, сижу, веду передачу, что вы меня трогаете?

С. КУЧЕР: Что-то все прибедняются. Я давеча в Питере был, у меня отец точно также спросил, кто ты, говорит, почему ты не в телевизоре, как многие известные? Я говорю - папа, потому что, наверное, я никто. Он говорит, да, вы все сегодня никто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Правильно.

С. КУЧЕР: Потому что они большие, они кто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Правильно, правильно, вот сидим и отдыхаем, сидим, обсуждаем тут немножко, чуть-чуть нас показывают, чуть-чуть подслушивают. Давай темку я тебе интересную подброшу, смотри. Аман Тулеев, губернатор Кемеровского края.

С. КУЧЕР: Тоже, кстати, очень обидчивый и отходчивый человек.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так вот, мы сейчас выясним стадию, это стадия, где он был обидчивый или отходчивый. Цитата, антисоветская истерия, которая уже несколько лет назад, лет подряд...

Л. МЛЕЧИН: Антисоветская или все-таки антироссийская, интересно?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Антисоветская, так пишет, товарищи, я не меняю слова.

Л. МЛЕЧИН: Просто уточнить для наших слушателей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы трактуете. Антисоветская истерия, которая уже несколько лет подряд трясет страны Балтии, достигла своего пика, пишет сегодня в своей статье в "Независимой газете" губернатор Тулеев, комментируя эстонский закон о защите воинских захоронений, которые, я напомню, позволяют местным властям на законном основании переносить памятники, в частности, снести бронзовый памятник Воину-освободителю. Тулеев отмечает, что в идеологической войне против оккупационного режима СССР, в кавычках, балтийские соседи докатились прямо до средневековья, до осквернения могил, такое немыслимо нигде в мире. Он упоминает, что памятники советским воинам, которые погибли во время Великой отечественной войны, во всех странах содержатся в образцовом порядке. Вспоминает Трептов парк, вспоминает Германию, где все это вылизано, вычищено, и говорит - наши балтийские соседи позволяют себе открыто глумиться над святым местом и, по сути, ревизовать итоги второй мировой войны. Вот такая история.

Л. МЛЕЧИН: Как раз на эту тему говорили, господин Тулеев, наверное, там медленно пока до него дошло из Москвы, он тоже счел своим долгом какую-то лепту внести в обсуждение этого вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это самое слабое объяснение, что что-то медленно до него дошло.

Л. МЛЕЧИН: Да, до него медленно дошло, потому что здесь в Москве уже все отговорили, если вы заметили, на этом все закончилось. Лавров сказал, что никаких санкций против Эстонии вводить не будем, т.е. на этом вопрос, по существу, закрыт. Остались...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что же он вдруг напомнил? Вообще я хочу сказать...

Л. МЛЕЧИН: До него медленно доходит, все-таки далеко Кемерово от Москвы, пока газеты пришли старые.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это вы, знаете, наивный такой разговор, товарищ Млечин, что это такое?

Л. МЛЕЧИН: Да нет, господин Тулеев время от времени считает нужным напомнить о себе в Москве, каким-то образом, он откликается на какие-то инициативы, пока помощники эту статью писали, пока они договаривались в Москве напечатать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. вы, господин Млечин...

Л. МЛЕЧИН: Опоздал на пару недель, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы, господин Млечин, хотите сказать, что если политик, а Аман Тулеев - это политик...

Л. МЛЕЧИН: Опаздывает на две недели, минимум, то он политик очень провинциальный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Провинциальный, да?

Л. МЛЕЧИН: Очень провинциальный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Серьезно?

Л. МЛЕЧИН: В плохом смысле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хотите, я вам еще один пример такого опоздания? Уже я посмотрю, как вы, товарищ Млечин, будете вертеться. Еще один политик...

Л. МЛЕЧИН: Я такой плотного сложения, меня слушатели не видят, мне уже трудно вертеться, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще один политик немножко опоздал, причем он опоздал не на две недели, а он опоздал, я вам даже скажу, где-то так на год, и в полном порядке парень. Читаю, это пишет нам некий такой Турханский Коля, селькор, он о себе, неважно, в общем, наш радиослушатель. Он пишет, ответьте, пожалуйста, замминистра юстиции Колесников призывает принять новую конституцию России. Цитата, это разве нормально, четыре года для президента такой огромной страны, это ему времени не хватит, чтобы объехать всю страну, сказал Колесников. Дальше, цитата, в такой стране с устоявшейся демократией, как Франция, президент избирается на 7 лет, цитирует слова замминистра "Интерфакс". До товарища Колесникова, который сидит в Москве, тоже долго это шло?

Л. МЛЕЧИН: Конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или, может, вы исправите свою точку зрения?

Л. МЛЕЧИН: До Колесникова не дошло, что во Франции изменили срок правления, не 7 лет теперь. До него все медленно доходит. Во-вторых, господин Колесников, как переведенный из Генеральной прокуратуры в министерство юстиции, т.е. на второй эшелон, тоже должен напоминать о своем существовании.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так это же другое дело.

Л. МЛЕЧИН: Вот и напоминает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это же, значит, называется - напоминать о своем существовании.

Л. МЛЕЧИН: Так я и сказал, Тулеев напоминает о своем существовании, Колесников напоминает о своем существовании.

С. КУЧЕР: А вообще, что касается последнего примера, то здесь Владимиру Владимировичу впору вспомнить песню Бориса Борисовича Гребенщиками со словами - зачем нам враги, если у нас такие друзья.

Л. МЛЕЧИН: Нет, я думаю, что Владимиру Владимировичу приятно, тем не менее, все-таки приятно, когда люди говорят, что нет, мало ты нами поруководил, поруководи еще.

С. КУЧЕР: Так то люди.

Л. МЛЕЧИН: Стасик, ты лучше просто, ты подумай, это ж по-человечески приятно.

С. КУЧЕР: Цитируемый, в данном случае, товарищ...

Л. МЛЕЧИН: Приятно, это приятно очень по-человечески так же, как людям приятно напомнить начальнику, что они его любят, что они хотели бы дальше быть под его руководством.

С. КУЧЕР: Я хочу, опять же, мы об этом много раз говорили, но такие вещи надо повторять снова, снова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, повторять не надо, зайди с другой стороны.

С. КУЧЕР: Снова, снова и снова. Но здесь с другой стороны зайти можно только следующим образом, что тот же самый Аман-Гельды Тулеев, которого достаточно давно хорошо знаю, в принципе, он человек, на самом деле, очень разумный, вообще очень часто политики публично выражаются намеренно более парадоксально и более по-идиотски выглядят, чем они выглядят в жизни. Т.е. в жизни человек может быть вполне разумным, а заявления публичные делает так, эффективности ради, эффектности, точнее. Так вот, что касается памятников и т.д., опять же, повторю еще раз эту мысль, и Тулееву, и многим другим людям следует обратить внимание на то, как обращаются наши соотечественники с памятниками времен второй мировой войны и с могилами наших солдат на нашей территории, в первую очередь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это для меня не довод, это даже, это несерьезный разговор, это принцип - а у вас негров вешают.

С. КУЧЕР: Абсолютная ерунда, Матвей, перестань, о чем ты говоришь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. получается так, что если...

С. КУЧЕР: Матвей, речь идет о том, что, да, прежде чем, прежде чем, что нужно защищать, речь идет о чем, о том, чтобы защищать память своих мертвых, в том числе, павших за нашу родину.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это наши внутренние дела, а история с Эстонией - это совсем другая вещь.

С. КУЧЕР: Память надо защищать здесь, в первую очередь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это кому ты говоришь?

С. КУЧЕР: Эстонию надо экономически завоевывать, если вам хочется каким-то образом повлиять на нее.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О, крутой.

С. КУЧЕР: А не выходить на улицу и говорить о том, что вот, эстонцы, такие поросята.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, ты мне по поводу Тулеева, ты мне, как это, что не делай, не парь мозги, какое еще выражение есть? Какие?

Л. МЛЕЧИН: Мне нравится "не гони".

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не гони пургу, да, ты мне скажи по поводу Амана Тулеева.

С. КУЧЕР: Я Кучер, я обязан гнать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что это, что ты говоришь?

С. КУЧЕР: Я, говорю, Кучер, у меня профессия такая - гнать лошадей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да-да, это прозрение такое или человек просто напоминает о своем существовании, на что он рассчитывает?

С. КУЧЕР: Просто напоминает о своем существовании, плюс ко всему, он, действительно, он всегда был так настроен патриотически, если так можно назвать патриотизм, подобные заявления делал всегда, сколько я его помню, года с 90-го.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А товарищ Колесников?

С. КУЧЕР: Всегда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Товарищ Колесников? Коротко.

С. КУЧЕР: Товарищ Колесников, товарищ Колесников пришел в министерство юстиции недавно, никоим образом себя там не проявил до сих пор, вот первое его проявление, не зря сидит, не зря перевели.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошее проявление. Так, давайте еще одну тему, у нас так получается, что такие какие-то яркие вещи, политологи из США тут отметились. Американцы плохо относятся к России, потому что та плохо себя пиарит, точка. Помощник Путина согласился. Цитата, Россия считается дружеским государством и стратегическим партнером США, однако имидж страны, в особенности ее политики, остается на низком уровне среди американцев. К такому выводу, это передает "Вашингтон профайл", пришли авторы статьи, опубликованной в бюллетене "Russia Business Watch", который выпускает организация Американо-Российский деловой совет. Они писали. Значит, в 2005 г. Россия официально потратила на лоббизм в США лишь 106.5, а, сейчас, 106.5 тыс. долларов. Для сравнения, расходы Грузии ничтожной составили 338 тыс., Казахстан - 481 тыс., Украина - полмиллиона долларов, а Южная Корея - почти 30 млн., Израиль - 11 млн. Причем эти данные, не учитываются расходы диаспор и т.д. Так вот, такая история, вот видите, как, как-то мы...

С. КУЧЕР: То, что в Кремле плохо занимаются пиаром внешним, это факт. Сделали телекомпанию "Russia Today", которая, кстати, я недавно ее смотрел, как раз в Америке видел, раскованнее ведут себя ведущие, в профессиональном смысле раскованнее, т.е. не развязнее, а раскованнее, чем ведущие на основных действующих наших каналах. Т.е. "Russia Today" смотреть приятнее, чем Первый, Второй канал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так это же хорошо.

С. КУЧЕР: Это хорошо, но не везде ловят, что называется. А вообще, я считаю, что для того, чтобы организовать грамотный пиар России, нужно использовать, конечно же, Голливуд. Допустим, японцы взяли и купили один из крупнейших голливудских производителей, кинокомпаний. Моментально, между прочим, японцы перестали, вот уже несколько лет как, японцы не изображаются в американских фильмах в качестве плохой, нехорошей мафии и т.д. А ведь было время, конец самый 90-х гг., когда японцы изображались, середина, вернее, 90-х, исключительно мафия страшная, угрожающая Америке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как, и сейчас изображаются.

С. КУЧЕР: Неправда. Ни одного голливудского блокбастера, снятого за последние 7 лет, где бы японцы изображались также негативно, как они изображались.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Якудза, там все, как надо.

С. КУЧЕР: Секундочку, якудза, харакири и гейши звучит благородно, в отличие от "пьянка"...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гейша звучит благородно.

С. КУЧЕР: И т.д.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Харакири, я что-то не очень.

С. КУЧЕР: Это есть анекдот такой, я потом расскажу, три бабушки сидят и говорят, как у японцев все культурно, у них гейша, харакири, саке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Суши.

С. КУЧЕР: А у нас - пьянство, поножовщина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. не так сказали.

С. КУЧЕР: Так вот, нам, на самом деле, я предлагаю хорошую идею, надо взять, денег-то много, собственно, в стабилизационном фонде, не только, вообще нефть дорогая, надо взять и купить там огромную телекомпанию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: "Коламбия пикчерз" не представляет.

С. КУЧЕР: Конечно, и представлять, и снимать хорошие фильмы про наших пацанов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И запустить туда Никиту Михалкова.

С. КУЧЕР: Про Литвиненко убийство, как все было на самом деле, вообще про ФСБ, настоящие хорошие фильмы, которые будут пиарить Россию, чтобы "Бандитский Петербург" шел не у нас, а там.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пока специальный отдел докторов будет мерить температуру сейчас.

С. КУЧЕР: "Газпром" может себе это позволить, на самом деле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У Станислава Кучера, который тут всякое говорит и уже дошел...

С. КУЧЕР: Матвей, а что, не нравится, что ли, идея?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хотел бы у умного и интеллигентного, абсолютно здорового...

С. КУЧЕР: Т.е. не нравится.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, дело не в этом.

Л. МЛЕЧИН: Раздели.

С. КУЧЕР: "Газпром", денег же много, больше, чем...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, безусловно, да.

Л. МЛЕЧИН: Мне кажется, что...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Парень, эти деньги должны пойти не на киностудию, а туда, куда надо, куда, скоро узнаешь, после 2008 года. Да, пожалуйста, Леонид.

Л. МЛЕЧИН: Мне кажется, что все-таки репутация государства, она складывается не только из усилий лоббистов, вообще что-то пропиарить, как теперь говорят, можно, когда все-таки товар хороший. А когда товар...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да ну.

Л. МЛЕЧИН: Да-да, как любой покупатель магазина, любой посетитель, мы прекрасно знаем.

С. КУЧЕР: Леня говорит так, как будто никогда китайские товары не покупал.

Л. МЛЕЧИН: Нет, не покупал, только хорошие если. Хорошие, между прочим, белорусские покупал, мерил, однажды был в США, мерил куртку, замечательно, белорусская, чудесно. Т.е. репутация, она складывается все-таки из реальных дел, на фоне истории с Литвиненко, которая, видимо, сейчас движется к концу, никакие усилия лоббистов, сколь высоко они ни были бы оплачены, ничего изменить не смогут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Давайте послушаем телефонные звонки. Я напоминаю, что Станислав Кучер, это такой приверженец фэнтези, такой, наш такой, специфический человек, и грубый реалист Леонид Млечин, вот такие у нас люди. И ведущий Матвей Ганапольский.

Л. МЛЕЧИН: Компашка подобралась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, компашка. Слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА (Израиль): Вы знаете, у меня такой вопрос, вчера прошел во многих городах России типа русский марш под девизом "Свободу политзаключенным". И ничего меня не удивило абсолютно, все понятно, кроме выступления Белова, который кричал, обращаясь к толпе, это по RTVI показали - порвем глотку какой-то шобле, засевшей в Кремле. И все кричат - порвем. Так вот, у меня вопрос такой, с чего это он такой храбрый? Неужели он не боится Кремля? Или ему оттуда была такая отмашка, чтобы он всех страшно напугал? Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не знаю, тут нет господина Белова, я не знаю, ответят наши коллеги, что он такой храбрый.

Л. МЛЕЧИН: Это несложно объяснить, в 30-е гг., когда сажали разные категории в тюрьмы и в лагеря, было такое понятие, социально-близкие. Были политзаключенные, это без всякого снисхождения, а, предположим, уголовники, бывшие рабочие или крестьяне назывались социально-близкие. Их немножко по другой статье сажали, по-другому относились, поблажки лагере были, социально-близкие. Этот господин, который кричал не только эти слова в отношении Кремля, но и другие, которые я не рискну повторять, он в определенном смысле для многих людей, находящихся на этих башнях или за этими башнями, является социально-близким. Он, в общем, говорит примерно то, что эти люди и думают. Он это понимает и знает, они это знают и понимают, что этот парнишка, он, в отличие, не знаю, от Каспарова или от Касьянова, он не враг, он просто немножко такой резковатый, грубоватый, надо было, конечно, помягче, но, в целом, парнишка правильный, говорят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Наш подлец?

Л. МЛЕЧИН: Да.

С. КУЧЕР: Потому что ребята играют в одну и ту же игру, и доподлинно известно, что этого человека не раз видели в тех же самых кремлевских коридорах. А вообще, вся риторика на тему, вы знаете, бойся собаки молчаливой, не бойся брехливой, тоже относится, я думаю, к Кремлю. Если человек кричит "порвем глотку Кремлю" именно в таких выражениях, значит, меньше всего его стоит бояться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий телефонный звонок давайте послушаем. Видите, умные гости какие, все объясняют. Слушаем вас, добрый день.

Л. МЛЕЧИН: Ведущий так формулирует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушаем.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: У меня вопрос господину Млечину как историку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорите вопрос.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Скажите, пожалуйста, видели ли вы передачу по ТВЦ 15 января без пяти одиннадцать утра, это была передача о московской битве.

Л. МЛЕЧИН: Нет, к сожалению, не видел.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, спасибо большое, не видел, значит, не видел, попробуем еще один звонок, хотя времени мало. Слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Торонто): Очень скоро, я вам одно-единственное хочу сказать, "Russia Today", может, она и существует, но не русскоязычная публика, а местная, она не смотрит эти каналы как информационные. Она смотрит "Fox", CNN, поэтому это не пиар. Спасибо большое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Из Торонто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из Торонто?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ух, злобная канадская пропаганда.

С. КУЧЕР: И голливудские фильмы канадцы тоже смотрят, поэтому моя идея насчет покупки голливудских компаний актуальна, на самом деле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

С. КУЧЕР: Будут ходить люди в Торонто на голливудские фильмы, которые будут снимать русские.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я считаю, что надо пропаганду повысить, углубить и чего там с ней сделать.

Л. МЛЕЧИН: Американцы сняли замечательный фильм, восхваляющий русских про потопление подводной лодки, замечательный, абсолютно прорусский, пророссийский фильм, с восхищением к нашим подводникам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Наши моряки ответили, какой он прорусский и пророссийский.

Л. МЛЕЧИН: Я был потрясен, вы знаете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Головы, сказали, оторвут.

Л. МЛЕЧИН: Знаете, это люди ничего не видят, зашорены, потрясающий по уважению.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прекратить эту антироссийскую пропаганду, Млечин, все, делаем паузу, я даю вам воды, вы приходите в себя.

Л. МЛЕЧИН: Ничего не понимают люди, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И через 5 минут мы возвращаемся в студию. У меня сегодня очень сомнительные собеседники.

Л. МЛЕЧИН: Не возбуждайтесь, Матвей Юрьевич, так сильно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Оставайтесь с нами.

Л. МЛЕЧИН: Не пугайте нас.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Станислав Кучер, Леонид Млечин, и вот опять пришло интересное сообщение, это продолжение дискуссии по поводу того, как улучшить имидж России. Это я прочитаю, это интересно. Спецпредставитель президента по вопросам развития отношений с ЕС Сергей Ястржембский призывает, это вас касается, поэтому, дяденьки, вы, давайте, на меня внимательно смотрите, такую позу ожидания, я хотел бы ее увидеть в эфире.

Л. МЛЕЧИН: Жалко, что нас не видят наши слушатели.

С. КУЧЕР: Когда смотришь, то хуже слышишь, поэтому...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял, поехали. Так вот, Ястржембский призывает представителей прессы последовательно работать в направлении улучшения имиджа России, поняли? Национальный имидж - это серьезная работа, сказал Ястржембский, которая не решается за счет разовых услуг информагентств. Имидж России упал и не отжался, цитируют Ястржембского российские информагентства. Существует англоязычный канал, но мы должны создавать, внимание, больше положительных новостей, это будет выгодно для страны, заключил Ястржембский. Оказывается, там же, где был Ястржембский, я не знаю, где это, находился наш коллега. Журналисты не создают новости, напомнил гл. редактор телекомпании "ЭхоТВ" Андрей Норкин, и сколько ни создавать англоязычных и других каналов, вещающих за рубеж, газет, журналов, агентств, имидж России ничего не изменит, поскольку во многом положительные новости зависят от того, что делает само государство, считает Андрей Норкин. Кстати, я вам хочу сказать, что это сейчас появилось у прокремлевских этих, которые там питаются, всякие разные люди, политологи, кремлеведы, кремлелюды и т.д., у них появилась новая история, атаки на журналистов. Вы, ребята, необъективно в профессиональном отношении, говорят они, вы видите, слушайте внимательно их тезис, он достоин анализа, потому что хорошо просчитан. Вы видите разные новости, они говорят, но вы ставите только плохие новости, потому что они более потребляемы, как, например, потребляема криминальная хроника, да, эти передачи. Поэтому они говорят - вы профнепригодны, вас пора менять.

С. КУЧЕР: Можно мне вопрос, в адрес кого, не-не, просто интересно, в адрес каких журналистов Сергей обратил этот упрек?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Могу тебе прямо сказать.

С. КУЧЕР: Не очень наблюдаю на отечественном телевидении.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Могу тебе прямо сказать, в тот же адрес, в который обращает такой певец Кремля, господин Юрьев, есть такой то ли политолог, то ли кто он такой, вот есть одна маргинальная радиостанция, на которой работают профессиональные люди, но это черные профессионалы, они выбирают только негатив. Смотри, сейчас у меня на этих бумажках ничего про урожай, ничего про то, что Потанин выпустил больше никеля и стали, а он же выпустил больше, что же я не говорю про Потанина, а говорю про какую-то фигню? Значит, я профнепригоден. И вы тоже, кстати.

Л. МЛЕЧИН: Это бесконечные совершенно споры о том, чем должны заниматься журналисты, всегда власть была недовольна журналистами, всегда говорит - мы столько всего хорошего делаем, а вы не замечаете. Это происходит везде, важно только одно, чтобы они могли делать свое дело, а мы могли делать свое дело. Журналисты, действительно, не создают никаких новостей, они просто не должны этим, если они занимаются созданием новостей, они не журналисты и не профессиональные. А вопрос о том, что является новостью, это, действительно, сложный вопрос. Произошел взрыв, и погибли 100 человек, это новость? Или что выпустили немножко больше никеля? Что важнее для общества? О чем мы должны сообщить людям, что взорвался самолет, что, возможно, все самолеты этой серии летать не должны? Или о том, что собираются выпускать новый авиационный двигатель? Что важнее? Я не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я сейчас должен был поднять вопрос по поводу Тулеева, который говорит про воинов-освободителей, или, например, про Колесникова, который говорит, что надо Путину предоставить возможность 7-летнего правления или его преемнику? Или про увеличение выпуска никеля?

Л. МЛЕЧИН: Мы сообщаем новости, которые имеют значение для жизни в стране. Сообщения о выпуске никеля ничего не означают. Если будет интересный анализ того, как господин Потанин, предположим, взял завод, который умирал, его наладил и запустил, то это очень интересный такой репортаж для какого-то хорошего экономического журнала. Людям будет интересно узнать, как он это сумел сделать. Но это не новость. А если, извините, что-то на улицах пробах, никто никуда не может проехать, то это новость, потому что люди не могут проехать.

С. КУЧЕР: На самом деле, наша задача - рассказывать о том, что реально может отразиться на здоровье, благополучии и настроении людей, то, о чем люди сами не узнают. А вообще, на самом деле, с точки зрения как раз господина Ястржембского, все у нас правильно, потому что если для страны норма - это плохо, тогда журналистам имеет смысл рассказывать о том, что хорошо. Понимаете, да? Чтобы поднять дух людей. В стране все плохо, а ты рассказываешь о том, что хорошо, поднимаешь им настроение. Если же в стране все хорошо, а у нас же в стране все здорово, у нас все растет просто отовсюду, вертикаль, не знаю, доходы населения, пенсии, заработные платы, то, соответственно, если это норма то, что хорошо, тогда журналистам имеет смысл иногда, чтобы разбавить всю эту положительную картину, имеет смысл говорить о том, что есть еще где-то какие-то проблемы. И с этой точки зрения как раз, у "Эха Москвы" очень правильная роль.

Л. МЛЕЧИН: Нет, действительно, многие зрители, читатели жалуются, говорят - почему вы так много сообщаете таких тяжелых новостей. Но я не знаю, если у человека, предположим, летит в этот момент, не знаю, ребенок в самолете, а этот самолет упал, нужно об этом, важно для него, чтобы мы об этом сообщили или нет, чтобы узнал, что его ребенок в этот самолет не попал, а остался, слава богу, на Земле. Это важная новость или неважная?

С. КУЧЕР: В завершение еще, просто чтобы в завершение, а не то, что в оправдание "Эха Москвы", уж если говорить о чернухе...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, говорите не в оправдание "Эха Москвы", а в свое оправдание, потому что эта новая фишка Кремля, она касается абсолютно всего журналистского цеха. Я думаю, что они определились...

С. КУЧЕР: Матвей, я не думаю, что...

Л. МЛЕЧИН: Это старая фишка.

С. КУЧЕР: Это старая фишка, и касается она не всего журналистского цеха.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Эта фишка будет иметь оргвыводы.

С. КУЧЕР: Речь идет о том, что...

Л. МЛЕЧИН: Она уже имела оргвыводы на протяжении всех этих лет.

С. КУЧЕР: Речь идет о том, что есть же у нас, есть же у нас замечательные, блестящие журналисты, которые говорят только о хорошем. Но даже на государственных каналах, которые полностью контролирует Кремль, есть чернуха в лице криминальных новостей, которых, действительно, все больше и больше. И туда имеет смысл обратить взгляд, на той же радиостанции "Эхо Москвы" криминальных новостей и чернухи практически нет. Есть обсуждение действий власти, это даже не есть негативные новости.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, давайте теперь, у нас есть время на один телефонный звонок, слушаем вас, добрый день, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Петербург): Как раз об имидже России и о свободе в СМИ, господа, вы читали в "Российской газете", там дня три назад выходило интервью с Салказановой, это диссидентка, которая очень долго работала.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, Фатима Салказанова, да, есть такая женщина.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Очень долго работала на радио "Свобода", которая американская радиостанция, которая пропаганду на Россию ведет, пока она там много лет работала и говорила то, что нравилось хозяевам, все было хорошо. Но как она только стала выражать свое мнение, все, ее вытурили оттуда. И она говорит о том, что Запад пропускает только негативное о России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Причем тут Запад?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Негативные действия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извините...

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Вот так вот, дорогие мои, так что не только формируется...

С. КУЧЕР: Напоследок, то, о чем мы говорили, надо, есть, я придумал один замечательный вариант. Всех тех, кто не нравится, собственно говоря, Кремлю, в том числе, журналистов, соответственно настроенную общественность, надо все-таки отправить, например, в Америку. Всех сделать диссидентами, отправить в Америку.

Л. МЛЕЧИН: На пароходе?

С. КУЧЕР: Я понимаю, что сейчас меня назовут совершенно неумным человеком, бог с ним, может, оно так и есть, например, отправляем на огромном белом пароходе, что уже было в истории, всю нашу интеллигенцию в Америку. Соответственно, популяция русских в Америке вырастает, возникает потребность на русского национального героя, как в свое время у азиатов возникла потребность на Джеки Чана, у латинос - на Бандераса и т.д. и т.п. У нас появляется свой голливудский актер, своя голливудская звезда, которая создает положительный образ русских и России. Вот вам еще один замечательный способ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это будет в 2008 году, и ты увидишь эту голливудскую звезду. Спасибо большое, у нас были Станислав Кучер и Леонид Млечин. На этом хохоте, я прошу показать Леонида Млечина, который смеется, если можно.

Л. МЛЕЧИН: Мне понравилась эта идея.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, понравилась эта идея, мы и заканчиваем.

Л. МЛЕЧИН: Как бы она еще кому-нибудь не понравилась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы заканчиваем наш эфир, я напоминаю одну важную вещь, что сегодня в 20 часов в программе "Ищем выход" мы будем говорить о судебном процессе над тем директором школы, который поставил себе, не поставил, ему продали компьютеры с ворованным Windows. И теперь его судят. Это удивительным образом совпадает с очень важным событием для компьютерного мира, что сегодня компания Windows представляет и презентует новую операционную систему Windows Vista. Поэтому для кого сегодня праздник, а кому светит тюрьма. Оставайтесь с нами, до свидания.



30.01.2007
http://echo.msk.ru/programs/personalno/49237.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован