15 июня 2004
974

Открытие XXVI кинофестиваля

Гости: Ренат Давлетьяров,
Петр Шепотинник
Ведущие: Ксения Ларина
Передача: Интервью

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Ренат Давлетьяров, генеральный директор ММКФ, Петр Шепотинник, кинокритик, руководитель пресс-центра ММКФ.
Эфир ведет - Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА - Добрый день еще раз, 14:10 в Москве, у микрофона Ксения Ларина, и здесь в студии "Эха Москвы" Ренат Давлетьяров, генеральный директор ММКФ, и Петр Шепотинник, руководитель пресс-центра этого же кинофестиваля, здравствуйте, уважаемые господа.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Здравствуйте.
П. ШЕПОТИННИК - Здравствуйте, Ксения.
К. ЛАРИНА - 26-й Московский международный открывается 19-го?
П. ШЕПОТИННИК - 18-го.
К. ЛАРИНА - Поправьте меня, 18-е - это у нас пятница?
П. ШЕПОТИННИК - Это у нас пятница, совершенно верно.
К. ЛАРИНА - Сегодня у нас вторник.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - А вчера был понедельник.
К. ЛАРИНА - Сегодня вторник и сегодня закрывается российский международный кинофестиваль в Сочи.
П. ШЕПОТИННИК - Совершенно верно.
К. ЛАРИНА - Для меня как-то, не знаю, хотелось с этого именно начать, для меня странно, что достаточно мало информации поступает, вообще уже 15 лет назад это все произошло, как мне кажется, сегодня это уже не является тем самым событием московского, российского лета, каким он являлся когда-то. Не кажется ли вам, что немножко популярность "Кинотавра" уходит?
П. ШЕПОТИННИК - Я не стал бы это комментировать, Ксения. Наверное, у этого фестиваля бывают какие-то серьезные, так сказать, и проблемы, и взлеты, в чем-то мы испытываем иногда разочарование. Честно говоря, давно не был на "Кинотавре", хотя я с очень большим трепетом отношусь к этому фестивалю, поскольку просто у меня подготовка к фестивалю занимает столько времени.
К. ЛАРИНА - Вы следите за тем, что там происходит, я имею в виду, в творческом смысле?
П. ШЕПОТИННИК - Я стараюсь следить, безусловно, мы же, в общем-то, пересекаемся, многие картины, которые показаны на "Кинотавре", российские, будут показаны у нас в специальной российской программе, в Доме кинематографистов. Поэтому это, в общем, как бы в известной степени, сообщающиеся сосуды. Но что касается международной программы, то тут не надо, наверное, думаю, и Марк согласится с этим, и Олег Иванович Янковский, что наша международная программа, конечно, совершенно другого уровня, размаха и представительства.
К. ЛАРИНА - Московская, да?
П. ШЕПОТИННИК - Московская, это безусловно.
К. ЛАРИНА - Если говорить именно о российском кино, вот какие фильмы, которые были показаны на "Кинотавре", о которых мы уже знаем, что они есть, кажутся вам наиболее интересными?
П. ШЕПОТИННИК - Они будут показаны, я так понимаю, во внеконкурсной, т.е. не во внеконкурсной, в специальной программе "Российская программа", современное кино России сегодня. Насколько мне известно, там будет показан фильм Валерия Тодоровского, очень большая программа короткометражных картин, довольно интересных. Некоторые режиссеры и продюсеры сочли невозможным показ их картин на московском фестивале, потому что это международный фестиваль, они, по-видимому, уже связаны какими-то приглашениями, значит, с другими фестивалями, именно поэтому в российскую программу они не включены. Но все-таки там будет довольно большой представительство этих картин.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Но здесь, на самом деле, извините, хотел добавить следующее, тут возникает некоторая путаница (адская) в связи с проведением "Кинотавра", Московского фестиваля, путаница в тех названиях тех фильмов, которые озвучивает мой большой друг Марк Григорьевич Рудинштейн. Что делает Марк Григорьевич - Марк Григорьевич, так сказать, не посоветовавшись с создателями фильма, с продюсерами, с режиссерами, объявляет фильм "Папа" в конкурсе "Кинотавра", да, о чем с удивлением дальше узнают его создатели. После этого, так сказать, когда картина оказывается или в какой-то из программ Московского фестиваля, или в конкурсе, или картиной закрытия, началась, на мой взгляд, неадекватная истерика руководства "Кинотавра" по поводу того, что Московский фестиваль, руководство Московского фестиваля с прихлебателями, так сказать, как было специально несколько раз озвучено, разрушает "Кинотавр", это одна из причин, что руководство уходит. Это было озвучено. Я, кстати, первый раз это комментирую. На самом деле, это действительно неадекватная реакция, потому что в российской официальной программе всегда показываются 2-3 фильма, а российская киноиндустрия оперирует сейчас понятиями "десяток картин", и это никаким образом не может повлиять. Но другой вопрос, что, так сказать, нужно, видимо, технологично договариваться с теми людьми, с кем ты договариваешься, таким образом составлять свою программу. Вот, на самом деле, очень много вопросов от журналистов, почему тот или иной фильм был объявлен в "Кинотавре", после этого появляется в Московском фестивале. Я ничего не могу сказать, потому что с кем мы договорились, тех картины мы и показываем. С кем договаривались на "Кинотавре" Марк Григорьевич, так сказать, и члены его отборочной комиссии, мне сказать сложно. А что касается о падении популярности, нет, я считаю, что это очень важный фестиваль, "Кинотавр", очень важный.
П. ШЕПОТИННИК - Безусловно.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Потому что это как бы эквивалент и замена того всесоюзного смотра кино, который существовал на протяжении долгих-долгих лет. Поэтому этот фестиваль очень важен для российского кино, для российской киноиндустрии, дай бог им процветания.
П. ШЕПОТИННИК - Я больше скажу, я только что прочитал интервью с самим Олегом Ивановичем Янковским где-то, не помню, где, где он с такой некоторой грустью говорит о том, что, к сожалению, многие воспринимают "Кинотавр" как такое место для отдыха. Наверное, в этом какая-то внутренняя проблема, которую пытаются создатели этого фестиваля для себя решить. Потому что мы-то как раз стараемся, в общем, свести к минимуму то, что называется "гала", понимаете? Хотя это очень важно, это нужно, и зритель любит праздник, мы стараемся по мере возможности, прежде всего, это Рената касается, разумеется.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Меня все касается.
П. ШЕПОТИННИК - Тебя все касается, безусловно, меня тоже отчасти. Но все-таки для нас важна эта работа, информация, охват наиболее интересных течений и т.д.
К. ЛАРИНА - Подождите, давайте тогда пойдем по кухне, все-таки наполняемость, содержательная часть кинофестиваля любого - это ведь не только просмотр фильмов и не столько просмотр фильмов? Там должно быть что-то еще?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - В первую очередь, это, естественно.
К. ЛАРИНА - Так, еще?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - В первую очередь, безусловно, это, потому что как бы любой Московский фестиваль последних лет можно делать по лекалу, на самом деле, потому что ничего, по сути, не меняется, остается главный конкурсный просмотр, пресс-конференции, встречи со зрителями, банкеты.
К. ЛАРИНА - Подождите, а какие-нибудь проблемные вопросы разве не должны обсуждаться на кинофестивалях?
П. ШЕПОТИННИК - Будет, кстати, будет круглый стол в один из дней фестиваля, будет круглый стол, который как раз посвящен этой координации усилий разных фестивальщиков, их игре, довольно сложной, надо сказать, игре, в общем, примерно на одном и том же поле. У нас в этом году, если говорить о каких-то структурных изменениях, для меня они очень важны и очень хочу, чтобы прозвучало именно здесь, в этом году у нас два конкурса. И мне хотелось бы, чтобы внимание зрителей было направлено не только на Пушкинский киноконцертный зал, где будет показан основной конкурс, большой конкурс, в который включено 17 картин из самых разных стран, очень разнообразный. Но и конкурс перспективы, это конкурс, в сущности, так сказать, того же самого значения, может быть, чуть-чуть поменьше. У нас, к сожалению, нет одного большого зала, где бы мы могли, дворца фестиваля, где бы мы могли воссоединить их в одной площадке, поэтому конкурс перспективы будет вечером показываться в центральном доме литераторов, очень хорошая площадка.
К. ЛАРИНА - Т.е. это что, малые формы или что, чем он отличается от большого конкурса?
П. ШЕПОТИННИК - Это не малые формы.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Это больше дебют, потому что принимаются туда картины первой и второй свежести как бы, или дебют полностью, или вторая картина какого-то режиссера. Потому что, я считаю, что это одна из важнейших переустановок, перестроек, которые мы произвели в этом году. Как бы мы питаем, на самом деле, большие надежды на то, что на Московском фестивале будут сходиться новые имена, новые звезды.
К. ЛАРИНА - Так там что будет, отдельное жюри тоже на конкурсе перспективы?
П. ШЕПОТИННИК - Отдельное жюри, совершенно верно.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Отдельное жюри, отдельный конкурс, отдельный приз, как правило, денежный, потому что, на самом деле, эти призы для дебютантов, они всегда, так сказать, составляют какое-то денежное.
П. ШЕПОТИННИК - Возглавлять это жюри будет Алексей Учитель.
К. ЛАРИНА - Значит ли это, что дебютант по определению не может принять участие в основном конкурсе?
П. ШЕПОТИННИК - Нет, это совершенно ничего не значит. Тут есть какая-то внутренняя градация, которая, так сказать, уже дело, как сказать, дело рук отборочной комиссии, потому что, скажем, некоторые картины, которые включены в перспективы, они уже были даже показаны на каких-то маленьких киносмотрах. Именно по этой причине мы их не можем включить в основной конкурс, т.е. мы немножко здесь отпускаем, так сказать, вожжи. Они показаны были, предположим, там есть фильм, который был показан в Роттердаме, но не в конкурсе, разумеется, или еще где-то, понимаете, поэтому мы в меньшей степени следим за этим, за соблюдением этого пункта, его "чистоты". И там в большей степени экспериментальные работы, потому что вообще молодости и людям, которые начинают работу в кино, свойственен легкий такой экстаз при возможности что-то такое делать.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Кураж.
П. ШЕПОТИННИК - Кураж, да, совершенно верно. Но самое интересное, что там далеко не только картины совсем молодых людей. Там, например, есть фильм Александра Велединского "Русская", строго говоря, он, конечно, уже не в полном смысле дебютант, потому что он сделал сериалы, он ставил маленькие короткометражные фильмы, очень интересная картина, задиристая, по Лимонову.
К. ЛАРИНА - Давайте напомним, что он снял замечательное кино на Российском канале, телесериал "Закон".
П. ШЕПОТИННИК - "Закон", совершенно верно.
К. ЛАРИНА - Замечательный фильм.
П. ШЕПОТИННИК - И он был удостоен, если я не ошибаюсь, даже у него какие-то есть ТЭФИ. Серьезный человек, решил сделать первую свою полнометражную работу.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - По роману Лимонова "Подросток Савенко".
П. ШЕПОТИННИК - "Подросток Савенко".
К. ЛАРИНА - А Савенко видел фильм?
П. ШЕПОТИННИК - Не знаю, сложный вопрос.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Он занят, в основном, на баррикадах.
П. ШЕПОТИННИК - Да, и, например, там вот, скажем, есть итальянская картина "Потерянная любовь", ее сделал вообще очень известный в Италии человек, это эстрадный певец, даже оперный, такой Франко Батьято, ему уже, по-моему, хорошо за 50, но, тем не менее, это его первая картина. Знаете, как Гарик Сукачев сделал когда-то фильм, но Гарик Сукачев немножко помоложе. Он известнейший человек, так же, как у нас какой-нибудь Розенбаум или Кобзон, его знают очень многие поколения итальянских, прежде всего, слушателей. А здесь он решил так попробовать себя в режиссуре. Получилась очень такая странная, необычная картина.
К. ЛАРИНА - Ренат, у меня к вам вопрос, учитывая все-таки такую долговечность Московского кинофестиваля, тьфу-тьфу-тьфу, это я ему вечной жизни, вот на чем держать, каким образом держать планку, уровень? Есть какие-то заповеди ваши как директора?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Я бы хотел сказать, что мне кажется, в любом таком долгосрочном проекте, каким является Московский фестиваль, очень важно перед самим собой, перед командой, перед всеми теми людьми, которые работают, для себя определять некие задачи, рубежи, к которым необходимо стремиться. Потому что невозможно почивать на лаврах, потому что, действительно, Петр сказал о том, что в мире огромное количество фестивалей, огромная конкуренция за фильмы. И это соотношение не меняется, примерно одно количество фильмов, около, если я не ошибаюсь, 5 тыс. выходит в год фильмов, из них какое-то определенное количество, я не знаю, 1 тыс. фильмов, так сказать, фестивального поля. А фестивалей около 600. И это соотношение не меняется, и важно ставить всегда перед собой эти рубежи, потому что если ты не добиваешься успеха, так сказать, то это немедленно в следующем же году отражается на твоем отборе, потому что не хотят ехать на твой фестиваль, не хотят приезжать сюда, не хотят демонстрировать картины и т.д. И это очень важное внутреннее самосознание этого, это должно всегда присутствовать, этот нерв, внутри команды. Как только это исчезает, исчезает страх за дело, которое тебе поручили, когда исчезает страх перед самим собой, что что-то не получится, неизбежно следуют какие-то срывы и провалы. Поэтому я считаю, что мы, например, подошли сейчас к очень важному этапу в развитии Московского фестиваля, потому что вот этот этап становления его внутри страны, значит, как бы склонение чаши весов общественного мнения на сторону Московского фестиваля, это были первые важные шаги, которые, на мой взгляд, удались, потому что это было тяжело, это было непросто, мы прошли долгий путь. Они удались. Вторая задача, важнейшая, которая сейчас стоит, это более широкая популяризация его за рубежом. Мало того, что о России вообще практически ничего не знают, честно говоря, представляют, что это где-то между Румынией и Китаем, что-то большое, атомные бомбы есть, "Эйзенстайн", "Михалков". Они сейчас знают еще новую картину "Возрождение".
П. ШЕПОТИННИК - "Возвращение".
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Абсолютный вакуум в информированности, я просто с ужасом узнал и понимаю, что это огромная задача заниматься этой популяризацией как бы и фестиваля, и российского кино, и страны в целом. Это важнейший этап, к которому мы сейчас вплотную приближаемся, начинаем как бы с усилиями новыми заниматься.
К. ЛАРИНА - Мы все равно по нашему, к сожалению, пока еще обывательскому сознанию, уровень кинофестиваля меряем по уровню приглашенных западных кинозвезд. Здесь есть, чем похвалиться на сегодняшний день ММКФ, поскольку и жюри возглавляет легендарный человек, Алан Паркер, замечательный режиссер, просто классика, действительно, мирового кино, не будем тут лукавить, да, но то, что касается, Тарантино должен приехать, должна приехать Мерил Стрип, которая получит премию Станиславского, и уж она точно знает, кто такой Станиславский.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Кроме этого, Руперт Эверетт, кроме этого, Изабель Аджани. А что касается про звезд на Московском фестивале, Петя держит в руках...
К. ЛАРИНА - Буклет?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Не буклет, это такой фотоальбом, книга, которую мы принесли сегодня вам в подарок. И вот в этом году, кстати говоря, Московскому фестивалю исполняется 45 лет, и вот нам с Петром пришла, по-моему, счастливая мысль в голову в прошлом году, издать эту книгу, да, с тем, чтобы показать выдающихся людей в истории мирового кино, которые были, присутствовали на Московском фестивале.
К. ЛАРИНА - За 45 лет?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - За 45 лет. И вот, это была тяжелая работа, действительно, потому что многие фотографии, так сказать, и материалы 50-х гг., 60-х уже сложно было найти. Петр фантастические усилия предпринял для того, чтобы все это достать и редактировать. И если вы откроете с 59-го г. по, какой у нас сейчас, 2004-й год, вы поймете, что весь цвет мирового кино всегда присутствовал на Московском фестивале. И я не понимаю вообще, честно говоря, это журналистская такая история, да, что вот проблемы со звездами. Вы посмотрите, откройте этот альбом и вы увидите десятки звезд, десятки выдающихся людей, каждый год на Московском фестивале. У нас не такой масштабный фестиваль, как Каннский, но уверяю вас, в формате Московского фестиваля их было более, чем достаточно. И вы не найдете практически ни одного имени, которые не приезжали бы в Москву.
П. ШЕПОТИННИК - 75-й год, смотрите, Смоктуновский, Ефремов и Антониони. Или 59-й год, еще никому не известный танцовщик Рудольф Нуреев берет автограф у Марины Влади. Здесь потрясающие совершенно фотографии.
К. ЛАРИНА - А этот альбом можно будет купить, кстати, у вас?
П. ШЕПОТИННИК - Я этот альбом вам дарю.
К. ЛАРИНА - Этот понятно, я в этом не сомневаюсь, спасибо.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Купить его будет нельзя, потому что, конечно, здесь сотни фотографий, авторские права всех фотографов, поэтому это только выдающимся журналистам, деятелям кино.
П. ШЕПОТИННИК - Здесь 365 фотографий, если быть совсем точным, не считая кадров из фильмов, потому что я знаю каждую фотографию наизусть. На самом деле, разговор об этом альбоме - это тема отдельной передачи, потому что, действительно, здесь столько приходилось для себя делать открытий, встречи с какими-то поразительными людьми, которые все это знают великолепно.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Хорошая будет радиопередача про фотоальбом.
К. ЛАРИНА - А можно, мы все можем, да.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Рассказывать зрителям-слушателям - на левой странице Микеланджело Антониони, замечательная передача.
К. ЛАРИНА - Давайте, я хотела еще одну тему успеть поднять по поводу документального кинематографа, который, как мне кажется, я думаю, что Петр со мной согласится, переживает сейчас какой-то взлет, да, по всем фронтам, не только в России?
П. ШЕПОТИННИК - Это вы, конечно, в связи с Майклом Муром говорите.
К. ЛАРИНА - Да, естественно, у меня к вам вопрос, будет ли когда-нибудь документальный фильм участвовать в основном конкурсе, как это произошло в Каннах, да, и вообще будет ли в этот раз какая-нибудь отдельная программа именно по документальному кино?
П. ШЕПОТИННИК - В российской программе, безусловно, есть секция документального кино, довольно обширная, там есть масса интересных работ. Но что касается документального кино как такового, знаете, вообще-то у нас, я даже не знаю, что мне хочется сказать, у нас есть один фильм, который сделала документалистка. И строго говоря, эта картина находится на стыке этих жанров, документального, игрового кино. Ты даже не понимаешь, что ты смотришь, то ли это какой-то закадровый рассказ какого-то человека, который вполне мог существовать в жанре документального кино, это Марина Разбежкина, это ее дебют, она очень долго занималась документальным кино и сняла сейчас первый фильм "Время жатвы". Поэтому, строго говоря, эта картина в прямом смысле художественной и является, и не является. На самом деле, эти градации достаточно условные, согласитесь.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Можно скажу?
К. ЛАРИНА - Пожалуйста, Ренат.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Просто есть мнение, скажем так, о том, что структура показов Московского фестиваля должна меняться, да, она уже в этом году немного изменилась. И честно говоря, есть такое, действительно, авторитетное мнение разных людей о том, чтобы продолжать изменять эту структуру. И есть предложение, чтобы в следующем году, со следующего года в структуре показов Московского фестиваля появится две программы еще, два конкурса. Кроме основного конкурса, конкурса перспективы, то, что мы назвали дебютный конкурс, да, сделать конкурс короткометражного кино, потому что эти формы тоже сейчас очень широко, так сказать, разные интересные работы появляются, и сделать конкурс документального кино. Таким образом, по этому принципу сформировать всю программу. Это программа неких конкурсов. Но это вопрос как бы нерешенный, но это предложение обсуждается в верхах.
К. ЛАРИНА - Но подождите, а вот то смешение жанров, которое продемонстрировал Каннский фестиваль, не внес ли он сумятицу вообще в фестивальное движение?
П. ШЕПОТИННИК - На самом деле, это не в первый раз такие вещи происходят.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Да, и мультипликационные фильмы.
П. ШЕПОТИННИК - И мультипликационные фильмы в конкурсе участвуют, и тот же "Боулинг для Колумбины" того же Майкла Мура, он же участвовал.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - В данном случае, Мур, мне кажется, и решение Каннского фестиваля - это некая дань политкорректности.
П. ШЕПОТИННИК - Мы бы хотели показать эту картину, кстати, но он работает над окончательной версией этого фильма, поэтому копии не достать.
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Решение более, чем спорное, я считаю.
К. ЛАРИНА - Вот я читала интервью президента ММКФ Никиты Сергеевича Михалкова, он как раз там очень резко высказался по поводу этого решения, назвав этот фильм репортажным, что мне очень обидно, что на таком фестивале гран-при получает репортаж, а не фильм.
П. ШЕПОТИННИК - Это очень мастерский репортаж, но я думаю, что у нас наши документалисты, во всяком случае, будь у них такой материал в распоряжении, а там же весь материал, собственно говоря, это калька с того, что показывается на телевидении, он просто переснимал, выкупил права у АВС, CBS, CNN и т.д.
К. ЛАРИНА - Снабдил авторским комментарием и смонтировал по собственному усмотрению.
П. ШЕПОТИННИК - Это как раз интересно, а тогда, когда он начинает делать собственный документальный фильм, там есть такая история про одну женщину, которая была такая ура-патриотка, она ходила с флагом американским, она была счастлива, что она живет в Америке, вдруг у нее погибает сын в Ираке. И вот эта вся часть сделана очень топорно, прямо скажем, очень примитивно. Наши бы документалисты сделали бы это гораздо интереснее, честно. Другой вопрос, что я не могу все равно отрицать значимость этой картины, безусловно, потому что я присутствовал при том, как это происходило в Канне. Действительно, зрителя же никто не накачивал, что называется, был пиар абсолютно естественный, когда толпы людей, они уже забыли, по-моему, про Тарантино и про кого там еще, Брэда Питта, и кинулись все к Майклу Муру, потому что для них он что ли ни Иисус Христос. Поэтому, конечно, все сложно.
К. ЛАРИНА - Последняя тема, совсем уже, на полторы минуты до конца нашей встречи, по поводу билетов и вообще каким образом попасть простым смертным на этот фестиваль, существует там предварительная продажа или прочее? Информацию где можно получить о том, что где идет?
П. ШЕПОТИННИК - Простые смертные могут зайти на наш сайт, www.miff.ru. нажать на кнопочку "26-й фестиваль", и там сейчас располагается вся программа Московского фестиваля, каждый зал, каждый просмотр. Пожалуйста, есть все телефоны. На двух языках, кстати говоря. Звоните в кинотеатры и покупайте билеты, читайте короткие аннотации, сейчас они будут расширяться, сейчас мы просто короткие только вывесили. И ради бога, мы будем счастливы, если залы будут полны, вот я опять же повторяю - ЦДЛ, новый зал "Иллюзиона", между прочим, открыли сейчас к фестивалю, отреставрировали, замечательные залы, там будут интереснейшие ретроспективы Робера Лепажа, канадского режиссера и театрального, и Алекса Вармердама, я обязательно к вам его приведу, это потрясающий голландский режиссер, он приедет.
К. ЛАРИНА - Есть, что добавить, Ренат?
Р. ДАВЛЕТЬЯРОВ - Нет, я просто хочу сказать, что тенденция, кстати, к увеличению зрительского интереса к Московскому фестивалю, она есть, потому что мы побиваем уже арифметически каждый год, да. Это радует, потому что показывается не мейнстрим, а показывается очень сложное по формам кино. И этот класс, эта прослойка киноманов, синефилов, как хотите, так и назовите, в Москве, она увеличивается. Это радует, поэтому добро пожаловать на Московский фестиваль.
К. ЛАРИНА - А я напомню, что мы, естественно, продолжаем сотрудничество с ММКФ. Естественно, будем еще встречаться, я надеюсь, в течение фестиваля и с Петей уж точно, Ренату, наверное, некогда будет к нам зайти, а Петя обязательно к нам придет, приведет кого-нибудь.
П. ШЕПОТИННИК - Приведу непременно.
К. ЛАРИНА - Спасибо. Еще раз представлю наших гостей, Ренат Давлетьяров, генеральный директор ММКФ, и Петр Шепотинник, руководитель пресс-центра. Спасибо.
http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/26019/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован