16 января 2006
2869

Ответы В.Путина на вопросы по окончании российско-германских переговоров 16 января 2006 г

ВОПРОС: Вопрос к Федеральному канцлеру: обсуждали ли вы закон о неправительственных организациях? Если я не ошибаюсь, этот законопроект, вызвавший критику общественности, еще не подписан и находится у российского Президента.

И вопрос к российскому Президенту: до какой степени Вы готовы оказывать давление на Иран?

А.МЕРКЕЛЬ: Мы обсуждали тему закона о неправительственных организациях, говорили о том, что он вызвал много возражений, и что часть из них была учтена в процессе его разработки. Я акцентировала внимание на том, что мы будем очень внимательно следить за его применением с тем, чтобы неправительственные организации и впредь имели возможность осуществлять свою деятельность. После этой встречи я еще буду обсуждать данный вопрос в резиденции посла с представителями общественности, после чего станет ясно, вернемся ли мы к обсуждению этой темы в будущем.

В.ПУТИН: Прежде чем ответить на второй вопрос, позволю себе два слова по первому. Нам очень приятно, что наше внутреннее законодательство пользуется таким вниманием со стороны партнеров. И мы к этому относимся с большим уважением.

Перед тем как принять этот закон, мною была направлена делегация во главе с Министром юстиции в Совет Европы в Страсбург. Наши коллеги в Страсбурге отнеслись к этому вопросу очень серьезно, они не просто ознакомились с проектом, но и собрали группу международных экспертов, от которых мы получили письменное заключение. Все их замечания были учтены Государственной Думой в рамках тех поправок, которые мною были внесены.

Одной из главных задач является для нас исключение непрозрачных форм финансирования внутриполитической деятельности. Мы с госпожой Федеральным канцлером обсуждали этот вопрос с точки зрения функционирования международных и иностранных неправительственных организаций. Мы постараемся сделать так, чтобы при вступлении этого закона в силу не было нанесено никакого ущерба работе действующих в России организаций, чья деятельность отвечает заявленным целям и задачам. Наоборот мы заинтересованы в их работе и будем всячески поддерживать их.

Что касается Ирана. Мы очень много сегодня говорили по этой проблеме. И у России, и у Федеративной Республики Германии, и у наших европейских партнеров, и у Соединенных Штатов очень близки позиции по иранской проблеме.

Как вы знаете, одной из главных проблем является обогащение урана. Мы предложили нашим иранским партнерам создать совместное предприятие по обогащению урана на территории Российской Федерации.

Мы слышим разные точки зрения от наших иранских партнеров по этой проблеме. Одна из них прозвучала недавно из министерства иностранных дел этой страны, где заявили, что не исключают реализации нашего предложения.

В любом случае на иранском ядерном направлении нужно работать очень аккуратно, не допуская резких ошибочных шагов. Вы знаете, что сегодня наши коллеги обсуждают эту тему на уровне заместителей министров иностранных дел. В любом случае Российская Федерация будет и дальше продолжать сотрудничество с европейскими и американскими партнерами над разрешением этого вопроса.

ВОПРОС: Как известно Федеральному канцлеру, Россия председательствует в "Группе восьми", а в следующем году обязанности председателя перейдут к Германии. Россия уже заявила, что одной из главных тем в повестке своего председательства сделает вопрос обеспечения энергобезопасности. Но в последнее время мы видим отсутствие стабильности в данной области. Это связано и с действиями США в Ираке, и с нестабильностью вокруг Ирана, которую вы сегодня обсуждали, а Иран, как известно, второе по запасам газа государство в мире. Также недавно возник вопрос, связанный со стабильностью поставок российских углеводородов через территорию Украины. В этой связи, как действующий и будущий председатель "Группы восьми", обсуждали ли Вы сегодня вопрос энергобезопасности?

И у меня еще вопрос отдельно к Канцлеру Германии. Может ли, на Ваш взгляд, начало строительства Северо-Европейского газопровода стать дополнительной гарантией обеспечения энергобезопасности Германии и Европы в целом?

А.МЕРКЕЛЬ: Я хочу начать со второго вопроса. Действительно, Северо-Европейский газопровод является своего рода капиталовложением в обеспечение безопасности поставок энергоносителей. Я здесь уже говорила, имея в виду прибалтийские государства и Польшу, о важности того, чтобы Европа ясно показала, что этот проект ни против кого не направлен. Мы очень подробно и широко обсуждали данный вопрос не только под углом зрения "Группы восьми" и председательства в ней России в этом году и Германии в следующем, а в более общем плане. Мы также говорили о механизме образования цен, об энергобезопасности и о доверии. И я думаю, что это является частью нашего стратегического партнерства, которое развивалось до сих пор, и которое мы будем развивать и дальше. Это была очень открытая конструктивная возможность вести диалог на данную тему.

В.ПУТИН: По Северо-Европейскому газопроводу моя коллега только что ответила исчерпывающе, добавить нечего.

Что касается энергобезопасности, то мы, конечно, обсуждали этот вопрос очень подробно и уделили ему много времени. Конечно, многих наших европейских партнеров если не напугало, то вызвало много вопросов, особенно на бытовом уровне, обсуждение между Россией и Украиной отношений в газовой сфере. Думаю, что наша ошибка здесь заключается в том, что мы недостаточно ясно, четко и своевременно объясняем суть происходящих событий. А если бы люди поняли, в чем состоит суть проблемы, и в чем состоят договоренности, достигнутые между Россией и Украиной, они бы вздохнули с облегчением и были бы благодарны и России, и Украине. Потому что украинское руководство приняло очень ответственное, правильное и важное решение, подписав состоявшиеся договоренности.

Все предыдущие годы мы находились в условиях нестабильности. Потому что вопросы транспортировки российских энергоносителей в Европу всегда зависели и находились в рамках одного договора и по транзиту, и по поставкам, т.е. зависели от наших договоренностей с Украиной по поставкам в саму Украину. Теперь мы разделили эти две темы и подписали два документа: один - по поставкам в Украину, другой - транзитный договор на пять лет вперед для Западной Европы. И теперь транзит в Европу никак не связан с нашими переговорами с украинскими партнерами на поставку газа в саму Украину, это очень важно для европейских потребителей.

Что касается цены, то это не просто повышение цены, это переход на формулу исчисления цены, которую мы применяем и с немцами, и с французами, и с поляками, почти со всеми западноевропейцами. И это тоже очень важно для создания единых правил игры как на энергетическом рынке, так и в европейской экономике в целом, поскольку от начального энергетического продукта зависят рынки металлопродукции, химии, нефтехимии и так далее. Меня очень порадовало то, что сегодня мы с коллегой обсуждали и перспективы нашего взаимодействия, которые могут быть гораздо шире и больше чем сегодня.

ВОПРОС: Я хотел бы вернуться к уже задававшемуся здесь вопросу о законе о неправительственных организациях. Вопрос к госпоже Федеральному канцлеру и к Вам, господин Президент: этот закон является также показателем общего развития демократии. Говорили ли вы об этом, и если да, то каким образом? Господин Президент, как Вы на это отреагировали?

И второй вопрос: если действительно дело дойдет до срыва переговоров по иранской ядерной программе - руководитель МАГАТЭ сегодня сказал, что в скором времени его терпение может лопнуть - можете ли Вы в определенной мере представить себе применение и силовых вариантов?

А.МЕРКЕЛЬ: Мы говорили об этом законе только в контексте самого этого закона. В виду ограниченности времени мы не обсуждали других аспектов, как, например, формирование политических партий или политическая деятельность на местном уровне. Кстати, в ходе других встреч мы уже об этом говорили, но сегодня временной ход нашего обсуждения показывает, что, может быть, мы скорее слишком долго, чем недостаточно долго говорили об этой теме. Я хотела бы сказать об атмосфере этих бесед, о том, что они состоялись в духе открытости, и что мы попытались ответить на поставленные вопросы, и там, где не были даны убедительные ответы, или там, где остались вопросы - я, например, задавала вопрос в отношении Чечни - мы будем продолжать диалог. Я думаю, главное заключается в том, чтобы мы сохранили партнерские отношения.

В.ПУТИН: Значит, из того, что Вы спросили, я делаю два вывода - один из них хороший. Мой ответ по самому закону, видимо Вас удовлетворил. Что касается философской дискуссии по поводу развития демократии в мире, в том числе и в нашей стране, то должен сказать, что мы с госпожой Федеральным канцлером встречаемся не первый раз, и имели возможность и в Москве, и в Германии многократно обсуждать самые разные темы, в том числе и эти.

Мы, конечно, обратили внимание на интервью, которое моя коллега дала недавно журналу "Шпигель". В нем она очень мягко и очень по-дружески прокомментировала ситуацию в России. Вы знаете, самые большие сторонники развития демократии в России - это сами россияне. Наша страна находится в условиях переходного периода - и экономика у нас переходная, и политическая система. И если посмотреть на это с умом, со знанием дела, предметно, то Вы увидите, что прогресс очевидный. Но вопросов еще очень много, и мы заинтересованы в конструктивном, дружеском, товарищеском обсуждении любых проблем. Мы открыты к этому обсуждению и с удовольствием выслушаем мнение наших партнеров по поводу любых аспектов развития нашей страны, и если увидим, что в случае, если то, что обсуждается и предлагается к реализации соответствует нашим национальным интересам, мы будем готовы это внедрять на практике. Конечно, при понимании того, что это должен быть равноправный диалог.

Я думаю, Вы со мной тоже согласитесь, что далеко не во всех странах, которые мы условно называем западными странами, западным обществом, все в порядке с демократией, с правами человека. И на некоторые из этих проблем моя коллега тоже недавно публично обращала внимание.

Значит, что касается Ирана. Я уже сказал, что в этом вопросе нужно действовать очень аккуратно, поэтому я и сам не позволю себе преждевременных неосторожных высказываний, и министерству иностранных дел не позволю сделать ни одного неправильного шага. Мы будем дальше работать с нашими европейскими и американскими партнерами.

ВОПРОС: Госпожа Меркель, мы знаем Вашу позицию по поводу заключенных так называемых "секретных тюрем", среди которых был и гражданин Германии. Способна ли Европа что-то сделать в этой явно неправовой ситуации? И какое Ваше мнение об этой проблеме, господин Путин? Спасибо.

В.ПУТИН: Какое мое мнение по этому вопросу?

ВОПРОС: Да, по этому вопросу.

А.МЕРКЕЛЬ: Во время визита в Соединенные Штаты я говорила о Гуантанамо, и американский Президент сказал, что в этом направлении уже был сделан шаг, но это не привело к совпадению наших оценок данной ситуации.

В.ПУТИН: Это, конечно, сложный вопрос. Я думаю, что самое правильное это то, что борьба, даже если она на первый взгляд кажется очень жесткой, должна быть открытой. Что же касается людей, которые находятся в этих местах заключения, то мы же тоже работаем с такой категорией лиц. И практика наших спецслужб показывает, что после того как с ними работают, обо всем договариваются, во всем убеждают, а потом спрашивают - что дальше будете делать? - они отвечают, что после возвращения возьмутся за оружие. Это тоже реалии.

Мы уже говорили, что очень много пробелов в международном законодательстве в области борьбы с терроризмом. Это тоже один из вопросов для нашей совместной работы.

Спасибо.

16 января 2006 года,
Москва, Кремль

http://kremlin.ru/text/appears/2006/01/100331.shtml

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован