09 ноября 2007
5182

От шерсти к мясу

"Ставропольская правда" уже неоднократно затрагивала тему нынешнего состояния овцеводства в крае. Заметим, что мнения высказываются довольно противоречивые. Кто-то говорит о продолжающемся кризисе отрасли, другие, напротив, видят положительные тенденции. Почему возникают такие полярные точки зрения? Об этом наша беседа с заместителем министра сельского хозяйства края Вячеславом МАРЧЕНКО.

- То, что овцеводство у нас долгое время действительно находилось в упадке, уже никто не отрицает. Но все-таки к чему мы пришли сейчас?

- В первую очередь, достигли того, что численность поголовья овец наконец стабилизировалась. Удалось остановить снижение, и вот уже в этом году налицо прирост в шесть процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сейчас поголовье овец в крае достигло более 1,8 миллиона, из них в сельхозпредприятиях содержится около 732 тысяч голов.

Целому ряду хозяйств удалось сохранить крупные племенные стада, насчитывающие свыше 15 тысяч овец. Это колхозы-племзаводы "Маныч", "Путь Ленина", "Родина" Апанасенковского района, "Восток" и "Иргаклинский" Степновского района, "Путь Ленина" Туркменского района. Настриг чистой шерсти в некоторых из племенных хозяйств в этом году превысил три килограмма с каждого животного. Это лишь подтверждает, что мы не потеряли уникальный генетический потенциал овец.

В крае продолжается селекционно-племенная работа по улучшению мясных качеств тонкорунных пород. Это, замечу, объективная необходимость. Производство шерсти было эффективным в советское время. Тогда легкая промышленность только для производства армейского обмундирования потребляла около семидесяти процентов получаемой шерсти. Сейчас таких потребностей у нее уже нет. К тому же шерсть, к сожалению, перестала быть доходной. Ее цена на мировых рынках достигает пяти долларов за килограмм, или примерно 135 рублей. Однако нашим производителям приходится продавать ее всего по 35 рублей за килограмм. Очень трудно предприятиям сейчас избежать посредников и самостоятельно выйти на рынок. Учитывая все это, можно говорить, что большое поголовье овец, доходившее в свое время в крае до шести миллионов, региону уже не нужно. Возникла острая необходимость в увеличении объемов производства баранины.

- Получается, что кризис овцеводства в крае, по сути, был связан именно с этим кардинальным переходом, скажем так, от шерсти к мясу?

- Он был связан прежде всего с отсутствием спроса на шерсть. Однако многие руководители сельхозпредприятий по-прежнему с опаской относятся к мясному овцеводству и мыслят старыми категориями. Но те, кто понял, что реально заработать сейчас можно только на мясе, давно перешли на производство баранины. Для этого в племзаводы и репродукторы из Австралии завозятся овцы породы австралийский мясной меринос. Они отличаются хорошо выраженными мясными формами и тонкой шерстью. А молодняк, полученный от этих животных, обладает высокой энергией роста.

При этом, конечно, используется и наш собственный опыт повышения мясной продуктивности. В товарных стадах животных скрещивают с овцами пород тексель, полл-дорсет и другими. На Ставрополье сейчас три репродуктора по разведению овец мясного направления продуктивности - колхоз им. Ворошилова Труновского района, СПК колхоз-племзавод им. Чапаева Кочубеевского района и КФХ "Русь" Андроповского района.

- Однако Дагестан и Калмыкия нас давно перегнали по численности животных. А ведь когда-то край занимал первое место по количеству овец...

- Простое наращивание поголовья не только не повысит конкурентоспособность отрасли, но еще и аукнется множеством проблем. Зачем нам кого-то догонять и перегонять? Вы посмотрите, что творится в том же Дагестане, где пастбища просто перегружены. В связи с этим катастрофические масштабы приняли процессы опустынивания территорий. Ведь известно, что после овец практически не остается никакой растительности, и пастбища очень трудно восстановить. Нужны ли нам подобные проблемы? Вряд ли. Потому именно разведение специализированных пород крупного рогатого скота мясного направления при оптимальном количестве животных позволяет не так варварски использовать пастбища и получать больше мясной продукции.

- Многие помнят, что не так давно в крае был закрыт ВНИИОК, институт шерсти, краевая ветеринарная станция... В какой степени теперь практическое овцеводство подкрепляется научными исследованиями?

- Сразу отмечу, что все перечисленные институты объединили в один крупный, а именно: Ставропольский научно-исследовательский институт животноводства и кормопроизводства Россельхозакадемии. То есть попросту было устранено научное дублирование, а тематика исследований в целом только расширилась. Так что ни животноводство, ни кормопроизводство, ни ветеринарная медицина в крае не остались без научного обеспечения. К тому же я уверен, что открытие Россий-ского института овцеводства на Ставрополье, где сохранен генетический потенциал тонкорунных и полутонкорунных овец, является лишь делом времени.

Кроме того, сохранен опыт тех, кто собственно создавал славу краевого овцеводства. Это и Герой Социалистического Труда В. Снеговой, и зоотехник-селекционер С. Пастухов. Ряд известных ученых занимались совершенствованием породы советский меринос, созданием кавказской, грозненской и северокавказской пород овец. Появлением манычского мериноса край обязан академику РАСХН В. Морозу, руководителям сельхозпредприятий Н. Пономареву, В. Сердюкову, В. Чесняку и другим.

Вместо комментария

С вопросом, насколько прибыльно сегодня овцеводство в крае, мы обратились к председателю СПК племзавод "Восток" Степновского района Петру Лобанову. Предприятие занимается разведением овец мясошерстного направления, из года в год получает награды агропромышленной выставки "Золотая осень".

- У нас, к сожалению, убыточное хозяйство, - рассказывает П. Лобанов. - Дело в том, что отсутствует целина, и мы вынуждены заниматься заготовкой кормов. Потому львиная доля затрат - около 46 процентов - приходится именно на них. Много средств уходит на ГСМ, запчасти, систему защиты растений. Овца в этом году дала хозяйству убыток порядка четырех миллионов рублей. Ведь основная проблема, не теряющая актуальности с 1992 года, заключается в реализации шерсти. Мы продаем ее с большим трудом и по очень низким ценам: в пределах 30-31 рубля за килограмм. А чтобы получать прибыль, она должна стоить не меньше сотни. С другой стороны, прибыльной сейчас стала племенная продажа животных.

- Почему бы не перейти тогда на мясное овцеводство?

- У нас выращиваются животные мясошерстного направления. Племзавод "Восток" можно назвать родиной северокавказской породы овец. Ну не выбрасывать же шерсть, которую мы производим до ста пятнадцати тонн в год. Конечно, переломить ситуацию с реализацией шерсти производители сегодня не могут: ценовая политика зависит исключительно от переработчиков. Потому и выручаем чуть больше трех миллионов, отдавая шерсть по бросовой цене.

Держим же овец, только чтобы сохранить рабочие места. Уберем овцу - работу потеряют до двухсот человек. Рядом нет крупных предприятий, и идти людям некуда. Обижаться же, что государство нас не поддерживает, мы не можем. Хозяйство получает дотации как племенной завод, некоторые деньги за каждую овцематку выплачивает край. По сути, все упирается в высокую стоимость кормов. Относительно рентабельное овцеводство есть только на целине, где животные кормятся на земле круглый год. Это некоторые хозяйства Арзгирского, Нефтекумского и Апанасенковского районов.


Юлия ЮТКИНА
09.11.2007
http://www.stapravda.ru/20071109/Ot_shersti_k_myasu_2876.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован