Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
28 марта 2018
1169

Отсутствие стратегического прогнозирования и планирования в России в военно-политической области

Main 28032018

В основе всех перспективных военных разработок … лежат выдающиеся
достижения, которые могут, должны
и будут в свое время использоваться
в высокотехнологичных гражданских отраслях производства…[1]

В. Путин

… в 2020–2050 гг. реальными
возможностями по созданию широкого спектра военных технологий кроме России будут обладать только Соединенные Штаты и КНР…[2]

А. Фролов,
Главный редактор журнала
«Экспорт вооружений»

 

В России отсутствует сколько-нибудь обоснованное стратегическое прогнозирование и планирование на перспективу после 2025 года. Не смотря на принятие в 2014 году ФЗ «О стратегическом планировании» и целого списка нормативных документов, требующих конкретных действий, ситуация в этой области остается прежней, хотя именно военно-политическая область сегодня требует самого неотложного внимания. Если в других областях, например, социально-экономической и финансовой, неудачи в прогнозах и планировании могут как-то оправдать отсутствие реальных инструментов и механизмов (хотя я полагаю, что это просто отговорки), то в военно-политической области такая ситуация недопустима: радикальные изменения ВПО ( в частности, по военным бюджетам США и их союзников, новым концепциям и стратегиям и т.д.), требуют немедленной реакции и внесения корректив в военную политику России[3].

Этот вывод ничуть не противоречит тому, что в России создаются самые современные и эффективные системы и виды ВВСТ, о которых, например, говорил В.В. Путин в своем послании ФС РФ 1 марта 2018 года. Напомню, что он, в частности, сказал: «... хочу особо отметить: такое уникальное, сложнейшее оружие может успешно разрабатываться и производиться только государством с высочайшим уровнем фундаментальной науки и образования, мощной исследовательской, технологической, промышленной, кадровой базой. И вы видите, что всеми этими ресурсами Россия располагает.

Мы будем наращивать этот потенциал, концентрировать эти возможности на решении тех масштабных задач, которые стоят перед страной в экономике, в социальной сфере, в инфраструктуре. И такое уверенное долгосрочное развитие России всегда будет надежно защищено.

Повторю, каждая из названных систем оружия уникальна и важна, но еще более значимо то, что все это вместе дает возможность специалистам Минобороны и Генерального штаба создавать перспективную, комплексную систему обороны страны, в которой каждому новейшему инструменту вооруженной борьбы отводится своя роль. Наряду с имеющимся и уже стоящим на боевом дежурстве оружием стратегического назначения, которое мы также постоянно совершенствуем, Россия получает такую систему обороны, которая надежно обеспечит ее безопасность на длительную перспективу»[4].

Речь идет не о создании современных видов ВВСТ, а о стратегическом прогнозе и планировании развития России, в т.ч. ВПО в мире, который фрагментарно делался В.В. Путиным в т.ч. и в его послании, и о его периодически повторяемых призывах «заглянуть за горизонт», которым для нас сегодня может являться 2025 год. Более того, все призывы В.В. Путина «заглянуть за горизонт» так и остаются призывами. «Долгосрочный прогноз» А. Фролова, на мой взгляд, не вполне обоснован: сегодня никто в России системно не прогнозирует именно международные и военно-технологические последствия развития технологий, в т.ч. социальных, а тем более делает политические выводы. К сожалению, отсутствие реальной стратегии долгосрочного развития России в 2018 году (при наличии формально существующих «Стратегии национальной безопасности» и ФЗ «О стратегическом планировании», как и целого ряда других нормативных документов) лишает нашу страну реальных перспектив национального развития и эффективной политики национальной безопасности, включая ее военные аспекты[5]. И это отсутствие, конечно же, не может компенсировать даже такое масштабное ежегодное послание В.В. Путина 1 марта 2018 года, которое некоторые поспешили назвать «планом стратегического развития России». Такой план мог бы быть только политико-идеологической программой (как в КНР или США), но поскольку правящая российская элита уходит от этого, то и вряд ли стоит ожидать сколько-нибудь обоснованных прогнозов и планов на период после 2025 года.

В этой связи можно привести пример с прогнозом развития ВПО после 2025 года, который иллюстрирует долгосрочный подход Запада.

«Война» – отнюдь не одноразовое явление или некий «законченный акт». Это – политический процесс, который начинается с применения насилия (не обязательно военного) и заканчивается нормализацией отношений. Итог «нормализации» сегодня по оценке Запада, это принятие внешне навязываемых условий для России в результате «политики принуждения» («the power to coerce»), иначе говоря, капитуляции. При этом компромисс возможен только очень условный – как компромисс по принятию западных условий.

[6]

Как видно, из 9 стадий процесса (достаточно условных) выделяются стадии «насилия» и «нормализации», являющиеся своего рода «границами войны».

Это категорическое утверждение прежде всего в полной мере относится к долгосрочному прогнозу развития России после 2025 года. Именно поэтому в процессе работы предстоит сделать слишком много не всегда обоснованных допущений и предположений, которых было бы значительно меньше при прогнозе развития тех стран (как, например, КНР, Великобритания, Австралия), где существуют к настоящему времени устоявшиеся политико-идеологические системы и, как следствие, долгосрочные национальные стратегии.

Другая причина заключена в том, что несколько десятилетий в России искусственно и сознательно игнорировались любые сколько-нибудь значимые попытки прогноза и планирования по причинам чисто политико-идеологического порядка: ассоциирование планирования с политическими функциями  Госплана и политической системой СССР, коммунизмом и директивным управлением считалось вредным для «рыночных реформ»[7]. Это привело в конечном счете, также как и в других областях, к отставанию в стратегическом планировании, хотя именно в этой области в СССР были сделаны самые глубокие теоретические и практические наработки, используемые сегодня за рубежом. Иными словами проблема стратегического планирования стала составной частью проблемы доминирования либерализма (идеологии и кадров) в политике России. В 2018 году В.В. Путин сделан в послании новый шаг в развитии основ своей идеологии и политики, который неизбежно должен привести к вытеснению либеральной части правящей элиты из политической жизни России.

Исходя прежде всего из потребностей военно-политического планирования, требуется вернуть себе это политическое и идеологическое лидерство, что можно сделать только попытавшись соединить результаты научной работы советских и российских ученых прежних лет (с возрождением прежних школ) и современными научными исследованиями в этой области. Такой синтез мог бы дать положительный результат в короткий срок потому, что создавать научные школы в области прогнозирования и стратегического планирование на новой основе потребует много времени, которого у нас сегодня нет. Нам требуются уже сегодня достаточно оперативные результаты в военно-политической области, способные с научной точки зрения обосновать возможности стратегического прогнозирования и планирования в интересах национальной безопасности России.

 

 

[1] Путин В.В. Официальный текст послания президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018 года / https://cont.ws/@89825721067/868792

[2] Фролов А.Л. Опасности на горизонте // Россия в глобальной политике, 2016. Январь–февраль. – № 1. – С. 52.

[3] Подберёзкин А.И. Современная военная политика России: учебно-метод. комплекс. В 2-х т. – М.: МГИМО, 2017. – Т. 2.

[4] Путин В.В. Официальный текст послания президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018 года / https://cont.ws/@89825721067/868792

[5] См. подробнее: Подберёзкин А.И. Стратегия национальной безопасности России в XXI веке. – М.: МГИМО-Университет, 2016.

[6] Understand to Prevent Practical guidance on the military contribution to the prevention of violent conflict / A Multinational Capability Development Campaign project. April 2017 / https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/618886/dar_mcdc_u2p_handbook.pdf

[7] Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики: монография: в 2 т. / под ред. А.И. Подберёзкина. – М.: МГИМО-Университет, 2015. – Т. 1. – 796 с.

Отсутствие стратегического прогнозирования и планирования в Ро

В храмовом строительстве очень часто применяется покрытие нитрид титаном. Это уникальное химическое соединение, обладающее целым рядом практичных и полезных свойств. Заказать услуги можно в компании "Металл века". Высокое качество, приемлемая цена.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован