19 декабря 2001
185

ОТВЕТ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

ЭГЛЕРИО

КЛТ `Эннор`

Составитель Н. Семенова





Н. ЧЕРТКОВА - В. МАСЛОВА

ПИСЬМА


1

Мне говорят: ты - тьма; я знаю - нет!
Ты, как Луна: спокойна и прекрасна.
Ведь лунный свет прозрачен и неярок,
Но меркнет ночь перед ее лицом.
Так отступает Тьма перед Тобою...

2

Меня сравнил ты с бледную луной,
Ты ж для меня - звезда в ладони Варды,
Что светит ровным серебристым светом,
Рожденным отражением Анора.
Созвездие горит в вечернем небе
Эннора, скрытого от глаз холодных.

3

О, Йовин, за ответ благодарю!
Ведь ученик, учителя затмивший,
Вдвойне дороже сердцу книгознатца,
А строки нежные твоих стихов -
Бальзам на незакрывшуюся рану.
Ты знаешь ли, что в мире никого
Нет для меня ни ближе, ни дороже,
Сокровище, мне данное судьбой?

4

Когда-нибудь мне все-таки приснится
Прогулка наша берегом реки,
Где на руки тебе садились птицы
И в косы я вплетала васильки.

Как это сновиденье мне знакомо,
Знакома эта роль - я знаю, чья.
...Мы пели о цветах Этериона
Под музыку прозрачного ручья.

За пологом седым Хеннет-Аннуна
Рукой раздвинув утренний туман,
Ты рисовал таинственные руны
И вспоминал преданья древних стран.

И травы оплетали наши ноги,
Когда мы, взявшись за руки, брели
В молчании, без цели, без дороги,
Лугами лунно-солнечной земли.

О, к счастью, не был ты рожден провидцем,
И я не знала страха и тоски...
Когда-нибудь мне все-таки приснится
Прогулка наша берегом реки.

5

Прошлое властно к себе зовет,
Сны нам дорожи яви.
...Звон колокольный в небе плывет,
Тает Река в тумане.
Терраса кругом обегает холм,
Рассвет на воде искрится...
А мы стоим на утесе крутом,
Свету подставив лица...
Помнишь ли сумрак лесных палат -
В них мы спасались от зноя,
А ввечеру, чуть затлеет закат,
Вели коней к водопою?
Помнишь, я знаю - все помнишь ты.
Тебе, как и мне, это снится:
Этерион. И храп коня. А на руке синица.

6

Мы встретились, еще не зная, кто мы,
Но к сердцу сердце потянулось вдруг.
Казалось мне, что мы давно знакомы,
Что я давно люблю тебя, мой друг.

И Дух прозрел. И мы себя узнали.
И те, кем были мы в Стране Отцов,
Вернулись к нам из запредельной дали,
Круги Миров соединив в кольцо.

Друг в друге мы отыщем утешенье,
Нас чайки Хелеворна позовут,
И вспомним мы о них, и на мгновенье
Вновь на берегах Реки найдем приют.

7

Ноктюрн к Ф...

Серебристая лента Великой Реки
На востоке едва заметна;
Чистый ветер; оранжевые огоньки;
На губах - легкий привкус пепла.

А на белой стене под высокой звездой
В теплой мантии цвета ночи
Я держу тебя за руку робкой рукой;
Непонятно... И страшно - очень!

8

Канун (Сонет о былом)

Весенним солнцем залит Пеленнор,
Но дует с Гор холодный злобный ветер...
Ты снова опускаешь скорбный взор,
Нет радости тебе ни в чем на свете.

Простерлась бездной Тьма у ног твоих.
Как уберечь, как отвести от края?
Как сделать, чтобы солнце для двоих
Из мрака прошлого взошло, сияя?

Молчим. Нам не нужны слова.
К чему пустые тратить речи?
Но если поглядишь в глаза -
С открытым сердцем взор твой встречу.

Мне ведом путь к спасению, но ты
Должна сама сквозь тьму к нему прийти.
Я помогу. Лишь ты не отними
Руки, в которой жизнь моя и боль.

На счастье иль печаль, но мы нашли
Друг друга. Так назначено судьбой.
Не бойся нежности моей. Она
Не слабостью - надеждой рождена.

9

Когда с деревьев листья улетят,
И солнечная дева нас покинет,
И темные снега укроют травы,
И все, кроме людей, заснет,
Умолкнет,
Мы вспомним лета солнечный чертог,
И праздник на прозрачном Хелеворне,
И снова почитаем наизусть,
Любимейшие из стихов,
И снова
Мы будем в них искать себя,
Наших друзей, и степи, и дворцы,
И узнавать, и находить,
И рваться к ним, в дорогу,
Назад -
И оставаясь в этом круге мира,
Мы будем утешения искать
Друг в друге...




Н. ЧЕРТКОВА

КУИВИЕТУЛ

- О, девочка-волшебница, куда
Меня зовешь ты, крыльями мерцая?
- Я в сказку дверь тебе приотворяю.
Иди за мной - ты войдешь туда.

В пещере чуть мерцает огонек.
Спят воины, уставшие в набеге.
И самому б забыться в сонной неге...
Нельзя - опасность всюду, дом далек.

Имя твое повсюду со мной,
Рядом идет неустанно.
Йовин... В нем вечный степной непокой,
Светлая вера - и тайна...

Старик с кинжалом. И предсмертный стон.
Огонь повсюду. Пламя лижет крышу...
Мне очень часто снится этот сон.
Я вижу Склеп. Отца я в нем не вижу.




Н. ЧЕРТКОВА

ЗАКЛЯТЬЕ

Кода на суд неправедный потянут
И цепью локти скрутят за спиной -
Молчи! Пускай сквозь мантии проглянут
Клыки и когти, злобный непокой -
Молчи! Пускай ярятся Вражьи Силы -
Молчи! Пускай терзают дух и плоть.
Погибнешь ты, но не уйдешь из Мира,
Сумей лишь боль и страх перебороть.




Н. ЧЕРТКОВА

ДЕВИЗЫ

Мне прошлое отрадно и светло,
Но знаю я - к нему возврата нету.
Оно - звезда: сияет и зовет,
Но меркнет, лишь блеснут лучи рассвета.

Судьбу свою избрать нам не дано,
Мы не вольны в приходе в этот мир.
И если жить во мгле нам суждено -
Сгорай, но освещай тропу другим.

Мы - воины, и меч наш - доброта,
Щитом нас оградят воспоминанья.
И пусть никто, нигде и никогда
Не замечает нашего страданья.

Воспоминанье, Гордость, Доброта -
Вот наш девиз издревле - навсегда.




Н. ЧЕРТКОВА

НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ РОНДО

Гондор - жизнь моя! Люблю я
Бурных рек твоих стремленье,
Чаек плач, и Оссэ хохот
В пору грозного веселья.

Гондор - свет мой! Как забуду
Миндоллуин вечноснежный
В час, когда восходит Солнце,
Все залив багрянцем нежным?

Гондор - мир мой! Запах сосен
Кружит голову доныне.
Носом вспенивает волны
Остров - лодья на стремнине...

Память, память! Блеском радуг -
Милой родины виденья!
Гондор - жизнь моя! Люблю я
Бурных рек твоих стремленье...




М. ТИМОФЕЕВА

ЛЮДЯМ

Это вам - белый снег и деревья,
Обнаженные ветром и сном,
Обожженные травы кочевий
Под хрустящим серебряным льдом;

Это вам, наши милые братья -
Эта музыка солнечных нот,
Эти нежных тюльпанов объятья,
Этот только что начатый год;

Это вам - все что было и будет,
Это вам - каждый город и стих.
О, какие вы юные - Люди!
О, как долго еще вам идти!

Так вплетайте волшебные сказки
В новогодние гривы коней,
Будьте счастливы, будьте прекрасны,
Светлых дней вам и добрых друзей!

Где ландыши на косогор рассыпал юный Май,
Благоуханный эланор цветет из края в край.
По берегам большой реки там хоббиты живут,
Красавицы плетут венки, а парни пиво пьют.

Тут птичий щебет слышишь ты под пологом дубрав,
И льются золотом цветы средь изумрудных трав.
Порой брызнет из-под ноги испуганный удод,
И синим ливнем небосвод умоет Волглый Лог.

Мы ловим рыбу поутру и добрых ждем друзей,
И дверь в просторную нору открыта для гостей.
А если ты у нас, дружок, недельку проживешь -
Размером пуза, цветом щек ты с нами будешь схож.

Нам жизнь такая дорога, но если грянет бой,
То хоббит встанет на врага плечом к плечу с тобой.
Докурит трубочку, ворча, допьет стакан пивка,
И ляжет на эфес меча привычная рука.

И разбежится вражий сброд, от ужаса дрожа,
И орк под стрелами умрет, похожий на ежа.
Рази, Феод! Цвети, Феод! Люби, сражайся, пой!
Живи, мой маленький народ, народ прекрасный мой!




А. БЕКЕТОВ

Вперед, Эорлинги, вперед!
Клинки ополосните ветром,
И пусть хрустальный рог поет
Прощанье вашим девам светлым.

Вы рождены любить и биться,
Мир снова юн и месяц нов,
И лунный луч во тьме дробится
На гривах белых скакунов.

Вперед, Эорлинги, вперед!
Трепещет мордорская банда,
Сияет ясный меч Рохана,
Что орды орочьи сметет.

И слава прадедов летит
За вами вихрем седовласым,
Ликует в грохоте копыт
И будит степи трубным гласом.

Вперед, Эорлинги, вперед!
Ласкает утро миг победы,
И грозной песней эореды
Приветствуют зари восход.




А. БЕКЕТОВ

ПОСВЯЩЕНИЕ МЕЧУ

Вечер. Птицы чернее исчадий пещер
Засыпают в ветвях кружевных,
Сквозняком набухает свистящая щель
Между двух сочленений дверных.

И на белом снегу зеленеют следы
Укороченных орочьих лап,
И из чащи несется предвестьем беды
Лошадиный испуганный храп.

Но в Феоде горят на ветру огоньки,
Кринолины девиц шелестят,
И каминные искорки, как мотыльки,
В менуэте по небу летят...

Хейа, князь Фарамир! Поцелуй и привет
Из Феода мы Гондору шлем.
Пусть сияет заря светозарных побед
На мече серебристом твоем.

Если ранен ты, брат, и рубиться устал,
Встанет рядом с тобой периан,
И покроется рунами светлый металл,
Заклинаньями Западных стран...

Мы поем и смеемся, о зле позабыв,
Мы не смотрим с тревогой вокруг,
Потому, что не дремлет твой Минас-Тириф -
Гордый страж и великий наш друг.

Ты храни этот меч - нашей дружбы залог.
Знай, что в самой кровавой борьбе
Предсказаньям священным исполнится срок -
Улыбнется удача тебе!




А. ВАЙСМАН

БАЛЛАДА О ХОББИТАХ

Трав многоцветье с холма на холм.
Ах, Хоббитания, отчий дом!
Мир и покой голубых небес
И тишина вокруг.
Кто бы подумал, что час пробьет,
Меч добродушный возьмет народ,
Чтобы у зла стало меньше слуг,
Встанет за друга друг.

Хоббиты - полурослики
Норки уютные бросили.
Встала пред миром проблема важней
Сытости и тепла.
Если поднялся и выбрал путь -
Ни отступить, ни в обход свернуть.
Хранитель в ответе за то, чтобы мгла
Мир поглотить не смогла.




Г. ВИНОГРАДОВ

ФРОДО БЭГГИНС - I

Дорога вдаль и вдаль ведет,
В ее начале мой порог.
Дорога в путь меня зовет,
И важно, чтоб пройти я смог.
Вдали, где много троп и встреч,
Мой путь примкнет к другим следам,
Дорога дальше будет течь,
Куда потом - не знаю сам.

Дорога вдаль и вдаль ведет
Через вершины черных скал,
Вглубь гор, где солнце не сверкнет,
К ручью, что моря не видал,
По снегу зимних холодов
И по цветам июньских дней,
По травам солнечных лугов
И лунным бликам меж камней.

Дорога вдаль и вдаль ведет
Под солнцем или под луной,
Но голос сердца позовет -
И возвращаешься домой.
Стоишь, молчишь, глядишь кругом
И, как когда-то, видишь ты
Свой позабытый старый дом,
Холмы, деревья и цветы.

Дорога вдаль и вдаль ведет
И омывает мой порог.
И тех, кого она зовет,
Пусть не страшит, что путь далек.
Добро им путь начать другой,
А я устал от стольких бед...
Меня манит теперь покой
И очага неяркий свет.




Г. ВИНОГРАДОВ

ФРОДО БЭГГИНС - II

Куда ты идешь, ну куда ты идешь?
Дорога опасна и вряд ли найдешь.
Цепочка на шее и маленький меч,
И старенький плащ, ниспадающий с плеч.

Кольчуга твоя для тебя велика,
Дорога опасна и цель не близка.
Так много есть сильных на этой земле,
Зачем закружился ты в мутной волне?

Дорога опасна и цель нелегка,
И как бы тебе не уснуть на века.
Друзей ты теряешь на этом пути,
Не твой ли маячит черед впереди?

Так брось свою ношу, шагай налегке,
И, может, останется путь вдалеке.
Зачем тебе лезть туда, шею ломать?
Срастить ее будет непросто опять.

Но он серой тенью уходит вперед,
Врагов и друзей на пути познает.
Проклятье веков его тянет и гнет,
Но он все упрямо шагает вперед.

Пусть много есть сильных - судьбой выбран он,
И жизнь свою сам он поставил на кон.
Пусть черные крылья закрыли луну,
Предательство пусть угрожает ему.

Он тенью крадется по вони болот,
По черным ущельям идет он вперед,
Кольцо на цепочке, проверенный меч
И эльфовский плащ, ниспадающий с плеч.




Г. ВИНОГРАДОВ

ФРОДО БЭГГИНС - III

Вот и кончилось все. Насовсем. Навсегда.
Только странная тень не уходит с лица.
Шрамы долгих скитаний загладят года,
Но не сходит невидимый шрам от Кольца.

Вот и кончилось все. Насовсем. Навсегда.
Больше черные кони не выйдут на тракт,
И от странного крика не вздрогнут сердца,
Пропуская природой назначенный такт.

Вот и кончилось все. Нету Черной Земли.
Только зло никогда не уходит одно.
Паруса поднимают в ночи корабли
И уходят в туман, как уходят на дно.

Над покинутым лесом взойдет Эльберет,
Но эльфийские песни замолкли в ночи,
Три Кольца не прольют уже яркий свой свет,
Хоть Одно и не в силах затмить их лучи.

Успокойся. Ты сам приближал этот миг,
И уходят ведь вовсе не все.
Гордый Гондор стоит, и твой Шир не поник,
Улыбнись же забытой звезде.

Просто в мире настала такая пора -
Древним силам пора уходить.
Никогда он не будет таким, как вчера,
За победу ведь надо платить.

Ты устал от дорог - так ступай, отдохни,
Возвращайся в уют под холмом.
И потянутся дни, безмятежные дни,
И Кольцо не заглянет в твой дом.

Ведь закончилось все. Насовсем. Навсегда.
Что же странная тень не уходит с лица?
Шрамы долгих скитаний загладят года,
Но не сходит невидимый шрам от Кольца.

Слишком много спеклось, слишком много сплелось,
Ты в том мире теперь навсегда.
Вот, мой друг, и тебе услыхать довелось,
Как струится за бортом вода...




Г. ДУХОВСКАЯ

Девять на невидимых надеты,
А Одно найти и принести.
Значит, Девять в черное одеты.
Моргот, помоги Кольцо найти!

Саурон, безжалостный владыка,
Торбинса велел нам привести.
Спросим всех, от мала до велика.
Моргот, помоги Кольцо найти!

На допросах путники стонали.
Может, надо в Лориэн идти?
Были мы под Ортханка стенами.
Моргот, помоги Кольцо найти!

Ортханка шпионы все сказали,
Нам на запад указав пути.
Господина ни за грош продали.
Моргот, помоги Кольцо найти!

Ужас перед нами леденящий,
Нам в Феод указаны пути.
И летит над нами крик звенящий:
`Моргот, помоги Кольцо найти!`

Моргул, Кхамул - это только тени.
Главное - невидимая цепь,
Главное сейчас - достигнуть цели.
Моргот, помоги в Феод успеть!




Г. ДУХОВСКАЯ

ГОД 3018. 12 АПРЕЛЯ. ХОББИТОН

Время, милый мой хоббит,
Нельзя назад повернуть...
А где-то девять незримых
В далекий тронулись путь.

За чаем звучат рассказы
И повести древних лет...
А где-то борется с тьмою
Нэина белый свет.

Златой ободок на ладони,
Заклятье огненных строк...
А где-то во тьме бездонной
Багровый ожил зрачок.

Ветра медовый запах,
Солнечный летний день...
А в башне над палантиром
Склонилась черная тень.

Тревожные вести доходят,
И должен я ныне уйти.
А где-то... Но я смолкаю.
Ты сам все узнаешь в пути.




М. БЛИННИКОВ

МИТРАНДИР

Дорога мчится в никуда,
Прочь из под копыт,
И земля горит,
И воет и болит,
Жжет ее огонь.

Но на границе дня и тьмы,
Сквозь гари и войны,
Осколком тишины,
Ворвавшимся в шумы,
Его белый конь.

Смотрите, смотрите на него -
Он снова шторм несет,
Он к бою нас зовет,
Он, может, нас спасет,
Он смотрит гордо.

Привет тебе, о Митрандир,
Бесстрашных командир,
Ты снова впереди,
Тебе внимает мир,
Веди нас в бой за Гондор!

Он мимо маяков
Несется на коне
На поле Пеленнор,
Где битвы шум во мгле
И крики.

Он поднял руку ввысь,
И назгулы сдались,
И с воем унеслись,
И с воплем убрались
Во мрак великий.

И Солнце в небесах,
И ветер в парусах,
И с криками `Ура!`
Несет нам Элессар,
Наш Король - мир!

И рядом с королем -
Серебряным огнем,
Весенним ярким днем
Тот, про кого поем -
Маг Митрандир!




Е. БОГДАНОВА

- Едешь, Арагорн?
- Еду, княжна.

ЭОВИН

Значит, едешь? - `Да, еду.`
Я тоже седлаю коня.
Твой приказ - оставаться?
Но он убивает меня.
Ничего не скажу.
Только чаша качнется в руке...
И растает с рассветом
Дружина твоя вдалеке.

Ступишь ты на рассвете
На призрачный горестный путь.
Где, какие слова отыскать,
Чтоб тебя мне вернуть?
Не задержишься ты,
Не присядешь со мною за стол.
Был мне легок мой долг,
А сегодня он станет тяжел.

Тень погасит сияние
Серых эльфийских плащей.
До скончания жизни
Мне в клетке томиться своей.
И глядеть на дорогу,
И, плача, следить в тишине,
Как надежды мои
Понемногу сгорают во мне.

Значит, едешь? - `Да, еду.`
Ну что ж, я седлаю коня.
Пусть смиренная память
Твои позабудет слова.
Ты уходишь дорогой,
Которой живым не пройти,
Я с тобой разделяю ее,
И не медли в пути.

И снова на землю нисходит весна,
И снова холмы зеленеют,
И снова он ночи проводит без сна,
И старая боль все сильнее.

Ее не заглушит премудрости мед,
Ее не излечит микстура,
И вот он опять по дорогам бредет,
Бессонный, усталый и хмурый.

Неужто творенье сильнее творца,
А плата за вечность все выше?
Колышет вода отраженье лица
И горькие думы колышет.

Ведь это не путник крадется во мгле,
Недоброй преследуем силой,
А старый профессор идет по земле,
В которой родные могилы.

И весь его мир - только связка бумаг,
Где буквочек мелкая россыпь...
А как ваше имя, почтеннейший маг,
И где ваша трубка и посох?




Т. КУХТА

ДОРОЖНАЯ ПЕСЕНКА БИЛЬБО - I

На дома отчего порог
В последний раз взгляни.
Бегут две тысячи дорог
За ним, за ним, за ним.
На больший срок, на меньший срок,
Сквозь горы и поля
Бегут две тысячи дорог,
Одна из них - твоя.

Пока в ручьях течет вода,
Пока не кончен бой -
Дорога эта навсегда
С тобой, с тобой, с тобой.
И, значит, до заката дней
Назло лихой судьбе
Идти по ней, по ней, по ней
Назначено тебе.




Т. КУХТА

ДОРОЖНАЯ ПЕСЕНКА БИЛЬБО - II

Дорога ведет вперед и вперед
От самого порога.
Вперед и вперед - где солнца восход -
Манит меня дорога.

Скорей же за ней, меж трав и камней,
Через леса и реки,
Меж трав и камней - на тысячу дней,
А, может быть, навеки...




Т. КУХТА

ИЗГНАННИКИ

Облака парусами плывут
В алых волнах заката.
Далеко за морями приют,
Что потерян был нами когда-то.
Сто дорог ведут по волнам
К берегам незнакомым,
Но из них ни одна, ни одна
Не ведет к позабытому дому.
Нас оплачет чужой прибой
И следы наши смоет.
Потерявшим свой дом родной
На земле не найти покоя.
Нашей жизни не счесть века,
Нескончаемы воды,
И плывут, и плывут облака
В алых волнах восхода...




Т. КУХТА

ЛУТИЭН В ДОРИАТЕ

О, ясени, листвой ко мне склонитесь,
Молчаньем укрепите мой обет!
Я разучилась петь, мой милый витязь,
Чтоб не запеть случайно о тебе.

Плети, трава, бесчисленные нити,
Не дай мне оторваться от земли!
Я разучусь ходить, мой милый витязь,
Чтоб от тебя меня не увели.

Ко мне, дожди! Я плачу? Слез вовеки
Не увидать ни другу, ни врагу.
Я разучусь рыдать, мой милый витязь,
Я слезы к нашей встрече сберегу.

Звезда моя, ты все еще в зените,
Но даже звезды гаснут на заре...
Я разучусь и жить, мой милый витязь,
Но чтобы в одночасье умереть.




Т. КУХТА

ЭРЕГИОН

О, Эрегион, светлый лик,
Осененный венцом дубовым,
О алмаз, что из тьмы возник,
Ограненный резцом и словом!

На зеленой твоей груди
Зачарованно спят дубравы,
И медовы твои дожди,
И напоены медом травы.

Не иссякла еще река,
И светла, как в начале мира...
И покуда еще тонка
Струйка дыма над Бар-эн-Мирдайн.




Т. КУХТА

ПЕЛЕННОР

Когда мы умираем, над нами гаснут звезды,
И ветер гонит тучи, дыханье леденя,
И тишина такая, что слышно очень просто
Предсмертное хрипенье убитого коня.
Когда мы умираем, взрываются планеты,
Блеснув межзвездной пылью в небесной пустоте.
Они возникнут снова - зеленые, живые,
Без нас - опять прекрасные, и все-таки - не те.
Когда мы умираем, меняют лик созвездья,
И новыми глазами глядят издалека,
И в этом новом мире сжимается вселенная
До тоненькой травинки у мертвого виска.




Т. КУХТА

НАЙНИЭ КИРИАН АЛЬКВАЛОНДЭВА

Над былою землей гонит яростный ветер
Бессчетные серые волны,
Боль, отчаяние, смерть - все безбрежное море
Навеки в себе погребло.
И лежат под водой белокрылые птицы
Из гавани Алкуалондэ,
И седая волна, уходя в глубину,
Над обугленным плачет крылом.

Корабли, корабли! Парусов ваших гордый размах
До сих пор вас не видевшим снится,
Стаей огненных птиц, неотмщенным деянием зла
Вы летите во мгле.
И во мраке, окутавшем мир,
Есть и вашего пепла частица,
Ибо равно бессмертно, к несчастью,
И зло, и добро на земле.

В день конца своего все прощу и забуду
Пустеющим сердцем холодным,
Только гибели вашей вовек ни забыть,
Ни простить не дано.
Как я плачу о вас, белокрылые лебеди
Гавани Алкуалондэ,
Горький пепел смешав с погребальным,
Мучительно терпким вином.




Т. КУХТА

НОЛДЕРЫ

В битве, где мечам бывает тесно,
Где витает смерть у самых глаз,
Кровью мы оплачиваем песни,
Что еще не сложены о нас.

Проклинайте зло, добру не верьте -
Что мы вам в потоке новых дней?!
Слишком много платят за бессмертье.
Жизнью. Честью. Родиной своей.

Прошлое судите, суесловя,
Но когда настанет наш черед -
Песня - птица, вспоенная кровью,
Губы менестреля разорвет.




Т. КУХТА

НИРНАЭФ АРНОЭДИАД

В недобрый час родились мы на свет,
В недобрый час оружье взяли в руки.
Поди теперь гадай, на сколько лет
Затянется с любимыми разлука!

Судьба стенает в горлах наших труб,
И тихий плач становится все глуше...
Пока еще не начат ратный труд,
Возможно нам мгновенье малодушья.

Парит над нами коршун полуденный,
Как будто кончен, не начавшись, бой...
`Во сне я слышал слово Хауд-эн-Ндэнгин,
И сердце отчего-то сжала боль.`




Т. КУХТА

ПЛАЧ ФИНДУИЛАС

Я свет твой во тьме ночной,
Я тень твоя в свете дня.
Но тени бегут за мной,
И света нет у меня.

Я жар ладони твоей,
Я холод в твоей груди.
Но ты не придешь ко мне,
А я не скажу: `Приди!`

Я взоры твоих очей,
Я бег твоего коня...
Но солнца нет у ночей,
И нет любви у меня.




Т. КУХТА

НЕТ МИРА БЕЗ ВОЙНЫ...

Нет мира без войны,
как света нет без тени,
Ведь даже солнца луч
отбрасывает тень.
А если над землей
крыло простерла темень -
Пристало ли парить
в подзвездной высоте?
Когда встает беда
пожара черным дымом
И близкая труба
хрипит, на бой крича -
Милее нам перо
или рука любимой,
Но мы кладем ладонь
на рукоять меча




Т. КУХТА

Аutа i lоmе - и ветер рассвета
Свистит над равниной, травою играя.
Аutа i lоmе - и песней посмертной
Багровое солнце над миром всплывает.
Аutа i lоmе - собратья и други,
Полдневное небо, слепящее гневом,
И канет закатом в усталые руки
Кровавый осколок последнего неба...

Аutа i lоmе - по сердцу клинками,
Суровые дети сурового мира,
И кровью, и кровью оплавится камень,
И болью, и болью исполнится лира.
Аutа i lоmе - и чист и безмолвен
Дор-Ломин рассветный и в сумерках серых,
И солнце заходит над Хауд-эн-Морвен,
И солнце восходит над топями Серех...

Аutа i lоmе!




Т. КУХТА

ВЫСАДКА ФЕАНОРА

Под ветром холодным, по бурным волнам
В кровавых лучах заката
Приплыли Нолдоры к берегам,
Покинутым ими когда-то.
За ними лежал ледяной простор,
Пред ними песок розовел...
И первым на берег сошел Феанор
И семь его сыновей.
И вождь воскликнул: `Так вот он - мир!
Так вот они - власть и месть!`
И кличем радостным из семи
Словам его вторили шесть.

Лишь Маэдрос был задумчив и тих,
Глядел он с края земли
На белых птиц, на погибших птиц -
На пленные корабли.
- Отец мой, вождь! Мы из светлых стран,
К цели своей пришли.
Вели же послать кораблей караван,
За братом послать вели!
(Был другом Фингону старший сын
Еще в Валинора пределах,
И вместе гнали добычу их псы,
И рядом летели стрелы).

Нахмурил брови вождь Феанор,
И вдруг разразился смехом,
Таким, что вершины заснеженных гор
Испуганно вторили эхом.
- Мой гордый брат, мой неверный пес
И свора его щенят!
Ты хочешь, чтобы раздор он принес
И отнял власть у меня?
Пускай же глядит из западных нор,
Как здесь восходит заря!
Поджечь корабли! - велел Феанор -
Пускай корабли горят!

И первый факел, чертя дугу,
Он сам поднес к парусам,
И запылыл костер на снегу,
И дым взлетел к небесам,
И падал хлопьями черный снег,
И пламя ревело дико,
И мачты-крылья гибли в огне,
Ломаясь с предсмертным криком.
И отразила огонь вода,
Прозрачна с древних времен,
И пламя Фингольфин увидал,
И понял, что предан он.

Таился ужас в подзвездной мгле,
И вождь недвижим стоял,
И отблеск огня на его челе
Кровавым рубцом пылал.




М. ВИНОГРАДОВА

Дочитан волшебный истрепанный том
До самой последней и грустной страницы.
Поленья сгорают в огне золотом,
И стерлись границы меж явью и сном,
Меж прошлым и будущим стерлись границы.
Весна за окном и леса за окном.

Мне хочется в странствия снова пуститься
С веселыми эльфами в чаще лесной.
На небе запляшут восходов зарницы,
И будут смеяться счастливые лица
Порою, когда птичий клин озорной
Вперед устремится, в полет устремится

И Солнце взойдет над зеленой страной.




М. ВИНОГРАДОВА

ЭОВИН В МИНАС ТИРИТЕ

За тонкою тканью стен
Раскинулась тишина.
И мир недвижен и нем
Во власти тени и сна.

И на Востоке встают
Как призраки, облака,
И духи смерти поют

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован