19 декабря 2001
121

ОТРУБИ ПО ЛОКОТЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андрей ДВОРНИК

ОТРУБИ ПО ЛОКОТЬ

(Роман-антиарбитман)




1. ПОЯВЛЕНИЕ НЕЗНАКОМКИ

`Долбаная невесомость! Где верх, где низ - пока сообразишь, с ума
сойдешь, разума лишишься...`
Порнову совсем не хотелось лишаться разума. Было бы глупо заниматься
этим делом чаще, чем кролики трахаются. За последний час он терял сознание
раза три, если не больше. Ему не понравилось.
Мало кому, наверное, понравилось бы: ползти по белоснежному пластику
медотсека, таща за собой безобразную кровавую полосу, добраться-таки до
покореженного медробота и вдруг обнаружить в последнем неисправность номер
18 дробь 6. Причем, еще как вдруг! Разбуди Порнова теперь среди ночи
вопросом: `А ну-ка, Порнов, назови основные характеристики неисправности
номер 18 дробь 6 медицинского кибера `Медбрат 26`, и Порнов
незамедлительно бы ответил: `Присутствие на корпусе робота смертельного -
или близкого к тому - напряжения`. Недостаточного для убийства такой
личности, как Порнов, но вполне способного привести эту личность в
бессознательное состояние.
Сколько времени Порнов был не в себе, выяснить сейчас было
затруднительно. Одно можно было сказать твердо, - этого времени вполне
хватило, чтобы остановить основной генератор `Оклахомы` и включить
резервный.
Порнов представлял себе примерно такой расклад вещей, - потому что
при основном генераторе еще есть хоть какая-то сила тяжести, а при
резервном уже нет никакой. Есть только гадкая невесомость, когда путаешь
верх с низом, и когда в горле стоит кисломолочный ком.
Порнов даже опомниться не успел, как его стошнило на `медбрата`.
`Сволочь, так ему и надо`, - подумал Порнов, наблюдая, как рыжие
шарики облепляют робота. Один из шариков, видимо, замкнул какую-то важную
цепь в кибере. Сверкнула синяя молния, грохнуло. В шарообразном теле
`медбрата` что-то мелодично прозвенело и ненавистным - в основном из-за
уколов - девичьим голосом объявило: `Внимание! `Медбрат` поврежден.
Неисправность в узлах...`, - далее последовало перечисление неисправных
узлов. По разумению Порнова, к концу первой минуты они должны были
кончиться, даже если бы в агрегате не осталось ничего целого. Однако
Порнов был слабого мнения о `медбрате`. Обладатель сексуального голоса
затянул тираду минут аж на пять и наконец объявил: `Ввиду отсутствия
вышеперечисленных устройств и их комплектующих перехожу к работе в
минимальной конфигурации робота-фельдшера`.
Порнов дернулся и нечленораздельно выразил удивление.
`Медбрат` погудел в ответ и, вторично прозвенев, произнес: `Внимание!
Работа в режиме фельдшера. Заявка на обслуживание не идентифицирована в
виду отсутствия узла восемь дробь три нуля один. Повторите заявку!`
Порнов попытался произнести что-нибудь вразумительное. Вышло не
лучше. Похоже, во время катастрофы он повредил челюсть. Звуки изо рта
выходили мерзкие и невнятные. `Медбрат` вновь повторил просьбу повторить
заявку; Порнов вновь пробурчал что-то непотребное. Так они оттягивались
еще некоторое время. Каждый считал заслуживающими особого внимания свои
ранения и не желал принимать во внимание чужие.
Порнов вышел из поединка первым. Все-таки он был умнее серийного
кибернетического устройства, тем более поврежденного.
`Гадина какая! - гневно подумал он (произнести не получалось по той
же причине). - Выживу, обязательно переименую из `Медбрата` номер двадцать
шесть в `Харона` номер один. Тут быстрее ласты склеишь, чем помощи
дождешься...`
Закусив губу, он быстро дотронулся до пульта. Неисправность 18/6
исчезла; током больше не било.
Порнов с неимоверным трудом зарулил на посадку и, потянув за собой
шлейф разнокалиберных кровяных шариков, `примедбратился`.
Внешне медицинский робот выглядел как прозрачный шар полутора метров
в диаметре. Внутри шара стояло кресло. Сзади и сбоку шара торчали толстые
металлические штыри, очень напоминающие `рога` морской мины. При
необходимости эти `рога` открывались, и из них вылезала какая-нибудь
пакость вроде зубного бура.
Проникнув внутрь шара, Порнов начал с того, что придавил себя к
креслу одним из манипуляторов. Пластиковая трубка впивалась в живот, было
неудобно, тянуло блевать; но никакого другого крепежа он не нашел.
Порнов средним пальцем левой руки (оказалось, что и с ней не все в
порядке) набрал отключение от Центра и перевел кибера в автоном. Тот не
возражал. Похоже, сам чувствовал, что помощи ждать неоткуда. Далее Порнов
совершил действие, на которое вряд ли отважился, будь он в здравом уме, -
нажал кнопку `Диспансеризация`. `Выполняется на месте`, - предупредил
кандидат в `Хароны` и привел в движение по меньшей мере десяток
манипуляторов. Запахло больницей. Порнов расслабился, но `медбрат` тут же
приостановил движение своей медицинской утвари и вновь осведомил пациента
о своих болячках; теперь не хватало препарата для общего наркоза. Порнову
пришлось согласиться на местный.
Порнов пожалел об этом, когда `медбрат` выдергивал обломки выбитых
передних зубов. Когда же тот добрался до его переломанных ног, Порнов
пожалел, что он вообще когда-то на свет родился. Правда, он почти тут же
потерял сознание. Однако легче не стало. Едва он пришел в себя, то узнал,
что так лучше не делать. Хотя бы в ближайшие час - два.
`Чрезвычайная ситуация, - сообщил робот, - пациент потерял сознание.
`Медбрат` автоматически переведен из автономного в дистанционный режим.
Послан запрос Центру. До получения подтверждения обслуживание
приостановлено.`
- Откуда же ты такой взялся на мою голову, - простонал Порнов и вновь
перевел `медбрата` в автоном, пообещав ему больше сознания не терять.
Роботу этого оказалось мало и он потребовал у Порнова манипулятор `шесть`,
так остроумно приспособленный нашим героем вместо крепежа. Порнов вернул
казенное имущество, однако за рукоятки кресла теперь пришлось держаться
самому.
На руках варежками пузырились заживляющие составы, руки
соскальзывали. Порнов ругался изо всех сил. Робот все время сообщал об
отсутствии чего-то и замене на что-то, чего в свою очередь тоже не было...
В общем, каждый из них совершал ежесекундный подвиг; хотя из-за шума,
который они создавали, со стороны это больше походило на базар, где каждый
набивает себе цену.
Порнов с великим трудом балансировал на грани сознания. Боль и в
самом деле была невыносима, - чего стоил только один перелом голени. У
Порнова складывалось впечатление, что робот или забыл про анестезию или,
что более вероятно, мстит за то, что Порнов его облевал. Поэтому, как
только `медбрат` починил ему челюсть, он принялся орать. Просто так орать
было трудно. Ругаться уже надоело. Тем более, что ругать робота было
совестно, - тот прямо-таки гудел от усердия. Хотя от палача отличался
только тем, что количество ран все-таки уменьшалось, а не увеличивалось.
Порнов левой `варежкой` нажал клавишу `переговорки`. `Нет подтверждения`,
- прокомментировал `медбрат` и воткнул в бедро шприц. Плунжер едва
вздрогнул. Шприц отодвинулся, и к месту укола `подъехал` скальпель.
- Центр! - изо всех сил завопил Порнов. - Центр! Это я, Порнов. Я
жив, ответьте... Мать вашу так, как больно-то!
Так он кричал, пока кибер не перестал его кроить и резать. Наконец,
гудение стихло.
- Расходуемых материалов - ноль, - сообщил кибер. - Дальнейшее
обслуживание прекращаю. Послан запрос Центру. При поступлении материалов
обслуживание будет продолжено.
- Мобильность пациента в норме? - осведомился Порнов.
- Мобильность в норме, давление...
- Достаточно, - перебил кибера Порнов. - Где тут коммутационный шкаф?
- Сектор энергоснабжения и связи, подсектор восемь, литера `Джи`.
Наученный горьким опытом Порнов нашел какую-то пластмассовую
пластину, поддел ей металлическую застежку шкафа и открыл его. Из шкафа
медленно вылетела пузатая емкость и поблескивая содержимым повисла рядом с
изумленным Порновым. Вряд ли в медотсеке будут прятать по шкафам ацетон, -
здраво рассудил Порнов и сорвал с горлышка пробку. Подозрения
подтвердились, - в бутылке оказался спирт. Порнов поискал в шкафу закуску,
но не нашел. Зато нашел кучу разноцветных проводов, от которых неприятно
тянуло горелым. Интересно, что ни один провод не обгорел. Горелым тянуло
из кабельного ящика, уходящего в соседнее помещение. Порнов спрятал
бутылку в ближайший настенный шкаф и полез дергать провода. Через полчаса
ему удалось связать из них достаточно длинный жгут, чтобы дотянуть его до
середины помещения, где размещался `медбрат`. Порнов, орудуя все той же
пластмассовой щепкой, вскрыл у кибера коммутационную коробку, отцепил
линию Центра и подцепил свою. Затем отправился назад, к шкафу, и принялся
обгрызать изоляцию со своих проводов. Новые зубы работали, как бритвы;
Порнов страшно боялся откусить себе язык. Затем он экспроприировал у
`медбрата` два пластмассовых шприца и принялся мастерить какое-то подобие
щупов.
Когда все было готово, Порнов мысленно перекрестился и ткнул
проводами в первую пару идущего транзитом через медотсек шлейфа
корабельной связи.
- Нет подтверждения, - бесстрастным голосом сказал новоиспеченный
телефон. Порнов выругался и ткнул шприцами в соседнюю пару. `Нет
подтверждения`. Пауза. `Нет подтверждения`. Пауза. `Нет подтверждения`.
Пауза.
- Есть подтверждение, - сообщил `медбрат` и по простоте душевной
затараторил в линию. - Внимание! Запрос Центру! Срочно перешлите
расходуемые материалы...
- Может тебе еще и ключи от квартиры, где деньги лежат? - перебил
`медбрата` мужской голос, по которому Порнов узнал инженера по двигателям
Севу Ухова.
- Смотри-ка, кто разговорился! - радостно завопил Порнов. - Сева,
...!!!
(Далее нелитературно.)
- А ведь это Порнов со мной говорит, - глубокомысленно заметил Сева.
- Прямо с того света и говорит. Порнов, ты вроде как из Центра говоришь?
Или нет?
- Или нет; то есть из медотсека.
- Что ты там делаешь?!
- Зубы новые вставляю.
- А-а-а... Значит, это твоими зубами я чуть не подавился?
- Почему обязательно моими? Мало ли добрых людей у нас на корабле...
- Да, похоже, двое и осталось.
Порнов немного помолчал. Затем спросил:
- А что стряслось-то?
- Ты бы спросил лучше, что не стряслось. Все стряслось. Я мозги
стряс. Лежу, помираю... по-моему.
- Тошнит? Голова кружится? Кровь носом идет?
- Еще как!
- Это ничего не значит!
- Сволочь Порнов! Тут человек помирает...
- Это я тебя морально поддерживаю. Давай лежи, я скоро снова позвоню.
- Эй, Порнов, не бросай трубку! - заорал Ухов. - Я все прощу...
Но Порнов уже выдернул свою медтехнику из шлейфа. Тем же шприцем
надорвал изоляцию на уховской паре - пометил, и `поехал` по шлейфу дальше.
`Нет подтверждения`. Пауза. `Нет подтверждения`. Пауза. `Нет
подтверждения`.
- Ну ты, зараза, отвечай, - не выдержал Порнов.
- Ты кому сказал `зараза`, смерд несчастный?! - осведомился
`медбрат`.
- Нервы, понимаешь, - начал оправдываться Порнов. Затем в нем
произошел мыслительный процесс, и он удивленно воззрился на `медбрата`:
- Это кто тут гавкает?
- С тобой, животное, не гавкает, а разговаривает наследная дочь
императора Созвездия Серебряных Струн, принцесса Хьюз Мич Том Третья, -
донесся из динамика женский голос, который Порнов по ошибке принял за
`медбратовский`. - Назови свое имя!
- Порнов, - сдуру ответил застигнутый врасплох Порнов.
- Ты оскорбил меня, Порнов; знай, что даром тебе это не пройдет.
Однако сейчас у меня нет выбора, - и я должна просить тебя о помощи.
Поторопись; мои силы на исходе!
Порнов оторопело смотрел на воткнутые в шлейф шприцы. Он четко
помнил: в штатном расписании космического разведчика `Оклахома` не было
женщин.



2. ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПОРНОВА

- Слушай, чувиха! - воскликнул ошалевший от полного непонимания
происходящего Порнов. - Ты откуда тут взялась?!
- Ты вновь оскорбил меня! Я сделаю из тебя курицу-гриль!!! - здесь
голос в динамике неожиданно прервался. Его обладательница словно
захлебнулась чем-то, закашлялась, однако быстро с кашлем справилась и
добавила значительно тише:
- Помни! Если ты не успеешь добраться до меня в ближайшие полчаса, я
тут задохнусь. - Голос вновь окреп. - Нет позора страшнее, чем умереть
неотмщенной!
- Ты хоть соображаешь, что ты несешь? - ехидно осведомился Порнов. Он
решил верить всему, что происходит вокруг. - Чего это ради я должен тебя
спасать? Чтобы ты из меня курицу-гриль сделала? У тебя с головой все в
порядке?
- Опять! Ну все, я отключаюсь; иначе ты сделаешь дело для меня
непоправимым. У тебя полчаса!
- Эй, - сказал Порнов.
- Нет подтверждения, - сообщил `медбрат`.
- Рыбья холера, - выругался Порнов и надорвал изоляцию на шлейфе. -
Давай дальше.
Однако дальше было хуже. На оставшейся части шлейфа они не получили
ни Одного подтверждения. Порнову не хотелось верить: из шести человек
экипажа в живых осталось лишь двое, не считая, конечно, непонятно откуда
(скорее всего из психиатрической лечебницы) взявшейся девицы. Неизвестно
что с четырьмя людьми, в том числе с капитаном. Хотя скорее всего с
капитаном известно что. Он был в Центре, когда их корабль взорвался. Иной
формулировки Порнов не мог придумать для того, что произошло: сильное
торможение с все возрастающим дифферентом на корму, скачкообразные
перегрузки до восьми `жи`, разгерметизация части жилого отсека и
поступающие отовсюду сигналы о пожаре в Центре. Вой ветра, взвизги сирен,
канонада взрывающихся, как карнавальные хлопушки, кабельных магистралей...
Содом и Гоморра гибнущей в океане безмолвия маленькой металлической
скорлупки. Порнов, звеня зубами, потряс головой. Кошмар рассеялся.
- Который час? - спросил Порнов у кибера.
- Двенадцать двадцать две, - ответил тот. Общение с Порновым не могло
пройти бесследно ни для кого: ни для человека, ни для реликтового
гоминида, ни для медицинского робота `Медбрат 26`. Хотя робот продолжал
говорить женским голосом, тембровая окраска голоса значительно изменилась.
Голос стал более высоким; все чаще в нем проскакивали визгливые нотки.
Кибернетическое устройство адаптировалось к Порнову.
- Вызывай Центр, пока не надоест. - Порнов добрался до пульта и вывел
на дисплей карту помещений корабля. Половина кают, коридоров и весь Центр
светились нездоровым красным цветом. - Если никто не ответит, сделай себе
харакири. Или вставь зубы: тоже забавные ощущения.
Порнов хозяйским взглядом оглядел медотсек. Голые пол и потолок,
стенные шкафы, развороченный кабельный ящик, какой-то незначительный хлам,
реющий по комнате. Поживиться, в общем-то нечем.
- У тебя бормашина съемная? - поинтересовался он у `медбрата`.
- Нет, - ответил кибер. - Бормашина `Хобздон` мощностью десять
киловатт комплектуется набором лазерных сверл, гибкими манипуляторами с
гидравлическими усилителями, компьютерным управлением и поставляется
исключительно в стационарном исполнении.
- А жаль, - заметил Порнов. - До этой бабы так просто не добраться.
Жаль, что она не съемная. В смысле, бормашина, конечно.
- Я понял, - сказал кибер. - Я сам съемный.
- Как это? - удивился Порнов.
- Бормашина не съемная, - терпеливо пояснил `медбрат`. - То есть, по
частям не продается. Однако можно взять все это добро оптом. - И робот
поводил вокруг себя манипуляторами. - Идет?
`Придавит где-нибудь в коридоре и убьет... током`, - с опаской
подумал Порнов, однако вслух произнес:
- Собирай вещи и стройся на выход.
`Медбрат` загудел, вывинчиваясь из прикрепленной к полу станины;
выдернул из пола какие-то разъемы, втянул их внутрь, прикрыл крышкой.
- Что же мне, толкать тебя, что ли? - вслух подумал Порнов.
- Я могу двигать собой, - прозвучало в ответ. - В полный рост!
С этими словами кибер высунул наружу пару трубок; из них тотчас
зашипел сжатый воздух. `Медбрат` описал круг вокруг станины, постучал по
ней захватом, сказал: `На счастье` и подлетел к парящему около входного
люка Порнову.
Тот сделал из картонного ящика и обрывков проводов некое подобие
ранца и бережно укладывал в него бутылку со спиртом.
- На сколько у тебя батареек хватит? - спросил Порнов у кибера.
- Смотря что делать придется. Если переборки резать, то на сутки.
Впрочем, можно подзаряжаться от бортовой сети. Я места знаю.
- Я к тому спросил, - сказал Порнов, - что хочу в твое кресло
залезть.
- Нет, так не пойдет, - возмутился робот и зашипел, пытаясь отлететь
от Порнова. - Так не договаривались...
- Тогда проваливай в задницу, конь педальный, - рассвирепел Порнов. -
Хорош попутчик, нечего сказать. Какого черта тогда ко мне лезешь?! Я и
один пройду, может, еще быстрее.
По правде сказать, Порнов блефовал. На карте корабля он нашел немало
мест, где без мощного строительного робота было не прорваться. Но, надо
признать, и `медбрат` не был мощным строительным роботом; поэтому Порнов
не очень сильно рисковал.
- Давай, давай, - орал он, - привинчивайся обратно, сопелка
вонючая...
- Если каждому давать, то сломается кровать, - прервал его вопли
робот и гордо заявил: - Мне нельзя не лететь. Первый Закон Робототехники,
- я должен спасать людей...
- А я что, на рыбалку собрался, - бормотал Порнов, забираясь в
укрощенный шар. - На лодке с девками кататься...
Они подъехали вплотную к двери, под которую уходил широкий кровавый
след, оставшийся от Порнова. Порнов предложил на всякий случай просверлить
дверь и датчиком проверить, есть ли за дверью воздух. На карте этого было
не понять. `Медбрат` выдвинул встречное предложение: дверь даром не
портить. Я и без датчика вижу, сказал он, что воздух есть. Дверь была
закрыта неплотно (видимо, подбитый Порнов в свое время не смог этого
сделать) и никакого движения воздуха не ощущалось.
Не без труда протиснувшись в дверной проем, они выбрались в коридор.
Жалкое зрелище предстало их глазам. Некогда ухоженный, без единой
пылинки и царапинки коридор ныне был превращен в Сарай Имени Плюшкина.
Битый пластик, вонючие обугленные куски проводов, жгутов, кабелей и
шлангов, осколки былой роскоши - корабельной оранжереи в виде комьев
дерна, гидропонного покрытия и собственно листиков, веточек и корешочков,
- все это в полном беспорядке реяло между слабо дымящимися стенами.
Непреодолимых препятствий, впрочем, вблизи не было. Порнов мимоходом
взглянул на часы и углубился в изучение схемы корабля.
Космический разведчик `Оклахома` представлял из себя равнобедренный
треугольник, на одной стороне которого располагался моторный отсек, а в
противоположном углу которого находился комплекс жилых помещений - он же
Центр.
Скреплялись Центр и моторный отсек шестью (по числу двигателей)
балками километровой длины. Балки были пустотелыми и внутри каждой шел
коридор.
Основу моторного отсека составляли шесть фотонных двигателей
суммарной мощностью свыше сотни мегаватт. В силовой каркас, скрепляющий
двигатели, были встроены служебные и технологические помещения. Здесь же
располагались основной и резервный генераторы, снабжающие электричеством
все хозяйство корабля, а также резервный пост компьютерного управления
двигателями. Именно там сейчас томился в неволе Сева Ухов, номер первый в
кандидатах на спасение.
Номер второй - сумасшедшая девица - находилась в прямо
противоположной стороне от Ухова, в Центре, причем почти в самой его
верхушке. Путь к ней был в десять раз короче, нежели путь к Ухову, но он
был неизмеримо сложней. Порнов находился сейчас на периферии Центра, в
устье одного из коридоров, ведущих к двигателю. Чтобы добраться до Ухова,
нужно было пролететь коридором и распечатать загерметизировавшийся
генератор. Здесь могла возникнуть определенная заминка. Если верить карте,
тут имелись нагромождения оборудования и техники, сорванных с крепежки во
время катастрофы Однако здесь Порнов намеревался испытать `медбрата` в
режиме горного комбайна и особых сомнений в своей быстрой победе у него не
было. Других же серьезных препятствий на пути к Ухову он не видел.
Резервный пост компьютерного управления располагался прямо под генератором
и соединялся с ним воздушной шахтой. Даже если она была заблокирована,
Порнов знал кучу разных способов, как ее открыть. Достать Ухова, таким
образом, было делом быстрым и простым.
- Как два пальца об асфальт, - образно выразился Порнов.
Зато раскопки психопатки представлялись делом значительно более
путаным, неясным и оттого затрудненным. Взять хотя бы ее местоположение.
Судя по номеру пары в шлейфе, сумасшедшая сейчас водит хороводы в
штурманской рубке. Порнов не представлял себе, как это можно делать в
помещении, три стены которого раскалены пожаром в соседнем отсеке и
которые не расплавляются лишь потому, что их охлаждает космический холод,
поступающий прямиком через снесенную начисто четвертую стену и пробитый
борт корабля.
`Бедной девушке нужно быть очень не в себе, чтобы при этом испытывать
еще какие-то проблемы с кислородом`, - подумал Порнов.
Разгерметизация рубки в момент аварии неизбежно должна была привести
к тому, что весь воздух в доли секунды должен был унестись в космос.
Порнов имел веские основания считать, что вместе с воздухом рубку покинул
и ее хозяин, старший штурман Вставалкин.
Надо сказать, у Порнова были некоторые проблемы в общении с командным
составом. Со штурманом же они просто ненавидели друг друга. По мнению
Порнова, законченная сволочь штурман вполне мог тайком от всех, ночью,
когда все спят, тихой сапой провести на борт корабля любовницу и прятать
ее вместе с кислородным баллоном в своем сейфе. Видимо, за полгода полета
этот негодяй свел ее с ума и воспитал в ней лютую ненависть ко всем
мужикам вообще.
Как представлял себе Порнов, только сочувствие к несчастной жертве
злокозненного штурмана и вызывало в нем неодолимое желание немедленно, не
просчитывая вариантов и не оглядываясь на сложности, броситься на помощь
бедной умом убогой. Ничем иным он не мог объяснить внезапно возникший
благородный порыв, приведший в смятение его циничную нервную систему. Едва
он железным усилием воли выгнал из головы несвойственное ему
прекраснодушие, как тут же был обуян совершенно неуместной страстью.
Порнову ни сесть ни встать приспичило вдруг посмотреть, не испортилась ли
девица от длительного хранения в сейфе и конкретно: твердые ли у нее груди
и крупные ли ягодицы.
- Ну очень большие! - выкрикнул он в коридор и вытер вспотевшие руки
о штаны, заодно поддернув последние. - Ну прямо звери!..
Он с трудом извлек из ранца вожделенную бутыль со спиртом и отпил
изрядную долю ее содержимого. В голове зашумело, Порнову стало тепло и
весело. Наваждение вроде отступило.
- Речь держала баба, звали ее Сара, - завопил Порнов любимую песенку.
- Умная и хитрая была! Даже злые урки и те боялись Сару! Половую жизнь она
вела!
Пение это всегда означало только одно: Порнов принял решение и
приступает к его реализации.
Самое время, кстати, представить нашего главного героя.
Он худ, невысок, волосы черного цвета, глаза карие, руки длинные.
Очень похож на легендарного Брюса Ли, разве что лицом не вышел: Порнов по
национальности коми. В детстве был тощим, низкорослым мальчуганом; любимым
детским героем был Чингачгук Большой Змей. С тех пор Порнов стал носить
длинные волосы до плеч.
В дальнейшем с помощью пластической операции он придал своей типичной
кудымкарской физиономии какое-то интернациональное выражение, с помощью
пяти лет тренировок достиг определенного мастерства в восточных
мордобойствах, а с помощью природной хитрости и смекалки попал на хорошо
оплачиваемое место бортового стрелка-радиста на эсминец в Приземелье.
Здесь он несколько раз отличился в сражениях с различного рода недругами,
в основном - с контрабандистами, вывозящими с Земли редкие сорта резиновых
кибер-женщин. Если бы не несносный характер, Порнов еще три года назад
стал бы самым юным на Земле стрелком-радистом первой категории, служил бы
на одном из пяти земных суперлинкоров и получал бы в десять раз больше
против нынешнего. Но привычка решать все свои проблемы с помощью рук (а
чаще всего ног) приводила к тому, что каждый раз, как только ему
присваивали третью категорию, он устраивал грандиозную попойку с дракой,
где всячески позорил человеческое достоинство. За дракой следовало
неотвратимое снятие категории.
Порнов утешал себя булгаковской фразой про осетрину, которая может
быть только первой свежести, но втайне от всех переживал и честно пытался
бросить пить. И хотя ему вновь и вновь этого не удавалось, он свято верил
в то, что когда-нибудь он станет капитаном самого большого космического
корабля.
- Вот пошли на дело я и Рабинович, - напевал Порнов, прокладывая на
карте путь к штурманской каюте. В подсознании, загнанная в самую глубь,
сидела нахохлившаяся мысль: `Нам дела нет до бабы бестолковой` и никак не
могла понять причин столь скорого своего низвержения. Стучавший же по
клавишам пульта Порнов, если и подозревал о неестественности выросшего
черт знает на какой почве сентиментального рыцарства и куртуазного
джентльменства, то в силу крайне сжатого промежутка, отведенного на
спасение дамы сердца, досконального анализа этому своему чувству не
сделал. И зря.



3. ТЫСЯЧА И ОДНА ПРИЧИНА

Выпусти Порнов глубоко спрятанную мыслишку на волю, дай ей окрепнуть,
- она тут же бы остановила те суетные и спешные движения, которые он
сейчас совершал.
Если бы только не выпитый спирт, Порнов скорее всего бросил бы свой
калькулятор и вновь вспомнил старый, испытанный веками, прием связников.
Не потеряй он добрый литр крови, он и думать долго бы не стал. А
раскидав плиты, выдернул бы из-под пола нужный волновод и подключил бы его
к одному из прикрытых крышкой разъемов `медбрата`. Выполни Порнов все эти
действия, то на экранчике своего дисплея он увидел бы такую картину, от
которой его длинные волосы встали бы дыбом.
Телекамеры, вынесенные за несколько миль от корабля, передали бы ему
изображение огромной бабочки. Через прозрачные крылья ее Порнов мог бы
увидеть свет той звезды, что лежала по курсу; но никогда не увидел бы он
звезд, что остались позади бабочки. Весь их свет, до последнего луча,
впитывали в себя исполинские крылья и тем придавали скорость относительно
небольшому веретенообразному тельцу, несущему их. Порнов мог бы увидеть,
что в передней части этого веретена торчит криво воткнувшийся маленький
треугольник. Будь Порнов менее прагматичен, он поверил бы своим глазам, и
понял бы, что видит `Оклахому`, несомую тысячекратно (конечно, если брать
в счет крылья) большим кораблем.
Однако, как понимает читатель, Порнов ни одного из этих действий не
совершил и тем самым остался в счастливом неведении относительно
действительного положения корабля. И уж тем более не догадывался Порнов о
том, что ожидает его за дверью штурманской рубки.
Там, где раньше находились стекло, пластик и армированная сталью
пластмасса, где сверкал искрами оптической памяти самый мощный из бортовых
компьютеров, где стояли чудесные пневматические кресла, в которых можно не
терять сознание при перегрузках свыше десятка `жи`, - в этом технотронном
раю ныне плескалось около ста тонн очень редкого в этих широтах
коллоидного раствора. Вся штурманская каюта под завязку, до самого потолка
была налита этим поблескивающим и фосфоресцирующим студнем.
- Отбрось сомнения, - внезапно произнес сильный, но мелодичный голос,
- и стань рабом моим... ИДИ КО МНЕ!
В том самом углу каюты, где по иронии судьбы стоял штурманский сейф,
сплошная масса студня вздрогнула и сетью тончайших сверкающих нитей
высветила призрачный стакан. Дном стакану служил наспех начертанный на
пластике пола круг около трех метров в диаметре. Неведомая сила сдерживала
многотонный натиск сверкающего желе и не позволяла ему ни на йоту
перелиться за магическую черту. Своей верхушкой этот ирреальный воздушный
цилиндр упирался в темные плафоны потолка. По выпуклым стенкам цилиндра
спиралью снизу вверх пробежала шипящая бело-фиолетовая молния и,
бессильная вырваться из дьявольского студня, обреченно рассыпалась тысячей
холодных хрустальных крупинок. На долю секунды словно бы забушевала белая
вьюга, все кругом заметая мелким колючим снегом.
- Ты видишь мое гибкое, упругое, зовущее тело, - с видимым усилием
произнося слова, сказала молодая женщина, стоявшая на пьедестале сейфа в
центре нарисованного круга. Она была абсолютно нагая; руки ее скользили по
обнаженному телу, ласкали кожу. - Ты хочешь меня; ты сходишь с ума от
вожделения!..
У принцессы кончался воздух, она задыхалась и потому слов не
выбирала.
Порнов немедленно прекратил колотить по клавишам и скомандовал:
`Н-но!`
- Не понукай, не запряг, - больше для проформы огрызнулся `медбрат`
и, судорожно отбиваясь всеми свободными манипуляторами от носящегося в
воздухе мусора, двинулся вперед.
Первые метры пути они преодолели достаточно легко. Порнов даже
подумал, не добавить ли газу. Но уже через минуту их путь перегородил
висящий посреди коридора стеллаж.
Порнов вполне мог бы пролезть между ним и стеной и идти дальше. Зато
`медбрат` неминуемо бы застрял.
- Давай подумаем, как его отодвинуть, - предложил Порнов, которому
страсть как не хотелось вылезать из кресла.
- Чего думать, - сказал кибер, - трясти надо!
Он схватил стеллаж одним из манипуляторов и попытался оттолкнуть его
к стене. Однако не учел всех сил, действующих в невесомости, в результате
чего завертелся со стеллажом в обнимку, после чего был приперт своим
противником к стене.
- Наших бьют, - объявил кибер, выдвинул вперед всю свою лазерную
зубную артиллерию и в два приема разрезал стеллаж на части.
Через несколько метров коридор уперся в наглухо задраенную
автоматикой дверь командного отсека.
- Ну, Джек-потрошитель, - язвительно сказал Порнов, - что ты будешь
делать теперь?
- Сим-Сим, Сезам, откройся, - сказал робот, манипулятором открыл на
стене неприметный ящик и подключился к нему. Зашумел невидимый
гидравлический привод и трехметрового диаметра диск стал уходить в стену.
- Говорил же я тебе, что места знаю. - `Медбрат` выдернул из разъема
свой кабель, чтобы следовать дальше. Дверь немедленно стала закрываться.
- А? - несказанно удивился `медбрат`.
- Фокусник! - усмехнулся Порнов. - Погоди, я сейчас ее чем-нибудь
припру.
Он отвязался от кресла и, оттолкнувшись от него, попытался долететь
до замеченной неподалеку баклашки. Но неожиданно для себя сразу же за
люком пошел на снижение и, словно подбитый бомбардировщик, наискось
врезался в пол. Теперь уже Порнову пришлось удивляться.
- Гравитация?! Откуда здесь сила тяжести? Слушай, монгольфьер, ты что
же, ничего не ощущаешь?
- Незначительное повышение гравитации можно отнести за счет
возможного вращения корабля, - ответил `монгольфьер`.
- Ничего себе незначительное, - сказал Порнов, - я всю морду себе
ободрал.
Он подобрал баклашку, поднял на уровень груди и выпустил из руки.
Баклашка медленно опустилась на пол.
- Точно, - сказал Порнов, - здесь наверное где-то есть засекреченная
установка искусственной гравитации. Специально для начальства. Если уж у
них здесь девки есть, то установка тут просто обязана быть.
Он заклинил дверь и `медбрат`, пролетев дверной проем, зашкрябал
днищем по полу.
- Подрезали нашей птичке крылья, - сочувственно констатировал Порнов,
наблюдая, как `медбрат` пытается отталкиваться своими механическими руками
от пола. Выходило не очень. Перед каждым прыжком `медбрат` застывал в
глубоком приседе, тщательно рассчитывая траекторию, и здорово смахивал на
большую стеклянную лягушку. Порнов с сожалением осознал, что дальше ему
придется идти пешком.
Возникшая сила тяжести здорово подпортила Порнову планы. Притяжение
словно спрессовало весь тот хлам, который Порнов в невесомости предполагал
раскидать одной левой.
Летучий сварочный аппарат трудился без устали и, счетверив лазерные
буры разных калибров, безжалостно кромсал корабельное имущество.
- В лесу раздавался топор дровосека, - Порнов, весь в мыле, не
успевал оттаскивать обрубки труб, панелей и компьютерных плат, в избытке
производимых `медбратом`, - дровосек отбивался от гомосека...
Так они развалили подряд три баррикады, приложив к разгрому корабля
толику своих усилий. Впереди замаячила вожделенная штурманская рубка.
От избытка чувств Порнов дико заорал и чудовищным ударом ноги
расколол преграждающую проход дюймовую пластмассовую плиту.
- Против лома нет приема, - гордо сказал Порнов, вытаскивая из плиты
ногу.
- Если нет другого лома, - в унисон ему добавил `медбрат`,
молниеносно выстреливая вперед тремя манипуляторами и ловя на лету
незамеченную Порновым толстую стальную балку. После великолепно
выполненного Порновым мае-гери она мягко соскользнула сверху на голову
последнего.
- Что ж ты, висельник, - немедленно закричал на робота нисколько не
испугавшийся Порнов, - видел и не предупредил!..
Кибер натужно гудел, оттаскивая свою сваю в сторону и в полемику с
Порновым не вступал. В отличие от рвущегося в бой Порнова его обуревали
какие-то дурные предчувствия. За раздумьями он прозевал тот момент, когда
потерявший от нетерпения рассудок Порнов подскочил к заветной двери и,
очертя голову, завертел расположенный сбоку от двери массивный маховик
аварийного открывания. Кибер, звеня и лязгая, кинулся останавливать
умалишенного, но тот уже отпер замок.
Единственное, что успел сделать `медбрат`, так это схватить рвущегося
к двери Порнова и запихнуть его к себе в кресло.
Ожидая, что его сию же секунду поволочет в космос, кибер вцепился
всеми своими захватами в стену. Это был очень правильный шаг, хотя он и
выходил из совершенно ложных предпосылок.
Дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену, и из дверного
проема ударила тугая струя похожей на патоку жидкости. Словно сель, сметая
все на своем пути, помчалась она вглубь корабля, заполняя собой все ямки,
впадины и углубления.
- Я не понял, мы в космосе или где? - завопил Порнов, рвущийся из
скачущего на волнах шара. - Это подводная лодка или что?
Через некоторое время потоп прекратился и неистовое желейное движение
замедлилось.
- Ты бы сказал, что так будет, я бы плавки надел, - заметил Порнов. -
Это все Вставалкин, гад. Его проделки. Проверь, это не сперма случайно? Не
хватало тут еще `спидон` подцепить...
`Медбрат` зачерпнул мензуркой мутной жидкости и залил себе `за
воротник`.
- Никак нет, - сказал он, - не сперма. Среда нейтральная.
- Тогда пошли скорее на нашу девку посмотрим, - сказал Порнов. Из
штурманской рубки бежали лишь слабые ручейки. Он вылез из кресла и, шлепая
по мокрому полу, вбежал в рубку.
- Неудобно, лапы-то скользят, - заметил кибер, ковыляя сзади.



4. ТРИ СМЕРТИ ПОРНОВА

Когда Порнов вошел в рубку, первым делом он невольно посмотрел на
штурманский сейф. Увиденное вкупе с его предыдущими позывами дало такой
эффект, что он, пошатнувшись, чуть не повалил незаметно подкравшегося
сзади кибера.
- Да ты что, бабы голой не видал?! - воскликнул тот, выдергивая
из-под порновской ноги свою клешню.
Прямо на широкой розовой крышке сейфа лежала на спине совершенно
обнаженная молодая женщина лет тридцати. Все тело ее влажно блестело от
патоки. Стройные ноги свисали с сейфа; с кончиков пальцев их срывались
последние бледные капли. Мокрая грива очень длинных и белых волос
разметалась, облепив красивое и нежное тело девушки от тонкого
аристократического подбородка до середины бедер. Видимо, она находилась в
бессознательном состоянии, - глаза ее были закрыты, губы крепко закушены.
Порнов отвел глаза и представил, что ему надо будет сейчас делать ей
искусственное дыхание. Он вновь украдкой взглянул на ее сочные упругие
груди с большими темными пятнышками сосков и понял, что вместо
искусственного дыхания обязательно сделает что-нибудь другое. Если не с
этой невероятно соблазнительной девчонкой, так с собой.
- Давай ты, - пересохшим от страсти горлом сказал Порнов киберу, -
если я до нее дотронусь, то обязательно твой Первый Закон нарушу.
- Все равно мне одному ее оттуда не стащить, - безжалостно заметил
кибер. - Пойдем, ты ей ноги подержишь.
- Кто бы тебе ноги подержал, - с намеком высказался Порнов и двинулся
к сейфу. - Все время у тебя не тики-так. Не в том же дело, что я ее не
подниму...
Порнов, оттолкнув манипулятор кибера, легко подхватил девушку на руки
и опустил на пол. Какая-то темная колдовская сила влекла его к ней. Он
сопротивлялся, пытался отвернуться, отвести глаза, чтобы хоть на секунду
избавиться от наваждения. Но все его усилия были тщетными, притяжение
стройного тела нарастало с каждой секундой.
Порнова спас кибер, выпустивший в лицо девушке облачко какой-то
химии. Резко запахло нашатырем и еще чем-то. Порнов закашлялся.
В этот момент девушка открыла глаза. Порнов мог поклясться, что
взгляд ее был осмысленным с первой секунды. Тело еще было недвижимым,
словно мертвым, а глаза ее уже обежали каюту и остановились на Порнове.
Секунда - и вся она пришла в движение. Вздрогнула и стала подниматься
высокая грудь; глубокий вздох вырвался у девушки. Она легко вскочила на
ноги. Взметнулась могучая копна волос и почти целиком скрыла девушку.
Она хлопнула в ладоши. Чем-то волнующим и приятным запахло в воздухе.
Она топнула ножкой. Из-под потолка хлынула разноцветная волна света,
волшебная смесь радуги с северным сиянием. Закручиваясь в сверкающую
молниями спираль, волна превратилась сначала в световой конус, а затем и в
тонкий яркий луч.
Луч этот заскакал по всей каюте, поднимая фонтаны брызг, пронесся по
стенам, сдирая с обшивки грязь и копоть, скользнул по потолку, включив,
казалось бы, навсегда разрушенные плафоны освещения, и, наконец, ударил в
грудь Порнова с такой силой, что тот отлетел чуть ли не к самому выходу. В
глазах у Порнова засверкало, волосы задымились.
- Что это было?! - удивленно спросил он, с радостью и грустью
чувствуя, как оставляет его душу неодолимое влечение к стройному женскому
телу, как быстро вянет та дикая страсть, что привела его сюда.
- Какая тебе теперь-то разница, - с издевкой сказал знакомый женский
голос. - Теперь, когда тебе предстоит умереть!
Луч закрутился на одном месте, превращаясь обратно в конус света, а
затем и в бешено вращающуюся копну волос. Она быстро замедляла свой
карусельный бег. Теперь уже Порнов видел, что на только что обнаженной

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован